Глава 1. Информационное оружие.

Новая стратегия воздействия на противника.

Вторая часть книги посвящена настоящему и будущему, конкретным последствиям образования Империи Зла. На рубеже третьего тысячелетия устанавливается мировое господство США, подобное Древнему Риму. Его характеристика приведена в газете "Знание власть" [1]:

"К концу XX века процесс концентрации управления на планете Земля подходит к концу. По данным ООН "358 семей-кланов миллиардеров имеют годовой доход, превышающий в долларовом исчислении совокупные доходы 45% населения Земли". На повестке дня завершение построения так называемого "нового мирового порядка", обеспечивающего благополучие "золотому миллиарду" - населению развитых стран - за счет ресурсов и труда всего остального населения Земли, которое к тому же для них становится избыточным и подлежит сокращению до 2-3 миллиардов человек. Уже сегодня "золотой миллиард" потребляет 80% совокупного труда всего человечества".

Эта крайне неравновесная ситуация может сохраняться только при использовании определенного набора инструментов власти: информационных, военных, финансово-экономических, экологических.

Как известно, господство над людьми с древности основывалось в первую очередь на силе оружия, его количестве и качестве. Насилие порождало власть. Традиционное оружие непрерывно совершенствовалось и модернизировалось. Помимо прямого насилия существовали другие методы и подходы, относившиеся к так называемой "тайной войне". Например, весьма эффективны методы морально-психологического воздействия, а также принцип - "разделяй и властвуй", применявшиеся еще в Древнем Риме. В XX в. было разработано и испытано средство массового уничтожения людей - ядерное оружие, но широкое его использование оказалось невозможным, поскольку в этом случае под угрозой оказалось бы само существование жизни на нашей планете. К тому же между двумя противостоящими сверхдержавами установился в этой области паритет.

Качественное изменение в вопросах воздействия на противника произошло в середине XX в. Была разработана стратегия информационно-психологической войны, направленная в будущее и рассчитанная на длительный срок, причем конкретные действия определялись долгосрочным сценарием. В основе этой стратегии лежало крупное научное открытие, сделанное сотрудниками ЦРУ под руководством Аллена Даллеса (1893 -1966 гг.). Суть открытия заключается в использовании объективных закономерностей общественных процессов, встраивании в эти процессы, модификации их и достижении на этой основе своих целей. Для необходимой модификации протекания общественных процессов при сохранении их общей направленности требуются сравнительно малые усилия и финансовые затраты. Так. борьба против колониализма путем определенной модификации и подмены понятий превращается в борьбу за расчленение государств, противников США. Процесс как бы сохраняется, но превращается в орудие разрушения крупных держав. Борьба за демократию (власть народа) в России превращается в 90-е годы в установление авторитарного режима, когда Президент страны обладает правами самодержца.

В конце 40-х годов стратегия информационно-психологической войны против СССР и его союзников ставится на научную основу. Уже через год после принятия Советом национальной безопасности США директивы 20/1 ("Цели США в войне против России" от 18 августа 1948 года) в ЦРУ набрали ученых высшей квалификации. Одновременно было создано Управление национальных оценок, в задачи которого входило предсказание будущих действий СССР, понимание тенденций его развития, возможностей влияния на те или иные процессы, анализ слабых мест и выработка рекомендаций. В соответствии с разработанным подходом проводилось исследование особенностей общественных процессов и учет их характерных времен (которые в физике служат одной из основ анализа кинетических явлений). Необходимо рассчитывать действия, ориентируясь не на ближайший завтрашний результат, а на реализацию намеченных целей за характерные времена. Например, возможность радикальных перемен в общественном сознании связана со сменой поколений. Соответствующий период составляет около 40 лет. В директиве 20/1 говорится: "Мы не связаны с определенным сроком" (цит. по [2]. Фактически срок должен определяться внутренними характеристиками общественного процесса.

