Глава VI – церковь как международная организация по борьбе с сексуальностью


...

Борьба с «культурным большевизмом»

Националистические и семейные настроения тесно переплетаются с религиозными чувствами, для которых в той или иной мере характерны смутность и мистичность. Этому предмету посвящено бесконечное множество работ. И все же пока ещё рано говорить о создании исчерпывающей теоретической работы по данному вопросу. Обратимся к сути проблемы.

Поскольку фашизм столь успешно использует в своих целях мистическое мышление и настроение масс, то борьба с ним может быть эффективной только при условии понимания мистицизма и использования методов просвещения и психогигиены для ликвидации мистической заразы в массах. Скорость распространения научного мировоззрения значительно отстаёт от скорости распространения мистической заразы. Причина этого отставания заключается в неадекватности нашего понимания мистицизма как такового. Научное просвещение масс началось с разоблачения коррупции церковных сановников. При этом научно-просветительская деятельность адресовалась не чувствам, а интеллекту масс. Сколь бы искусными ни были разоблачения церковных сановников, они не производили никакого впечатления на мистически настроенного человека. Подробные объяснения того, как государство [34] использует жалкие гроши рабочих на поддержку церкви, производили на такого человека не большее впечатление, чем исторический анализ религии в работах Маркса и Энгельса.

Разумеется, атеистические организации также использовали эмоциональные средства при проведении просветительской работы в массах. С этой целью, например, Ассоциация свободных мыслителей Германии устраивала молодёжные фестивали просвещения. Несмотря на это, в христианских молодёжных организациях насчитывалось приблизительно в 30 раз больше членов, чем в коммунистических и социал-демократических партиях вместе взятых. Если в годы с 1930 по 1932 в коммунистической партии состояло 50 тысяч человек, а в социалистической – 60 тысяч, то в христианских молодёжных организациях состояло примерно полтора миллиона человек. По данным национал-социалистов, в 1931 году в их организации состояло около 40 тысяч юношей и девушек.

В апреле 1932 года газета «Proletarische Freidenkerstimme» опубликовала следующие данные о распределении молодёжи по организациям:

Ассоциация молодых католиков Германии 386879

Центральная ассоциация молодых католичек 800000

Ассоциация бакалавров-католиков 93000

Южно-немецкий молодёжный союз католичек 25000

Ассоциация баварских католических клубов и Любители книги 5220

Ассоциация студентов-католиков высших учебных заведений («Новая Германия») 15290

Католический союз трудящихся девушек Германии 8000

Национальная ассоциация немецких клубов «Виндкорет» 10000

(Эти данные заимствованы из «Handbuch der Jugendverbande», 1931 г).

Большое значение имеет социальный состав организаций. Так, Ассоциация молодых католиков Германии имела следующий состав:

Рабочие 45,6%

Квалифицированные рабочие 21,6%

Сельская молодёжь 18,7%

Предприниматели 5,9%

Студенты 4,8%

Служащие 3.3%

Пролетариат составлял подавляющее большинство. В 1929 году возрастное распределение выглядело следующим образом:

14-17 лет 51,0%

17 – 21 год 28,3%

21-25 лет 13,5%

старше 25 лет 7,1%

Таким образом, четыре пятых всех членов ассоциации находились в возрасте достижения половой зрелости или возмужалости!

Если коммунисты в своём стремлении привлечь на свою сторону молодёжь выделяли классовый вопрос, то католики ставили на первое место вопрос веры. Коммунисты писали:

«При проведении ясной и последовательной работы вопрос классовой принадлежности возьмёт верх над вопросом веры, в том числе и в среде молодых католиков. Необходимо уделять особое внимание не вопросу веры, а вопросу классовой принадлежности, тому страданию, которое объединяет нас и является нашей общей сущностью».


С другой стороны, руководители молодёжных католических организаций писали в «Jungarbeiter», Э. 17, 1931:

«Огромная и, вероятно, смертельная опасность со стороны коммунистической партии заключается в том, что она добирается до молодых рабочих и детей рабочих в весьма раннем возрасте. Мы очень рады, что правительство энергично выступает против пагубной деятельности коммунистической партии. В первую очередь, однако, мы надеемся, что немецкое правительство примет суровые меры против борьбы, которую ведут коммунисты с церковью и религией».


В состав Берлинского совета по «защите молодёжи от безнравственности и непристойностей» вошли представители восьми католических организаций. В 1932 году Молодёжный центр выпустил воззвание, в котором говорилось:

«Мы требуем, чтобы государство использовало все возможные средства для защиты нашего христианского поколения от пагубного влияния похабной прессы, непристойной литературы и эротических фильмов, которые унижают и фальсифицируют национальные чувства.»


