ВНУТРЕННЯЯ КОММУНИКАЦИЯ

В отличие от подхода, описанного в этой книге, многие психологи говорят о том, как полезно развивать сильное эго, высокую самооценку, твердый характер и т.п. Любой подобный образ себя — это фантазия или идея. В той мере, в какой я занят фиксированным образом себя, я теряю связь с актуальным опытом. В лучшем случае сильный образ себя сделает меня предсказуемым, социально полезным автоматом — человеком, который отождествляется с идеей, а не с реальностью актуальных чувств, опыта и действий. Жизнь станет

77

разделенной на образ и реальность, на то, что я думаю о себе, и то, кто я на самом деле.

Также я стану разделенным и в других областях: как только я пытаюсь достичь какой-то цели, меня начинает преследовать страх неудачи. Если я желаю произвести на вас впечатление хорошего парня, то стану бояться, что вы подумаете, что я профан и неудачник. Чем больше я боюсь вашего плохого мнения, тем больше я буду пытаться убедить вас, что я хороший. Надежды и страхи питаются и растут за счет друг друга, и каждая из двух противоположных фантазий уносит меня дальше от реальности актуального опыта.

Существует возможность восстановить коммуникацию между этими частями своей личности и постепенно двигаться к осознанию и ослаблению образов, к восстановлению контакта с моим актуальным опытом и моими реальными реакциями. Когда я хорошо контактирую с текущей реальностью, когда принимаю события такими, какие они есть, у меня нет нужды в самооценке или «сильном эго», говорящем мне, кто я и что должен делать. Это похоже на учение дзен-буддизма о «не-сознании»1. Если мой ум свободен от образов, идей, замыслов, предубеждений, запросов, тогда и только тогда я смогу войти в контакт со своим актуальным опытом.

Полное сознавание моего опыта требует абсолютного принятия его таким, каков он есть на самом деле. Любые требования — мои собственные или других людей — быть каким-то особенным, а не таким, какой я есть, снижают мой контакт с актуальным опытом. В жизни возникают искажения из-за того, что я действую не в соответствии со своими

В дзен-буддизме — сознательная концентрация внимания, когда медитирующий сосредотачивает его в одной точке и интенсивно «всматривается» своим внутренним взором в «пустоту», стремится опустошить свое сознание до полного отсутствия каких-либо мыслей или образов восприятия. (Прим. ред.)

78

чувствами, а разыгрываю различные роли. Я могу пытаться быть лучше и сильнее, чем я ощущаю себя сейчас, для того чтобы произвести впечатление на других, или «общество» может требовать от меня более «сильных» или «позитивных» действий, большей или меньшей сексуальности, чем я чувствую, и т.д. Следующий эксперимент дает вам возможность осознать некоторые требования, которые вы предъявляете к себе, и то, как ваша личность оказывается расколотой на того, кто вы есть, и того, каким хотите себя видеть. Если есть возможность, проделайте это упражнение в небольшой -группе, попросите кого-нибудь одного зачитывать вслух всем инструкцию; если такой возможности нет — прочитайте инструкцию и затем попытайтесь выполнить упражнение самостоятельно.

Требование и реагирование («собака сверху» — «собака снизу»)

Сядьте удобней и закройте глаза. (…) Теперь представьте, что смотрите на самого себя, сидящего напротив. (…) Создайте некоторый визуальный образ себя, сидящего здесь, напротив вас, возможно, как если бы вы отражались в зеркале. (…) В какой позе сидит этот образ? (…) Как он одет? (…) Какое у него выражение лица? (…)

Теперь молча критикуйте этот образ себя так, словно вы обращаетесь к другому человеку. (Если вы выполняете этот эксперимент самостоятельно, то говорите громко.) Расскажите себе, что вы должны и чего не должны делать. Начинайте фразы словами «Ты должен», «Ты не должен» или какими-то другими, равнозначными этим. (…) Создайте большой список таких требований. (…) Слушайте свой голос. Как он звучит? (…) Какие телесные ощущения у вас возникают? (…)

Теперь представьте, что поменялись с этим образом местами. Сейчас вы должны отвечать на собственные требования. (…) Что вы говорите в ответ? (…) Что выражает тон вашего голоса? (…) Что вы чувствуете, отвечая на критику? (…)

Теперь поменяйтесь ролями и снова станьте критиком. Продолжая этот внутренний диалог, сознавайте, что вы говорите и как вы делаете это — ваши слова, тон голоса и т.д. (…) Время от времени останавливайтесь, чтобы просто послушать свои собственные слова, возникающие в уме, прочувствуйте их. (…)

Меняйте роли, когда захотите, но продолжайте поддерживать диалог. Отмечайте все, что происходит в вас в это время. (…) Отмечайте телесные ощущения в каждой роли. (…) Как они отличаются между собой? (…) Действительно ли вы разговариваете друг с другом или избегаете реального контакта и противостояния? (…) Слушаете ли вы так же хорошо, как говорите, или только разбрасываетесь словами и не принимаете того, что говорит «другой»? (…) Что вы чувствуете к «другому» человеку, когда говорите? (…) Скажите ему это и посмотрите, как он отреагирует. (…) Узнаете ли вы кого-нибудь в голосе, критикующем вас и говорящем «ты должен»? (…) Что еще вы сознаете в этом взаимодействии? (…) Перенесите это сознавание в беседу между вами. (…) Продолжайте этот молчаливый диалог еще несколько минут. (…) Отмечаете ли вы какие-нибудь изменения в нем? (…)

Теперь посидите спокойно и проанализируйте эту беседу. (…) Когда вы вспоминаете ее, обнаруживается ли что-нибудь еще в вашей беседе такого, на что вы обращаете внимание? (…)

Через минуту я хочу попросить вас открыть глаза и вернуться к группе. Я хочу, чтобы все по очереди поделились как можно подробнее своим опытом. И чтобы каждый выра-1 жал то, что происходило в его диалоге, от первого лица в настоящем времени, как будто это происходит сейчас, например: «Когда А критик, я ощущаю силу и говорю: „Тебе не следует слоняться без дела так много времени. Ты должен работать усерднее“. Открывайте глаза и приступайте к этой части упражнения. (…)

Возможно, вы испытывали некоторого рода разделенность или конфликт, некоторую дистанцию между энергичной, критичной, авторитетной частью себя, которая требует от вас изменений, и другой, менее сильной частью, которая извиняется, уклоняется от ответственности и оправдываетcя. Это нечто вроде разделения на родителя и ребенка: родитель, или «собака сверху», все время старается контролировать вас, чтобы изменить к чему-то «лучшему», а ребенок, или «собака снизу», все время старается избежать этих указаний. Слушая голос, который критикует вас и что-то требует, вы, возможно, найдете его очень похожим на голос своих родителей. Возможно также, что он звучал похоже на кого-то еще, кто в жизни что-то требует от вас: ваш муж или жена, начальник или какие-то другие авторитеты, которые контролируют вас. Если нечто подобное вы обнаружите в своем диалоге, полезно будет продолжить его так, словно вы говорите конкретно с этим человеком.