Необходимым условием успешности информационно-психологического воздействия является создание действенной системы мониторинга, с исследованием конкретных структур и взаимосвязей. Уже Аллен Даллес заложил основу новых "наук" - советологии и кремлинологии. Особое внимание уделялось проблемам управления обществом, конкретным неформальным взаимосвязям, возможностям "встраивания людей" на ключевые посты, создания системы антиотбора. Изучались методы воздействия на элиту, управленческий слой, ключевые фигуры. Многих использовали незаметно для них самих. Продвигались, в частности, несостоятельные люди и противники нежелательных руководителей. Внешне в СССР 70 - 80-х годов продолжалась, например, та же антиамериканская политика, но она постепенно доводилась до абсурда. Широко использовалось информационное воздействие на общественное сознание, на мозг людей, но при этом многое оставалось за кадром.

Имеется качественное отличие системы, созданной Алленом Даллесом, от обычной разведки и шпионажа. Конечно, разведывательные данные играли существенную роль, но на 90% использовались и систематизировались открытые источники. Во главу угла ставится не срыв операций противника и внедрение агентуры, передающей нужные сведения, а встраивание в систему с изменением условий. При этом может быть использован весь массив пропаганды противника. Ситуация может быть модифицирована таким образом, что идеологическая сфера противника будет работать против интересов своего общества.

Лучшей характеристикой эффективности стратегии Аллена Даллеса служат его известные, широко цитируемые высказывания полувековой давности (цит. по [3]):
"Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все. что имеем, - все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей... Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.

Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства... Мы будем всячески поддерживать и подымать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, - словом всякой безнравственности... В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство... Национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу -все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом... И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы духовной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов".

Приведенная цитата впечатляет тем, что А. Даллес видит результаты своей стратегии через десятилетия. Однако в них не было даже намека на практические методы действий США по достижению этой цели.

Принципы и задачи информационно-психологической войны.

Информационные методы воздействия осуществляются на всех уровнях и носят комплексный характер. Они выделяются своей эффективностью. В книге бывшего советского разведчика Н.С. Леонова Лихолетье. Секретные миссии/" говорится /4/:
"Однажды к нам попало высказывание бывшего президента США Р. Никсона о том, что гораздо выгоднее вложить доллар в пропаганду, чем 10 долл. в создание новых видов вооружения. Он мотивировал свое предложение тем, что оружие никогда не будет применено, а пропаганда работает ежечасно, ежедневно. Сейчас уже не помню, было ли это высказывание публичным или пришло от "источников" из его окружения. В любом случае он был прав. Американская пропаганда наносила нам серьезнейший урон. Вокруг советских посольств постепенно сложилась обстановка отчуждения, в каждом русском подозревали шпиона, мы стали терять контакты с широкими слоями общественности".

Конкретные информационно-психологические методы, использованные в войне против СССР, описаны в работах [5,6]. Поэтому ниже будут выделены лишь отдельные качественные моменты: принцип вируса, воздействие на психику, разрушение традиций и менталитета, уничтожение исторической памяти.

Суть информационно-психологической войны состоит в воздействии на общественное сознание таким образом, чтобы управлять людьми и заставить их действовать против своих интересов. Это можно рассматривать как определенный аналог вирусного заболевания. Так, вирус, внедрившийся в клетку, встраивается в управляющие процессами молекулы ДНК. Клетка внешне остается такой же, как и была, и даже процессы в ней идут такого же типа, но управляет ею вирус. Болезнь проходит три фазы: внедрение, выделение токсинов и гибель клетки. Роль вируса в нашем случае играет управляемая извне "пятая колонна" внутри страны, главная задача которой - разрушение структур государственной системы, постепенная дезорганизация управления.

Как известно, вирусное заболевание имеет скрытый, латентный период, после окончания которого наступает острая стадия, когда организм переходит в неустойчивое состояние. И именно в этот период возникает вероятность гибели организма. Точно так же при организации изменения существующего строя необходимо подвести общество к состоянию неустойчивости, чтобы затем использовать все резервы, всех законсервированных агентов, все имеющиеся возможности для разрушения существующих структур. В этом случае важен перехват управления ситуацией, который может быть реализован на основе глубокого знания не только вооруженных сил противника, но и его государственно-политической системы, особенностей мышления и реакции государственных и военных руководителей. Об этом говорится в книге А.А. Зиновьева [7]:

"1. Для изучения индивидуальных особенностей и потенциальных возможностей "базовых элементов" СССР на Западе была создана целая наука со своими служителями - Кремлинология.

