Глава 33. Подрыв несущих конструкций хозяйства: энергетика.

Эту большую тему рассмотрим на самых, казалось бы, очевидных примерах. После 1987 г. было оказано сильнейшее давление на остатки планирования. Одним из важных инструментов в этих нападках был тезис о якобы избыточном производстве ресурсов как фундаментальном дефекте плановой экономики . Этот тезис вошел, в действительности, в самое ядро всей доктрины подрыва легитимности советского строя и, затем, подрыва самого хозяйства СССР и оставшихся от него "независимых" республик. Ведь вслед за атаками на какую-то "избыточную" отрасль (производства стали, тракторов, энергии и т.п.) или даже параллельно с этими атаками, принимались политические решения по подрыву этих отраслей.

Это происходило уже в 1989-1991 гг., даже при формальном сохранении плановой системы - через сокращение или полное прекращение капиталовложений, остановку строительства и ликвидацию госзаказа. Начиная с 1992 г. ликвидация системообразующих отраслей народного хозяйства была возложена на действие "стихийных рыночных сил", которые, однако, точно направлялись посредством политических решений правительства на уничтожение самых новых и технологически прогрессивных производств.

Сопротивление этому курсу было подавлено - в том числе и "культурными средствами", то есть внедрением в сознание мифа об избыточности ресурсов в хозяйстве, которое якобы "работает само на себя". Слишком большая часть интеллигенции приняла и этот миф, и логику, которая лежала в основе этой программы мифотворчества. Это видно из того, что в пропаганде этих стереотипных мифов, выработанных в идеологических лабораториях перестройки, с энтузиазмом приняли участие интеллектуалы из, казалось бы, разных политических лагерей. Патриот Г.Распутин выступал рука об руку с демократом-западником С.Залыгиным, а православный консерватор И.Шафаревич заодно с "шестидесятником" А.Адамовичем.

Формула "абсурдной избыточности ресурсов" облекалась в самые разные содержательные оболочки и служила как генетическая матрица вируса, внедряемая в сознание человека уже независимо от той или иной оболочки. В частности, были резко уменьшены все капиталовложения в энергетику , хотя специалисты с отчаянием доказывали, что сокращение подачи энергии и тепла в города Севера и Сибири просто приведет к исчезновению "потребителей". Тот факт, что интеллигенция благосклонно приняла программу, в которой почти невозможно было не видеть большой опасности для хозяйства и даже для шкурных интересов каждого обывателя, настолько необычен, что должен был бы сам по себе стать предметом большого исследования.

Более того, широкие круги интеллигенции не просто благосклонно приняли эту программу, но и проявили в ее поддержке непонятную агрессивность и даже ненависть к энергетике. В гл. 15 уже говорилось о "Меморандуме в защиту природы" (1988), подписанном видными деятелями науки и культуры, в котором велась атака на уже наполовину выполненную Энергетическую программу СССР, которая выводила СССР на уровень самых развитых стран по энергооснащенности. На этом эпизоде надо остановиться особо. Вдумайтесь в логику приведенных выше аргументов, которые выдвигались против программы в упомянутом "Меморандуме": "Зачем увеличивать производство энергоресурсов, если мы затрачиваем две тонны топлива там, где в странах с высоким уровнем технологии обходятся одной тонной?"

Примем, что экономисты и писатели, рассуждающие об энергетике, не обязаны интересоваться такими скучными вещами, как климат, расстояния, энергозатраты на жизнеобеспечение и на производственные операции. Допустим даже, что наша техносфера действительно расточительна, и где-то в мифической "Атлантиде" энергии тратят меньше, чем в России (мифологизированный образ США по сути и был в идеологии реформы своего рода Атлантидой). Но каким образом из этого можно сделать вывод, что именно нам, живущим в России , а не в "Атлантиде", не следует "увеличивать производство энергоресурсов"?