В то же время я хочу, чтобы вы понимали, что весь опыт в этом диалоге происходит в вашей голове. Говорите ли вы с каким-то конкретным человеком или группой людей, разговор этот идет в вашем собственном мире фантазии. Когда кто-то другой говорит в этом диалоге — это не «общество» и не реальная личность, это ваш образ этого другого. Что бы ни происходило в воображаемом диалоге, это происходит между различными частями вас самих. Если в диалоге происходит конфликтная ситуация — это конфликт между двумя частями вашей личности, даже если вы избегаете и не признаете одной части, обозначая ее как «общество», «мать»,

81

«отец» и т.п. Обычно мы считаем, что наши проблемы и конфликтные ситуации связаны с другими людьми, и поэтом} боремся, чтобы быть свободными от их требований, и не осознаем, насколько много конфликтов реально присутствует внутри нас.

В жизни существуют реальные проблемы, и я толькс тогда смогу на самом деле решить эти проблемы, когда проясню для себя, что я чувствую и что хочу делать. Когда внутри меня существует конфликт, я частично отождествляюсь со своими чувствами и желаниями и частично с фантазиями, которые конфликтуют с сознаванием, а именно с идеями с том, каким мне следует быть, пугающими ожиданиями, страхами по поводу того, как ко мне отнесутся другие, и т.п. Большая часть моей коммуникации и деятельности обращена ко мне самому, вместо того чтобы быть обращенной к миру. Настолько же, насколько я погружен в это, я становлюсь замкнутым в себе, аутичным и изолированным от других людей. Моя энергия становится разделенной и направленной на внутреннее противоборство, так что совсем небольшая ее часть доступна для контакта с реальным миром. Когда я вступаю во внешние конфликты, не освободившись от внутренних, я только создаю еще больший конфликт как внутри, так и вне себя.

До тех пор, пока я верю, что нахожусь в конфликте только с кем-тоили чем-то внешним, я мало что могу возразить этому, изменить или избавиться от этого. Когда я понимаю, что большая часть конфликта,имеет внутреннюю природу, только тогда я смогу сделать что-нибудь гораздо более продуктивное. Я смогу взять ответственность за свои трудности и перестать обвинять мир в своих собственных проблемах. Я смогу стремиться к большему познанию конфликтующих частей самого себя, отождествляться с ними и учиться у них. Первый шаг в этом процессе — осознать аутичную деятель-

82

ность, которая происходит в моем уме, или свою воображаемую жизнь. Следующий шаг — это направить ее наружу, так чтобы аутичная деятельность, направленная на самого себя, стала бы деятельностью, обращенной к другим. Когда я направляю эту деятельность вовне, к миру, она становится более ясной и обстоятельной. Часто у меня появляется возможность узнать, для кого на самом деле предназначены эти послания или откуда они пришли.


Слушание себя

Все часто произносят слова: «Я говорю себе», но никто не говорит: «Я слушаю себя». Измените это и попытайтесь прислушаться к себе. Начните уделять внимание мыслям, появляющимся в голове, и просто наблюдайте за ними. (…) Теперь начните проговаривать эти мысли шепотом, так, чтобы губы еле шевелились. (…) Теперь говорите чуть громче (…) и увеличивайте громкость, пока она не достигнет вашего нормального уровня разговора. (…) Представьте, что вы с кем-нибудь беседуете. (…) Продолжайте проговаривать свои мысли, уделяйте внимание тому, что говорится. (…) Каков ваш голос? (…) Он сильный или слабый, чистый или нет, резкий или спокойный и т.п.? (…) Может быть, он осуждающий, ноющий, злой или умоляющий? (…) Похож ли он на чей-то чужой голос? (…) Кому адресованы эти слова? (…) Выберите какого-нибудь человека, чтобы говорить все эти слова ему. Представьте, что вы действительно делаете это, и наблюдайте, подходящие ли это слова. (…) Что вы чувствуете, разговаривая с этим человеком? (…) Отвечает ли он вам? (…) Сейчас осознайте этот опыт. (…)

Увеличение громкости голоса нужно для того, чтобы, несмотря на то что вы говорите с собой, это выглядело так, будто вы говорите это кому-то другому. Когда вы делаете

83

это, ваша аутичная деятельность экстериоризуется, вы начинаете восстанавливать контакт с миром и своим личным опытом. Когда вы развиваете это до диалога, каждая из конфликтующих сторон сопоставляется с другой и проясняет ее.

Вы действительно можете многое сделать для себя с помощью таких диалогов. Все, что вам нужно, — это желание признать неприятные составляющие вашего опыта и выражать обе части конфликта. Замечательно, если бы вы смогли найти время и место, где есть*возможность говорить громко и ввести в диалог позы и движения. Часто тон голоса, указывающий палец, сдвинутые брови, сжатые кулаки, опущенные плечи и т.п. выражают гораздо больше про то, что действительно происходит в диалоге, чем слова. Делая это, старайтесь сознавать весь свой опыт. Если диалог не просто пустые слова, а слова, выражающие ваши настоящие чувства и опыт, тогда, если вы начинаете более глубоко сознавать, эти чувства и переживания, будут происходить изменение и развитие.

Каждый раз, когда вы сознаете конфликт противоположностей в себе или между собой и кем-то еще или чем-то еще, вы можете использовать подобного рода воображаемый диалог, чтобы конфликтующие части начали взаимодействовать. В предыдущем эксперименте говорилось о конфликте между тем, кто вы есть, и тем, кем вам «следует» быть. Для большинства людей это дискуссия или борьба между родителями и ребенком. До тех пор, пока конфликт продолжается в виде борьбы за власть между наставляющим и угрожающим «родителем» и извиняющимся и уклоняющимся от ответственности «ребенком», ничего не изменится. Если вы сумеете на самом деле отождествиться с обеими конфликтующими сторонами, вы постепенно начнете все больше по-

Для примера таких диалогов смотрите «Гештальттерапия дословно» Ф. С. Перлза.

84

нимать этот конфликт. С ростом понимания обеих сторон взаимодействие между ними будет постепенно меняться от борьбы и избегания друг друга к контакту и коммуникации. Когда обе стороны начинают слушать друг друга и учиться друг у друга, конфликт уменьшится и может разрешиться.

