ГЛАВА ПЕРВАЯ. ПУТЕШЕСТВИЕ «САМОСТЬ»

Что такое «самость»?

В словаре Вебстера вы не найдете слова «self-worth», или «самостью. Давайте попытаемся разобрать его на части и объяснить каждую его составляющую в отдельности.

«САМ» — «сам-с-усам», «личность», индивидуальность, самотождественность. «СТЬ» — сокращенно от «стоимость» — нечто имеющее цену, значимое, полезное[2]. Итак, определение, которое я бы дала «самости»:

Драгоценная моя личность, достойная всех благ.

По каким признакам мы распознаем человека, который уважительно относится к себе, знает себе цену и в целом вполне себя устраивает? В первую очередь, конечно, по его манере держаться в обществе. Но, рассматривал поведение человека на людях, легко обмануться, ведь очень часто в обществе мы ведем себя «как будто»: делаем вид, что мы действительно можем полностью положиться на себя, мастерски контролируем свое душевное состояние и относимся к себе в высшей степени уважительно. Поговорка «Чужая душа — потемки» знакома каждому. И действительно, мы далеко не всегда можем с полной уверенностью судить о том, что же, собственно, творится в душе человека, на лице которого написана уверенность в себе или даже самоуверенность, а весь он — живое воплощение чувства собственной значимости.

Представьте себе, что нам удалось «выйти на персональную частоту» гордого обладателя положительной самооценки. Вполне вероятно, что его мысленная автохарактеристика звучит примерно так:

«У меня нет ни малейших оснований думать, что окружающие меня недооценивают, а тем более — считают личностью малозначительной. Глядя на сверстников и людей своего круга, я вижу, что в этом отношении мои дела обстоят весьма и весьма неплохо, уж во всяком случае не хуже, чем у всех остальных. Я пользуюсь заслуженным уважением и авторитетом среди коллег и знакомых и способен оказывать ощутимое влияние на людей, с которыми общаюсь… Причина моего высокого социального статуса заключается в уважительном и непредвзятом отношении к чужой точке зрения. Сам я не нуждаюсь в том, чтобы меня слушали с открытым ртом, и всегда готов выслушать возражения. У меня сложилось достаточно четкое представление о том, что такое хорошо и что такое плохо, и я не только способен, но и решительно намереваюсь отстаивать свои принципы. При этом я чувствую себя достаточно гибким для того, чтобы безбоязненно выслушивать самую нелицеприятную критику в свой адрес и отнюдь не расцениваю ее как посягательство на мое достоинство. Я люблю решать задачки, подбрасываемые жизнью, особенно новые и трудные, и не склонен впадать в уныние, когда не все получается с первого раза. Я человек терпеливый и настойчивый.

А какой внутренний монолог мог бы исходить от человека с заниженной самооценкой? Посмотрите-ка на этот мутный поток тоски, безнадежности и самоедства:

"Какое же я все-таки ничтожество, какое никчемное и скучное создание. Никто меня не любит, никому я не нужен. Да и кто я такой, чтобы кому-то нравиться? Я же ни на что не гожусь и ни к чему не пригоден. Все кругом смотрят на меня как на пустое место; впрочем, с учетом того, что я сам о себе думаю и чувствую, окружающих винить не в чем. Приключения совершенно не мой жанр. В новой обстановке, в нетривиальных ситуациях я моментально теряюсь и потому предпочитаю катиться по наезженной колее. Скучно, конечно, зато привычно и безопасно. Мне все равно больше не на что рассчитывать ни сейчас, ни в будущем. Какой смысл тужиться и дергаться, ведь мне ничего не светит, а от меня ничто не зависит. Похоже, дела мои медленно и верно заваливаются набок, а вскоре и вовсе пойдут под откос».

Между этими двумя монологами — целая; гамма оттенков самооценки. Все мы время от времени испытываем чувство собственной неуместности, озлобленности, вины, одиночества, стыда и печали, а чувство собственной значимости периодически сменяется «ощущением собственной второсортности».

 Неадекватность

Сидя за столом и стараясь вести себя непосредственно, внутренне я остаюсь скованным и зажатым. Почему я никогда не могу быть душой компании, непринуждённо беседовать? Отчего я постоянно чувствую себя «не в своей тарелке»?

