Глава 2

«ОТСТУПНИЧЕСТВО» РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА


...

Состояние стресса и формирование личности

Продолжительные испытания детского периода, превратности изменчивой злодейки судьбы, заставляющей лавировать ради физического выживания или придумывать изощренные способы организации жизненного уклада для того, чтобы сводить концы с концами, формировали устойчивый иммунитет к опасностям. Вместо паники, отчаяния и внутреннего опустошения стрессы у постепенно закаляющихся людей всегда вызывали повышенное желание бороться, противопоставлять растущему кому проблем такие неожиданные препятствия, которые не только позволяли преодолеть горе, но и выносили на гребень волны. Успех, признание и слава часто оказывались следствием не только непосредственного стремления завоевателя пощупать звезды своими руками, но и результатом борьбы за жизнь, когда усилия борющегося на порядок выше давления обстоятельств. Стрессы часто самым неожиданным образом помогали мобилизации всех внутренних резервов мозга для совершения уникального прыжка через бездну. Важно оговориться, что речь идет не столько о наличии стрессов в жизни признанных женских личностей, сколько о формировании реакции на ситуации, при которых почва ускользает из-под ног. Но так или иначе, именно тяжелые жизненные ситуации в период формирования личности, и особенно в детские годы, создали предпосылки для создания устойчивой жизненной платформы и конструктивной реакции на любые изменения жизненной ситуации.

Для женщин, оставивших монументальный отпечаток в книге цивилизации, стресс всякий раз оказывался уникальным феноменом, вулканическим стимулом действовать. Во многом благодаря стрессам детства и ранней юности, а может, под их воздействием выдающиеся женщины избирали иные роли, отличные от принятых в обществе, шли на открытый вызов устоявшимся правилам поведения и становились… отступницами. Другими словами, шквал непреодолимых, на первый взгляд, проблем и продолжительная фрустрация послужили стимулами для кардинального изменения поведения, трансформации реакции на события и, что самое главное, развили чувство действия.

Клеопатра и Агриппина начали смело действовать из-за смертельной опасности, рано пробившийся наружу инстинкт выживания вывел их на заоблачный олимп высшей власти. Ощущение опасности для жизни или деятельности, неизменное присутствие конкурентов, состояние стресса являлись самыми действенными импульсами для поиска упреждающих шагов и разработки новых элементов своих стратегий. Ливия и маркиза де Помпадур ввязывались в борьбу с сильными мира сего от осознания, что бездействие приведет к падению и низвержению. При этом обе конкурировали на первых порах в исключительно женской плоскости: Ливия завоевывала перспективного триумвира Октавиана, а будущая маркиза Помпадур конкурировала с множеством более могущественных фавориток короля в борьбе за его внимание и признание. Зато добившись расположения сильных мужчин, они перешли в мужскую плоскость конкуренции: их соперниками стали преимущественно влиятельные в государстве мужчины, которые пытались завладеть разумом правителей. Эти женщины едва ли не всю жизнь находились в состоянии стресса, хотя, несомненно, определяющим периодом в их жизни было первое наступление, а самым важным действием – реакция на первую психологическую встряску. Принцесса София, превратившаяся в российскую самодержицу Екатерину благодаря виртуозно организованному государственному перевороту, без сомнения, начала действовать под воздействием динамично развивающихся обстоятельств, прогрессирующего стресса, подрывающего не только ее душевное состояние, но и основы существования. Мотивация активной деятельности Марии Кюри и Айседоры Дункан также стимулировалась стрессом – ощущением опасности выживания в обществе, где покупаются и продаются понятные продукты труда. Даже для такой специфической деятельности, как формирование направлений Высокой моды Коко Шанель или написание поэтических произведений Мариной Цветаевой, характерно присутствие стресса и конкуренции. Для Вечной мадемуазель Шанель стресс заключался в необходимости доказать свою независимость и переиграть таких сильных конкурентов, как Пуаре и Диор, для Цветаевой – в необходимости демонстрировать исключительность в своих произведениях и все в той же извечной конкуренции с поэтами-мужчинами. Любопытно, что Цветаева видела конкурентов даже в тех мужчинах, которых любила.

Каждая из названных женщин искала такую новую модель поведения, которую могла бы навязать не только ближайшему окружению, но и всему обществу в целом. Конечно, часто у таких женщин была ограниченная свобода выбора, но сила стресса толкала их в водоворот деятельности, противостоять которому не в состоянии все то, что пребывает в благодушии и равновесии. Действительно, если бы Мария Склодовская и Айседора Дункан не испытали в детстве жестокой нужды, первая, возможно, не окунулась бы с головой в омут науки, а вторая не стала бы навязывать обществу свое чувство танца так активно и методично, будто в этом состоял единственный смыл ее жизни. Хотя воспитание и укоренившиеся в сознании нормы играли роль вечных ограничителей, стремительные женщины умели находить лазейки в лабиринтах безысходности, приобщая к себе весь существующий миропорядок. Так, благовоспитанная и прилежная Мария Склодовская могла противопоставить обществу еще большее прилежание, еще большую настойчивость и сосредоточенность профессиональной деятельности, что само по себе в виде фантастических открытий выросло до мирового резонанса. Напротив, раскованная во всем Айседора пошла иным путем: ее постоянно сопровождала атмосфера скандальности и противоречивости, но как раз это и врезалось в сознание современников.