Обычно мы не сбалансированы, потому что отождествляемся главным образом с одной стороной конфликта и не осознаем противоположную часть себя. Когда обе части проясняются и мы отождествляемся с ними обеими, мы становимся более сбалансированными и центрированными. Мы можем достичь большего из этого сбалансированного центра, чем из одной из конфликтующих сторон. Разрешение конфликта высвобождает энергию, которая ранее была задействована в борьбе между противоборствующими сторонами, она становится доступной и проявляется в увеличении жизненности, чувства ясности, устойчивости и силы. Этот процесс не является тем, чем можно манипулировать или осуществлять принудительно. Он происходит сам собой как результат углубления, отождествления и сознавания обеих конфликтующих сторон.


Освобождение от «прошлого»

Все из нас носят с собой часть нашего «прошлого» в форуме воспоминаний. Наши воспоминания, даже если они являются точными образами произошедших событий, — это образы, а не события сами по себе. Часто эти образы и фантазии, которые мы называем воспоминаниями, сильно отличаются от вещей и событий, которые действительно имели место. Некоторые люди так нагружены прошлым и так вовлечены в воспоминания, что очень мало участвуют в настоящем. Если вы желаете уменьшить свою вовлеченность в воспоминания, вы можете погрузить себя в них таким же образом,

85

как и в любую другую фантазию; вы можете обнаружить, со-знавание чего именно скрыто в этих фантазиях, с помощью отождествления и диалога. Ваша вовлеченность в воспоминания выполняет какую-то функцию, и, прежде чем вы освободитесь от этих воспоминаний, вы должны выяснить, для чего именно они служат — какая потребность удовлетворяется их сохранением.

Возможно, вы убегаете от настоящего, которое по каким-то причинам не удовлетворяет вас, в воспоминание о времени, которое было более приятным. Если это так, вы можете обнаружить, от чего именно вы уклоняетесь в своей нынешней жизни. Если вы осознаете, что удовлетворение от воспоминания заменяет удовлетворение от реальности, тогда вы сможете принять вызов и попытаться сделать настоящее более благоприятным для вас, вместо того чтобы отступать в прошлое.

Если воспоминания неприятные, возможно, имеет место незавершенная ситуация, в которой вы сдерживали себя и полностью не проявлялись. Погружаясь в эту незаконченную ситуацию, вы можете открыть эти невыраженные чувства и действия и позволить им завершиться. Следующий эксперимент даст вам опыт работы с такого рода незавершенными ситуациями.


Ситуация «Да — нет»

Лягте на спину и займите удобное положение. (…) Закройте глаза и не открывайте, пока я не попрошу вас сделать это. (…) Почувствуйте свое тело. (…) Отмечайте любые неудобства, которые вы ощущаете. (…) Посмотрите, можете ли вы изменить положение так, чтобы вам было более комфортно. (…)

Сейчас сфокусируйте внимание на дыхании. (…) Когда

86

вы сознаете дыхание, меняется ли оно? (…) Не вмешивайтесь в процесс дыхания, просто наблюдайте за ним и сознавайте его мельчайшие детали. (…)

Теперь представьте, что все ваше тело словно шар, который медленно наполняется на вдохе и становится натянутым и плотным, когда вы полностью наполняете легкие (…), а затем медленно сдувается на выдохе и полностью теряет объем, когда легкие оказываются пусты. (…) Проделайте это три или четыре раза. (…)

После этого просто сознавайте свое естественное дыхание (…) и представляйте, что каждый выдох смывает часть оставшегося напряжения из вашего тела (…) так, что вы становитесь все более расслабленным. (…)

Теперь вспомните ситуацию, в которой вы сказали «да», но на самом деле хотели сказать «нет». Попытайтесь визуализировать эту ситуацию так, будто это происходит сейчас. (…) Где вы? (…) Что вас окружает и что вы чувствуете там? (…) Кто с вами и что прямо сейчас было сказано? (…) Действительно посвятите себя этому: войдите в контакт с ситуацией и переживите ее так, будто она происходит сейчас. (…)

Сфокусируйтесь на моменте, когда вы говорите «да». Каким тоном вы говорите это и что чувствуете при этом? (…) Что это дает вам, когда вы говорите «да»? (…) Что вы приобретаете, говоря «да»? (…) Чего вы избегаете, говоря «да»? (…) Что вы чувствуете по поводу этого «да» в данной ситуации? (…)

Вернитесь к моменту, последовавшему за тем, когда вы сказали «да». Скажите «нет» и еще что-нибудь, что вы не выразили первоначально. (…) Каким тоном вы говорите «нет» и что чувствуете при этом? (…) Что ответил вам другой человек, когда вы сказали ему «нет»? (…) Что вы теперь чувствуете и что отвечаете ему? (…)

Поменяйтесь местами и станьте человеком, которому вы

87

сказали «нет». Какой вы? (…) Как вы себя чувствуете? (…) Что вы говорите и каким тоном? (…)

Теперь снова станьте собой и продолжайте диалог. (…) Как вы себя чувствуете, став самим собой, и чем это отличается от того, что вы чувствовали, будучи другим человеком? (…) Чувствуете ли вы себя более сильным? (…) Расскажите этому человеку, как вы отличаетесь от него. (…)

Опять станьте другим, продолжайте диалог и взаимодействие. (…) Попытайтесь действительно получить полный опыт пребывания этим человеком. (…) Продолжайте диалог и меняйтесь местами каждый раз, когда кто-то начинает отвечать так, чтобы вы всегда отождествлялись с тем, кто говорит. (…) Как эти двое взаимодействуют теперь — вы боретесь и спорите или начинаете действительно общаться друг с другом? (…) Что вы стараетесь не выражать и сдерживаете? (…) Теперь выразите то, что вы чувствуете по отношению друг к другу. (…) Если это слишком сложно для вас, по крайней мере скажите: «Я все еще не договариваю» — и затем расскажите что-нибудь об этом. (…) Продолжайте диалог еще несколько минут. Войдите еще больше в опыт пребывания этими двоими людьми и исследуйте их взаимодействие. (…)

Уделите немного времени, чтобы полностью осознать ваши переживания. (…) Вскоре я попрошу вас открыть глаза и рассказать о своем опыте группе от первого лица в настоящем времени, как будто это происходит сейчас. Непременно расскажите, что вы чувствуете, говоря в этой ситуации как «да», так и «нет», что это значило для вас — сказать «да» или «нет» и чему вы научились из диалога, после того как сказали «нет». Откройте глаза и поделитесь своим опытом с группой.

