Глава 31. Вступление в ВТО: рациональность обоснования.

Вопрос вступления РФ в ВТО уже несколько лет разделяет политически активную часть нашего общества на два непримиримых лагеря. Число нейтральных или колеблющихся невелико. Это значит, что основания для раскола имеют фундаментальный характер. Отношение к планам вступления в ВТО стало пробным камнем при политическом размежевании граждан.

Определить, в какой пропорции разделилось общество и какова динамика изменения этой пропорции, весьма трудно, поскольку господствующее в данный момент меньшинство, поддерживающее планы власти, обладает почти монопольным доступом к СМИ и создает в них "шум", маскирующий реальное соотношение голосов.

Противники вступления предсказывают столь тяжелые последствия этой акции для РФ, что эти предсказания равноценны обвинению правящей верхушки в намерении совершить государственную измену. В стране уже возник латентный конфликт, который неизбежно примет открытые формы, если РФ будет действительно втянута в ВТО и сбудется хотя бы часть катастрофических прогнозов. Противоречие созрело настолько, что представить действия нынешней властной бригады по вступлению в ВТО как очередную ошибку будет невозможно. Отделаться классическим афоризмом наших реформаторов - "хотели как лучше, а получилось как всегда" - не удастся.

Поскольку уклониться от определения своей позиции в конфликтах такого рода бывает трудно, все общественные силы, заинтересованные в рационализации этого противостояния и снижении его разрушительного потенциала, должны были бы способствовать рефлексии относительно интересов обеих сторон в конфликте, вызревания его предпосылок в "инкубационном периоде", развития этого конфликта в самовоспроизводящуюся систему, ставшую уже частью большой системы всего российского кризиса. Само описание структуры этого конфликта достойно стать предметом исследовательского проекта.

Важной главой этого проекта должен быть сравнительный анализ дискурса тех сообществ, которые заняли противоположные позиции, их когнитивной основы312 . Для темы данной книги это было бы прекрасной учебной задачей. Это анализ в жанре археологии знания - "раскопки" текстов и выступлений позволят упорядочить постулаты, из которых исходят оппоненты, их фактологическую базу, язык, тезисы и аргументы, логику умозаключений, выводы и тип коммуникации между собой и с противниками. Оба эти образа обладают диагностической и познавательной силой. Их сравнение важно и практически - оно поможет определиться любому добросовестному человеку.


312 Когда мы говорим "сообщество", это значит, что входящие в него люди имеют общую позицию по отношению к вопросу, о котором идет речь. Но эта позиция - лишь видимая верхушка айсберга. Имеется и более широкая основа, которая объединяет членов сообщества и отличает их от других. Эту основу можно рассматривать как когнитивную структуру сообщества - систему познавательных средств, с помощью которых они выработали свою позицию. В эту систему входят мировоззренческие установки, набор фактов, которые считаются важными для понимания проблемы, набор понятий и терминов, в которых она излагается, теоретические концепции, которые привлекаются для осмысления, логика рассуждений и т.д.


Здесь нет возможности подробно развить эту тему, вывод же мой таков: когнитивная структура пропагандистов вступления в ВТО является вырожденной - настолько, что она не соответствует элементарным нормам рациональности. В понятийном аппарате, которым пользуются сторонники вступления в ВТО, изобилуют туманные, неопределимые термины (типа "интеграция в мировую экономику"). Часто они просто неприложимы к реальности РФ (говорится о необходимости продвижения отечественных товаров на мировой рынок, в то время как они вытесняются с внутреннего рынка и рынка СНГ). Строгие понятия нередко подменяются метафорами, обычно неадекватными. Количественная мера практически отсутствует (никогда не говорится, сколько и каких товаров РФ может доволнительно "продвинуть на мировой рынок" и какова от этого будет выгода). Не формулируются постулаты, допущения и гипотезы. Нет связного массива фактов для аргументации, многие тезисы прямо противоречат эмпирическим данным.