2. Кремлинологи самым дотошным образом изучали аппарат ЦК. И не только изучали, а оказывали на партийных руководителей влияние. Как? Через средства массовой информации. Через помощников, советников. Через дипломатов, журналистов, агентов КГБ. Можно признать как факт. что Запад в восьмидесятые годы начал во все усиливающейся степени манипулировать высшим советским руководством.

3. Кремлинологи изучили ситуацию в высшем советском руководстве еще при Брежневе. Андропов и Черненко были больны, долго протянуть не могли. Так что главную роль, так или иначе, предстояло сыграть кому-то из двух - Романову или Горбачеву. Изучив досконально качества того и другого (а возможно, уже как-то "подцепив на крючок" Горбачева ранее), в соответствующих службах Запада решили устранить Романова и расчистить путь Горбачеву.

4. В средствах массовой информации была изобретена и пущена в ход клевета на Романова (будто он на свадьбу дочери приказал принести драгоценный сервиз из Зимнего дворца), и началась его всяческая дискредитация. Причем изобретатели клеветы были уверены, что "соратники" Романова его не защитят. Так оно и случилось. Даже Андропов, считавшийся другом Романова, не принял мер, чтобы опровергнуть клевету. Мол, не стоит на такой пустяк реагировать. А между тем это был не пустяк, а начало крупномасштабной операции с далеко идущими последствиями.

5. Возьми теперь сами выборы Генсека! То, что они были явно частью операции соответствующих служб США, даже на Западе многие хорошо понимали. Все было подстроено умышленно так. что выбирало всего 8 человек. Задержали под каким-то предлогом вылет из США члена Политбюро Щербицкого, который проголосовал бы против Горбачева. Не сообщили о выборах другому члену Политбюро, находившемуся в отпуску. Это был сам Романов, который тоже наверняка проголосовал бы против Горбачева. Если бы хотя бы эти двое голосовали, Горбачев не стал бы Генсеком, - он прошел с перевесом в один голос!"

В информационном воздействии на людей используются особенности психики человека [5,6,8-11]. Чтобы оно было эффективным и широкомасштабным, необходимо воздействовать на слой людей, определяющих общественное мнение. Организовать манипулирование людьми. В центре информационно-психологического воздействия в СССР оказалась интеллигенция, причем это воздействие оказалось весьма эффективным. В информационном обществе интеллигенция становится массовой и ее роль непрерывно растет. Согласно определению, содержащемуся, например, в энциклопедическом словаре [12], интеллигенция - это слой людей, профессионально занимающихся умственным трудом. Рассмотрим конкретные особенности этого слоя.

1. В отличие от индустриального производства, где действуют большие коллективы людей, умственный труд индивидуален по своей природе. Для интеллигенции свойственен определенный индивидуализм, атоми-зация людей. На это накладывается общий процесс второй половины века распад взаимосвязей населения крупных городов.

2. Цель умственной работы, особенно для творческой интеллигенции - создание нового. Новое обычно противостоит устоявшемуся, общепринятому. Это закладывает основу для разрыва с традициями.

3. Выделенность узкой области умственного труда над деятельностью других людей ощущается как принадлежность к элите, возвышающейся над толпой. В крайнем случае, это неадекватность, завышенность самооценки. Так, обладая весьма узкой областью знаний, не зная проблем управления, определенный слой людей считал себя государственными деятелями (характерный лозунг недавнего прошлого: "КПСС, дай порулить!").

4. С атомизацией и отрывом от традиций тесно связана и неустойчивость общественного сознания, ориентации интеллигенции. Здесь ярко проявляется мода на те или иные воззрения, создание кумиров и следование их указаниям. Даже в науке, когда возникает то или иное модное направление, резко возрастает число соответствующих публикаций и ситуация напоминает несущееся стадо слонов, сметающих все на своем пути.