Вряд ли Елена Блаватская бросилась бы бежать из родного дома, если бы не испытала жгучей боли утраты матери с осознанием, что ее жизнь была загублена мрачными оковами общества. Екатерина Вторая не стала бы на путь государственного переворота, если бы вместо никчемного Петра III ее спутником оказался сильный духом и благородный мужчина, если бы вместо желания низвергнуть и уничтожить ее он дарил ей любовь. Ее действия оказались ответом на смертельную опасность, стресс породил решительность и коварство, создал царицу и нового игрока на европейской арене.

Еще один аспект, который невозможно обойти вниманием, – это особая маскулинная среда, в которой формировались личности известных женщин. Речь идет о том, что большинству из этих женщин в детстве пришлось бороться с серьезным давлением преимущественно мужского окружения, что сформировало иммунитет к психическому прессингу и умение находить альтернативные способы воздействия на мужчин. Воспитание и формирование характеров в тяжелой конкурентной среде и в гнетущей психологической обстановке стимулировали развитие сильных реакций сопротивления, которые со временем трансформировались в четкие внутренние установки на успешное преодоление любых препятствий.

Огромное влияние на появление сильных женщин оказали и сексуальные притязания со стороны окружающих их мужчин. Например, Агриппина испытывала прессинг со стороны трех старших братьев, и как минимум Гай Калигула осуществлял на нее особое давление психосексуальной направленности. Это во многом предопределило социальное поведение этой женщины.

Жанна д'Арк, Софья Ковалевская, Агата Кристи и Мадонна воспитывались в семьях, где была необходимость вступать в противоборство с братьями либо ориентироваться на поведение мужского окружения. Клеопатра, Маргарет Тэтчер находились под полной опекой отцов, княгиня Ольга полностью скопировала модель поведения князя-мужа, под прессингом которого формировалась ее собственная модель поведения.

Формирование характера Клеопатры в условиях дополнительного гомосексуального давления со стороны старших сестер может быть выделено в отдельный исключительный случай. Такой тип прессинга еще более уникален, поскольку сами сестры будущей царицы Египта рассчитывали играть в обществе мужскую роль, а их социальное поведение изначально было мужским.

Преодолевая изощренный психологический натиск со стороны двух старших и более искушенных молодых женщин, Клеопатра приобрела потрясающий опыт противодействия как влиятельным мужчинам своего времени, так и их коварным подругам. Стоит заметить, что Клеопатре очень долго удавалось переигрывать Ливию и Августа, несмотря на то что в их руках находились основные рычаги влияния и ресурсы империи, а как государственный деятель Марк Антоний был намного слабее Октавиана.

Сексуальное давление, среди прочего, позволило женщинам почувствовать силу своего обольщения, которая при условии правильного использования позволяла обладать громадной властью над мужчинами. Ведь именно сексуальные притязания мужчин воспитали эротическую агрессию Агриппины и использование сексуальной плоскости отношений с мужчинами для достижения власти. То же самое можно сказать и о маркизе де Помпадур, Коко Шанель, Мэрилин Монро и Мадонне, которые, без сомнений, использовали сексуальную привлекательность для достижения успеха. Такое поведение было сформировано стрессовыми ситуациями детства и периода формирования личности.

Психология bookap

Лишь в отдельных случаях давление окружающих в детстве и отрочестве носило общесоциальный характер, как в случае с Коко Шанель или Мэрилин Монро. Первая, несмотря на женское окружение, находилась под давлением коллективной атмосферы, вторая вынуждена была скитаться по чужим семьям и побывать в детском доме. Сверстники, и в том числе пытавшийся изнасиловать Мэрилин Монро сводный брат, взрослые, и в том числе отчим, воспитатели – все это давило тяжелым грузом на формирующуюся психику девочки и отразилось потом на ее характере самым непосредственным образом – в виде маниакально-депрессивных приступов, а также особого ее поведения по отношению к мужчинам, включая и откровенную эксплуатацию эротизма.

К типу социального давления можно отнести и восприятие средой таких фигур, как Агата Кристи, Мария Склодовская-Кюри, Софья Ковалевская, Маргарет Тэтчер. Взявшись за мужскую деятельность, они подвергались критике со стороны мужчин и вынуждены были избрать мужской стиль поведения для того, чтобы соответствовать предполагаемым профессиональным качествам и вести с ними диалог на одном языке.