9 Методика органического изучения «карты памяти» (МОИКП)


...

УЧЕБНИК ― ИСТОЧНИК УГРОЗЫ

Вышеописанный эпизод юмористичен, но выводы, которые он позволяет сделать, весьма серьезны и существенны.

С одной стороны, рассказ вдохновляет, поскольку сам факт, что эта проблема знакома всем, подтверждает давние подозрения и догадки: каждый человек способен к творчеству и изобретательству, а ощущение, что многие из нас ― люди нетворческие и неизобретательные, ложно. Способность к творчеству и изобретательности, продемонстрированная в вышеприведенном примере, реализуется не очень полезно. Но разнообразие и оригинальность идей, которые мы придумываем для оправдания того, чтобы не делать то, что нам надо делать, позволяют предположить наличие у каждого человека большого таланта, который может быть направлен в более положительную сторону!

С другой стороны, этот рассказ не внушает энтузиазма, поскольку свидетельствует о том, что большинство из нас испытывают скрытый страх, когда видят перед собой учебный текст, и это явление широко распространено.


ris54.png

Рис. 35. В настоящее время большую значимость имеет информация, чем человек. В результате он загружен умственно и почти буквально «завален» ею. Информационный и издательский потоки продолжают расти со страшной скоростью, игнорируя способность и возможность человека со всем этим ознакомиться и изучить. Если он в принципе хочет когда-либо справиться с данной ситуацией, то вместо изучения все новой и новой печатной продукции он должен изучать новые способы обращения- и ознакомления с информацией новые способы использования своих природных способностей к учению, мышлению, запоминанию, творчеству и решению проблем (см. также рис. 37 и текст на с. 143-146).

Этот страх и внутреннее сопротивление возникают из-за школьной экзаменационно построенной системы обучения, при которой ребенку дают книги по изучаемым предметам. При этом он знает, что учебники намного сложнее художественных книг, что они таят в себе кучу работы и что потом будут проверять его знания, полученные из этих книг.

Сам по себе факт, что книги такого типа «трудны», уже отталкивает. То, что они представляют собой объект большого труда, также вызывает отрицательное отношение к ним, поскольку каждый ребенок инстинктивно понимает, что не способен читать, конспектировать и запоминать надлежащим образом.

А тот факт, что предстоит проверка полученных знаний, является часто самым серьезным из трех перечисленных обстоятельств. Хорошо известно, что такая угроза в определенных ситуациях может совершенно парализовать работоспособность головного мозга. Известно огромное число случаев, когда люди в экзаменационной обстановке буквально не могли написать ни слова, несмотря на то, что свой предмет знали досконально, а также и таких случаев, когда людям хотя и удавалось написать хоть какой-то ответ, но при этом оказывалось, что из-за гигантских масштабов психологического блокирования целые разделы знания на время экзамена ими забывались. Известны и такие чрезвычайные случаи, когда люди в течение всех двух часов неистово исписывали страницу за страницей, полагая, что излагают ответ на вопрос, а потом оказывалось, что на самом деле они многократно повторяли лишь свое имя или одно и то же слово (см. рис. 35).

Столкнувшись лицом к лицу с такой угрозой, а данная ситуация для многих по-настоящему пугающая, ребенок оказывается перед выбором: он может либо все учить и получить одну цепь вытекающих отсюда последствий, либо не учить и получить иную цепь последствий. Если он будет готовиться, но получит плохой результат, то тем самым лишь подтвердит собственную «отсталость», «безмозглость», «тупость», «остолопство» или что-то другое в этом роде, описываемое не более лестным термином. Конечно, на самом деле это совсем не так, но он не может знать, что истинная причина его «провала» в несостоятельности системы тестирования, а не в его собственной неполноценности.

Если же он не будет заниматься, то сложится совсем иная ситуация. Столкнувшись с фактом провала на экзамене или зачете, он сможет тут же сказать, что провалился естественно, потому что «толком не готовился, и эта ерунда совсем не интересна».

Поступая таким образом, он решает проблему сразу несколькими путями.

1. Он избегает одновременно и угрозы, и самого контроля объективности своей самооценки, которые были бы неизбежны, не уклонись он от подготовки.

2. У него есть отличное оправдание провала.

3. Он заслуживает уважение других детей, поскольку набирается храбрости бросить вызов ситуации, которая их самих пугает. Интересно отметить, что такой ребенок часто оказывается в положении лидера.

Интересно отметить и то, что даже те, кто все-таки решил готовиться к экзамену, на всякий случай предпочтут вести себя в какой-то степени так, как будто они не готовились. Часто можно увидеть, как человек, получивший не менее 80―90 баллов, и тот, кто провалился, пользуются одними и теми же отговорками для объяснения причины: в первом случае ― того, что получил не все 100, а во втором ― полного провала (рис. 36).


ris55.png

Рис. 36. При традиционной методике обучения подаваемая, или «преподаваемая», информация касается различных областей знания, окружающих человека. Этот поток направлен от предмета к человеку: ему просто дают информацию, которую он, как ожидается, должен поглотить, усвоить и запомнить в меру своих возможностей (см. также рис. 35 и текст на с. 143-144).