Часть 3. "...Победил!"

Трансформация субъекта.


. . .

Проект "Гайка в супе".

(покупка объекта по заниженной цене)

Проблема

К нам обращаются представители очень крупного российского холдинга Х. Необходимо купить небольшой (1,5 тыс. рабочих) завод в одной из областей "красного пояса". Сейчас предприятие чувствует себя не совсем удовлетворительно, но не банкрот. В то же время включение его в холдинг (предприятие профильное) помогло бы решить проблемы со сбытом, с менеджментом, с сырьем, с инвестициями. 53% акций - у трудового коллектива, из них 5% - у директората, 46% - у юридических лиц, из них 30% - у фирм, подконтрольных главе района Иванову, который командует и генеральным директором предприятия. Вообще, этот Иванов стал главой района, победив на выборах и набрав 90% голосов при явке 73%. Под ним все СМИ (2 газеты и ТВ в районе), все правоохранительные органы, все ОПГ и весь бизнес. Короче, это "хозяин района". Представители холдинга Х вступили в переговоры с Ивановым, рассчитывая, что подконтрольные ему юридические лица продадут пакеты акций предприятия холдингу, а генеральный директор поможет организовать скупку среди рабочих. На худой конец, возможно "заказное банкротство" при назначении конкурсного управляющего, связанного с холдингом Х. На все про все холдинг хотел потратить до четырехсот тысяч долларов (взятки, компенсации юридическим лицам и рабочим и пр.). Однако Иванов, поняв, что предприятие очень нужно холдингу, заявил, что меньше чем 600 тысяч, он за свои услуги не возьмет. Руководство холдинга решило, что принципиально не будет тратить сумму выше, чем оно рассчитывало вначале, тем более что даже 400 тысяч - это очень высокая цена, реально на рынке контрольный пакет такого завода не стоил бы и 200 тысяч долларов. К нам обратились как к специалистам по сложным ситуациям, возникающим в ходе скупок акций, и попросили придумать схему, в которой все-таки расходы холдинга не превысили бы 400 тысяч, и, по возможности, главу района нужно было наказать за жадность.

Анализ

Исследование показало, что район очень депрессивный, и люди (физические лица) были бы рады любым деньгам и продали бы свои акции по цене в несколько раз меньшей, нежели "условно-рыночные". На приобретение 30% пакета ушло бы не более 50 тыс. долларов. Однако от мысли купить пакет нахрапом сразу же пришлось отказаться. Во-первых, у людей на руках менее 45% акций, во-вторых, даже если предложения о покупке сделать быстро (всем в один день), то сразу согласится не более 1/3 людей, а это 18%, зато на следующий день глава района и генеральный директор, которых мы "спугнем", во-первых, запретят рабочим продавать акции, во-вторых, начнут скупку сами.

Учитывая, что Иванов уже фактически контролирует 35-40 процентов акций, быстро докупить остальные 10-15 процентов ему не составит труда, тем более что держатели крупных пакетов - это высшие менеджеры завода, с которыми у Иванова хорошие отношения.

Не имеет значения, производится ли скупка акций одной фирмой, либо мы пытаемся сделать вид, что идет борьба за акции, глава района в любом случае подстрахуется и доберет контрольный пакет, поэтому схема скупки акций должна быть такой, чтобы в нее был вовлечен сам Иванов.

