Глава 6. Интеграция образов.

Однажды король Лидии Кроезус советовался с дельфийским оракулом, не отправиться ли ему в поход против Персидской империи. "Если ты сделаешь это, - предрек оракул, - то разрушишь Великую империю".

Кроезус был окрылен. Какая империя может сравниться с Персией? И он разрушит ее! Убежденный в победе, лидийский король выступил со своими войсками... - и был разбит персами. Поспешно ухватившись за "воодушевляющее" предсказание оракула, Кроезус впопыхах забыл спросить, о какой империи шла речь. А это было его Лидийское королевство, что превратилось в руины.

6.1. Три подводных камня интерпретации.

Интерпретация слов дельфийского оракула не так уж сильно отличается от расшифровки информации, содержащейся в потоке образов. Существует всего три подводных камня, на которые можно наткнуться по пути к верной интерпретации своих образов. Король Кроезус не обошел ни один:

1. Ожидание определенного ответа на поставленный вопрос.

2. Готовность довольствоваться общими словами в ущерб описанию деталей.

3. Излишняя поспешность в выводах.

Кроезус был уже в предвкушении войны, и, по-видимому, он в любом случае услышал бы положительный ответ, независимо от сказанного оракулом. Это и был первый подводный камень. Слова оракула о том, что король Лидии разрушит Великую империю, были лишь пустой общей фразой. Кроезус мог бы заметить, что она звучит неоднозначно. Но он обратил внимание лишь на то, что лежало на поверхности, тут же наткнувшись на второй камень.

Третий подводный камень оказался для него роковым. Поразмысли Кроезус немного - и ход мировой истории был бы изменен. Ведь все, что ему нужно было сделать, - это спросить: "О какой империи идет речь?"

6.2. Восемь шагов на пути к интерпретации.

С практикой процесс интерпретации, как и собственно просмотр образов, облегчается. В один прекрасный момент у вас возникнет инстинктивное понимание языка вашего правого полушария, что позволит вам без труда интерпретировать образы. Но если вы новичок, запомните следующие восемь правил:

1. Определите для себя, является смысл образа буквальным или символическим.

2. Различайте факты и эмоции.

3. Идентифицируйте ключевые ассоциации.

4. Пользуйтесь своим персональным декодером.

5. Применяйте критерий причинности.

6. Помните: последнее - самое лучшее.

7. Пользуйтесь методами отправных пунктов и вопросов, чтобы досконально разобраться в деталях.

8. Генерируйте моменты "Ага!"

6.2.1. Интерпретируйте только свои образы.

Первое правило интерпретации гласит: "Следует только самостоятельно интерпретировать свои образы". Нет ничего плохого в новых идеях: любое мнение извне, будь то мнение друга, супруги, психолога или даже популярной сегодня книги, может помочь вам при анализе образов. Но следует опасаться возникновения зависимости от чужого ума. Любые оглядки не только останавливают развитие у вас навыка самоинтерпретации, они также делают вас потенциальным объектом манипуляций со стороны других, как умышленных, так и случайных. Гораздо важнее для вас, особенно на ранних стадиях, приобрести собственный навык интерпретации, нежели разобраться досконально в каком-то отдельном образе. Лучше самостоятельно сделать неверные заключения, чем, сэкономив время, принять готовое чужое, пусть даже верное, толкование.

Работая с партнером, вы, конечно же, будете постоянно делиться с ним впечатлениями о явившихся образах. Но партнер должен воздерживаться от высказывания своих интерпретаций вашего потока, то же касается и вас. Даже при индивидуальных занятиях у большинства людей возникает желание поделиться. Главное правило при работе в одиночку - прежде чем обсуждать поток образов с кем-то еще, пройти все восемь шагов самостоятельно.

6.2.2. Шаг первый: буквально или символически.

Иногда образы бывают абсолютно буквальными по смыслу. Когда Боб С. увидел дефектную покрышку машины своей невесты, в этом не было ничего таинственного - просто изношенная покрышка! По понятным причинам буквальные образы значительно проще поддаются интерпретации. К сожалению, их буквальность не всегда очевидна с самого начала. Бобу потребовалось несколько минут, чтобы понять, где же он видел эту покрышку раньше.

Известно, что получить доступ к информации, которая находится в подсознании, намного легче в расслабленном состоянии. Для этого попробуйте заняться дыхательными упражнениями, описанными в главе 3. Добившись расслабления, подумайте о появившемся образе в течение некоторого времени и подождите, не придет ли вам что-нибудь в голову.

Если вас так ничего и не осенит, значит, образ, по всей видимости, символический. Переходите к следующему шагу.

6.2.3. Шаг второй: факты или эмоции.

Анализируя сны, последователи Карла Юнга четко разграничивают наблюдение реальных событий во сне и предположения, которые мы высказываем после совершившегося факта. Такой подход помогает прорваться через искажения, неизбежно вносимые нашим сознанием, и добраться до сути вещей.

