1. История, которую вы запомните на всю жизнь

Студент сидел в ожидании неизвестного, испуганный, робкий и словно зачарованный. Это было первое в его жизни занятие в университете. Его, как и других студентов группы, предупредили, что профессор Кларк — не только лучший выпускник университета по специальности «английский язык и литература» за всю его историю; он также имел привычку смотреть на студентов с высоты своего гения и не упускал случая их «подковырнуть» или «зарубить», используя свой могучий интеллект. Ко всему этому профессор опаздывал на занятие, усугубляя и без того высокое психологическое напряжение.

Профессор Кларк с невозмутимым видом вошел в аудиторию и окинул пронзительным взором лица студентов.

Вместо того чтобы проследовать за свой стол, как можно было ожидать, он встал перед ним, лицом к аудитории, сцепив руки за спиной, и произнес с заметной иронией в голосе: «Первый курс английского?.. Оглашаю список». И начал выпаливать, как пулемет, фамилии настороженно притихших студентов:

«Абрамсон?» — «Есть»

«Адамс?» — «Есть»

«Барлоу?» — «Есть»

«Буш?» — «Есть»

«Бьюзен?» — «Есть»

Дойдя до очередной фамилии, он выкрикнул: «Картланд?» — за чем Последовала гробовая тишина. Посуровев, профессор, как некогда великий инквизитор, стал медленно обводить испепеляющим взглядом лица студентов, словно ожидая, пока кто-нибудь не «признается» в том, что носит названную фамилию. Не получив ответа, он сделал глубокий вдох и начал произносить со скоростью, вдвое превышающей нормальный темп речи: «Джереми Картланд, 2761 Вест-Терд-Авеню, домашний телефон 794 6231; дата рождения: 25 сентября 1941 года; мать: Джейн, отец: Гордон;… Картланд!». Нет ответа! Тишина становилась невыносимой, пока, наконец, профессор выбрав нужный момент, не объявил, как будто ставя точку «Отсутствует!».

В таком же духе профессор продолжал оглашать список, ни разу не запнувшись. Когда студент, фамилию которого он на звал, оказывался отсутствующим, профессор проделывал ту же процедуру, что и в самый первый раз — с Картландом, то есть выдавал исчерпывающие сведения об отсутствующем, хотя всем было ясно, что он не мог знать, в этот первый день занятий, кто будет присутствовать, а кто нет; и все это несмотря на то, что он, скорее всего, никогда никого из названных им студентов до этого и в глаза не видел. По мере того как профессор Кларк все далее следовал по списку, всем стало вполне очевидным, что он знал и просто потрясающе помнил наизусть, во всех мельчайших подробностях, биографическую информацию о каждом из присутствующих.

Когда список закончился и он выкрикнул последнее имя: «Зиготски?» — на что получил ответ: «Есть!» — профессор окинул присутствующих взглядом с явной толикой насмешки и иронически улыбаясь: «Выходит, Картланд, Чэпмен, Харкстоун, Хьюс, Лаксмор, Мире и Тови отсутствуют!». Он сделал паузу и добавил: «Я отмечу это для себя… на потом!».

Сказав это, он повернулся к двери и покинул аудиторию, в которой воцарилась гробовая тишина.

Для зачарованного студента, о котором было сказано вначале, это оказалось поворотным моментом в жизни, когда на его глазах «недоступная мечта» стала явью: мечта о том, чтобы овладеть, путем тренинга, своей памятью, превратив ее в безотказный инструмент на все случаи жизни.

Запомнить имена, даты рождения и смерти, а равно и другие важные факты из жизни выдающихся художников, композиторов, писателей и других «великих мира сего»! Без особого труда выучить иностранные языки! Удерживать в памяти огромные объемы информации по биологии и химии!

Быть в состоянии запомнить перечень фактов любого объема! Иметь память, сравнимую с памятью профессора Кларка!

Студент вскочил с места, выбежал из аудитории и нагнал профессора в коридоре. Вопрос, который он скорее выпалил, нежели произнес, прозвучал так, словно от этого зависела вся его жизнь: «Сэр, как вам это удается?». С тем же высокомерным видом профессор ответил: «Все дело в том, молодой человек, что я — гений!». И повернулся, чтобы проследовать дальше, будто не слыша, как студент промямлил, запинаясь: «Да, сэр, я понимаю, но все-таки, как вам это удается?!».

В течение последующих двух месяцев он не отставал от «гения» с расспросами, и тот со временем стал привечать пытливого молодого человека и как-то, по большому секрету, раскрыл ему «волшебную формулу», позволившую профессору построить мнемоническую систему, так изумившую студентов в тот памятный первый день.

На протяжении последующих 20 лет наш студент досконально изучил все книги, которые он смог найти, по технике запоминания, творческому мышлению и природе человеческого мозга, задавшись целью создать новую мнемоническую систему, способную превзойти достижения профессора Кларка.

Первым результатом стала «интеллект-карта» памяти — инструмент мышления, по многофункциональности сравнимый со швейцарским армейским ножом, который позволяет лицу, использующему ее, не только запоминать информацию с завидной точностью и эффективностью, но и повысить свой творческий потенциал, а также способность к планированию любых действий, к учебе и общению на основе улучшенной памяти.

Психология bookap

После «интеллект-карты» следующим достижением стала сверхнадежная мнемоническая система матричного типа, служащая базой данных, которая позволяет человеку, пользующемуся ею, иметь мгновенный доступ к любым объемам информации из любой интересующей его сферы знаний.

Итак, по прошествии 25 лет возникла новая система. Студентом, о котором шла речь, был я! Те, кому я предлагаю ознакомиться с ней, — это вы.