Когда я прошу вспомнить подобную ситуацию, то, что бы ни проявилось, — это событие, которое все еще живет в

88

вашей памяти, так как оно до сих пор подпитывается вашей энергией. Заново переживая эту ситуацию в настоящем с помощью отождествления и диалога, вы сможете открыть, что не завершено и не выражено в ней, и ассимилировать опыт и энергию, находящуюся в ситуации. Существует реальная параллель между принятием опыта и едой. Если вы глотаете ее, не пережевывая, она остается внутри и продолжает доставлять проблемы, пока вас не вырвет или желудок не усвоит ее. До тех пор, пока вы не переварите пищу, энергия, находящаяся в ней, недоступна для вас; то же самое относится к любому вашему опыту. Наверное, вы не смогли полностью усвоить этот опыт, в котором вы говорили «да», желая на самом деле сказать «нет», но я надеюсь, что вы получили некоторый опыт «переваривания» и «пережевывания». Вы можете заново возвращаться к этому или другому опыту, пока действительно не пережуете, не переживете и не усвоите его.

Из этого эксперимента вы также можете довольно много понять о своем уступчивом поведении — что на самом деле происходит, когда вы идете на уступки другому человеку, в действительности не желая этого делать. Попытайтесь понять, что уступчивость делает для вас и что она делает с вами? Осознайте, что, когда вы уступаете, вы делаете это для себя — чтобы получить любовь или одобрение, чтобы избежать ссоры, или для того, чтобы вы могли считать себя «хорошим» или «восприимчивым» и т.п. Некоторые люди проводят большую часть своей жизни уступая, другие — не уступая, и третьи только делают видимость, что уступают, но на самом деле этого не делают. Очень немногие уделяют время на то, чтобы полностью осознать, что происходит, когда они идут на уступки. Если вы действительно сознаете то, что происходит в вас, когда вы уступаете, тогда у вас есть возможность работать с этими противоборствующими внутренними силами и понять, действительно ли вы хотите уступить в данной ситуации или нет. Таким образомх вы сможете стать более гибким и свободным, действовать согласно актуальной ситуации и тому, что вы действительно чувствуете. На одном полюсе уступчивости — конформист, который всегда идет на уступки, а на другом полюсе — бунтарь, который всегда отрицает. Оба одинаково подвержены жесткому реагированию на внешние требования родителей, общества и т.д. Конформист верит, что йсегда должен делать вещи, которые одобряются; бунтарь же думает, что всегда должен поступать вопреки тому, что одобряется, и благодаря этому он будет «свободным». Полное сознавание того, как вы «дурачите» себя, может принести настоящую свободу, так как вы отождествитесь с силой, которую раньше отдавали другим людям, вы получите силу отвечать искренне и прямо, без нужды во внешней поддержке, одобрении и позволении.

Большинство из нас тем не менее стараются найти поддержку в родителях и других значимых людях, продолжая искать их одобрения и содействия еще долгое время после того, как становятся способны принимать свои собственные решения, часто после того, как эти значимые люди уже умерли. Почти все имеют множество незавершенных ситуаций с родителями и много невыраженных по отношению к ним чувств. Эти ситуации и чувства — огромные куски истории, которые создают помехи для нашей жизни. Они влияют на настоящие взаимоотношения с родителями, так как в той же мере, в которой вы стараетесь сохранять предыдущие ситуации, вы теряете контакт с тем, что происходит сейчас. Вы какой-то частью себя находитесь в контакте со своими фантазиями и воспоминаниями о родителях и о себе и поэтому только частично чувствуете себя и своих родителей в реальности. Даже в менее интенсивных взаимоотношениях с друзьями и знакомыми вы большую часть времени предпочитаете иметь дело со своими воспоминаниями о них, а не с самими людьми, какие они есть сейчас. До тех пор, пока вы не разберетесь с этими незавершенными ситуациями и не примете и не выразите чувства, которые сдерживали, вы так и будете оставаться с этой ношей и в застывших взаимоотношениях с родителями. Я видел семидесятилетних людей, все еще имеющих сильные воспоминания о давно умерших родителях. Это тяжелая работа — иметь дело с незавершенными ситуациями, но, пока вы ее не сделаете, вы будете продолжать думать о себе как о ребенке, который нуждается в поддержке родителей или кого-либо еще. Созревание — это открытие того, что вы способны быть самостоятельным и больше не нуждаетесь в поддержке и одобрении. Следующий эксперимент может помочь вам начать прояснять некоторые незавершенные ситуации, которые установились в ваших взаимоотношениях с родителями.,


Диалог с родителем

Усядьтесь поудобнее и Закройте глаза. (…) Представьте одного из своих родителей, сидящего напротив вас. Уделите некоторое время, чтобы действительно увидеть его, и установите с ним контакт. Как он сидит? (…) Во что одет? (…) Какое у него выражение лица? (…) Отмечайте все подробности о своем «родителе». (…) Что вы чувствуете, глядя на него? (…) Теперь будьте с ним полностью искренним. Выразите все то, что никогда раньше не говорили ему, говорите все это так, будто вы на самом деле беседуете с ним. Выражайте все, что приходит на ум, — обиды, которые скрывали, гнев, который боялись показать, любовь, которую вы не выражали, вопросы, которые не задавали, и т.п. Сознавайте, что вы чувствуете, делая это, и отмечайте напряжения, появляющиеся в теле. Все время оставайтесь в контакте со своим «родителем». Уделите этому минут пять. (…)

Теперь станьте своим «родителем» и отреагируйте на то, что только что говорили. Что вы отвечаете, будучи «родителем», на то, что сказал «ребенок»? (…) Сознавайте, что вы чувствуете, делая это. (…) Что вы чувствуете к своему «ребенку»? (…) Теперь расскажите ему, что вы к нему чувствуете и что о нем думаете. (…) Какие у вас взаимоотношения? (…)

Снова поменяйтесь местами и станьте собой. Как вы реагируете на сказанное только*что «родителем»? (…) Что вы теперь говорите и что чувствуете? (…) Расскажите ему, что вы к нему сейчас чувствуете и что думаете о нем. (…) Как вы ощущаете эти взаимоотношения? (…) Теперь расскажите, что вам от него нужно и что вы хотите от него. Уделите время, чтобы рассказать ему, что конкретно вы хотите, чтобы он сделал для вас, и в это время сознавайте, что вы чувствуете. (…)

Теперь снова станьте «родителем». Как «родитель», что вы отвечаете на это выражение нужд и желаний вашего «ребенка»? (…) Что вы чувствуете, делая это? (…) Как вы понимаете то, что он просит? (…) Был ли в вашей жизни подобный опыт? (…) Теперь расскажите, что вам нужно и чего вы хотите от своего ребенка. (…)

Поменяйтесь местами и снова станьте собой. Как вы реагируете на то, что сказал «родитель»? (…) Стали ли вы лучше понимать его? (…) Теперь расскажите ему, что это значит для вас — находить в нем поддержку в фантазии вроде этой. (…) Что вы приобретаете, держась за все эти незавершенные чувства по отношению к своему «родителю»? (…)