 Гнев

Ну вот, опять двадцать пять! Когда, когда же наконец придет и мой черед? Такое ощущение, что все мои силы уходят на улаживание чужих дел. Всегда находится кто-то, чей кризис и чьи проблемы важнее, чем мои. Вечно я занимаюсь кем угодно» только не собой. Сил моих больше нет! Устал, не могу больше.

 Трудоголизм

Я переделал много дел, и ведь не как попало, а хорошо, и все без толку. Будет этому когда-нибудь конец или нет? Когда же я все-таки почувствую, что добился именно того, чего хотел, и узнаю наконец, что такое «чувство глубокого удовлетворения»? Просто сил нет все время чем-то гореть, что-то делать, доводить до ума... И никак не остановиться. Почему!?

 Вина

Вот опять недоглядел, снова не довел дело до ума. В очередной раз мне не хватило чуткости, отзывчивости. Стоит сделать что-нибудь для себя, как сразу же чувствую, что кругом виноват и всем должен. Я обязан помнить, что, о чем бы ни шла речь — о времени, деньгах, душевной энергии, — отдавать необходимо как можно больше, а брать как можно меньше.

 Одиночество

Когда все слова сказаны, дела сделаны и я остаюсь один на один с собой, то от того человека, которого привыкли видеть во мне окружающие, не остается и следа. Большинство людей знает про меня только то, что я сам позволил им увидеть. Если же они, не дай бог, узнают о моих подлинных чувствах, желаниях и заботах — прощай и симпатия, и уважение.

 Стыд

Прошлое ходит за мной по пятам. Даже когда мне кажется, что вот-вот произойдет что-то очень хорошее, я вспоминаю, что десять лет назад я сделал кому-то гадость, а позавчера плохо отозвался о коллеге, и опять становлюсь противен себе до невозможности. Как бы мне избавиться от назойливых воспоминаний и постоянных угрызений совести?

 Скорбь

Кажется, вся моя жизнь состоит из сплошных потерь. Наверно, я так и не узнаю, что такое счастье. Есть вещи, которых не изменить, есть отношения, которым уже не суждено сложиться. Я бы и рад освободиться от неизбывного чувства горечи и безысходности. Но увы...

Даже когда я чувствую, что все вот-вот наладится, застарелые страхи, незаживающие болячки и чрезмерная мнительность не дают мне почувствовать себя полноценным человеком.

Порой, вне зависимости от того, как меня воспринимают окружающие, меня охватывает «чувство собственной второсортности». Когда вас засасывает в трясину самоуничижения, если вы ощущаете, что на лбу у вас красуется огромная фиолетовая печать «Второй сорт», — это означает, что у вас наблюдается острейший дефицит «самости».

Признаки низкой «самости»

Далеко не всегда по поведению человека можно определить» действительно ли он обладает высокой «самостью», но заниженная самооценка вопиет на всех углах, и некоторые поведенческие проявления свидетельствуют о ней вполне определенно:

1. Неправильное питание (ожирение, потеря аппетита и т. д.).

2. Трудности в общении (интимном, дружеском и деловом).

3. Ухудшение самочувствия (хронические недомогания, импотенция, аноргазмия).

4. Злоупотребление наркотиками и алкоголем.

5. Трудоголизм и неистовая активность.

6. Курение.

7. Расточительность (бессмысленно дорогие покупки, азартные игры).

8. Зависимость от других людей (членов семьи или <гуру>).

Названные поведенческие проявления тесно связаны с характером личности и играют значительную роль в нашей с вами повседневной жизни. Сами по себе питание, работа и расходование денег могут быть и полезны, и вредны, здесь все зависит от ситуации. Проблемы возникают не от курения или вина как таковых, но вследствие злоупотребления ими.

Когда мы принимаем пищу, для того чтобы утолить голод, мы просто едим. Если же мы так «набиваем живот», что не в силах пошевелиться, когда мы то накачиваемся алкоголем, то устраиваем себе промывание желудка или попеременно едим то жареное, то жирное, — мы уже злоупотребляем «терпением» нашего организма. Обжорство или диеты и разнообразные «очистительные процедуры» представляют собой лишь ответную реакцию организма на собственное самочувствие.

Возьмем, к примеру, Дженет. Когда она обижается или злится, у нее внутри все кипит. Но с раннего детства Дженет твердили, что она должна быть мила, покладиста и, самое главное, она никогда не должна терять контроль над своими чувствами. Чувство тревоги приводит Дженет к тому, что она заводится, в голове возникает хаос, ее куда-то несет. И прибивает к магазинному прилавку, где она покупает банку леденцов или хватает пакет с картофельными чипсами и овладевает своей тревогой, «давая пищу своим чувствам». Через пару минут она успокаивается и может вести себя разумно. Подобная процедура повторяется несколько раз в день, и в результате Дженет таскает на себе двадцать лишних килограммов мяса и жира.