5. Абстрактное мышление людей осуществляется через символы, с помощью которых человек опосредованно анализирует внешний мир. Физическая реальность как бы отдаляется по мере того, как растет символическая активность человека (связанная с объемом занятий умственным трудом).

В информационном обществе появился новый мощный способ влияния на людей. Человек живет не только во внешнем материальном мире, но и в глобальном информационном поле. Поэтому не только "бытие определяет сознание", но также и внешнее воздействие на процессы мышления с помощью СМИ. В современных условиях интеллигенция, мыслящая обобщенными сложными символами, является, как это ни парадоксально на первый взгляд, наиболее внушаемой частью общества. В результате она может идти против своих же интересов, не осознавая, что стала объектом манипуляции.

Функционирование общества определяется целой сетью взаимосвязей, во многом определяющих поведение отдельных личностей. Различные внешние воздействия в значительной мере демпфируются этой сетью. Поэтому для достижения победы в психологической войне нужно коренным образом преобразовать существующую систему взаимосвязей. В первую очередь речь идет о горизонтальных связях, определяемых традициями и менталитетом страны. Традиции и менталитет -это основа государственных и общественных структур, а также общественного сознания. Именно они определяют устойчивость, поэтому одной из определяющих задач информационно-психологической войны является их разрушение.

В прошлом, до второй половины XX в., органической особенностью русского менталитета было понятие справедливости. Корни его содержались в Православии. Оно проявлялось, например, у народников, шедших на самопожертвование во имя справедливости. За социальную справедливость сражались массы людей в Революцию и Гражданскую войну.

Для западного менталитета характерны идеалы потребления. В результате научно-технической революции во второй половине века произошло быстрое расширение производства продовольствия и предметов потребления, особенно в развитых странах. Это осуществлялось не за счет усиления эксплуатации людей, а за счет новых технологий. В пятидесятые - шестидесятые годы постепенно устанавливался паритет СССР и США в области обороны, сближались научно-технологический и производственный потенциалы.

В эти же годы в СССР начинается постепенное изменение ориентации от идеи справедливости (и патриотизма) к идее потребления. Каждый, кто посещал страны Запада, видел разнообразие в потребительских товарах, их приспособленность к конкретным нуждам. Ориентация на идею потребления вела, в конечном счете. к признанию превосходства Запада, признанию неполноценности своей страны. Но длительное время это оставалось за кадром. В полной мере это проявилось в 80 90-е годы.

В организации информационной войны против других стран США проводят в жизнь лозунг установления американского образа жизни, американизации (иногда употребляют термин - "западнизация). При этом происходит разрушение взаимосвязей и структур внутри страны противника. В своей книге [7] известный ученый и философ А.А. Зиновьев пишет:

"Бомба западнизации", взорванная в России, произвела в ней неслыханные ранее опустошения не только в сферах государственности, экономики, идеологии и культуры, но и в самом человеческом материале общества. В таких масштабах и в такие сроки это до сих пор еще не удавалось сделать никаким завоевателям, и ни с каким оружием. Будучи предназначена (по замыслу изобретателей) для поражения коммунизма, "бомба западнизации" в практическом применении оказалась неизмеримо мощнее: она разрушила могучее многовековое объединение людей, еще недавно бывшее второй сверхдержавой планеты и претендовавшее на роль гегемона мировой истории, до самых его общечеловеческих основ, не имеющих отношения к коммунизму. Целились в коммунизм, а убили Россию".

Вслед за преобразованием системы горизонтальных связей наступает очередь вертикальных. Прежде всего, речь идет о разрыве между поколениями, вытравливании исторической памяти людей. В книге [5] подробно описаны характерные особенности конца перестройки в СССР: тотальное отречение от советского прошлого. от дел своих отцов и дедов, отречение от героев и подвигов Великой Отечественной войны, отречение от исторического наследия. Идет активное переписывание всей русской истории. На каждого героя прошлого СМИ, фактически руководимые из-за рубежа, выливают тонны компромата, история страны представляется черной дырой, а люди прошлого - полудикарями. Результатом стало разрушение общественных структур и атомизация людей. Фактически был запущен механизм самоуничтожения народа.

