ВОДНАЯ ЛОГИКА

«Страшно подумать, как много вреда причинило грубое высокомерие каменной логики». Автор этих слов — Дадли Хершбах, лауреат Нобелевской премии, профессор химии Гарвардского университета. Это цитата из его письма ко мне.

Камень тверд, не меняет формы и неподатлив. Он имеет определенную форму. Вода — иное дело. Она мягка и податлива.

Камень может использоваться для нападения, и как орудие агрессии он тверд и тяжел. Когда вы нападаете на воду, она не оказывает сопротивления, но затем заглатывает или топит нападающего.

Если положить камень на твердую поверхность, он будет лежать неподвижно на одном месте. Камень «есть». Если пролить воду на плоскую поверхность, она растечется и разведает каждую щель. Если есть хоть маленький наклон, вода потечет.

Камень не меняет своей формы в зависимости от внешних обстоятельств. Вода не имеет собственной формы, а принимает форму сосуда, который вмещает ее. Истина очень часто является истиной лишь в определенном контексте. В водной логике подчеркивается важность контекста.

Если положить камень в стакан и затем наклонять стакан все больше и больше, камень рано или поздно вывалится. Камень либо в стакане, либо вне его. В случае с водой вы можете вылить часть жидкости из стакана и по-прежнему иметь ее достаточное количество в стакане — воде не надо быть «либо/либо».

Если добавить к камню камень, получится два камня. Если добавить воду к воде, две воды не получится. Новая вода смешается со старой, и результатом станет снова вода.

Это аддитивное свойство водной логики очень напоминает «нечеткую логику»,2 которая сегодня находит все более широкое применение в области искусственного интеллекта. Восприятия комбинируются, дополняя друг друга и образуя целое, как в поэзии.


2 Формальная система логики, разработанная профессором Лотфи Заде (Калифорнийский университет Беркли) в 1960-х годах, являющаяся расширением обычной булевой логики. В ней значения «истина» и «ложь» заменяются значениями функции на отрезке [0, 1] (концепция частичной правды). Позволяет уйти от однозначности ответа на вопрос. Часто используется в экспертных и самообучающихся системах и системах распознавания образов. — Прим. перев.


Каменная логика часто имеет дело с противопоставлением, выраженным частицей «но», поскольку нередко приходится показывать, чем различаются объекты. Водную логику более заботит частица «и»: каким образом слагаемые образуют целое.

Спор западного типа в большинстве своем основывается на конфликте, где стороны руководствуются каменной логикой. Дискуссия у японцев в значительной степени связана с добавлением новых слоев к предыдущим, что свойственно и водной логике.

Все вышесказанное может дать вам некоторое представление о разнице между каменной и водной логикой.

Подытоживая все сказанное, можно сказать, что каменная логика основана на «быть», «есть», тогда как водная — на «куда», «в направлении к» и т. п. Куда это перетекает? К чему это приведет? Что будет суммой всего этого?

Традиционная каменная логика уделяет большое внимание сущности объекта: «Это гусеница». Не меньшее значение она придает тому, чем «обладает» объект, а также операции «включения». «Гусеница является существом зеленого цвета и имеет покрытое волосками тело».

Включение, исключение, что представляет собой объект и чего не представляет, устранение противоречий — все это традиционное логическое мышление. Мы понаставили повсюду ящиков в виде категорий, классов и типов. Мы судим о том, относится ли что-нибудь к определенному ящику, и если да, придаем ему все характеристики содержимого данного ящика. Это основа наших умозаключений и нашей уверенности, и она служит нам достаточно успешно, хотя и способна привести нас к грубому высокомерию.

Попробуем подставить на место «есть» и «быть» каменной логики «туда» или «в направлении к» логики водной.

«КУДА»

Что мы понимаем под словом «куда»? Мячик, помещенный на наклонную поверхность, покатится «к»3 ее подножию. Река течет «к» морю.


3 Как отмечалось ранее, «куда» может меняться на «туда», «к», «в», «в направлении к» и т. п. — в зависимости от контекста. — Прим. перев.


Яйцо, брошенное на горячую сковородку, превращается «в» яичницу.

Падая, яйцо превращается «в» месиво на полу.

Режиссер может приклеить кадр с падающим яйцом «к» кадру, на котором запечатлена рушащаяся башня.

Режиссер может приклеить кадр с падающим яйцом «к» кадру, на котором снята плачущая девочка.

Мячик, перекатывающийся с одного места «в» другое, остается все тем же мячиком. Сырое яйцо, которое стало яичницей, есть то же самое яйцо, но в другой форме. Однако кадр с рушащейся башней или плачущей девочкой имеет отношение к предыдущему кадру с падающим яйцом только потому, что режиссер решил установить между ними связь.

Таким образом, мы используем «куда» самыми разными способами и в разных ситуациях.