С точки зрения стандартов рационального мышления это нечто из ряда вон. Даже если авторы этого "Меморандума" считали, что можно в одночасье заменить ту техносферу, что пару сотен лет складывалась в России, на техносферу Атлантиды, это невозможно было бы сделать без огромных дополнительных затрат энергоресурсов - и на строительство, и на экспорт, чтобы оплатить закупки технологий за рубежом.

И ведь речь шла не о критике Энергетической программы, огонь велся на ее поражение. Замечательна сама фразеология этого "Меморандума": "Вся многолетняя деятельность Минэнерго завела наше энергетическое хозяйство в тупик... Большая часть добываемого топлива расходуется на технологические нужды, и прежде всего на выработку электроэнергии. Более трех четвертей производимой в стране электроэнергии используется на производственные нужды в промышленности, сельском хозяйстве и транспорте. Это означает, что энергетические ресурсы в основном используются для производства опять же энергетических ресурсов и сырья с крупномасштабным разрушением природной среды.

Именно этот абсурдный принцип развития нашей энергетики заложен в Энергетической программе СССР и ныне осуществляется. Никто за все это не понес ответственности"335.


335 Меморандум в защиту природы (1988). - Перестройка: гласность, демократия, социализм. Экологическая альтернатива. М.: Прогресс. 1990. С. 5-13.


Архаический, пралогический, а не рациональный тип мышления, породившего этот документ перестройки, виден уже в бессмысленном, шаманском повторении заклинания о том, что советская система породила "производство ради производства, а не ради человека". Здесь это заклинание приобрело характер гротеска - мало того, что затраты энергии "на производственные нужды в промышленности, сельском хозяйстве и транспорте" считаются бесполезными для человека , они почему-то рассматриваются как "опять же производство энергетических ресурсов". И ведь 13 подписей под документом, из них 6 докторов разных наук.

Но главное в том, что это было принято на "ура" слишком уж большой частью интеллигенции в целом! В том числе и интеллигенцией Приморского края. И она радовалась отказу от Энергетической программы, закрытию "нерентабельных" шахт и прекращению работ на почти обустроенных новых карьерах для открытой добычи угля и на стройках электростанций. Ладно бы этому аплодировали физики и лирики в Москве или Риге, но ведь эти шахты и ТЭЦ были единственными источниками тепла и света для квартир физиков и лириков Приморья.

Почему они не пощелкали на мысленных счетах и не прикинули, сколько им понадобится калорий хотя бы для биологического выживания? А если они поверили, что при рынке будет выгоднее завозить уголь из Австралии, то почему не поинтересовались его ценой и не подумали о том, сколько будет стоить "при рынке" отопление их квартир? Ведь при рынке имеет право на отопление только тот, чей спрос на эту услугу платежеспособен. И когда в 2000 г. у жителей Приморья отключили отопление, множество хорошо одетых образованных людей вышли на улицы с плакатами "Хотим жить!" Но в современном городском обществе, тем более без советской власти, может выжить лишь человек, который способен сформулировать простейшие вопросы, сделать простейшие вычисления и определить, что ему выгодно, а что нет. А интеллигенция эту способность утратила. Мало того, что сама замерзла, но заставила мерзнуть и людей, которые надеялись на эту ее способность и верили ей336.


336 Поразительно, например, как легко и сегодня уводят людей от причин вымерзания Приморья и от размышлений об абсолютно очевидной общей тенденции. Никто даже не замечает, что Приморье вымерзает при парализованном производстве, на которое в норме должно было бы уходить две трети энергоресурсов. О каком же экономическом росте в Приморье вообще может идти речь? Спасибо хоть срочно пустили часть почти построенной в советское время и законсервированной Бурейской ГЭС.


Что же произошло с энергоснабжением в республиках СССР? Красноречивы примеры Армении, где вокруг Еревана и в самом городе вырублены леса и парки на дрова. Примерно так же обстоят дела в Грузии и Молдавии, где практически отключено отопление. Но ведь ненамного лучше дела и в РФ, где началось постепенное вымораживание жилищ. В мягкой форме это выражается в снижении температуры теплоносителя в системах централизованного теплоснабжения, а драматически - в резко возросшем числе отказов и аварий отопления все в большем числе областей и городов.