Ничего не получится и с юридическими лицами. Попытка прийти к кому-нибудь из них и предложить купить пакет без ведома Иванова - рискованна. Хорошо, если кто-то согласится. А если нет? Он тут же донесет Иванову, и тот резко начнет скупать все на себя. Пойти против Иванова вообще никто не рискнет, так как уже был случай, когда при сходных обстоятельствах один человек "предал" Иванова и продал акции фирме, которая Иванова не устраивала. Сейчас этот человек "в бегах" - на нем несколько уголовных дел. Иванов решил этот вопрос через областное руководство МВД. Кроме того, в соседнем районе также был случай шумной скупки акций предприятия против воли генерального директора и руководства района. Украинский холдинг даже при поддержке правоохранительных структур пытался завладеть предприятием. Ничего не вышло. Коммунисты, начальство запугали людей, устроили шумную травлю "чужаков" в СМИ, и украинскому холдингу пришлось убраться ни с чем. Такая же судьба была уготована и нам. Просто "шантажировать" Иванова тоже было невозможно. Во-первых, особенно нечем. Во-вторых, это ничего бы не дало. Выборы не скоро, а за это время весь компромат забудут. Таким образом, наш единственный ресурс - это наше знание о том, как будет действовать противник в случае "шумной скупки", и наши предположения о том, что такая скупка скажется на репутации предприятия. Поэтому был придуман проект "Гайка в супе".

Всем известен трюк русских эмигрантов в иностранных ресторанах - чтобы не платить за дорогой суп в конце обеда посетитель подкладывает на дно тарелки гайку, вызывает официанта, долго возмущается, в итоге не платит за суп, а если повезет - бесплатно обедает в ресторане целый месяц.

В этой схеме роли распределяются следующим образом:

Посетитель - солидный, пушистый "Холдинг Х".

Официант, он же владелец супа и хозяин заведения - глава района Иванов.

Суп - завод.

Гайка - неприятные для "Холдинга Х" и для Иванова неизвестно откуда взявшиеся совладельцы завода.

Сценарий

1. Компания "Холдинг Х" возобновляет переговоры о покупке завода, присылает представителей самого высокого уровня, юристы долго обсуждают пункты договора, обсуждаются совместные способы реструктуризации долгов завода, все это сопровождается доверительными походами в бани и рестораны для того, чтобы побольше узнать об образе жизни Иванова, возможно, получить на него какой-то компромат либо изучить возможности для получения компромата. Возможно, что Иванову даже проплачивается первый транш из оговоренной суммы.

2. В другом регионе, например на Урале, регистрируется фирма с каким-нибудь пугающим названием типа "Афганинвест" или "Спортпацанинвест", представители которой приезжают в область и коррумпируют реестродержателя. В день "Ч" 30-40 представителей данной фирмы одновременно едут к физическим лицам и к юридическим лицам, зарегистрированным на территории других районов (хорошо, если предварительно у этих юридических лиц будут скуплены долги). Так, за один день можно скупить до 10 процентов акций.

3. Об этой атаке узнают Иванов и "Холдинг Х". "Холдинг Х" требует от Иванова разобраться в ситуации и принять меры: "Ты же говорил, что ты хозяин в городе и без твоего ведома здесь ничего не происходит. Объясни, в чем дело, и нейтрализуй!".

4. Иванов начинает принимать меры, звонить реестродержателю, с помощью милиции задерживать людей, которые занимаются работой с акционерами, выступает перед коллективом на предприятии.

5. В это время служба безопасности "Холдинга Х", которая якобы помогает Иванову, приносит Иванову компромат на уральскую фирму, которая внезапно появилась в городе (по идее, это должно укрепить доверие между "Холдингом Х" и Ивановым). В принесенных службой безопасности сведениях говорится о том, что фирма принадлежит уральской мафии, что это отъявленные отморозки и бузотеры, которые либо хотят захватить комбинат полностью и вывести всю оборотку, либо взять какой-нибудь пакет акций и годами шантажировать руководство комбината и района, чтобы они выкупили акции по более высокой цене.

6. В это время в районе открыто появляются представители уральской фирмы, все как на подбор - лысые, с золотыми цепями, с "пальцовками", заходят в публичные места, в редакции газет, запугивают журналистов, ведут себя нагло и вызывающе. Один из начальников даже приходит к Иванову, грозит ему, требует продать акции по низкой цене, говорит, что в противном случае ему обеспечено несколько лет жизни на успокоительных лекарствах, а если он будет себя плохо вести, у них найдутся и другие, более серьезные способы давления. Одновременно в поселке распространяются газеты и листовки с жутким компроматом на Иванова и на руководство комбината.