На протяжении всей книги я использую «куда» в очень простом и ясном смысле. Куда это ведет? Что произойдет затем?

Каким будет следующее событие? Если в фильме за кадром с яйцом следует кадр со слоном, тогда мы скажем, что яйцо ведет к слону. Если бы вас везли на машине по красивой местности и за идиллическим сельским пейзажем вдруг последовал прозаический вид городской электростанции — это тоже следующее по времени событие. Таким образом, смысл слова «куда» не ограничивается понятиями «становиться» или «превращаться в», хотя и это тоже следует включить в широкое определение «куда», имеющего значение «что случается затем». Нестабильная система может стать стабильной. Стабильная система может стать нестабильной. Одна вещь ведет к другой.

Поскольку понятие «куда» столь важно, было бы полезно дать ему определение с помощью нового слова. Возможно, мы могли бы ввести в употребление новый предлог, скажем, «вик», означающий «ведет куда». Но в данный момент такое нововведение может показаться искусственным или излишним.

Женщина приносит неисправный электрический чайник в магазин и просит заменить его на новый. Продавец знает, что этот чайник не мог быть приобретен в его магазине, поскольку чайников этой марки они никогда не продавали. Но продавец, тем не менее, меняет чайник на новый. С точки зрения логики «есть» и справедливости это может показаться абсурдным. Но в рамках логики «куда» это имеет смысл. Женщина настолько восхищена поведением продавца, что становится регулярной покупательницей этого магазина. Исследования, проведенные в США, показывают, что возврат на деньги, потраченные таким образом, достигает 500 %. Традиционная логика выставила бы следующий аргумент против: на следующий же день выстроится очередь желающих обменять свои неисправные приборы. Что из того? Никто не обязывает магазин производить замену. Ситуация изменилась и на тот момент будет оценена правильно. Нет нужды ограничивать себя рамками какого-то одного направления действия. Я приводил эту историю в своей книге «Я прав — ты нет» и повторяю ее здесь, чтобы связать краткое упоминание о водной логике в предыдущей книге с ее более подробным исследованием в этой книге.

Теперь мы знаем, что в самоорганизующихся системах провокация является математически существенной величиной, необходимой для того, чтобы вызывать возмущение одного стабильного состояния с целью прийти к еще лучшему стабильному состоянию. Данная точка зрения была рассмотрена в 1983 году доктором Скоттом Киркпат-риком, сотрудником IBM. В латеральном мышлении мы можем использовать провокацию с целью дестабилизации системы или для того, чтобы вывести нас из рамок обычных каналов восприятия. Например, можно сказать: «У машины квадратные колеса». Если бы нам затем предложили призвать на помощь здравый смысл, мы бы, наверное, отбросили такую идею, поскольку она («есть») абсурдна. Однако теперь вместо суждения мы используем «движение», которое является потоком событий. Посмотрим, куда приведет нас эта провокация. Легко предугадать, что квадратные колеса вызовут сильные толчки при езде, поэтому будет необходимо соответствующее усовершенствование подвески. Это ведет нас к идее подвески, которая приспосабливается к неровностям дороги, результатом чего становится так называемая «активная», или «умная», подвеска. Преднамеренное использование провокации, за которым следует «движение», является одним из методов латерального мышления.

Когда я использовал спор и отрицание, критикуя их преобладание в западном мышлении, меня обвиняли — совершенно справедливо — в том, что я использую те же методы, против которых выступаю. Посмотрим, куда ведет такая линия рассуждения. Если отрицание нельзя использовать, чтобы критиковать отрицание, тогда отрицание вообще нельзя критиковать! Моя точка зрения состоит в том, что спор и отрицание действительно полезны для определенных целей, одна из которых — критиковать спор и отрицание. Я не вижу никакой необходимости в абсолютистских «либо/либо» каменной логики.

Используемая сегодня всеми нами концепция «демократии» сводит наше понимание ее к контексту исторического пути становления и реализации демократических государств. Обо всем другом у нас судят как о «недемократии». Вместе с тем можно представить себе систему, в которой избирают только тех, кто получил голоса, наилучшим образом представляющие всю совокупность электората. Например, в районе, где 70 % белого населения и 30 % черного, побеждают кандидаты, у которых голоса распределились ближе всех к соотношению 70/30. Потребуется регистрация избирателей по партийному или этническому признаку. Каменную логику в первую очередь заботило бы, возможно ли уместить такую идею в традиционные принципы демократии. Водную логику же заботило бы, к чему такая идея могла бы привести.

Прагматизм в значительной степени основан на понятии «вести куда-то», относящемся к водной логике. Существует вполне оправданный страх перед прагматизмом, поскольку он, как многим кажется, действует не по принципам. Это абсурдно, поскольку принципы могут быть такой же частью прагматизма, как и, скажем, обстоятельства. Один сильный довод против прагматизма состоит в опасении, что «цель может оправдать средства». Иными словами, если цель хороша, тогда средства ее достижения будут оправданы. Поскольку различные люди и организации имеют разное понятие о том, какие цели хороши, результатом станет хаос и вандализм.