Отношение к отоплению - драматический пример утраты рациональности. Здесь равнодушие к фундаментальным жестким категориям (отопление как условие физического выживания людей есть ограничение , всякие реформы, приводящие к деградации этой системы, неприемлемы) сочетание с крайним гипостазированием - приданием приоритетного характера понятиям второстепенным (например, рентабельности ).

В связи с отказами и авариями теплоснабжения в январе 2003 г. премьер-министр высказал вещь, немыслимую с точки зрения здравого смысла. Пресса сообщила: "За десять лет реформ предприятия ЖКХ так и не сумели решить главную проблему - выйти на рентабельную работу. "Сейчас состояние дел в реформировании ЖКХ является неудовлетворительным", - считает Михаил Касьянов".

Надо вдуматься в эти слова. Выходит, все эти десять лет "реформаторы" считали, что главная задача жилищно-коммунального хозяйства - вовсе не обеспечение жителей сносными условиями обитания в их жилищах (в том числе отоплением). Нет, главная их задача - рентабельность . Таких откровений не выдавал даже Гайдар. Но ведь это - совершенно ложная установка. В жизни общества есть множество сторон, которые не могут и не должны быть рентабельными! И если эти стороны общественной жизни не подкрепляются какими-то нерыночными средствами, то общество несет ущерб, многократно превышающий "экономию".

В декабре 2002 г. виднейший теплоэнергетик С. А. Чистович так оценил ситуацию: "Можно сказать, что на первом месте сейчас находится даже не проблема энергосбережения, а проблема энергетической безопасности России. Важно, как минимум, не допустить разрушения энергетического хозяйства страны. Износ оборудования, проблемы с поставкой энергоресурсов таковы, что целые поселки и города могут остаться без отопления и электроэнергии. А это приводит к тяжелейшим социальным и политическим последствиям. Весь мир наблюдал это на примере зимы в Приморье. К сожалению, есть основания полагать, что ситуация будет еще хуже"337.


337 "Экологические системы", 2002, № 12.


Если бы нарушение логики и равнодушие к реальным величинам было временной деформацией в мышлении интеллигенции, продуктом кратковременного культурного шока, вызванного перестройкой, то это явление представляло бы для нас только исторический интерес. Но ведь это не так! Структура рассуждений, отработанная в годы перестройки на стали и тракторах, узаконена и "работает" в обосновании доктрины нынешней реформы в полную меру и сегодня. Сдавать эту проблему в академический архив никак нельзя.

Отношение интеллигенции к энергетике хорошо высвечивает то состояние мышления культурного слоя, которое и позволило ничтожному меньшинству завладеть хозяйством и буквально обескровить его, перекачав его ресурсы на свои личные счета за рубежом. Не раз говорилось, что причина того мировоззренческого тупика, в который попала наша интеллигенция, коренится в ее "полузападном" образовании, в котором оказались подавленными ответственность в подходе к проблемам общества и отсутствие интереса к фундаментальным вопросам. При обсуждении экономических проблем России и СССР до самого последнего времени типичный интеллигент категорически отказывался принимать во внимание такой неустранимый фактор, как природно-климатические условия . Возьмем хотя бы проблему энергообеспеченности хозяйства.

Специалист по экономике энергетики В.В.Клименко пишет: "Более двух третей нашей территории (11,57 из 17,08 млн. кв. км) составляют земли, не приспособленные для постоянного проживания человека. Это земли, на которых среднегодовая температура воздуха ниже -2o, или расположенные выше 2000 м над уровнем моря".

"Эффективная", то есть пригодная для постоянного проживания территория в России составляла в 1995 г. 5,51 млн. кв. км, что значительно меньше, чем в США (8,00) или Бразилии (8,05 млн. кв. км). На остальной территории ведение хозяйства и даже просто существование людей были сопряжены с огромным дополнительным расходом энергетических ресурсов.