Тревога - всего лишь резервуар смутных, не выраженных чувств, накопленных нами за многие годы.

Мы работаем, чтобы обеспечить свою жизнь материально и, если повезет, самореализоваться. Но когда рабочее место становится центром нашей жизни в такой степени, что мы начинаем пренебрегать отношениями с ближними и даже здоровьем, наша преданность ему оказывается саморазрушительной.

Ларри испытывает тревогу по поводу проявления им собственных чувств к окружающим. Когда Ларри был маленьким, его отец был чрезвычайно важной фигурой в жизни мальчика. Ребенком, а потом подрост, ком, Ларри изо всех сил пытался вести себя так, чтобы заслужить похвалу отца. Он старался хорошо учиться занимался спортом, достойно вел себя, но усилия его пропадали втуне, не замечались, не оценивались по достоинству, отец никогда не был вполне им доволен.

Сегодня Ларри — высокообразованный, уважаемый и заметный человек. Он многого достиг в своей профессии. Немало людей трепещет перед его знаниями и властью, тем не менее где-то глубоко внутри Ларри чувствует, что не соответствует, по крайней мере, собственным представлениям об успехе, ощущает себя недостойным счастья. Стремление делать больше, как можно больше, заставляет его быть активным и все свое время посвящать работе. В результате он утратил в отношениях с женой и детьми ту близость и ту теплоту, которых он сам долгое время ждал от своего отца. Ларри своим трудоголизмом отталкивает родных, а ощущение неадекватности и одиночества вселяют в него тревогу, в свою очередь усиливающую замкнутость и скрытность.

Деньги необходимы нам для того, чтобы приобретать полезные и необходимые вещи, но когда наши расходы выходят из-под контроля, когда мы бегаем по магазинам, покупая всякую ерунду, тогда мы злоупотребляем тратой денег.

Сандра — бухгалтер в маленьком колледже. Она немного нервничает по поводу своей работы, поскольку единственная в администрации не имеет степени магистра. Финансовое состояние колледжа в полном порядке, собственные дела Сандры — в глубоком расстройстве. Она пользуется кредитными карточками до исчерпания лимита денег, тем не менее всякий раз, когда у нее заканчиваются средства, девушка не перестает транжирить деньги и залезает в долги. Сандра берет кредиты, но они не помогают, и она все глубже и глубже опускается в долговую яму. В результате Сандра набрасывает на свои тревоги покров доверительности. «Ты знаешь, меня захлестывает лавина покупок, — доверительно сообщает Сандра подруге. — Я понимаю, что трачу больше, чем зарабатываю, но кажется, только мои безумные расходы способны доставить мне хоть какое-то удовольствие и успокоение. — Затем она добавляет: — Да и потом, в детстве меня никто не баловал. Теперь я сама могу доставить себе удовольствие. Должна же я хорошо относиться хотя бы к себе».

Другие способы поведенческой компенсации, такие как курение и использование наркотиков, заведомо вредны, и мы должны сделать выбор, чтобы избежать связанных с ними проблем. Как бы то ни было, наши злоупотребления образуют порочный круг: переедание, выпивка, неистовая активность, сексуальная разрядка на стороне дают нам кратковременное избавление от неприятных чувств. Но испытываемое облегчение скоротечно, и первоначальное чувство тревоги быстро возвращается, когда «лечение» (вещами или поведением) прекращает свое действие. И тогда все возвращается на круги своя, мы завершаем порочный круг, так как теперь в дополнение к первоначальным неприятным ощущениям прибавляются новые, и прежде всего — усиливающиеся чувства вины, неадекватности, стыда и одиночества. А лекарство? Все чаще выпивки или употребление наркотиков, еще больше шоколадных батончиков и кофейных муссов. Мы начинаем работать еще интенсивнее, гоняемся за фортуной, покупая лотерейные билеты, транжирим деньги.

Итак, мы достегаем облегчения наших болей до тех пор, пока мы как-то способны возбудить самих себя. Но за временным облегчением следуют еще более приятные чувства, и мы попадаем на нисходящую спираль идущей вниз «самости».