При просмотре потока образов факты гораздо важнее и надежнее, чем любые из наших эмоций или впечатлений по поводу этих фактов. Например, в главе 3 мой соавтор Ричард По так рассказывал о своих впечатлениях во время сеанса просмотра образов:

Я вижу водопой, около него зебры, все залито солнечным светом, травянистая степь тянется до горизонта. Я чувствую кожей горячий ветер, я чувствую единение с гепардом. Мы вместе, я не чужой в этой стране, мы оба охотники и осматриваем стада, и я ощущаю дуновение ветра.

Первая половина этого отрывка полностью построена на фактах. Перед нами физическое описание и ничего более. Но в дальнейшем Ричард утверждает, что он ощущает единение с гепардом, и исходит из этого. То есть он передает уже не суть, а свои собственные эмоции и впечатления о том, что происходит. Они могут быть как верными, так и ложными, что согласуется с одной из основных идей методики просмотра образов. Заметьте, что ранее при описании тех же образов Ричард сказал:

...и я вижу голову гепарда. Он поворачивается ко мне, и я могу притронуться к его голове. Я трогаю его уши и чувствую их податливость, они словно резиновые, я чувствую, что из его рта капает слюна, когда я глажу его по голове, и он поворачивается и смотрит на меня, смотрит настороженно, нет, не настороженно, а приветливо, словно я часть его гепардовой семьи...

Первое впечатление Ричарда - настороженный взгляд гепарда. Правда, позже он меняет свое мнение и решает, что тот уставился на него "приветливо". А может быть, взгляд гепарда был сначала осторожным, а затем стал дружелюбным. Рассказ Ричарда не дает окончательного ответа. Позднее он убедил меня, что, возвратившись к прежним переживаниям, он вспомнил, что не видел никакой определенной эмоции в глазах гепарда, - кошачьи черты ни о чем не говорили. Так сознание Ричарда стремилось заполнить пустые места, предлагая одну за другой две совершенно противоположные трактовки.

Впечатления Ричарда о настроении гепарда все же полезны, но их следует рассматривать как вторичную реакцию. Можно сравнить конкретные образы с Торой - вдохновенным Словом Божьим, а вторичные эмоции Ричарда по поводу этих образов - с Талмудом, коллекцией комментариев раввинов. Для христиан - это разница между священным писанием и проповедью.

Подобно талмудистам, пробующим свои силы в теологии, мы должны строить выводы, опираясь на Тору как на основу. Азарт интерпретатора может завести в дебри рассуждений, но каждую "версию" следует сверять с библейскими фактами.

Как это ни парадоксально, умение отличать факты от вторичных наслоений дает нам больше свободы для исследования эмоций и ассоциаций. Факты, подобно маякам в море эмоций, будут всегда указывать путь к дому, как бы далеко мы ни забрели в своих предположениях.

6.2.4. Шаг третий: идентифицируйте ключевые ассоциации.

Ассоциации - вторичные мысли, которые генерируются образами, всплывающими в нашем сознании. Попробуйте пересмотреть ваш поток образов (или прослушайте запись, если вы ее сделали). Каждый образ будет пробуждать ясные ассоциации в процессе обдумывания.

Запишите эти ассоциации такими, как есть, даже если они покажутся вам бессмысленными. Ричард говорит, что сцена с гепардом напомнила ему сюжет о самке гепарда, воспитывающей своих детенышей в африканской саванне, который он видел однажды в программе "Природа" на канале PBS. Вид Лукреции Борджиа в костюме эпохи итальянского Возрождения ассоциировался у него с моим "Проектом возрождения" - организацией, через которую я распространяю и пропагандирую свою методику. Устрашающий образ Лукреции, вспарывающей небо, навеял Ричарду традиционное представление христианского апокалипсиса; тогда как лаборатория алхимиков на "лукрецианских" небесах показалась ему свидетельством его давнего интереса к мистическим тайнам.

Изображение дракона напомнило Ричарду его увлечение античным и средневековым фольклором. Черный окрас дракона говорил одновременно о силе и зле. Что касается неожиданного полета дракона в космос, то впоследствии Ричард уточнил, что это сказочное существо покинуло солнечную систему в левом направлении под углом около "10 часов", взяв курс на Альфу Центавра, о которой он мальчиком читал в фантастическом романе.

Космическое пространство ассоциировалось у него с эйнштейновской теорией относительности и "высокой" наукой в целом.

Поскольку это были наиболее ясные, сильные и очевидные ассоциации из тех, что Ричард смог различить, мы будем рассматривать их как ключевые для его потока образов.

6.2.5. Шаг четвертый: ваш персональный декодер.

"Я взял за правило, - написал Карл Юнг в 1961 году незадолго до своей смерти, - постоянно напоминать себе, что я никогда не научусь понимать чужие сны настолько хорошо, чтобы интерпретировать их правильно".

Юнга раздражал догматический подход его бывшего учителя Зигмунда Фрейда к анализу сновидений. По Фрейду, если вам приснились сигары, башни, флагштоки, стенобитные орудия или любые другие цилиндрические объекты, это всегда означает... - сами понимаете, что. Юнг считал это глупостью. Он полагал, что для разных людей символы имеют различное значение, в зависимости от контекста.