Станьте «родителем» и отреагируйте на это. (…) Что вы говорите в ответ? (…) Каковы теперь ваши отношения? (…) Появилось ли какое-нибудь понимание, или все еще сохраняется борьба и конфликт? (…)

92

Поменяйтесь местами и снова станьте собой. Как вы реагируете на то, что только что говорил «родитель»? (…) Как вы ощущаете ваши взаимоотношения, что вы поняли, находясь в ситуации «родителя»? (…) Расскажите ему, как вы понимаете его сейчас. (…)

Теперь я хочу, чтобы вы рассказали своему «родителю», что вы в нем цените. Не важно, насколько сложны ваши взаимоотношения, должно быть что-то, за что вы ему благодарны. Расскажите ему об этом. (…)

Теперь снова станьте «родителем». Как вы реагируете на эти слова благодарности? (…) Можете ли вы действительно принять их, или вы приуменьшаете и отклоняете их? (…) Теперь выразите, что вы цените в «ребенке». Расскажите ему подробно об этом. (…)

Станьте собой. Как вы реагируете на сказанное «родителем»? (…) Что вы чувствуете сейчас по отношению друг к другу? (…) Некоторое время продолжайте диалог самостоятельно, становясь, когда захочется, то «родителем», то собой. Уделяйте пристальное внимание тому, что происходит в этом взаимодействии, и доводите это до полной ясности. К примеру, если вы понимаете, что «родитель» бранит вас и обвиняет, отметьте это и потребуйте, чтобы он выражал себя более точно. Отмечайте, когда вы напрягаетесь и сдерживаетесь, и выражайте себя более полно. Посмотрите, что вы можете прояснить и выразить об этих взаимоотношениях. (…)

Прояснение взаимоотношений требует времени, часто вы будете оказываться в положении, когда обе стороны находятся в тупиковом состоянии. Начиная сознавать больше деталей этого тупика, вы сделаете ситуацию более подвижной, гибкой, и, когда вы полностью начнете сознавать конфликт, он исчезнет. Это может занять много времени, нескольких занятий, но каждый раз будет появляться некоторое прояснение и углубление сознавания. В конце концов вы сможете прийти к освобождению от родителей, отказаться от своих требований изменить их, простить их за промахи и за то, что они сделали или не сделали для вас. Вы, возможно, поймете, что они не могли быть другими и что даже «прощение» не подходит в данном случае. Возможно, самое трудное — это завершить взаимоотношения. Когда значимый в вашей жизни человек умирает или оставляет вас, он продолжает существовать в ваших фантазиях так, будто он еще жив. В виде самогипноза вы продолжаете быть вовлеченным в эти взаимоотношения с мертвым. Когда вы сможете завершить их и сказать «до свидания», вы сможете очнуться от гипноза и заинтересоваться живыми людьми вокруг.

Один из способов, которым мы отдаем нашу энергию, это гипнотизирование себя словами, которые мы использу-ем для описания своих действий. Мы усыпляем себя и начинаем меньше сознавать свои чувства и желания. Всякий раз, когда я говорю «Я должен», я гипнотизирую себя этим требованием. Я склонен принимать эти требования как резонные, правильные и неподвергаемые сомнениям; я теряю осознание того, что могу выбирать — соглашаться с требованием или нет. Также я теряю сознавание своей собственной реакции наэти требования — мое возмущение, сопротивление, неприязнь и т.п. Мое возмущение и сопротивление ос— 1 таются — даже если я утратил их сознавание — и будут продолжать фрустрировать мои попытки стать тем, чем мне «следует» быть. Предыдущие эксперименты фокусировались на этом конфликте. Следующие эксперименты имеют дело с другими способами, которыми мы гипнотизируем себя.

94


Я должен — я Выбираю

Найдите себе пару и сядьте лицом друг к другу. На протяжении эксперимента сохраняйте контакт глаз и обращайтесь именно к этому человеку. Произносите друг другу по очереди фразы, начинающиеся со слов «Я должен». Составьте длинный список того, что вы должны делать. Если вы выполняете эксперименту одиночестве, говорите громко и представляйте, что рассказываете все это какому-нибудь знакомому человеку. (…) Уделите этому минут пять. (…)

Теперь вернитесь к только что сказанному вами и замените «Я должен» на «Я выбираю» и снова по очереди лрого-ворите все это друг другу. Повторяйте точно то, что говорили до этого, внося соответствующие изменения. Я хочу, чтобы вы поняли, что обладаете силой совершать выбор, даже если это выбор между двумя нежелательными альтернативами. Уделите некоторое время тому, чтобы сознавать, что вы испытываете, произнося фразы, начинающееся со слов «Я выбираю». Затем повторите эти слова, добавляя то, что приходит в голову вслед за этим. Например: «Я выбираю… оставаться на своем месте работы. Я чувствую безопасность и спокойствие». Проделайте это в течение пяти минут. (…)'

Теперь уделите несколько минут, чтобы поделиться.друг с другом своим опытом. Получили ли вы актуальный опыт принятия ответственности за свой выбор — какие-нибудь ощущения небольшого пробуждения от самогипноза, обнаружение большей силы и больших возможностей? (…)


Я не могу — я не буду

Теперь по очереди говорите друг другу фразы, начинающиеся со слов «Я не могу». Уделите примерно пять минут тому, чтобы составить длинный список того, что вы не можете делать. (…)

95

Сейчас вернитесь к только что сказанному вами, замените «Я не могу» на «Я не буду» и снова по очереди проговорите эти фразы друг другу. Повторяйте то, что вы говорили ранее, делая соответствующие изменения, сознавайте, что вы ощущаете, произнося каждую фразу. Действительно ли это что-то невозможное, или это возможно, но вы отказываетесь делать? Я хочу, чтобы вы осознали свои потенциальные возможности и свою силу отказа. Затем повторите эти предложения, начинающиеся со слов «Я не буду», добавляя любые слова, приходящие следом. Уделите этому минут пять. (…)

Теперь уделите несколько минут, чтобы рассказать друг другу, что вы испытывали, когда делали это. Ощущали ли вы некое чувство силы, когда брали ответственность за свой отказ, говоря «Я не буду»? Что еще вы обнаружили? (…)


Мне надо — я хочу

Теперь по очереди говорите друг другу фразы, начинающиеся со слов «Мне надо». Уделите минут пять, чтобы со— ] ставить список своих потребностей. (…)

Теперь вернитесь к этим фразам и замените «Мне надо» на «Я хочу» и по очереди проговорите эти предложения друг другу. Повторяйте точно то, что вы говорили ранее, внося соответствующие изменения, сознавайте, что вы ощущаете, произнося каждую фразу. Это то, что вам действительно нужно, или это что-то, чего вы хотите, но можете легко без этого обойтись? Я хочу, чтобы вы поняли разницу между чем-то, в чем вы действительно нуждаетесь, как воздух или пища, и другими вещами, которых желаете, так как они очень приятные и хорошие, но не являются абсолютной необходимостью. Затем повторяя слова «Я хочу», добавляйте то, что вам приходит на ум. Потратьте на это пять минут. (…)