Все сильнее чувство душевной боли, наше поведение ухудшается: выпивка, курение, переедание, наркотики, трудоголизм, транжирство, сексуальная разрядка вызывают чувства печали, вины, стыда и ведут к пьянству, обжорству, перерабатыванию, внебрачным отношениям, приводят к унынию, хандре, ведут к алкоголизму, курению, прожорливости, наркомании усталости, сексуальной неразборчивости, усиливают чувство печали; тоски, скуки, позора, стыда, подавленности, неадекватности, ведут к еще большему курению, наркотикам, мотовству, связям, ощущению грусти, меланхолии.

Как говорит сама Сандра: «Когда я начинаю делать покупки, я чувствую себя превосходно. Я говорю себе: разве я не достойна?! Пусть придется потратить кучу денег, но зато я буду самой себе нравиться. И вот все уже куплено, у меня в руках оказывается гора вещей, и конечно, все это хорошо, но уже и не столь восхитительно. К тому же я уже вся в долгах, перестаю сама себе принадлежать, и меня охватывает чувство обреченности». По мере того как наши поступки увеличивают наш внутренний дискомфорт, мы нуждаемся во все большей вовлеченности во внешние действия, чтобы получить хоть какую-то эмоциональную разрядку.

Наш дискомфорт увеличивается, и наши действия становятся все пагубнее. Мы продолжаем наказывать сами себя, все время удивляясь, почему мы так поступаем, и желая что-то изменить. И вот мы приходим к такой точке, когда у нас появляется:

Склонность к:

- алкоголю;

- наркотикам;

- курению.

Или зависимость от:

- еды;

- работы или власти;

- имущества;

- других людей.

Способ, которым мы получаем кратковременную разрядку, становится для нас чем-то вроде яда или отравы. Такие «лекарства», как алкоголь, наркотики и сигареты, впрочем, как и еда, оказываются опасными для нашего эмоционального здоровья. То же самое относится и к «вредным» отношениям. По мере того, как мы попадаем в зависимость от работы, окружающих нас людей, членов семьи, наши отношения с ними становятся для нас эмоциональными токсинами. Все, что лишает нас свободной, непредсказуемой и живой реакции, является для нас эмоционально вредным.

 Эмоциональные токсины

Всякая вещь или человек, подавляющие нашу способность испытывать живое, человеческое чувство, становятся для нас эмоциональным токсином и создают ядовитое поле, понижающее и удерживающее на невысоком уровне нашу самооценку, то есть нашу «самость».

 Первые шаги по пути к высокому уровню «самости»

Первый и насущно необходимый шаг в начале пути к высокому уровню «самости» заключается в устранении из нашей жизни всех вредных привычек и отношений. Избавление от них требует составления честной и нелицеприятной описи нашей жизни.

Такой список должен быть честным, откровенным анализом всех наших сильных и слабых сторон. В нем мы выражаем доверие к нашим достоинствам и окидываем беспристрастным взглядом с трудом признаваемые несовершенства.

Важно осознать, что у нас имеются и положительные черты и недостатки, а вообще-то мы постоянно изменяемся.

Наши достоинства могут придать энергию и мужество, необходимые для признания наших слабостей и осуществления попытки их преодоления. Здесь-то и открывается возможность выбора правильного направления главного удара. По мере того как в нас происходят положительные перемены, повышается уровень нашей «самости».

Очень трудно, а в некоторых случаях невозможно достичь уровня здоровой самооценки, не прекращая отравлять организм всяческой заразой или продолжая истощающие силы отношения с окружающими.

Вредные привычки и ущербные отношения приводят к психологическим и физиологическим стрессам, усугубляя остальные проблемы нашей жизни, делая нас неспособными к принятию решений, повышающих нашу «самость».

Трудно вырастить здоровый и красивый цветок в переполненном мусорном ведре. Следует сначала выбросить мусор, и только потом заполнять ведро землей и высаживать росток или семя.

Чем выше «самость», тем сильнее в нас убеждение что мы достойны борьбы за счастье. Таким образом мы рассматриваем «самость» как основную человеческую потребность и необходимое условие умственного к эмоционального здоровья.

Прежде чем попытаться утвердить или поднять уровень «самости», следует проанализировать, что же понижает ее текущее значение, ведь чаще всего мы подходим к осознанию необходимости высокой самооценки либо в состоянии беспокойства (желая чего-либо), либо испытывая боль (потребность от чего-либо избавиться).