"Выучите о символизме все, что только возможно, - наставлял Юнг своих студентов, - но, когда анализируете сон, начисто выкиньте эту информацию из головы". Я согласен с Юнгом. Пятнадцать лет работы с людьми, совершенствующимися в технике просмотра образов, убедили меня, что у каждого своя собственная неповторимая кодировка символов. Поэтому только вы сами можете точно декодировать собственные символы. Храните таблицу кодов. Если вы решили серьезно заняться просмотром потоков образов, вам стоит завести таблицу кодов, перечислив в ней все неоднократно встречавшиеся объекты, ситуации, людей и те значения, которые, по вашему мнению, им соответствуют. Часто, особенно на первых порах, ваши интерпретации будут неоднозначны. Однако по мере накопления опыта смысл символов будет становиться все яснее и яснее.

6.2.6. Шаг пятый: проверка причинности.

Еще одну технику, заимствованную у Юнга, я называю проверкой причинности. Она помогает анализировать последовательность развития событий во время просмотра потока образов.

В потоке образов Ричарда хрустальный шар появляется из пылающего зева атанора и превращается в яйцо. Дракон вылупляется из яйца, расправляет крылья и собирается в космос. Ричард тем временем вскакивает ему на спину, и они вместе устремляются к межзвездной дыре.

Такие образы сами по себе способны рассказать нам о многом, но в последовательности происходящего заложен дополнительный смысл. Почему эти события произошли именно в таком порядке?

Чтобы нащупать ответ на этот вопрос, воспользуйтесь проверкой причинности. Мы могли бы сказать: "После того как хрустальный шар появился из печи, он превратился в яйцо".

Перефразируя описание событий таким образом, мы полнее раскроем причинно-следственные связи, так как сразу же возникают вопросы: Всегда ли шар становится яйцом, когда его вынимают из огня? Если положить яйцо обратно в огонь, превратится ли оно снова в шар? Как огонь маскирует яйцо под хрустальный шар?

В потоке образов Ричарда можно отыскать и другие примеры причинно-следственных связей:

После того как дракон выходит из яйца, он улетает в космос.

После того как дракон улетает в космос, Ричард прыгает к нему на спину.

После того как Ричард чувствует единение с гепардом, Лукреция Борджиа раскалывает небо.

После того как Ричард ощущает запах благовоний Лукреции, он спешит отправиться в небесную алхимическую лабораторию.

6.2.7. Шаг шестой: последние самое - самое лучшее.

Чем дольше вы работаете над потоком образов, тем больше попадаете во власть правого полушария. По этой причине, как и при мозговых атаках, идеи и образы, появляющиеся в вашем потоке последними, значительно меньше подвергаются искажениям сознания.

Как исследование шаг за шагом череды событий, так и постижение потока образов целиком сулят настоящие открытия. Но прилагаемые усилия окупятся сполна и куда быстрее, если вы сосредоточитесь лишь на нескольких заключительных моментах просмотра.

6.2.8. Шаг седьмой: досконально разберитесь в деталях.

Если интерпретация привела вас к далеко идущим выводам, то она, по-видимому, является слишком общей. Глобальные философские принципы мало способствуют решению конкретных задач. Так, например, цыганки всегда верно угадывают все о ком угодно, потому что любая достаточно туманная и общая формулировка или характеристика всегда кажется согласующейся с фактами.

Ричарду не составило бы труда и самому примерно определить тему, стоящую за его потоком образов. Но на самом деле такую обтекаемую трактовку подсказала ему жена Мария, как только он описал ей увиденное (да-а-а... боюсь, здесь мой соавтор отошел от правил). Мария высказала предположение, что дракон символизирует интерес Ричарда сразу к трем вещам: магическим, мифическим и античным. Эпизод с полетом Ричарда на драконе якобы воплощал соседство увлечений Ричарда архаической эзотерией с его столь же сильным интересом к современной науке.

Интерпретация Марии показалась Ричарду удачной. Но она была слишком общей и потому мало способствовала решению конкретной проблемы, с которой Ричард столкнулся в тот момент, - как успеть завершить "Неужели я гений?" к сроку. Где-то в пучине его потока образов лежал ответ на этот вопрос, но секреты недоступны без достаточного упорства и последовательного доведения дела до конца.

Путь к цели через метод отправных пунктов. Если поток образов предлагает неоднозначную или неудовлетворительную посылку, то продвинуться к цели вам поможет метод отправных пунктов. Следуя принципу "последнее - лучшее", Ричард выбрал на роль отправного пункта пульсирующее яйцо рептилии.

В первоначальном потоке лопнувшее яйцо произвело на свет черного дракона. Вернувшись к этому моменту, Ричард попросил яйцо дать ему возможность просмотреть дубль - точно такой же черный дракон появился еще раз. Испугавшись, что это плод сознательного ожидания, Ричард подавил образ (А зря! Ну что ж, идеальных людей нет.) и обнаружил себя уставившимся на Монну Лизу, загадочно улыбавшуюся ему из темноты.