96

Поделитесь друг с другом своим опытом. Переживали ли вы некоторое ощущение легкости и свободы, когда понимали, что некоторые из ваших «нужд» на самом деле только желания, а не необходимость? Что еще вы сознавали? (…)


Я боюсь — я бы хотел

Теперь по очереди говорите друг другу фразы, начинающиеся со слов «Я боюсь». Уделите минут пять, чтобы составить список того, что вы боитесь попробовать или испытать. (…)

Вернитесь к этим предложениям, замените «Я боюсь» на «Мне хотелось бы» и по очереди проговорите эти фразы друг другу. Повторяйте то, что говорили ранее, внося соответствующие коррективы. Сознавайте, что вы ощущаете, произнося каждую фразу. Что вас привлекает в этом риеке? Какие возможные приобретения вы находите в этом? Я хочу, чтобы вы поняли, что многие из ваших страхов сдерживают удовлетворение значимых желаний. Затем повторите предложения, начинающиеся со слов «Мне хотелось бы», добавляя любую фразу, приходящую на ум. Уделите этому около пяти минут. (…)

Поделитесь друг с другом своим опытом. Сознавали ли вы такие желания и возможные приобретения, достичь которых ваши страхи вам не позволяли? (…) Что еще вы обнаружили? (…)

Всякий раз, когда я говорю «Я должен», «Я не могу», «Мне надо» или «Я боюсь», я гипнотизирую себя и начинаю верить, что я менее способный, чем я на самом деле есть. «Я должен» делает меня рабом, «Я не могу» и «Я боюсь» делают меня слабым, «Я нуждаюсь» — беспомощным и уязвимым. Всякий раз, когда я говорю «Я выбираю», я утверждаю, что у меня есть сила выбирать, даже ecnij я продолжаю выбирать то же, что и раньше. Всякий раз, когда я говорю «Я не буду»,

97

я утверждаю свою силу дать отказ и часто начинаю сознавать огромные ресурсы силы, скрытой в отказе. Конечно, возможно сказать «Я не буду» смиренным, скромным голосом, так, что всем будет понятно, что на самом деле это значит «Я не могу». Когда это происходит, я могу воспринять тон своего голоса и также взять ответственность за такое самовыражение. Желание полностью отождествляться с опытом и действиями, быть ответственным за то, что я чувствую и делаю, приносит ощущение силы и возможностей. Когда я говорю «Я хочу», я могу понять, что хотя многие из вещей, которые я желаю, могут быть очень приятными и удобными, но они не являются необходимостью. На самом деле я вполне могу обходиться без них. Также я могу понять, что то, что я получаю от некоторых вещей, ради которых так сильно стараюсь, не стоит и половины затраченных усилий. Когда я говорю «Мне хотелось бы», я могу осознать, что ощущаю влечение i так же сильно, как и страх. Затем я могу понять, что существует возможная выгода, так же как и возможная потеря в том, чего я боюсь попробовать. Я могу понять, что любой риск имеет как негативные, так и позитивные аспекты.

Один из аспектов роста — это открытие того, что многое возможно и что существует множество альтернатив в сражении с миром и удовлетворении своих желаний. Реальная проблема состоит в том, что большинство людей верит, что они не способные, и в то, что выбора не существует. Мы находимся в контакте с нашими убеждениями и не контактируем с реальностью. Вместо того чтобы взаимодействовать с реальностью и принимать ее риск, мы гипнотизируем себя фантазиями о том, что это невозможно, и катастрофами, которые случатся, если мы выберем альтернативу, и т.п. Сознавайте, что и как вы говорите, смотрите, можете ли вы обнаружить другие способы, которыми гипнотизируете себя, заставляя верить, что вы хуже, чем вы есть, — менее способный, менее чувствующий, не столь сильный, не столь умный и т.д.

Обычно мы выражаем наши чувства и переживания через движения и позы своего тела. В некоторые сильные эмоциональные переживания включается все тело. В радости все наше тело становится подвижным — смех, танец, пение и т.п. В страхе тело сковано и напряжено или стремится убежать. В других переживаниях только части тела выражают то, что мы чувствуем. Мой рот может улыбаться, нос — морщиться, показывая отвращение, нога — нетерпеливо постукивать, напряжение в шее или сжатый кулак — выражать гнев.

Большинство из нас избегают некомфортного или болезненного опыта или такого, который может вызвать неприятную реакцию других людей или среды. Когда я избегаю со-знавания того, что чувствую, я также избегаю сознавания того, как мое тело выражает эти чувства. Обычно это вызы— , вает частичную или полную остановку движений, которые в норме выражали бы чувства. Если я ощущаю гнев, я начинаю сжимать кулак и напрягаю руку и плечи для удара; я могу остановить это выражение, только если буду напрягать мышцы, которые противодействуют этому движению. Возникающее напряжение служит для меня сигналом, что что-то ищет выражения, но я могу также избегать сознавание этого напряжения, направляя внимание куда-либо еще и теряя сознавание этих участков своего тела.

Если я хочу восстановить сознавание того, что я чувствую, часто полезным оказывается изменение этого процесса с помощью сознательного фокусирования внимания на тех частях тела, которые напряжены или очень слабо ощущаются. С помощью обнаружения в своем теле таких зон я могу вновь обрести сознавание этих чувств. Следующий эксперимент дает некоторый опыт того, как это делать.

99


Сознабание лица

Закройте глаза. (…) Займите удобное положение (…), начните сознавать свое лицо. (…) Сознавайте ощущения, приходящие из различных частей вашего лица. (…) Где вы чувствуете напряжение? (…) Какие части лица вы ощущаете отчетливо? (…) А какие части вы чувствуете смутно или не чувствуете вовсе? (…) Отмечайте, какая часть лица проявляется в области сознавания наиболее интенсивно. (…) Сфокусируйте на ней свое внимание. (…) Начинайте все больше и больше сознавать эту часть лица и наблюдайте, какое чувство, выражение или движение проявляется, когда вы делаете это. (…) Позвольте этой части лица действовать самостоятельно и концентрируйте внимание на том, что из этого получается. Что она выражает? (…) Если бы эта часть лица' могла говорить, что бы она сказала вам? (…) Войдите по-настоящему в опыт пребывания этой частью вашего лица. (…) В чем ваше существование? (…) Что вы делаете? (…) Что вы чувствуете, что вы пытаетесь выразить? (…)

Через некоторое время я попрошу вас открыть глаза и поделиться своим опытом с группой. Рассказывайте о своем опыте от первого лица в настоящем времени, как будто это происходит сейчас. Подробно опишите, что вы сознаете в своем лице, и продемонстрируйте это движениями лица. Опишите, что происходит, когда вы фокусируете внимание на той или иной части своего лица, усиливаете выражение, и затем о вашем опыте отождествления с этой частью лица. (…) Мы общаемся и наблюдаем других главным образом через лицо, оно особенно важно в передаче эмоций и чувств. Если вы готовы уделять несколько минут на то, чтобы действительно сознавать свое лицо, вы сможете возобновить контакт с тем, что происходит в вас в данное время, но не выражается. К примеру, вы можете обнаружить свой нос

100

сморщенным от отвращения, глаза, к которым подкатывают слезы, или рот, начинающий улыбаться. Что бы вы ни обнаружили, осознайте, что это часть вашего опыта, другая сторона вашей жизни, которую вы можете снова обрести и использовать, но только в том случае, если вы глубоко осознаете, что именно сдерживаете.