 Первый закон «самости»

Прежде чем двигаться вперед, поднимая уровень «самости», необходимо разобраться в теперешнем состоянии, в тянущих вас вспять комплексах, коренящихся в прошлом.

Три широких шага, необходимых для достижения высокой «самости»...

1. Избавьтесь от вредных привычек и гнетущих вас отношений.

2. Оглянитесь и по-новому оцените старые привязанности и чувства.

3. Развейте в себе новый стиль поведения и чувства, которые способствовали бы росту «самости».

С «самостью» не рождаются — ее достигают.

Путь наверх

Бельэтаж - "самость" 

Первый этаж - наш выбор 

Подвал - наши наклонности

Что это, новая ересь? Некоторые могут сказать, что мое утверждение о том, что с «самостью» не рождаются, она возникает, является примером негативного взгляда на жизнь. Но я уверенно провозглашаю свой тезис, а моя убежденность основывается на прошлом опыте, рассказах друзей и историях моих пациентов. Многие люди рождаются в семьях, в которых родителям недоставало здоровой «самости» и невысокая самооценка передавалась из поколения в поколение.

Начиная с раннего детства, ребенок воспринимает мир через отношение к себе самому. Мир принимает для ребенка образ, позволяющий ему расти и самоопределяться. Если общество (родители, семья, друзья учителя) высоко оценивает достоинства подрастающей личности, то ребенок постоянно чувствует свою ценность и действует так, чтобы повысить свою значимость.

Многие дети между тем растут в семьях, в которые родители не уделяют своим чадам достаточно заботы и внимания и не могут обеспечить их здоровый рост. Часть родителей слишком занята повышением собственной значимости и утверждением своего места в мире, другие — сами ведут себя как дети.

Такие родители-дети очень хотят потомства, потому что уверены, что оно принесет им безусловную гарантированную любовь. Глория, ставшая матерью в шестнадцать лет, до поры до времени беззаветно любила свою дочь. Но вот ее малышке Джуди Кей исполнилось два года, и Глория начала испытывать разочарование в своих представлениях о будущем. Джуди становилась все более независимой и уже не в той мере, как раньше, нуждалась в материнской заботе. Тогда Глория решила завести другого ребенка.

«Джуди Кей прекрасно обходится без моей опеки, — жалуется Глория. — Она больше не позволяет мне почувствовать себя любимой». Наши родители пережили Великую депрессию и вторую мировую войну, во время которых они испытали угрозу нищеты, бездомности, рисковали самой жизнью. Но ценности тех лет представляются американцам в наше время достатка и социальных гарантий бесконечно далекими. Каждое новое поколение, таким образом, пытаются вынудить жить согласно нуждам, желаниям, мечтам и правилам предыдущего. То же самое происходит и в семье. Вместо того чтобы раскрывать свой талант, ребенку приходится приспосабливаться к требованиям существующей, сформировавшейся семьи, получать одобрение уже утвердивших себя взрослых, а не раскрывать заложенные природные способности.

Если в семье родители не слишком уверены в себе, то очень часто они предъявляют к детям повышенные требования, хотят, чтобы малыш рос не по дням, а по часам. Такое желание называется «синдромом ускоренных детей». В цивилизации, в которой насаждается ценность скоростных машин, «быстрой еды», мгновенного вознаграждения и мощных компьютеров, неизбежно имеет место тенденция ускорить и взросление детей.

Родители, превращающие своих малышей в эдаких легионеров, заставляют их соревноваться в физическом и умственном развитии. «Твой ребенок начал ходить в одиннадцать месяцев? А вот мой пошел в девять, а в двенадцать мог пройти уже четверть мили. При этом он мастерски играл в футбол. Потрогал бы ты его бицепсы!»

Вместо счастливого детства «бройлерные» дети оказываются в ситуации, когда им нужно постоянно приспосабливаться. Вместо того чтобы радоваться и играть, наслаждаться жизнью и новыми возможностями, малыши живут по строгому, составленному родителями расписанию, изучают жесткие правила поведения, отвечают за успехи в детском саду и школе, приспосабливаются к обстоятельствам и учатся правильному образу мыслей.

Родители особенно вас любят тогда, когда вы действуете правильно. А если нет, то... Вы становитесь никчемным человеком.

Отверженность и одиночество, явные или скрытые, становятся постоянно нависающей угрозой, следствием ваших неудач.

