Глава 5


...

Реактивность и связанные с ней проблемы

Следующая причина искажения валидности заслуживает того, чтобы посвятить ей отдельный раздел. Как указывалось в табл. 2.4, термин реактивность означает непреднамеренное воздействие экспериментальных мероприятий на поведение испытуемых — или, проще говоря, тот факт, что, находясь под наблюдением, люди ведут себя не так, как в естественной обстановке. В случае со взрослыми эффект реактивности обусловлен осознанием испытуемыми того, что они принимают участие в эксперименте. Дети же чаще всего не осознают, что являются объектом исследования; в действительности самые маленькие из них вообще этого не понимают. Тем не менее выполнение роли объекта исследования может изменить поведение кого угодно, и поэтому реактивность может стать проблемой при изучении любых возрастных групп.

Исследование со взрослыми испытуемыми связано с рядом специфических проблем, относящихся к категории реактивности (Silverman, 1977). Особого упоминания заслуживают две из них. Суть первой проблемы легче всего объяснить на примере. Мартин Ори (Martin Orn, 1962) попытался найти задание, которое можно было бы использовать для изучения гипнотического контроля, — задание, которое было бы столь скучным, что все не впавшие в гипнотическое состояние испытуемые отказывались бы продолжать его выполнение. Одним из опробованных заданий было решение примеров на сложение случайных чисел. Каждый листок содержал но 224 примера, а каждому испытуемому выдавалась пачка из 5000 листов. Пять с половиной часов спустя некоторые испытуемые все еще были заняты работой! Тогда Ори добавил еще одно условие: покончив с каждым листом, испытуемый должен был разрывать его на 32 кусочка. Несмотря на явную бессмысленность этого задания, некоторые испытуемые продолжали работу, пока их в конечном счете не остановил экспериментатор.

Это исследование, как и другие исследования Орна, демонстрирует тот факт, что люди, принимающие участие в эксперименте, иногда (хотя, конечно, не всегда — критические замечания по этому поводу можно найти у Берковитц и Дон-нерстайн (Berkowitz & Donnerstein, 1982)) способны пойти на многое, если считают, что это необходимо экспериментатору. Поведение «идеального испытуемого» может принять форму и общей готовности следовать указаниям, и отдельных попыток подтвердить любую гипотезу, которая, по мнению испытуемых, положена в основу исследования. Используя термин Орна, можно сказать, что испытуемые реагируют на характеристики запроса экспериментатора, то есть «на совокупность признаков, по которым испытуемый судит об экспериментальной гипотезе» (Огпе, 1962, р. 779). Такая тенденциозность реакций испытуемого приводит к тому, что называется эффектом выдвигаемых требований.

Вторая причина систематических ошибок — «эффект ожидания оценки» (Rosenberg, 1965); еще один термин, используемый для сравнения с «идеальным испытуемым», — «самолюбивый испытуемый» (Silverman, 1977). Здесь речь идет о том, что испытуемые своим поведением стараются заслужить высшие оценки экспериментатора; иными словами, пытаются произвести благоприятное впечатление. Разумеется, создание благоприятного впечатления по смыслу может совпадать с выполнением того, что хочет экспериментатор; в этом случае фактор выдвигаемых требований и фактор оценки имеют общий эффект. Однако они не всегда синонимичны; например, испытуемый может попытаться удивить экспериментатора своими «высокоинтеллектуальными» ответами. Силвермен (Silverman, 1977) приводит данные, свидетельствующие о том, что в борьбе фактора запроса и фактора оценки выигрывает, как правило, последний.

Острее всего проблемы, связанные с ожиданием оценки, стоят в исследованиях с использованием самоотчетов. Как следует из названия, при использовании метода самоотчета экспериментальные данные представляют из себя вербальные отчеты людей о самих себе — о своих качествах, своем опыте, типичном поведении и т. д. В таком исследовании для испытуемого очень легко и заманчиво подкорректировать ответы в сторону желаемого, а не описывать то, что есть на самом деле. Например, в исследовании, направленном на изучение методов воспитания, мать может утверждать, что она никогда не бьет ребенка, хотя в действительности время от времени прибегает к физическому наказанию.