С помощью обнаружения и отождествления вы сможете осознавать, что сдерживается в любой части вашего тела. Вы можете также использовать диалог между частями своего тела, чтобы сделать глубже опыт отождествления и открыть, как различные части тела связаны друг с другом. Следующий эксперимент может дать вам такой опыт.


Диалог рук

Закройте глаза и не открывайте, пока я не попрошу сделать этого. Сядьте поудобнее, так, чтобы можно было использовать обе руки. Войдите в контакт со своими физическими ощущениями. (…) Переключите свое внимание от внешнего мира и сознавайте тело. (…) Отмечайте, какие его части попадают в область сознавания, (…) также отмечайте, какие части тела вы сознаете слабо. (…)

Теперь обе руки вместе положите на колени, так, как вам будет удобнее. Сфокусируйте внимание на руках. (…) Войдите в контакт со своими руками. (…) Сознавайте ощущения в ваших руках. (…) Какие между ними физические связи? (…) Взаимодействуют ли каким-либо образом ваши руки? (…) Позвольте рукам слегка двигаться так, будто они взаимодействуют или беседуют. (…) Как они движутся и что чувствуют? (…)

Теперь я хочу, чтобы вы добавили слова в эту безмолвную беседу. Представьте, что вы становитесь правой рукой и что-то говорите левой. (…) Как правая рука, что именно вы

101

говорите левой руке? (…) Что отвечает левая рука? (…) Что вы чувствуете? (…) Чем вы отличаетесь от левой руки? (…) Расскажите левой руке, как вы от нее отличаетесь. (…)

Теперь отождествитесь со своей левой рукой. Станьте ею и продолжайте беседу. (.,.) Расскажите правой руке, что вы чувствуете, будучи левой рукой, и как вы от нее отличаетесь. (…) Что вы, как левая рука, говорите и что отвечает правая рука? (…) Что происходит между вами? (…)

Снова станьте правой рукой. В течение пяти минут продолжайте диалог между руками. Продолжайте фокусировать внимание на своих руках и находить слова, описывающие их взаимодействие и отношение друг к другу. Отождествляйтесь с одной из рук и ощущайте, что значит быть рукой, разговаривающей с другой рукой. Меняйте руки, когда пожелаете. Если вы зашли в тупик, скажите другой руке: «Я озадачен» или «Мне нечего сказать тебе» — и посмотрите, что ответит другая рука. Продолжайте это взаимодействие и наблюдайте за тем, что происходит. (…)

Держите глаза закрытыми еще некоторое время. Посидите тихо и осознайте свой опыт. (…) Что происходило между вашими руками? (…) Что вы испытывали, отождествляясь с ними? (…)

Через минуту откройте глаза и поделитесь своим опытом с группой. Рассказывайте о пережитом от первого лица в настоящем времени, так, будто диалог происходит сейчас: «Я правая рука; я накрываю левую; я чувствую уверенность и защищенность, и я говорю левой…» Подробно опишите свой опыт. Не рассказывайте о руках — станьте ими. Не рассказывайте в прошедшем времени: «Я был», говорите в настоящем: «Я есть». Теперь откройте глаза и поделитесь своим опытом с группой.(…)

Почти все ощущают разницу между руками, часто эти отличия очень выразительны. Обычно правая рука выражает то, что мы думаем о «маскулинных» аспектах своей личноcти: силу, активность, влиятельность и т.п. Левая же обычно выражает «фемининные» аспекты: тепло, нежность, слабость и т.п. У некоторых людей обе руки удовлетворены своим отличием. Это отличие — основа для взаимодействия, как, например, в здоровых взаимоотношениях. У других людей это различие большей частью является источником конфликтов и разногласий. Иногда руки или другие части тела выражают непрекращающуюся битву между двумя сторонами определенного конфликта. Эта продолжающаяся экспрессия является причиной непрерывного или повторяющегося возбуждения и напряжения в некоторых частях тела. Постоянное неправильное и несознаваемое использование частей тела часто приводит к искажению их функций, и если это игнорируется, то может стать причиной деструктивных телесных изменений и болезней. Все мы, в некотором роде, неправильно используем наши тела и страдаем в какой-то степени от определенных психосоматических нарушений. Огромное количество осложнений, от «обычных» болей и головных болей до реальных травм и смертельно опасных заболеваний, таких, как язвы, астма и артрит, могут быть всецело результатом этого непонимания и неправильного использования тела. Даже когда причина заболевания носит явно физический характер, наше неправильное использование нездоровой части нередко усугубляет болезнь и делает ее гораздо тяжелее, чем она могла быть при других обстоятельствах. Посмотрите, что вы можете узнать о том, что выражают ваши собственные боли и другие симптомы в следующем эксперименте.


Диалог с симптомами

Закройте глаза и подумайте о каком-нибудь телесном проявлении, которое беспокоит вас. Если возможно, представьте симптом, который вы можете в данный момент ощу-

103

щать. Если сейчас вы не чувствуете никакого дискомфорта, вспомните, что беспокоит вас чаще всего, и попробуйте воссоздать это ощущение. Сфокусируйте внимание на симптоме и постарайтесь максимально полно сознавать его детали. (…) В каких именно частях тела вы ощущаете боль или дискомфорт и какие ощущения в связи с этим вы испытываете? (…) Особое внимание уделяйте ощущениям боли и напряжения. (…) Посмотрите, можете ли вы полностью принять любой дискомфорт,*который чувствуете, и допустить его в свое сознавание. (…) Выясните, можете ли вы усилить этот симптом? (…) Сознавайте, как вы усиливаете его (…), и посмотрите, можете ли вы ослабить симптом, отпустив его каким-либо образом. (…) Уделите еще немного времени, чтобы исследовать этот симптом и осознать более детально. (…)