Главный показатель индустриального развития - потребление энергии . Реальным критерием считается, однако, не абсолютное валовой потребление, а относительное , "то есть нормированное с учетом действительных природных условий". Разница между абсолютным и относительным потреблением и показывает, какую долю энергии приходится расходовать непроизводительно - просто для того, чтобы существовать в данном ландшафте.

В 1994 г. абсолютное потребление энергии в РФ составляло 7,01 т условного топлива в год на человека, а относительное 0,37 т (тонна условного топлива соответствует примерно 0,7 т нефти). Для сравнения скажем, что в США в 1993 г. потребление энергии составляло 11,00 т условного топлива в год на человека, а относительное 0,91 т. Иными словами, доля абсолютно потребляемой энергии, которая остается для ее использования в хозяйстве после расходов на "противостояние природе", в США в два с половиной раза больше, чем в РФ (при том, что жители РФ довольствуются гораздо более скромным комфортом, чем американцы). В странах Западной Европы, с их меньшими размерами, на "противостояние природе" тратится вдвое меньше энергии, чем в США - и в 4 раза меньше, чем в России.

Если учесть этот фактор, то совершенно по-другому видится тот факт, что за советский период Россия смогла стать второй промышленной державой мира . В 1900 г. относительное потребление энергии было в России в 26 раз меньше, чем в Великобритании, которая тогда была еще мировым лидером, а в 1994 г., даже после спада промышленного производства на 50%, разрыв составлял всего 2,5 раза338.


338 В.В.Клименко. Россия: тупик в конце туннеля? - "Общественные науки и современность". 1995, № 5.


В составе СССР Россия (РСФСР) по критерию, который предлагает В.Клименко, стояла вровень с самыми высокоразвитыми странами - США, Великобританией, Германией. Сейчас она опустилась на уровень Конго и находится гораздо ниже уровня Зимбабве или Таиланда. При этом экономическая политика РФ предполагает дальнейшее сокращение потребления энергии.

Правительство и администрация президента взяли твердый курс на расширение экспорта энергоносителей. Это, например, считается одним из важнейших позитивных сдвигов в экономике РФ в 2003 г. В ежегодном послании Федеральному собранию 2003 г. В.В.Путин сказал как о большом достижении: "Экспорт нефти, нефтепродуктов и газа увеличился на 18%, и сегодня Россия является крупнейшим экспортером топливно-энергетических ресурсов в мире".

Это - стратегическая линия, за год до этого говорилось, как об очередном внешнеполитическом успехе: "Президент России Владимир Путин встретился с руководителями федераций еврейских общин России и СНГ... Он поблагодарил их за активное участие в процессе интегрирования России в международное экономическое пространство. Он особо отметил недавнее обращение главного раввина России Берла Лазара к Джорджу Бушу с просьбой отменить поправку Джэксона-Вэника... Недавно одна из [еврейских организаций США] предложила американской администрации переориентировать частично нефтяные интересы своей страны. Речь идет о том, чтобы Америка покупала меньше нефти у входящих в ОПЕК ближневосточных государств, а ее недостачу восполняла за счет России. Как отметил Владимир Путин, это "инициатива в правильном направлении", она отразится на тематике майской встречи президентов России и США"339.


339 "Россия", 28 марта-3 апреля 2002.


Промышленность парализована, города в полузамерзшем состоянии, а нефти для внутреннего потребления в РФ остается в три раза меньше, чем в советское время (в РСФСР для внутреннего потребления в 1985 г. осталось 356,7 млн. т нефти или по 2,51 т на душу населения. В 2001 г. на душу населения в РФ осталось для собственного потребления 109,2 млн. т нефти или 0,76 т на душу населения). Разве это хороший признак? Как тут радоваться росту экспорта?