Не удовлетворенный этим, Ричард продолжил работу с отправными пунктами. Его следующая попытка увенчалась картиной золотой рыбки в банке, плавающей вокруг крошечного белого изваяния головы Олмека. Погрузившись глубже, Ричард обнаружил себя участником сцены из "Десяти заповедей" Сесиль де Милль. Он даже наткнулся на Чарльтона Гестона в роли Мозеса, председательствовавшего на первом пасхальном ужине, и попросил его выдать ему секрет яйца. Но в тот же момент он увидел сборище снующих туда-сюда карикатурных персонажей, разряженных под греков V века до н.э., которые окружили вход в глубокую пещеру. Ричард отправился в тоннель, ведущий глубоко под землю, в ожидании найти ответ на дне пещеры. Ну наконец-то!.. Но не тут-то было: он обнаруживает там лишь "безобидного и всеми покинутого" циклопа в большой косматой шкуре и с дубинкой в руках. Отыщите общие элементы. Большинству людей не хватило бы ни терпения, ни времени, ни способности старательно шаг за шагом разгадывать каждый образ и причинно-следственные связи в потоке, особенно когда число отправных пунктов слишком велико, как в случае с Ричардом. Кратчайший путь к интерпретации - игнорирование смутных черт потока образов и поиск общего среди всех версий - элементов, которые могли бы составить целое. Просмотрев отправные пункты, связанные с образом дракона, Ричард нашел в них одну общую черту - ехидную насмешку над его поисками того, чего там быть не могло. Образ Монны Лизы, как ему и положено, загадочно улыбался, отказываясь открыть свой секрет. Золотая рыбка, появившаяся из атанора, казалась жалким подобием реального золота, выплавляемого алхимиками. В надежде услышать Слово Господне из уст самого Мозеса, Ричард пришел в уныние, обнаружив лишь смехотворных греков, снующих туда-сюда. Пытаясь приоткрыть темные завесы подсознания, Ричард в конце концов все же проник в пещеру, где лицом к лицу столкнулся с несчастным одиноким циклопом, который, по словам Ричарда, был похож на персонаж из глупого телесериала о Геркулесе.

Некоторые дополнительные, вносящие ясность и уточняющие смысл приемы, которые Ричард мог бы использовать, но не использовал, вы найдете на последующих страницах этой главы.

6.2.9. Шаг восьмой: момент "Ага!".

Все указывало Ричарду на неверный ход его рассуждений. Вместо поиска альтернативы дракону ему следовало обратить внимание на самого дракона, два экземпляра которого последовательно вылупились из яйца.

Первое "Ага!" Дракон и только дракон мог дать настоящий ответ на его вопрос. Не было никакого алхимического золота, не было Слова Господня, не было и подземных троп, которые вели бы к цели. По какой-то причине поток образов поставил Ричарда лицом к лицу именно с драконом.

Второе "Ага!" Ричард пришел к своему второму "Ага!", сжульничав. Позорно нарушив первый принцип интерпретации, он бросился за советом к жене. Как-то они вдвоем обсуждали поток образов Ричарда, обмениваясь предположениями. В один прекрасный момент их диалог принял следующий оборот:

Мария: Что для тебя означает дракон?

Ричард: Он символизирует две стороны познания. Он подобен змее, олицетворяющей мудрость, но может быть опасным и злым, как Змей, который обманул Адама и Еву, заставив их вкусить от плода Древа познания.

Ричард использовал свой персональный декодер. Представление о драконе сложилось у него в процессе чтения книг по мифологии и фольклору. Для других людей дракон имел бы свое значение.

Вооруженная рассказом Ричарда, Мария сообразила, что алхимическая тема, как и дракон, тоже олицетворяет собой тайную мудрость - мудрость, граничащую с опасностью и злом. В жаркой, душной лаборатории алхимии было тесно, как в тюрьме. Это было похоже на государство с античными эзотерическими традициями, существовавшее тысячелетия назад во времена древнего Египта. Унося Ричарда из этой тяжелой атмосферы, дракон помогал его освобождению.

Полет Ричарда на драконе был безрассудным, но смелым маневром, позволившим ему миновать опасность и перенестись в новые лучшие миры или, точнее, в звездный космос, который, согласно таблице его кодов, представлял безоблачное царство чисто научных исследований.

Мария убеждала Ричарда, что не следует останавливаться и обращать внимание на правила, мнения критиков и других комментаторов "Неужели я гений?". Довольно странно, но этот совет спустил его на Землю, к тому самому конкретному занятию, так волновавшему Ричарда последнее время, - к работе над седьмой главой.

6.3. Глубокое декодирование.

Блокирование и подавление, препятствующие любой деятельности, обычно проистекают из конфликтов, пустивших за долгие годы глубокие корни в нашем сознании. Метод просмотра образов позволяет нам идентифицировать этих внутренних демонов и уничтожать их. Такое глубокое декодирование обычно проливает свет на особый смысл образов.