С помощью комплекса информационных методов осуществляется скрытое воздействие на психологию противника - индивидуальную, коллективную, массовую - с целью разрушения общественных и государственных институтов, провоцирования массовых беспорядков, развала государств, деградации общества. Определенная избирательность воздействия информационного оружия может позволить нападающей стороне практически устранить потери своих войск и одновременно обеспечить уничтожение живой силы противника при сохранении материальных ценностей, сооружений.

Формирование общей концепции информационных войн.

В последнее время начинают проявляться общие закономерности для компьютерных систем и общественного сознания. Постепенно складывается обобщенное понятие информационной войны, которое прилагается ко все более широкому кругу проблем. Разрабатываются математические обоснования, исходящие из общих информационных позиций. Анализируются цели, задачи, алгоритмы действий, стратегия л тактика. Все большее количество публикаций и симпозиумов посвящается информационно-технологической борьбе, направленной на вторжение в компьютерные системы противника, их перепрограммирование, дезорганизацию. В книге Расторгуева [8] сделана попытка разработки общего информационного подхода, включающего как информационно-психологические, так и информационно-технологические аспекты. Приведем некоторые из положений, относящихся к различным информационным системам [8].

Чтобы одна информационная самообучающаяся система была способна целенаправленно перепрограммировать другую подобную систему, она должна ее понимать. т.е. знать примерный результат при подаче определенного входного сообщения. Подбирая соответствующие входные данные, можно заставить информационную систему противника "смотреть на мир чужими глазами".

Для перепрограммирования самообучающихся информационных систем, обладающих эмоциями, наиболее эффективной является "эмоционально окрашенная" входная обучающая последовательность. Это значит, что для решения, например, задачи по перепрограммированию населения упор надо делать на деятелей культуры, искусства, священнослужителей.

Информационная самообучающаяся система может быть перепрограммирована лишь в рамках оставшейся у нее избыточности хаоса. Это значит, что одним из основных объектов главного информационного удара должна быть молодежь, имеющая максимальный ресурс для перепрограммирования.

Разрушение устоявшихся структур способствует повышению избыточности хаоса, увеличивая тем самым возможности для перепрограммирования систем. То есть на определенном этапе воздействия может возникнуть положительная обратная связь, ускоряющая процесс перепрограммирования.

Для любой информационной системы безопасно оперировать с той информацией, механизмы обработки которой у нее имеются. Навязывание собственных стереотипов поведения другим системам неизбежно ослабит последние.

Любая информационная самообучающаяся система обладает базовым набором смыслов, знаний, связей между элементами, которые во многом определяют поведение системы. Чем больше мощность множества базовых элементов и их связей, тем устойчивее система к целенаправленному информационному воздействию.

Эффективность целенаправленного информационного воздействия возрастает, если оно сочетается с другими видами воздействия (эффект синергизма).

Значительную роль в разрушении информационных систем могут играть программные закладки, приводимые в действие по сигналу извне.

Если сопоставить информационно-психологическое и информационно-технологическое оружие, то сходство их действия кажется разительным. Так, во времена Горбачева, когда решалась проблема дезорганизации " детских государственных и общественных структур, были введены в действие аналоги компьютерных программных закладок - законсервированная агентура США и агенты влияния вышли на поверхность.

Устойчивость систем к информационному воздействию связана с их структурированностью, наличием множественности дублирующих взаимосвязей. Так, в отличие от сетевых управляющих систем, иерархические - неустойчивы. В них достаточно выбить одно узловое звено. Пока базисные информационные структуры общества не разрушены, страна еще может продолжать борьбу с наступающим противником. С разрушением существующих структур и атомизацией людей ситуация практически становится необратимой.