Таким образом, церковь защищала свою мистическую деятельность не там, где вели атаку коммунисты, а совершенно в другом месте.

Вышеупомянутая газета «Freidenkerstimme» пишет, что «задача неортодоксальной пролетарской молодёжи состоит в том, чтобы показать молодым рабочим, исповедующим христианство, роль церкви и христианских организаций в реализации фашистских мероприятий по защите кризисных законопроектов и экономических, мер». Почему массы христианской рабочей молодёжи выступили, против такой критики церкви? Коммунисты рассчитывали, что христианская молодёжь сама увидит, что церковь служит капитализму. Почему молодёжь не увидела этого? Очевидно потому, что эта сторона деятельности церкви была скрыта от молодёжи. Кроме того, благодаря авторитарному воспитанию молодёжь стала доверчивой и неспособной к критике. Нельзя забывать и о том, что представители церкви в молодёжных организациях выступали против капитализма, и поэтому молодёжи было трудно заметить различие в подходах коммунистов и священнослужителей к социальным вопросам. Вначале казалось, что отчётливое различие в их подходах существует только в сфере сексуальности. Создалось впечатление, что коммунисты, в отличие от церковников, положительно относились к подростковой сексуальности. Тем не менее вскоре – выяснилось, что коммунистические организации не только оставили этот важный участок невозделанным, но и в своих осуждениях подростковой сексуальности выступили в согласии с церковью. Меры, принятые коммунистами против немецкого Секспола, были не менее жёсткими, чем меры представителей церкви. Говорит за себя и тот факт, что коммунистический пастор Залкинд, который был психоаналитиком, пользовался в Советской России авторитетом в области отрицания сексуальности.

Необходимо понять, что авторитарное государство контролирует и использует родительский дом, церковь и школу для прикрепления молодёжи к своей системе и миру своих идей. Государство использовало весь свой аппарат власти, чтобы сохранить неприкосновенными эти институты. Поэтому упразднить их могла только социальная революция. Нейтрализация реакционного влияния этих институтов составляла одно из основных условий осуществления социальной революции. В их упразднении многие коммунисты усматривали основную задачу «Красного культурного фронта». Для выполнения этой задачи решающее значение имело понимание методов и средств, с помощью которых авторитарная семья, церковь и школа могли оказывать столь огромное воздействие. Кроме того, необходимо было обнаружить процесс, овладевавший молодёжью в результате таких воздействий. Такие обобщения, как «порабощение» и «огрубление», не давали адекватного объяснения. Это был конечный результат. Необходимо было выяснить процессы, которые позволяют диктаторским интересам закрепляться в психологической структуре масс.

В работе «Сексуальная борьба молодёжи» была предпринята попытка показать роль подавления подростковой сексуальности в указанном процессе. В настоящей работе мы рассмотрим основные элементы намерений политической реакции в области культуры и определим эмоциональные факторы, на которые должна опираться революционная деятельность. В этом случае также необходимо уделять пристальное внимание тем моментам, которым культурная реакция придаёт особое значение, ибо это происходит не случайно и тем более не служит средством «отвлечения» внимания. Это главная арена, на которой будет идти борьба между философией и политикой революционного и реакционного мира.

До тех пор, пока мы не получим необходимые знания и подготовку, мы будем вынуждены избегать схватки в сфере философии и культуры, в центре которой стоит сексуальный вопрос. Тем не менее, если нам удастся занять прочное положение в культурном вопросе, мы будем располагать всем необходимым, чтобы проложить дорогу к победе рабочей демократии. Отметим ещё раз: сексуальное торможение не позволяет подростку мыслить и чувствовать рационально. Борьбу с мистицизмом необходимо вести с помощью соответствующих средств. Для этого мы должны как можно быстрее понять механизм его действия.

Мы приведём цитату из работы «Der Bolschewismus als Todfemd und Wegbereiter der Revolution», которая была написана пастором Брауманом в 1931 году и относится к числу многих типичных работ по интересующему нас вопросу. При незначительных различиях в деталях аргументация сохраняет неизменными существенные моменты.

«Каждая религия является освобождением от мира и его сил путём соединения с богом. Поэтому большевики не смогут полностью подчинить себе человека до тех пор, пока в нём будет сохраняться хотя бы немного религии»


Здесь ясно выражена задача мистицизма: отвлечение внимания от повседневных страданий, «освобождение от мира»; истинная цель этого заключается в предотвращении протеста против действительных причин страдания. Но научные исследования социологической функции мистицизма оказываются недостаточно эффективными. Практическое значение для нашей борьбы с мистицизмом имеет в первую очередь тот богатый опыт, который был приобретён в ходе дискуссий между молодыми людьми с научной и мистической ориентацией. Такие дискуссии дают ключ к пониманию мистицизма, а следовательно, и мистических чувств, испытываемых отдельными лицами в массах.