Когда Мария посоветовала Ричарду вернуться к работе и не обращать внимания на правила, он неожиданно осознал установки, сдерживавшие его. Еще мальчиком Ричард был очарован наукой и проводил свои самые счастливые часы, рассматривая под микроскопом тину из пруда. Когда ему исполнилось двенадцать, он мог, поместив каплю крови на предметное стеклышко, выполнить дифференцированный подсчет белых и красных кровяных клеток, чему научился у своей матери, микробиолога. В пятнадцать лет он получил стипендию Национального научного фонда для изучения геологии в Университете Сиракуз во время летних каникул. На следующий год он был зачислен в этот университет студентом медицинского отделения первого курса. Одним словом, Ричард с малолетства был знаком с законами большой науки.

На первом курсе, однако, Ричард неожиданно сильно изменился, что напугало и насторожило как его преподавателей, так и родителей: он вдруг потерял интерес к науке и переключился на писательское творчество. Стал интересоваться всем мистическим и эзотерическим, начал записывать, подобно Юнгу, свои сны, увлекся романами Германа Гессе и Джека Керуака и проводил много времени, размышляя над тибетской "Книгой мертвых".

Позднее он совершенно забросил свою дипломную работу и вместе с Алленом Гинзбургом отправился изучать поэзию при буддийской школе в штате Колорадо, а затем переселился в Калифорнию и принялся писать роман. В течение последующих двадцати лет Ричард продолжал свою писательскую деятельность, позабыв о намерении стать медиком или ученым.

Однако в дальнейшем Ричард пришел к заключению, что его уход из науки был ошибкой. Будучи моим соавтором в работе над книгой "Неужели я гений?", он рассматривал этот проект как возможность искупления, как путь к восстановлению своей репутации ученого. Поэтому он превзошел самого себя, пытаясь разобраться в научных основах моих теорий и стараясь донести каждую мысль во всей ее полноте.

6.4. Оседлайте дракона.

Затем появилась глава 7. Работая в такой умозрительной области, как ускоренное обучение, время от времени неизбежно сталкиваешься с практическими ситуациями, когда известные научные законы не срабатывают. Эти моменты открыто обсуждаются в главе 7.

Для Ричарда, как моего соавтора, существовала проблема. Может быть, столь критическое обсуждение принизит научный авторитет книги? Может быть, следует стремиться обходить такие темы или, по крайней мере, приводить лишь общепринятые объяснения? Такой подход был бы наиболее безопасным, однако часть ключевых находок "Проекта возрождения" оказалась бы погребенной под спудом азбучных истин. До своего первого момента "Ага!" Ричард и не подозревал, сколь глубоко волновала его эта дилемма.

Именно образ дракона, улетающего в космос, явился последней каплей, разрушившей сомнения Ричарда. Дракон олицетворял собой все опасности и загадки главы 7. Он поднимался над землей, увеличиваясь в размерах, становясь все более диким и неуправляемым. Однако, в конце концов, Ричарду удалось не просто подчинить его себе, но даже, превратив в средство передвижения, отправиться на нем в эйнштейновское пространство.

Тем самым подсознание отчетливо обещало Ричарду, что если он сможет оставить в стороне свои страхи и смело вступит в единоборство с непростыми вопросами главы 7, то ему удастся найти компромисс в сочетании науки и практики.

6.5. Нарушайте правила.

Конечно, Ричард сжульничал, поделившись воображаемыми картинами с женой. Когда он подавленно сообщил Марии о своих страхах, она возразила: "Ну и что же? Надо нарушить правила!"

И это верный ход, о котором стоит помнить всем, занимающимся просмотром потока образов. Не существует правил, которые столь святы, чтобы их нельзя было время от времени нарушать. В самом деле, я обнаружил, что иногда стоит поделиться своими образами с другими людьми - в особенности с теми, кто, подобно моей собственной жене, знает меня и мою таблицу кодов, как свои пять пальцев. Конечно же, сначала нужно постараться определить скрытый смысл образов самостоятельно, но если вы чувствуете, что дело встало, попытайтесь получить подсказку со стороны. Будьте осторожны, однако, принимая совет, продиктованный вежливостью, и особенно осмотрительны, внимая чужому мнению лишь потому, что оно исходит из уст признанного авторитета.

6.6. Принцип приоритета.

Вашему потоку образов лучше знать, какие проблемы наиболее важны. Часто подсознание безжалостно игнорирует ваш очевидный вопрос и задает совершенно другой, от которого вы сознательно открещиваетесь. Как раз так и случилось с Бобом С., когда ему вдруг привиделась автопокрышка. Существует принцип приоритета, согласно которому поток образов сам выносит решение о том, какой вопрос или проблема требуют вашего внимания в первую очередь.