Описанные в этом разделе эффекты исследовались в основном на взрослых испытуемых. Насколько велико их значение в детской психологии Очевидно, что при изучении маленьких детей нам нет необходимости беспокоиться об эффекте запроса и об эффекте оценки в том смысле, в каком они описаны для взрослых. В действительности, исследователь, изучающий младенцев или 2-3-летних детей, может даже сожалеть, что его маленькие испытуемые столь безразличны к целям исследования и к стремлениям самого исследователя. Установку на сотрудничество можно приветствовать, одновременно помня об опасности эффекта запроса. Непривычность и неестественность экспериментальной ситуации может повлиять даже на самых маленьких детей. Вполне можно ожидать, что при обследовании в лаборатории младенец будет проявлять большую тревогу и беспокойство, чем при обследовании дома. При общении с незнакомым взрослым дошкольник может замкнуться или же, увлекшись стимульным материалом, обрадовавшись вниманию взрослого, говорить о чем угодно и делать все, что угодно, кроме того, что нужно исследователю. А к школьному возрасту у детей начинают появляться некоторые из классических признаков реактивности, которые наблюдаются у взрослых. Любому, кто хотя бы однажды тестировал школьников, легко вспомнить ребенка, который по лицу взрослого пытается понять, что требуется сделать; который повышает голос в конце каждого ответа, будто спрашивая; «Верно?»; который в целом более всего обеспокоен тем, чтобы угодить взрослому, тем, чтобы произвести приятное впечатление, или и тем и другим.

Как минимизировать эффект реактивности? Поскольку реактивность обусловлена осознанием себя объектом изучения, очевидным решением является сокрытие того факта, что идет исследование. Степень сокрытия может быть разной.

В простейшем случае исследователи представляют маленьким детям свои экспериментальные задания как игры, а не «тесты» или «эксперименты». Такое объяснение зачастую достаточно точно, более понятно для ребенка, чем сложные термины, и скорее всего не вызовет такой тревоги, как приглашение «протестироваться». Еще один характерный прием при изучении дошкольников — игра исследователя со своими маленькими испытуемыми, целью которой является установление доверительных отношений до начала самого эксперимента. Разумеется, нужно помнить о том, что.использование этих приемов снятия напряженности не гарантирует отсутствия тревоги или сопротивления; ребенок все равно понимает, что происходит нечто необычное. Кроме того, экспериментатор должен следить, чтобы предупредительные учителя не делали напрасными его усилия, приглашая ребенка «пойти протестироваться у доктора Такого-то».

Вероятность реактивности минимальна в исследованиях, проводимых в обстановке, максимально приближенной к естественной. Рассмотрим исследование, направленное на изучение того, какие игрушки предпочитают дети дошкольного возраста. Исследователь может выполнить эту задачу, приводя каждого ребенка в комнату, где проходит эксперимент, и там предлагая специальный опросник или тест-(называя их при этом «игрой», а не «тестом»). В этом случае измерение является непосредственным и эффективным, однако вероятность реактивности (тревоги в связи с необходимостью отвечать на вопросы, угадать, что хочет услышать взрослый, и т. п.) крайне высока. Еще один способ — также привести ребенка в комнату, где проводится эксперимент, но теперь уже просто наблюдать, с какой из игрушек, находящихся в комнате, он захочет играть. Если предложение поиграть будет звучать естественно и непринужденно (например, «Ты можешь поиграть, пока я закончу свою работу»), вероятность эффекта реактивности будет невелика. Третий способ — наблюдать детей в естественной обстановке игровой комнаты детского сада; в конечном счете, дошкольники значительную часть времени проводят за игрой. Если исследователю удастся понаблюдать за детьми, оставаясь для них невидимым (к примеру, через одностороннее зеркало), тогда реактивность вообще не будет проблемой. Наконец, в некоторых случаях о поведении можно судить по его физическим эффектам, без наблюдения за самими испытуемыми. Популярность разных игрушек можно, к примеру, определить, отметив в конце дня, какие из игрушек стоят нетронутыми на полках, а какие — разбросаны по комнате. Если проводить более длительное изучение, о популярности игрушек можно судитьпо тому, насколько они истрепаны; какие из игрушек все еще как новенькие к концу года, а какие потерты и сломаны? Здесь, конечно, возможность реактивности полностью отсутствует. В книге Уэбб, Кэмпбелл, Шварц, Секрест и Гроу (Webb, Campbell, Schwartz, Sechrest, & Grow, 1981) подробно обсуждается использование таких приемов «невмешательства» при изучении моделей поведения. В книге Лагрека (LaGreca, 1990) можно найти ряд рекомендаций по снижению эффектов реактивности в ситуации, когда для сбора данных необходима личная беседа с испытуемым.