7. "Холдинг Х", видя сложившуюся ситуацию, заявляет, что если Иванов не предпримет какие-либо меры по устранению уральской фирмы, если он не активизирует все свои связи в правоохранительных органах, то переговоры о покупке завода будут прекращены. Иванову сказано: "Мало того, что за завод просят огромную сумму денег, плюс у завода полтора миллиона долгов, еще появилась новая проблема в виде уральской мафии, которая подняла на уши весь район и не даст заводу работать спокойно".

8. Иванов начинает предпринимать административные меры, но уральцы тут же сообщают о давлении через листовки и газеты: "Проворовавшиеся руководители района и завода идут на все, используют незаконные методы для того, чтобы не пустить на завод новых эффективных собственников, которые реально могут поднять зарплату до 8 тыс. рублей, наладить работу предприятия, выплачивать каждому пенсионеру надбавку к пенсии в размере 3 тыс. рублей. Все это богатство уже бы давно свалилось на людей, но Иванов и правоохранительные органы этому мешают". Попутно продолжается скупка акций уральской фирмой. Наша задача купить 25-30 процентов.

9. "Холдинг Х" предлагает свою помощь Иванову: "Если ты не можешь решить проблему, давай ее решим мы, но нам нужен какой-то повод для того, чтобы мы могли вмешаться в ситуацию. В конце концов, у "Холдинга Х" в Москве есть очень серьезные связи, не только в официальных, но и в неофициальных кругах. У руководителей "Холдинга Х" есть возможность оказать давление на уральских авторитетов, и те отзовут своих отморозков". Но для того, чтобы "Холдинг Х" мог начинать предпринимать какие-то действия, он должен иметь хоть какую-то долю на заводе. Главная задача - уговорить Иванова продать какую-то часть акций из подконтрольных ему юридических лиц. Лучше всего, если это будет 21%. Иванову объясняется: "Мы просим всего 21%. Это даже не блокирующий пакет. Ты ничем не рискуешь. Зато мы будем иметь право разговаривать с этими негодяями на высоком уровне". Если Иванов будет отказываться, то потребовать его вернуть ту небольшую часть денег, которая была ему дана в качестве аванса в самом начале.

10. В это время из областного центра к Иванову приезжают всевозможные уважаемые люди (с которыми мы предварительно провели переговоры - члены правительства, депутаты, чиновники) и пытаются внушить простую мысль: завод, у которого в акционерах уральская мафиозная фирма, никогда никто не купит. "Холдинг Х" - единственный нормальный инвестор. Лучше пойти на снижение цены и отдать завод "Холдингу Х", и пусть он сам разбирается с этими уральскими, чем потом пять лет иметь постоянные проблемы и потерять надежду когда-либо кому-либо продать предприятие.

11. "Холдинг Х" последний раз в ультимативной форме предлагает Иванову продать предприятие за треть от первоначальной суммы. Практика показывает, что в таком случае руководители обычно соглашаются на это предложение.

12. Как только "Холдинг Х" получает необходимый пакет от Иванова, все уральцы резко исчезают, перепродав свой пакет "Холдингу Х" за смешную сумму. Иванову объясняется, что "вопрос решен на очень авторитетном уровне". "Холдинг Х" заходит на завод. Успокаивает всех. На фоне "отмороженных" уральцев все выглядит цивилизованно, спокойно, доверительно.

В принципе, все может закончиться и на пункте 9, если Иванов пойдет на то, чтобы продать не все акции подконтрольных ему предприятий, как в пункте 11, а только акции 21%. 30 процентов уральских плюс 21 процент, уступленных Ивановым, в сумме дают контрольный пакет. Общие расходы на реализацию плана составляют от 200 до 250 тыс. долларов в зависимости от течения ситуации, что экономит заказчику не менее 150 тысяч.