Ричард анализировал свои образы, исходя из сознательной установки, что главная его проблема - приближение срока сдачи книги. Поэтому он проверял каждый образ на предмет подсказки, как увеличить скорость работы или сократить число глав. Подсознание же указывало ему на совершенно противоположное, прибавляя работы, а не помогая сэкономить время. Тем не менее этот совет невольно вскрыл и разрешил самую болезненную и стержневую для него проблему в работе над книгой.

6.7. Что, если поток образов говорит "нет"?

Иногда ваш поток образов может отказываться отвечать на поставленный вопрос. Такой отказ обычно принимает образ персонажа, качающего головой, или даже ужасающего кошмара, кажущегося предупреждением.

Некоторые из моих коллег полагают, что следует всегда с уважением относиться к отказам, снимая поставленный вопрос с повестки дня. Я не согласен с ними. Мой собственный опыт учит, что отказы чаще всего возникают не в подсознании, а, напротив, есть проявление сознательных страхов или даже лени.

Иногда отказ обороняет какое-нибудь взлелеянное вами, но сомнительное убеждение. Любой компетентный специалист по психическим расстройствам скажет вам, что лучше разобраться и проверить убеждения, нежели защищать их от возможного разоблачения. Всякое жизнеспособное убеждение само должно быть способно защитить себя на свободном рынке идей.

Если вы столкнулись с отказом, следует ответить на следующие вопросы:

"Кто или что говорит "нет"?"

"Что можно сделать прямо сейчас, чтобы немедленно получить необходимую информацию, не причинив вреда ни себе, ни окружающим?"

"Если "нет" было вызвано неверной постановкой вопроса, то как его следует сформулировать, чтобы добиться ответа?"

"О чем нужно было бы еще спросить в данной ситуации?"

6.7.1. Когда "нет" - правильный ответ.

Существуют ситуации, когда "нет" и в самом деле родом из правого полушария - по-видимому, потому, что получение требуемой справки может нанести вред вам или окружающим.

Ряд эпизодов подсказал мне, что, во всяком случае, мой поток образов отказывается отвечать на вопросы о том, как усовершенствовать оружие или как уничтожить врагов. Мое подсознание также "стесняется" раздавать советы, которые смогли бы помочь кому-либо нажиться на ошибках и несчастьях другого, - например, в розыгрыше лотереи, при биржевой игре или на бегах. Поскольку у моих друзей, коллег и знакомых также бывали подобные случаи, я вправе сделать вывод, что наши неочевидные способности чувствительны не только к нашим собственным насущным потребностям, но и к человеческим ценностям вообще. Если вы не в состоянии поставить свои вопросы так, чтобы учесть и интересы окружающих, я советую вам уважить "нет", которое обязательно при этом последует.

6.8. Наводящие вопросы.

Предположим, вы только что попробовали "расколоть" сложный поток образов, используя метод отправных пунктов. Возможно, вы повторили упражнение дважды или трижды, всякий раз получая череду новых образов, но ни на йоту не приблизившись к желанной цели.

Это означает, что самое время попробовать задать наводящие вопросы. Вот как это делается:

1. Определите для себя новый отправной пункт, как описано в главе 5.

2. Тепло поблагодарите ваше правое полушарие за то, что оно уже столько всего вам приоткрыло. Затем попросите его помочь вам и объяснить, "что бы это значило?".

3. Отрешитесь и обратитесь к новому отправному пункту.

4. При этом произнесите про себя, но "громко": "Дай мне тот же ответ на поставленный вопрос, но представь его в совершенно другой форме".

5. Войдите в тесный контакт с отправным пунктом, используя при описании всю палитру ощущений.

6. Резко откройте доступ в пространство ответа соответственно конструкции вашего отправного пункта.

7. Войдите в пространство ответа и опишите все, что вы увидите, в мельчайших деталях.

8. Используйте метод индукции. Спросите себя, оглядев пространство ответа: "Что осталось неизменным?" Как бы ни отличалась открывшаяся картина от предыдущей, определенный элемент обязательно сохранится. В нем и ищите ответ.

6.9. Характерные детали.

Вы можете задавать вопросы любому объекту и любому действующему лицу, появляющемуся в потоке образов. Предположим, вы только что индуктивно определили неизменную характерную деталь. Задайте ей любой из вопросов:

"Зачем ты здесь?"

"Что символизирует твое расположение относительно тех объектов (деревьев, кустов, людей и т. д.)?"

"Почему ты такая (какого-то цвета или формы)?"

"Какова твоя роль в этой картине?"

"О чем ты должна сообщить мне?"

В большинстве случаев ответом будет служить смена картины, которая откроет вашему вниманию новый набор образов. Что бы вам ни представилось, остановитесь и постарайтесь описать. В некоторых случаях, однако, неизменная деталь может ответить вам прямо словами.

6.10. В поисках настоящего ответа.

Иногда кажется, что слова яснее и определеннее зрительной картины, но так бывает редко. Как и визуальные отклики, лучшие устные ответы приходят абсолютно неожиданно и всякий раз удивляют. Разгадать такие загадки сразу - искусство: ведь ничем не легче интерпретировать слова "лаковая шкатулка", чем сам образ лаковой шкатулки.