Теперь станьте этим симптомом. На что вы похожи в качестве этого симптома? (…) Какие у вас характерные черты и что вы делаете с этим человеком? (…) Теперь побеседуйте с этим человеком и расскажите этому человеку, что вы делаете с ним и какие чувства у него вызываете. (…) Что вы говорите этому человеку, будучи симптомом? (…) Какова ваша позиция и что вы чувствуете? (…)

Снова станьте собой и поговорите с симптомом. (…) Что вы отвечаете и что чувствуете в это время? (…) Что происходит между вами? (…)

Станьте симптомом и продолжите диалог. (…) Что вы сейчас, будучи симптомом, чувствуете и что говорите? (…) Теперь расскажите человеку, что вы делаете для него. (…) Чем вы полезны для него или как облегчаете его жизнь? (…) Что вы помогаете ему избегать? (…) Что еще вы можете сказать? (…)

Снова станьте собой. Что вы отвечаете теперь? (…) Некоторое время продолжайте диалог и меняйтесь ролями, так,

104

чтобы отождествляться с говорящим. Выясните, что вы можете узнать друг у друга. (…)

Сейчас не открывая глаз, молча, осознайте этот опыт. (…) Теперь откройте глаза и поделитесь своим опытом от первого лица в настоящем времени, так, будто это происходит сейчас. (…)

Часто симптом имеет очень много всего, о чем может рассказать вам, если вы уделите ему внимание и выслушаете его сообщения, направленные вам. Одновременно с тем, что симптом отправляет послания в ваш адрес, он также говорит нечто людям вокруг вас. Симптом есть не только выражение избегаемой части самого себя, он также оказывает сильное воздействие на окружающих. Посмотрите, что вы можете узнать об этом из следующего эксперимента.


Диалог: симптом — окружающие

Закройте глаза и снова сознавайте тот же симптом, с которым работали в предыдущем упражнении. (…) Войдите в полный контакт с ним. (…) Посмотрите, можете ли вы обнаружить детали, которых не сознавали ранее. (…) Снова выясните, можете ли вы усилить этот симптом. (…) Сознавайте, как вы усиливаете его: что вы делаете, какие мышцы напрягаете? (…)

Теперь станьте этим симптомом и отождествитесь с ним. Что вы собой представляете и что чувствуете? (…) Какие у вас характерные черты? (…) Что и как вы делаете? (…) Продолжайте оставаться этим симптомом и поговорите с окружающими людьми.

Поговорите с родителями, друзьями, начальником, женой, детьми — всеми, на кого вы влияете, и расскажите, как вы воздействуете на них. (…) Что они делают под этим воздействием? (…) Расскажите им, что вы с ними делаете, и посмотрите, что они скажут. (…) Уделите некоторое время, чтобы исследовать, как вы в качестве симптома влияете на других. (…)

Теперь снова станьте собой и скажите то же самое этим людям от своего имени. Возьмите ответственность за то, что вы делаете. К примеру: «Я использую головные боли, чтобы ты делал вещи, которые я не хочу делать» — или что-то еще, близкое вашей ситуации. (…)

Откройте глаза и расскажете о своем опыте от первого лица в настоящем времени, как будто это происходит сейчас. (…)

Некоторые симптомы создаются и усиливаются главным образом для того, чтобы воздействовать на окружающих, манипулировать ими, вызывая определенные реакции. У некоторых людей, когда они не хотят выполнять неприятные обязанности или сталкиваются с трудностями, внезапно возникает головная боль, так что другие вынуждены им помогать. Даже симптомы, вызываемые какими-то внешними причинами, такие, как сломанная нога, могут быть использованы для получения большей заботы и внимания, чем это I реально необходимо, и некоторые люди имеют просто поразительную способность коллекционировать сломанные кости и другие повреждения. Симптом — это идеальный способ манипулировать другими людьми. Это то, за что я не могу нести ответственность; он позволяет мне не выполнять не— : которые дела и заставляет других людей делать их вместо меня.

Одна из наиболее важных вещей, которые необходимо знать о симптоме, — это то, что именно он делает для вас. Уберегает ли он вас от беспокойства, дает ли вам отдых от загруженности работой, позволяет вам не заниматься не-1 приятной деятельностью, которой вы не говорите «нет», обращает на вас внимание окружающих, дает вам «заслуженное» наказание, помогает избежать неприятных обязанностей и т.д.? Что бы симптом ни делал для вас, вы можете найти какие-нибудь другие способы для достижения тех же результатов. Если вы начинаете болеть для того, чтобы отдохнуть, то, возможно, раньше начав сознавать свое истощение, вы отдохнете до того, как болезнь заставит вас сделать это. Если симптом помогает вам получить заботу и внимание от окружающих, то, возможно, существует и какой-то другой способ получить то же самое. Часто, когда находится подобная альтернатива, симптом внезапно становится слабее или исчезает.

Вы можете воспользоваться воображаемым диалогом с любыми феноменами в вашей жизни, которые вызывают у вас проблемы в реальности или в фантазии. Если вы пытаетесь бросить курить, вы можете поговорить с пачкой сигарет. Если вы обнаружили, что нервничаете из-за машины, которая продолжает ломаться, вы можете поговорить с машиной. Если вы обнаруживаете какой-либо конфликт, вы может устроить диалог между этими частями, чем бы они ни были. Например, у вас, возможно, состоялась беседа между кустом розы и еще одним объектом. Особенно важно то, что каким-либо образом угрожает или фрустрирует, а также то, что поддерживает и защищает вас. Беседуйте с людьми, которые срывают ваши розы, с забором, который не дает получить тепло от солнца, с насекомыми, которые едят ваши листья, с оранжереей, которая защищает вас, или с бабушкой, которая заботится о вас. Вы можете устраивать диалог между маленькими, волокнистыми корнями и толстыми стеблями, между красивыми цветами и ужасными шипами, между той частью корней, которая находится в почве, и половиной, которая изгибается на воздухе, и т.п. Диалоги с вещами или качествами, которые отсутствуют или очень неопределенны, могут оказаться особенно ценными. Поговорите с корнями,

107

которых не чувствуете, с водой, которая отсутствует в сухой почве, и т.п..

Каждый раз, когда вы переживаете один из этих диалогов, вы получаете возможность узнать немного больше о своей жизни и стать чуть менее разобщенным. Вы можете больше узнать о своих трудностях, особенно о том, какую выгоду вы приобретаете от этих трудностей и как много вы вкладываете в них. Углубляя сознавание своего собственного функционирования, вы пбчувствуете себя более целостным, и ваша жизнь станет более простой и менее запутанной. Когда вы берете ответственность за то, что делаете, вы постепенно начинаете приобретать способность действовать более целеустремленно и искренне, и ваши действия становятся значительно эффективнее.