Глава VI – церковь как международная организация по борьбе с сексуальностью

Интерес к церкви

Для разъяснения задач сексуально-энергетической психогигиены нам необходимо обратить пристальное внимание на методы нападения и защиты, применяемые политическими реакционерами на культурнополитическом фронте. Мы не можем игнорировать мистическую фразеологию реакционеров, считая её пустой болтовнёй. Как уже отмечалось, успехи реакционеров в идеологической пропаганде невозможно объяснить одним только запутыванием масс. Мы полагаем, что в основе каждого успеха политической реакции должна лежать проблема психологии масс. В массах происходит нечто такое, что нам пока не удалось понять. И это «нечто» позволяет массам мыслить и действовать вопреки своим жизненно важным интересам. Этот вопрос имеет решающее значение, ибо политическая реакция оказалась бы совершенно бессильной без такого отношения со стороны масс. Сила фашизма заключается в готовности масс к усвоению реакционных идей. Мы называем эту готовность диктаторской «областью психологии масс». Отсюда видно, что нам необходимо стремиться к полному пониманию этой проблемы.

При возрастании экономического гнёта трудящихся масс появляется тенденция к ужесточению норм обязательной морали. Цель этого процесса заключается в предотвращении протеста трудящихся против социального гнёта путём усиления их чувств сексуальной вины и моральной зависимости от существующего порядка. Каким образом это происходит?

Вообще говоря, при исследовании фашистской идеологии необходимо учитывать психологическое воздействие мистицизма, поскольку распространение мистических настроений является существенно важным психологическим условием усвоения массами фашистской идеологии.

Когда после изгнания Брюнинга весной 1932 года к власти пришло правительство Папена [31], одним из его первых актов было заявление о намерении осуществлять «более строгое нравственное воспитание нации». Впоследствии эта программа была выдвинута правительством Гитлера [32].

В указе о воспитании молодёжи говорилось следующее:

«Молодёжь будет способна справиться со своей трудной судьбой и высокими требованиями будущего только тогда, когда она научится руководствоваться в своём поведении принципами народа и государства, это означает, что она должна научиться нести ответственность и жертвовать собой ради общего блага. Мягкость и преувеличенное внимание к каждой индивидуальной склонности совершенно неуместны в работе с молодёжью, которая должна быть готова к жизни, полной лишений. Молодёжь будет вполне готова к служению народу и государству только тогда, когда она научится объективно относиться к работе, ясно мыслить и выполнять свои обязанности, а также тогда, когда она приучится к дисциплинированному, послушному выполнению распоряжений воспитателей и добросовестному подчинению их авторитету.. Воспитание подлинного уважения к государству должно дополняться и углубляться немецким образованием на основе исторических и культурных ценностей немецкого народа… путём погружения в героическое наследие нашей нации… Воспитание уважения к государству и обществу черпает внутреннюю силу в христианских истинах. Преданность и ответственность перед народом и отечеством глубоко коренятся в христианской вере Поэтому мой долг неизменно заключается в обеспечении правильного и свободного развития христианской школы и христианских основ образования».


Что служит источником такого восхваления силы мистической веры? Именно это нам теперь необходимо выяснить. Политические реакционеры абсолютно правы, утверждая, что воспитание «преданности государству» черпает внутреннюю силу в «христианских истинах». Тем не менее, прежде чем перейти к доказательству этого положения, нам необходимо вкратце упомянуть о различиях, существующих в лагере политической реакции относительно христианской концепции.

В отличие от империализма кайзера Вильгельма, опиравшегося на процветающий средний класс, национал-социализм опирался на психологию обнищавшего среднего класса. Поэтому христианство империализма кайзера Вильгельма неизбежно должно было отличаться от христианства национал-социализма. И тем не менее идеологические различия ни в коей мере не затронули основ мистического мировоззрения; они скорее даже усилили его значение.