Тем не менее многие считают слова более удобным выразительным средством. Ничего плохого не случится, если вы потребуете устного ответа. Возможно, вам не будут возражать, а может быть, и возразят. Следует иметь в виду, что вербальные ответы способствуют смещению восприятия в область аналитического левого полушария, подальше от распознающего образы правого, которое и управляет потоком образов. Такой сдвиг способен нарушить или ослабить его магическую силу.

Я встречал некоторых наставников и гуру, которые в процессе обучения своих учеников "высшему подсознанию" через управление потоком образов практически не понимали разницы между словами и мысленными образами. Если, например, ученик должен представить себя с книгой Вед*:

"Ну, - говорит наставник, - и о чем же повествует эта книга?"

(Молчание.)

"Хорошо, - продолжает наставник, - открой книгу на любой странице. О чем рассказывается на ней?"

(Молчание.)

"Ну, какое там первое слово? Ты видишь первую букву?"

И так далее. По-моему, такая тренировка может способствовать лишь отрыву незадачливого ученика от плодотворной работы с потоком образов, генерируемых правым полушарием, и возвращением назад, в вербальный мир левого. Таким путем никогда не достичь реальных результатов, и многим ученикам придется покривить душой, чтобы осчастливить своих гуру.

6.10.1. Превратите слова в картинки.

Язык правого полушария - это язык образов, символов и метафор. Даже если вам свойственно принимать сообщения вашего подсознания в устной форме, следует постараться описать картины или сцены, их сопровождавшие.

Например, если на ум приходит слово "свобода", произнесите его, но затем опишите, скажем, орла, парящего знойным летним вечером над гребнем горы на фоне набухших грозовых туч, или любую другую картину, олицетворяющую для вас свободу.

6.10.2. Если без слов не обойтись.

Некоторые люди легко получают необходимую информацию, используя только вербальные ответы. Это нормально. Если вы чаще слышите слова, проверьте себя: попробуй те, переключаясь с вербальных ответов на визуальные, определить, какой тип обеспечивает вам более глубокое понимание проблемы. Продолжайте работать с тем, что окажется эффективнее, но примерно раз в месяц проверяйте, по-прежнему ли избранный вами метод приносит лучшие результаты.

6.10.3. Сначала картины, а потом слова.

Безусловно, при работе с потоком образов можно использовать и слова и картины одновременно. Однако общее правило гласит: прежде картины, а уж потом слова. Применяя метод отправных пунктов или разбирая характерную деталь вашего потока образов, дожидайтесь вначале ответа в виде изображения. Лишь после того как изображение полностью установится, следует прислушаться к устному ответу.

Когда картина уже сформирована, ваши сознательные ожидания не смогут легко повлиять на ее словесное воплощение. Слова пригодятся при уточнении моментов, которые имеют конкретное изображение.

6.10.4. Остерегайтесь букв.

Те, кто использует метод явных снов, рассказывают о странных вещах, происходящих, если они пытаются писать или читать во сне. Немецкий врач Харальд фон Моерс-Мессмер, экспериментировавший с явными сновидениями в конце 30-х годов нынешнего столетия, сообщал, что, как только он пытался во сне сфокусировать свое внимание на буквах, они сразу же превращались в иероглифы. Стефан Лаберже, современный популяризатор явных сновидений, заметил, что написанные слова меняют свою форму всякий раз, когда он смотрит на них. По-видимому, осознанное появление слов по воле спящего является уникальной особенностью метода явных снов.

Я полагаю, что, практикуя этот метод, так же как и при работе с потоком образов, человек находится под слишком сильным влиянием правого полушария, чтобы адекватно воспринимать написанное. Эти две функции, скорее всего, взаимно исключают друг друга: когда используется одна, другая автоматически выходит из игры. По этой причине вербальные ответы следует искать в устной, а не в письменной форме. Я считаю, что устная речь способствует установлению более благоприятного равновесия между различными функциями мозга.

6.11. Аналитик - шутник.

"Во всякой шутке есть только доля шутки", - гласит новая версия старой пословицы. Чувство юмора обязано своим существованием тому же самому правому полушарию, что ответственно за значительную часть сложных и тонких функций, служащих источником потока образов. Иногда юмор способен породить ту самую дополнительную связь, которая так необходима для увязки деталей и осмысления потока в целом.

Раскрепощенное состояние помогает расстаться с охранником и позабыть о том, что "ты всегда прав". Все это открывает более широкие возможности.

Когда ваш спонтанный поток образов иссякнет, не приведя ни к какому результату, обратитесь к инструменту, называемому аналитик-шутник. Последовательность ваших действий должна быть следующей:

1. Представьте себя в роли Зигмунда Фрейда, Карла Юнга, Милтона Эриксона или какого-нибудь другого выдающегося представителя гуманитарной науки о символах, а поток образов, о котором вы только что рассказали, - сновидением одного из ваших пациентов.