Трудное детство вместо счастливых дней, ответственность вместо беззаботности. Нашими нуждами, желаниями и мечтами постоянно пренебрегают. И вот наша «самость» застревает на детском уровне. Застывшая, как окаменелый муравей в янтаре, «самость» имеет возможностей для роста. Живое чувство, связанное с ней, умирает.

САМОУТВЕРЖДЕНИЕ В ДЕТСТВЕ

Наибольшее влияние на высокую или низкую, самооценку ребенка оказывают своего рода сигналы утверждающие или поощряющие детей в их существовании, выборе, талантах, идеях, планах. Если достоинства ребенка не получают должной оценки со стороны родителей, то он чувствует себя менее значимым и нужным по сравнению с окружающими. Представьте себе, что при рождении вы получили большую корзину, в которую в детстве вы собираете знания, надежды, навыки, мечты и частички самоуважения. Мы назовем все эти сигналы «цветами». Но в корзину попадают и другие эмоции, заставляющие вас чувствовать себя не в своей тарелке, ощущать себя маленьким, зависимым и боящимся собственной тени человеком. Назовем подобные сигналы «мусором». Посмотрите на список содержимого корзины и оцените, что же вы в ней носите.

Мусор (сигналы, заставляющие нас чувствовать себя ни на что не годным и никем не любимым):

· если не можешь сказать ничего хорошего, лучше молчи (скрывай истинные чувства);

· не выметай сор из избы (никому не доверяй);

· делу время, потехе час (то, что ты делаешь, важнее, чем то, каков ты);

· мужчины не плачут (мужчины всегда должны быть сильными);

· женщина всегда должна быть мила (женщина обязана скрывать свои истинные чувства);

· не говори, пока к тебе не обратятся (осуждение произвольных поступков);

· не разговаривай о сексе (с этим делом что-то не так);

· ты сам того хотел, теперь расхлебывай (в мире нет места для ошибок);

· если быть, то быть лучшим (во что бы то ни стало стремись к совершенству во всем);

· деньги на улице не валяются (контролируй свои расходы);

· могла бы сделать и получше (то, что ты делаешь, недостаточно хорошо);

· я же тебе говорила... (следовало послушаться и сделать то, что я тебе сказала. Права я, а не ты);

· не тряси грязным бельем (скрывай свои слабости и не проси о помощи);

· сначала дом, потом все остальное (верность семье важнее всего, какие бы ни были обстоятельства).

Поразмышляйте о сигналах и правилах, которые вы вынесли из своей семьи и с которыми вы живете. Какие из них ведут к росту самооценки? И какие понижают самоуважение? Рассмотрим теперь некоторые положительные сигналы (то есть «цветы» ), позволяющие нам хорошо к себе относиться:

1. Я сегодня горжусь тобою.

2. Отличная идея пришла тебе в голову.

3. Продолжай в том же духе!

4. Ну, ты даешь!

5. Ты просто молодец!

6. Да ты просто кладезь идей!

7. Не набьешь себе шишек — не научишься.

8. С тобой интересно играть (работать).

9. Ты нравишься мне таким, какой ты есть.

10. Не стесняйся, будь сама собой.

11. Иногда не грех и поплакать.

12. Прости, ты была права.

13. Как мне хорошо с тобой!

Эта книга рассказывает о том, как честно оценить, что же мы носим в своей корзине, и решить, от чего мы хотим избавиться. Вторая половина книги научит нас, как заполнить освободившееся от «мусора» место положительной энергией правильного выбора и самоутверждения, которая повысит нашу «самость». Сегодня можно часто услышать слово «отчуждение». Данное понятие означает лишь то, что мы живем, реагируя на внешний мир, который включает в себя нашего партнера, семью, работу, друзей, телевизор и все новости, которые по нему показывают.

«Отчужденный» человек не находит своего места в мире, постоянно ощущает свою неуместность, ему всегда неудобно, он вечно испытывает тревогу.

Такой человек продвигается по жизни в каком-то оцепенении. И в то же время каждый из нас неразрывно связан со своим внутренним «Я». Там, в глубине души, мы сохраняем в памяти какие-то впечатления, неповторимые чувства и события.

В некотором смысле наше внутреннее «Я» подобно персональному компьютеру, хранящему сугубо личную информацию, которую мы можем применять тогда, когда представляется возможность использовать ее наилучшим образом.