Организация рабочей молодёжи пригласила протестантского пастора принять участие в дискуссии, посвящённой экономическому кризису. Он пришёл в сопровождении двадцати молодых христиан в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти лет. В его выступлении самым примечательным был переход от частично верных утверждений к мистическим положениям. Пастор выделил следующие моменты. Причинами существующей бедности являются война и план Юнга. Мировая война служит выражением низости и испорченности человека, несправедливости и порока. Капиталистическую эксплуатацию он также отнёс к серьёзным порокам. (Чувствуя антикапиталистическое настроение молодых христиан, он занял антикапиталистическую позицию и таким образом затруднил борьбу с его влиянием.) Далее он отметил, что по сути своей капитализм и социализм одинаковы. Социализм Советского Союза также является разновидностью капитализма. Социализм причиняет вред одним классам, а капитализм – другим. Капитализму надо «дать хорошего пинка под зад». Борьба большевиков с религией – это преступление. Религия не виновата в существовании бедности. Капиталисты виновны в поношении религии. (Безусловно, это был прогрессивный пастор.) Какие выводы можно сделать из всего вышесказанного? Поскольку человек низок и порочен, это отнюдь не означает, что нужно покончить с бедственным положением; нужно терпеть и справляться с ним. Капиталист тоже несчастен. Внутреннее страдание человека, которое лежит в основе всего страдания, не исчезнет даже после выполнения третьего пятилетнего плана в Советском Союзе.

Несколько молодых людей попытались изложить свою точку зрения. Они отметили, что проблема заключается не в отдельных капиталистах, а в системе. Речь идёт о том, кто угнетается, – большинство или жалкое меньшинство. Заявление о необходимости терпеть бедственное положение вообще никому не поможет. Оно только играет на руку политической реакции. И так далее и тому подобное. В конце все согласились, что примирение противоположных точек зрения невозможно, и разошлись, оставшись со своими прежними убеждениями. Молодые спутники пастора опирались на высказывания своего руководителя. Оказалось, что их материальное положение было столь же бедственным, как и у коммунистов. И тем не менее каждый из них полагал, что выхода из страданий не существует, нужно использовать ситуацию лучшим образом и «верить в бога».

После дискуссии я спросил у нескольких молодых коммунистов, почему они не затронули основной вопрос, а именно настойчивое требование церкви полового воздержания. Они ответили, что это трудный и весьма щекотливый вопрос, он произвёл бы впечатление разорвавшейся бомбы, и, наконец, в политических дискуссиях не принято обсуждать такие вопросы.

Незадолго до вышеупомянутой дискуссии в одном из западных районов Берлина проводилось массовое собрание, на котором представители церкви и коммунистической партии выступали с разъяснением своих точек зрения. Больше половины из присутствовавших на собрании 1800 человек были христианами и представителями мелкой буржуазии. В качестве основного докладчика я дал обобщение сексуально-энергетической позиции в форме нескольких вопросов:

1. Церковь утверждает, что использование противозачаточных средств противоречит природе, как и любое вмешательство в естественный процесс деторождения. Если природа столь строгая и мудрая, тогда почему она создала половой орган, который побуждает вступать в соитие в среднем от двух до трёх тысяч раз за время жизни человека, а не столько раз, сколько ему необходимо для рождения детей?

2. Могут ли присутствующие представители церкви заявить открыто, вступают ли они в половые отношения только тогда, когда они собираются произвести потомство? (На собрании присутствовали протестанские пасторы.)

3. Почему бог создал половой орган с двумя видами желез: для полового возбуждения и производства потомства?

4. Как они объясняют тот факт, что даже у маленьких детей развивается сексуальность, причём задолго до возникновения детородной функции?

Психология bookap

Ответы пришедших в замешательство церковников вызвали взрывы смеха. Я завладел вниманием всей аудитории, когда начал объяснять ту роль, которую играет в авторитарном обществе возражение церкви и реакционной науки против полового наслаждения. При этом я отметил, что подавление полового наслаждения также приводит к смирению и покорности в экономической сфере. Таким образом, мистики потерпели поражение.

Большой опыт участия в массовых собраниях показывает, что аудитория без труда понимает связь между реакционной ролью мистицизма и подавлением сексуальности, когда право на половое наслаждение получает ясное и прямое объяснение как с медицинской, так и с социальной точки зрения. Этот факт нуждается в дальнейшем разъяснении.