2. Запишите на магнитную ленту или на бумаге свои пространные рассуждения о смысле сна.

3. Во время беседы с воображаемым пациентом постарайтесь в наиболее смешном свете воспроизвести жаргон, мимику и манеры великого психоаналитика.

4. Представьте, пусть даже утрируя, что каждый фрагмент сновидения буквально заряжен смыслом и несет в себе какую-нибудь метафору.

5. Радуйтесь жизни! Помните, что, выполняя это упражнение, гораздо важнее быть веселым, нежели чувствовать свою правоту.

6. Говорите быстро, как это только возможно, чтобы забить своего внутреннего Редактора.

7. Поддерживайте поток слов в течение нескольких минут.

8. Еще раз мысленно пробегитесь по заметкам, сделанным вами в качестве аналитика-шутника, или прослушайте магнитофонную запись. Если вам по-настоящему удалось войти в роль, ваш монолог, несомненно, будет содержать ключевые моменты, необходимые для интерпретации потока образов.

6.12. Рефлекс дознания.

Когда вы свободно овладеете языком правого полушария, прогоны образов станут походить на активные диалоги между сознанием и подсознанием. Вы будете рефлекторно использовать методы отправных пунктов, наводящих вопросов и выявлять характерные детали, при этом реагируя почти на каждую нештатную ситуацию, возникающую во время сеанса просмотра потока образов. Вы сможете делать это мимоходом в самый нужный момент.

Чтобы развить рефлекс дознания, постарайтесь выработать привычку в моменты, когда поток образов становится запутанным и неясным, задавать себе следующие вопросы:

Пожалуйста, покажите мне на следующем рисунке то, что я не смог полностью понять из предыдущего.

Какой еще вопрос мне следует задать сейчас?

6.13. Будьте Гедеоном.

Хорошо известная библейская история рассказывает об Ангеле Господнем, посетившем однажды человека по имени Гедеон, призывая его, вооружившись мечом, освободить Израиль от ига мадианитян. Однако Гедеону не верилось, что Господь мог действительно выбрать его для исполнения сказанного. Вместо того чтобы слепо следовать указаниям, Гедеон подверг свое видение проверке, с уважением попросив Его дважды подтвердить свои указания чудотворным знамением.

Господь не стал казнить Гедеона за его неверие, а ниспослал ему чудеса, сначала - низведя с небес огонь, который поджег жертвенник, а затем - даровав военную победу. Гедеон разгромил армию мадианитян, имея всего 300 воинов, установил мир на 40 лет и был почитаем впоследствии как "могучий воин". В более поздней библейской легенде Томас, усомнившийся и потребовавший доказательств воскрешения Христа, был причислен церковью к лику святых.

Библию часто неверно трактуют как призыв к слепому повиновению. На самом же деле, я полагаю, что сюжеты с Гедеоном и Томасом поощряют верующих перепроверять и подвергать сомнению то, что считается Словом Божьим. Поступая таким образом, мы подвергаем проверке не Бога как такового, а полноту и правильность нашего собственного восприятия.

Поэтому я настоятельно советую вам проверять любую информацию, извлекаемую из вашего потока образов. Не может быть ничего опаснее и страшнее, чем уверенность, что подсознание никогда не ошибается. Оно остается загадочной и малоизученной силой - мы все еще далеки от понимания даже незначительной доли его механизмов и мотивации. Сообщения, исходящие из потока образов, в лучшем случае следует рассматривать как пищу для размышлений, - идеи, которые надежны настолько, насколько мы способны проверить их в действии.

Мое золотое правило гласит: чем яснее кажется сообщение, полученное из области подсознания, тем настойчивее следует "быть Гедеоном". Спросите свой поток образов: "Как мне убедиться, что ваша информация соответствует действительности?" или "Как мне проверить, что это правда?"

Другой путь - подвергать проверке результаты просмотра потока образов путем раздумий и действий - точно так же, как вы поступили бы с любой вдохновенной идеей, пришедшей вам в голову. Будьте активным скептиком. Никогда не принимайте безоговорочно какое бы то ни было развитие событий или действия, представляющиеся вам сомнительными или неверными, только потому, что ваш поток образов потребовал этого. Опирайтесь на собственные суждения. Доверяйте своей интуиции.

6.14. Благородное дело.

С незапамятных времен умение толковать сны и видения высоко ценилось королями и императорами. И по сей день виртуозное владение языком правого полушария остается редким и драгоценным даром, придающим его обладателю необыкновенную силу. Изложенные в данной главе подходы помогут вам достичь высокой ступени этого искусства самым естественным путем и причем за короткое время. Я советую читателю проявлять настойчивость при выполнении упражнений. Интерпретация может оказаться более сложным делом, чем остальные методы, однако никакое другое мастерство не принесет вам в будущем столь богатого урожая.

Несравненное преимущество иметь между ушей всегда готовый к работе портативный механизм решения задач, которые по зубам лишь гениям, наверняка стоит ваших усилий и внимания.