Побеждает в информационной войне тот, кто прорабатывает объективные сценарии будущих событий, развивает компьютерное прогнозирование. Поэтому у противника целесообразно поддерживать устаревшие теории, тормозить прогрессивные научные исследования по общественной тематике, раздувать противоречия между научными школами, компрометировать передовые научные школы. Так, идеологи КПСС, придерживавшиеся устаревших общественных концепций, на деле играли роль союзников США. Цель любой войны заключалась в изменении поведения противника таким образом, чтобы поставить его на нужное место. И здесь имеется прямое сходство между обычным и информационным оружием. Как отмечается в работе [8]:

"Победителем информационной войны становится та сторона, которая наиболее полно способна промоделировать поведение противника в различных ситуациях, определить собственный алгоритм поведения и реализовать его. Более полно промоделировать поведение противника - это значит в больших объемах собирать, хранить, и обрабатывать информацию о противнике: это значит более полно изучить поведение противника - знать и понимать его историю, культуру, религию, быт и т. п. А чем характеризуется система, потерпевшая поражение в обычной войне? Пусть эта система - обычное государство. Тогда для потерпевшей поражение страны в той или иной степени характерно, как показывает практика первой и второй мировых войн:


1) гибель и эмиграция части населения;
2) разрушение промышленности и выплата контрибуции;
3) потеря части территории;
4) политическая зависимость от победителя;
5) уничтожение (резкое сокращение) армии или запрет на собственную армию;
6) вывоз из страны наиболее перспективных и наукоемких технологий.

Обобщение сказанного для информационных самообучающихся систем может означать:

1) стабильное сокращение информационной емкости системы, гибель элементов и подструктур; подобное упрощение системы делает ее безопасной для агрессора;

2) решение ранее несвойственных задач, в том числе задач в интересах победителя;

3) побежденная система как бы встраивается в общий алгоритм функционирования победителя, т.е. поглощается структурой победителя. Таким образом, особой разницы для потерпевшей поражение системы от того, в какой войне: ядерной или информационной, она проиграла, нет.

Все войны, как правило, завершаются мирным договором и проигравшая сторона, как правило, не подлежит тотальному уничтожению, хотя в истории человечества имеют место и исключения. Но, тем не менее, существуют международные договора, защищающие пленных, и все события, связанные с военными действиями и последующей оккупацией, более " менее понятны, как-то формализованы и имеют объяснения. В случае информационной войны все не так. Здесь порой даже жертва не знает о том, что она жертва, и может так никогда и не узнать. Это объясняется принципиальным отличием предметной области применения информационного оружия. Обычное оружие применяется по живой силе и технике, а информационное в основном по системе управления".

В существующих условиях страна, побежденная в информационной войне, практически не имеет шансов на отпор. Ее поведение просчитывается и программируется, что создает основу для мирового господства. Побочные следствия информационных войн пока остаются на втором плане, хотя в будущем могут иметь определяющее значение.

Психология bookap

Один из узловых вопросов современной цивилизации: где лежит разумная граница, проходящая между служением самому себе и обществу? Абсолютизация личных интересов ведет к росту преступности, наркомании, асоциального поведения, психических заболеваний. Об этом свидетельствует современная ситуация в США, где личностные интересы находятся на первом плане, а устойчивость определяется условиями сверхпотребления. Можно сказать, что поражение целеустановки "человек для общества" привело к слому защитных рубежей человечества в целом. По-видимому, можно говорить о раковом заболевании социального организма. которое постепенно разрушает структуру общества, вызывает неустойчивость, и индивидуум, потерявший общественные связи и оказавшийся во власти виртуальной реальности, в результате превращается в своего рода "раковую клетку".

В условиях, когда любые рациональные действия, в принципе, просчитываются, когда с помощью информационного террора СМИ, находящихся в руках США, может быть скомпрометирован и выведен из строя любой деятель оппозиции, возможно, имеет смысл рассматривать в качестве оружия сопротивления глобальному мировому насилию " иррациональное поведение, которое часто связывают с такими факторами, как хаос, смута, терроризм. Но в отличие от народовольцев, действовавших в России ХIХ в. и поставивших своей целью борьбу с несправедливостью путем физического террора против, как им казалось, наиболее преступных представителей режима, сейчас, по-видимому, под ударом окажется работа информационных систем, ставших опорой мировой власти.