Приводящие в изумление возможности системы внутреннего «Я» наделяют нас безграничным потенциалом. Как же получается, что человек оказывается оторванным от собственного чувственного опыта, утрачивает возможность пользоваться принадлежащими только ему эмоциями и ощущениями, советоваться со своим сердцем и идти на его зов?

Почему отчужденный человек становится бесчувственным автоматом?

Начнем с того, что многие родители учат детей подавлять или скрывать свои чувства.

· Малыш падает и больно ушибается, но отец строго говорит ему: «Мужчины не плачут».

· Маленькая девочка разозлилась на подружку, которая сломала ее любимую игрушку, и мать спешит сказать: «Доченька, не злись, это некрасиво».

· Ребенок приходит в восторг от проходящего на улице военного парада, а родители стараются унять сына: «Да успокойся ты и перестань так шуметь!»

Эмоционально угнетенные родители-стоики склонны воспитывать таких же чувственно подавленных стоиков-детей, и не только посредством внушения строгих правил поведения, но и личным примером. Ребенок приучается к мысли, что спонтанность и свобода эмоций должны уступать тому, что «правильно», «уместно», «социально приемлемо», и вот наше личное начало отступает на задний план. Мы делаем огромный шаг назад.

Ребенок в такой ситуации начинает чувствовать страх в отношении «чувств и эмоций» и придумывает разные способы, позволяющие контролировать свои чувства. Все подлинное уступает место «подобающему», и реальность оказывается искаженной. Вместо того, чтобы признаться себе и окружающим в том, что мы чувствуем, мы ощущаем то, что «положено».

 Отрицательный стиль жизни

Необходимость скрывать подлинные чувства и внутреннюю правду является общей проблемой для детей, живущих в трудных семьях.

По мере того как мы пренебрегаем нашим внутренним опытом (тем, что мы чувствуем и испытываем), мы лишаемся части своей собственной правоты. Воспринимаемая нами картина мира становится искаженной, и мы перестаем ясно осознавать те ситуации, в которые попадаем. Наша искривленная оценка реальности обычно склоняется в сторону преуменьшения серьезности ситуации и открывающихся возможностей.

Мы склонны воспринимать вещи такими, какими хотим их видеть, устраивающими нас, а не такими, какими они являются на самом деле.

Говорит искаженная реальность:

ü     «Все не так уж плохо...»

ü     «И все же это лучше, чем было раньше...»

ü     «Я хочу осмотреться...»

ü     «Я не могу...»

ü     «Не моя вина, что...»

ü     «Если бы ты только мог...»

ü     «Он (она, оно или они) заставляют меня так чувствовать...»

ü     «Это безнадежно...»

ü     «Держите меня, я не могу ничего с собой сделать...»

ü     «Ты меня сделала такой...»

ü     «Со мной будет все в порядке, если ты...»

Запомните чтобы наш уровень «самости» вырос, мы должны отказаться от искажения картины нашего прошлого, не представлять его в одном только черном или, наоборот, радужном свете.

Исключительно приятные воспоминания создают у нас «миф прекрасного детства», и мы оказываемся отделенными от своего подлинного «Я». Что же касается легенды «о несчастном детстве», то она приводит к бесконечному поиску виноватых, и мы так и не можем научиться обращаться к своему сердцу и к своему опыту, чтобы они помогли нам расти.

Первая серьезная задача, которую вы должны будете решить, знакомясь с этой книгой, состоит в том, чтобы принять ряд нелегких решений, и одним из самых трудных является честный взгляд на детство и юность, помогающий обрести чувство реальности. Нам могут сказать, «Для чего оглядываться? Зачем ворошить былое, вспоминать забытые чувства и события? Стоит ли бередить заживающие раны?»

Психология bookap

Самый главный повод для обращения в прошлое состоит в следующем. Хотя события и чувства, связанные с ними, принадлежат прошлому — они не забыты. Они все еще оказывают воздействие на наши мысли и восприятие действительности, влияют на наши повседневные отношения и определяют наш выбор. Итак, я утверждаю: «Либо мы выздоровеем, либо мы будем бесконечно повторять все сначала». Все проблемы, которые останутся неразрешенными со времен нашего детства, юности, отношений в семье, будут определять наши теперешние отношения с близкими, друзьями. Есть поистине исцеляющая сила в решительном выборе и признании реальности, даже суровой реальности.  Но прежде всего мы должны оглянуться назад и понять, что же было реальностью, а что мифом.

С «самостью» не рождаются — ее выбирают.