Прежде всего следует отметить, что национал-социализм отвергал «Ветхий Завет» как «еврейское» произведение. Во всяком случае, такова была позиция известного поборника национал-социализма Розенберга, который придерживался крайне правых воззрений. Аналогично этому интернационализм римской католической церкви также считался «еврейским». Интернациональную церковь необходимо было заменить «немецкой национальной церковью». И действительно, после захвата власти церковь была приведена в соответствие с этой точкой зрения. При этом была ограничена сфера её политического влияния, но существенно расширена сфера её идеологического влияния.

«Безусловно, когда-нибудь немецкий народ найдёт форму для своего восприятия бога. Эта форма будет определяться его нордической кровью, и только тогда будет достигнута полнота триединства крови, веры и государства».

Готфрид Федер, «Программа НСДАП», стр.49

Необходимо было любой ценой устранить отождествление еврейского бога со святой троицей. Определённые затруднения вызывал тот факт, что Иисус был евреем. Но Стапель быстро нашёл выход из этого положения: поскольку Иисус был сыном божьим, его нельзя считать евреем. Еврейские догмы и традиции необходимо было заменить на «опыт своего сознания». Терпимость следовало заменить «идеей личной чести».

Вера в переселение душ после смерти отвергается как «выдумки островитян Южного Моря». Непорочное зачатие девы Марии отвергается на том же основании. По этому поводу Шарнагель пишет следующее:

Юн (Розенберг) смешивает догму о непорочном зачатии богородицы, т.е. о её свободе от первородного греха, с догмой о непорочном рождении Иисуса («который был зачат от святого духа»)».

Своим успехом религиозный мистицизм в значительной мере обязан укорененности в доктрине первородного греха как полового акта ради удовольствия. Национал-социалисты полностью используют эту мысль для достижения своих идеологических целей.

«Распятие – это аллегория догмата о жертвенном агнце, образ, который внедряет в наше сознание полный упадок сил и в соответствии с намерениями церкви приводит нас к смирению, олицетворяя ужас боли и страдания.

…Немецкая церковь постепенно заменит символ распятия духом огня, олицетворяющим героя в высшем смысле».

Розенберг. «Миф XX столетия»

Короче говоря, проблема заключается в замене одних цепей другими. Садистски-нарциссический мистицизм национализма должен занять место мазохистского интернационального религиозного мистицизма. Далее речь идёт о «… признании немецкой национальной чести как высшего критерия поведения… Оно (государство) предоставит свободу всем религиозным убеждениям и всем нравственным учениям при условии, что они не будут препятствовать утверждению национальной чести».

Мы убедились, что идеология национальной чести уходит корнями в авторитарную идеологию, в основе которой лежит бесполое регулирование сексуальности. Христианство и национал-социализм не подвергают критике институт обязательного брака. Наряду с необходимостью деторождения христианство видит в браке «совершенный союз, который продолжается всю жизнь». Для национал-социалистов брак – это биологически укоренённый институт, предназначенный для сохранения расовой чистоты. Христианство и национал-социализм не признают существование сексуальности вне рамок обязательного брака.

Национал-социализм не собирается сохранять религию, опирающуюся на историческую основу. Её существование должно определяться «актуальностью». Это объясняется распадом сексуальной морали христианства, которую невозможно в дальнейшем сохранить только на основе исторических требований.

«Этическое расовое государство рано или поздно неизбежно обнаружит свои корни в глубинах религии. До этого момента наша вера в бога будет сохранять связь с определённым событием прошлого. Наше общество обретёт твёрдую опору благодаря тесной связи между переживанием вечности и местным образом жизни и деятельности народа, государства и отдельного человека».

Ludwig Haase, «Nationalsozialistische Monatshefte», I , Nr.5, p.213

He следует забывать, что «местный образ жизни и деятельности» означает «моральную жизнь», т. е. отрицание сексуальности.

Психология bookap

Отличить существенное[33] для реакционных задач религии от несущественного можно только с учётом различий и общих точек соприкосновения между национал-социализмом и церковью.

Исторические факторы, догмы и некоторые энергично защищаемые атрибуты веры теряют смысл в случае их функциональной замены чем-то другим, не менее эффективным. Национал-социализм стремится к «религиозному опыту». Фактически это единственное, что его интересует. Он намеревается дать ему другую основу. В чём заключается это «переживание вечности»?