Интересно, что сама причина, по которой мы отвергаем концепцию цели, оправдывающей средства, является примером чистейшего прагматизма и водной логики. Нас заботит, к чему это все приведет. Таким образом, прагматизм в состоянии держать в узде прагматизм, так же как каменная логика держит в узде каменную логику.

Что такое ручка? Это («есть») инструмент для письма. Мы могли бы проанализировать ручку с точки зрения ее физической природы и составляющих ее частей: перо, резервуар для чернил, корпус, колпачок и т. д. Все это говорит нам о том, что «есть» ручка.

Однако польза от ручки в значительной мере зависит от контекста. Для человека, не умеющего писать, ручка практически бесполезна. Она представляет очень большую ценность для человека, которому нужно в данный момент времени срочно записать медицинское предписание или важный телефонный номер. Ручка, с помощью которой подписывали важный международный договор, имеет большую историческую ценность. Она может быть дорогим подарком. Все эти стороны ценности ручки возникают перед нами по мере того, как мы «перетекаем» от самой ручки «к» тому, как ее можно использовать.

Лондон может находиться от вас на расстоянии шестидесяти миль, но при этом вы можете стоять на дороге под названием Лондон-роуд. Она имеет такое название потому, что ведет в Лондон. Иными словами, дорога получила свое определение по тому объекту, к которому она ведет. Дорога или тропинка — классический пример «куда», поскольку каждая точка переходит «к» следующей точке. Следовать тропой куда более естественно, чем сбиться с нее.


ris1.jpg

Рассмотрим последовательность букв на рис. 1. В каждом случае буква «С» совершенно одинаковая. Она имеет одну и ту же форму, и даже риски на концах одинаковые. Однако с точки зрения водной логики эти четыре «С» различны, поскольку каждая «ведет к» разной букве: CD, СА, СХ, СЕ. Это может показаться бессмысленным, пока мы не сообразим, что даже в произношении есть разница: «С» в слове CALL произноси тся иначе, чем «С» в слове CELL.4


4 Call (произносится «кол» с длинным «о») (англ.) — звонок. Cell (произносится «сэл») (англ.) — клетка. — Прим. перев.


Каменная логика сказала бы, что последовательности на рисунке различны, поскольку составлены из разных букв. А водная логика добавила бы к этому, что они различны еще и потому, что «ведут к» различным идеям.

В первой последовательности мы сразу угадываем последовательность первых букв английского алфавита. Вторая последовательность приводит нас к слову CALL и его значению. Третья может показаться случайным набором букв, но на самом деле мы можем догадаться, что речь идет о первой и третьей буквах алфавита, если считать с его начала, и о последней и третьей с конца. Последняя последовательность дает еще одно слово — CELL, и здесь нас может увести в двух разных направлениях: идет ли речь, например, о тюремной клетке или же о клетках, из которых состоит тело человека? Сложные восприятия могут возникать там, куда «приводит» нас стимул, как в рассмотренном только что примере.

Я далек от того, чтобы утверждать, что люди никогда не пользовались водной логикой или что ранее не пользовались ею сплошь и рядом. В очень многих случаях люди используют водную логику, и многие пользуются ею большую часть времени. Тем не менее общепризнанной и полноправной всегда была и остается каменная логика. В любом существенном споре признаются лишь доводы каменной логики. Многие женщины говорили мне, что они находят водную логику более естественной, но сами они практически всегда проигрывают в спорах. Им кажется, это происходит потому, что спор — это игра, в которую играют по правилам каменной логики.

Психология bookap

Я собираюсь «узаконить» водную логику и указать, на какое место и роль она вправе претендовать, будучи логикой восприятия. Я попробую наградить должными правами водную логику, не просто обратив всеобщее внимание на ее полезность, но и показав, на какую основу она опирается в рамках естественной функции мозга.

Латеральные мысли были у людей и до того, как я ввел термин «латеральное мышление». Были люди, которые имели особые способности и склонность к тому, чтобы мыслить латеральным образом. Когда вышла моя первая книга, многие творческие люди написали мне о том, что их привлекает идея латерального мышления. Я показал, что потребность в латеральном мышлении вытекает непосредственно из поведения мозга, который плетет узоры из мыслей и идей, использует их, в связи с чем бывает необходимость найти короткий латеральный путь между привычными узорами. На этом фундаменте я разработал конкретные инструменты, которые можно использовать систематически и преднамеренно, с тем чтобы генерировать новые идеи. Я также собираюсь предложить некоторые методы, позволяющие с пользой применять водную логику.