Еще более активно добиваются власти РФ расширения экспорта российского газа, непрерывно ведутся интенсивные переговоры о строительстве больших газопроводов в Западную Европу и Китай. Это предусмотрено Энергетической стратегией РФ до 2020 г., которая была принята правительством РФ 22 мая 2003 г. В этом документе ставится задача добиться "равноправного доступа России на электроэнергетические рынки Европы". Уже 23 мая (вот уровень отзывчивости!) Комиссия ЕС пошла навстречу этому желанию. Как сказано в прессе, "в РАО "ЕЭС России" с удовлетворением воспринимают решение Европейского союза о проведении полномасштабного исследования возможности объединения энергосистем России и стран континентальной Европы".

В июне 2003 г. В.В.Путин в ходе визита в Лондон договорился с Тони Блэром о строительстве газопровода, но вопрос был в принципе решен уже в январе 2003 г. Тогда пресса писала: "Председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер вчера прибыл в Брюссель на встречу с генеральным директором по энергетике и транспорту комиссии Евросоюза Франсуа Лямуре. Глава крупнейшего российского газового концерна намерен обсудить со специалистами Евросоюза планы реализации проекта строительства "Северо-Европейского газопровода". Этот трубопровод аналитики называют самым дорогим экспортным проектом "Газпрома": по предварительным подсчетам, его строительство обойдется в 10 млрд. долларов. Он позволит поставлять российский газ через Финский залив и Балтику в страну, которая уже много лет является главным партнером российских газовиков, - в Германию - и застолбить нишу на северных газовых рынках Европы"340.


340 О.Губенко. Миллер повез в Европу газ: "Газпром" затевает строительство нового "Голубого потока". - "Известия", 25 января 2003.


Итак, поставки нефти и газа на мировой рынок являются приоритетными для нефтяных и газовых компаний, действующих на территории РФ. При нынешнем политическом режиме отечественное хозяйство, включая теплоснабжение, никакими преимуществами в доступе к энергоносителям из российских недр обладать не будут. Планы полной либерализации цен, то есть выравнивания цен внутреннего и мирового рынков, заявлены вполне определенно.

Вот что сказано по результатам совещания в правительстве в конце декабря 2002 г.: "Замминистра экономического развития Андрей Шаронов рассказал "Ведомостям", что теперь суть предложений его министерства сводится к резкому ускорению реформ в газовой отрасли. "Речь идет о том, что к моменту либерализации рынка электроэнергии к середине 2005 г. можно иметь либерализованный рынок газа", - говорит он...

"Газпром" вчера не комментировал столь смелый план Минэкономразвития. А аналитикам он понравился. Каха Кикнавелидзе из "Тройка Диалог" говорит, что "это очень хорошая новость для "Газпрома", так как сейчас на продажах на внутреннем рынке компания теряет деньги. Алексей Моисеев из "Ренессанс Капитала" считает, что в выигрыше будет и экономика в целом - она избавится от неэффективных предприятий, выживающих сейчас только благодаря субсидированным за счет экспорта ценам на газ. Кроме того, ускоренная либерализация газового рынка облегчит России присоединение к ВТО. "Это создаст лучший климат на переговорах, - сказал "Ведомостям" один из членов российской делегации на переговорах. - Это снимет претензии, что наши цены и после вступления в ВТО будут являться скрытой формой субсидирования промышленности"341.


341 "Ведомости", 20 декабря 2002.


Таким образом, российские нефть, газ и электроэнергия больше не будут "скрытой формой поддержки" отечественного хозяйства, что вообще ставит крест на возрождении России как промышленно развитой страны в рамках нынешнего общественного строя. Энергоносители будут без всяких препятствий поступать тому покупателю, который больше заплатит. В России этими ресурсами будут пользоваться только те, кто сможет заплатить как минимум не меньше, чем немцы или англичане (на деле гораздо больше, поскольку транспорт нефти и газа а Германию и Англию обходится дешевле, чем в села и городки Орловской области). Таких людей в рыночной РФ будет немного, как бы ни вздувался т.н. ВВП. Нечего и говорить о том, что в своих телевизионных шоу А.Чубайс, обещая после реформирования РАО ЕЭС втрое снизить цены на электроэнергию, попросту глумится над доверчивым населением.