Не названы ограничения , в рамках которых будет вынуждена действовать РФ при вступлении в ВТО, трудно найти перечень индикаторов , по которым реформаторы собираются следить за ходом процесса, и тем более нет никаких указаний на то, каким образом эти индикаторы связаны с латентными величинами , которые они должны представлять. Наконец, скандальным является демонстративный уход от формулировки критериев , по которым реформаторы будут судить об успехе или провале всей программы. Вся конструкция настолько уродлива и неустойчива, что в ней отсутствует даже самый простой вывод в виде ответа на примитивный вопрос: зачем РФ вступать в ВТО? Разве США и Китай перестанут покупать у РФ нефть, а Германия газ, если РФ уклонится от вступления в ВТО?

В целом интеллектуальная основа, на которой стоит утверждение о пользе вступления в ВТО, напоминает ту, что была построена для обоснования приватизации 1992-1994 гг. Но тогда ее манипулятивный характер не вызывал такого возмущения, потому что общество переживало "время гибели богов", так что приватизация была лишь элементом общей катастрофы. Сейчас мы проходим период относительной стабильности, противостояние приобрело позиционный характер, все берется на учет и запоминается.

Напротив, противники вступления в ВТО используют простые, однозначно трактуемые понятия, опираются на хорошо организованную эмпирическую базу опыта мировой капиталистической системы "центр-периферия", включающую большой массив надежно установленных количественных данных. Система периферийного капитализма изучена настолько, что знание о ней во многих аспектов достигло уровня теории, модели которой, в отличие от неолиберальных концепций, включают в себя важные черты реальности как центра, так и периферии.

Противники вступления в ВТО сформулировали небольшое число важнейших ("ядерных") постулатов, а также создали защитный пояс тезисов второго эшелона. Их аргументы вполне определенны и логика прозрачна. Хотя по ряду вопросов разные авторы имеют отличные точки зрения, в целом логика отрицания внутренне непротиворечива. Когнитивная структура этой позиции является целостной, достаточно полной и способной к развитию . По каждому важному тезису можно быстро найти массу эмпирических данных - просто взяв базу данных "Dissertation Abstracts", содержащую рефераты диссертаций, защищенных в США и частично Западной Европе, и привлечь результаты исследований по конкретным вопросам.

По своим свойствам когнитивная структура противников вступления РФ в ВТО - это нормальная, добротная структура, отвечающая требованиям научной рациональности. Конечно, в оппозиционной прессе эта позиция излагается эмоционально (по ряду объяснимых причин), но она без всякого труда может быть выражена в совершенно бесстрастных терминах, без всякой апелляции к моральным ценностям313.


313 Эмоциональный накал выступлений против вступления в ВТО вызван тем, что в СМИ эта позиция представлена в ничтожной пропорции по сравнению с позицией правительства. Поэтому авторы сообщений вынуждены компенсировать недостаток объема и частоты применением сильных выразительных средств. Кроме того, авторам трудно мириться с тем, что их сообщения демонстративно игнорируются противной стороной, и к такому хамству оказалось трудно привыкнуть.


Сильнейшей стороной в тактике противников вступления в ВТО является проведение в ряде отраслей "штабных игр", в ходе которых были изучены, с реальными данными в руках, неминуемые последствия приложения норм ВТО к этим отраслям. Ни один добросовестный специалист, каким бы энтузиастом ВТО он ни был, не может игнорировать результатов этих исследований. Они были представлены на слушаниях в Госдуме и опубликованы в виде доклада Торговой палаты РФ.

Вот, например, выдержка из выводов такого штабного учения, проведенного в промышленности гражданского авиастроения: "Российская авиационная промышленность, несмотря на глубокий кризис, сохраняет потенциал развития... Перспективы вывода из кризиса связаны с многоаспектной государственной поддержкой. Отечественный авиапром в силу принадлежности к оборонно-промышленному комплексу, высокой степени государственного участия и общего критического положения в отрасли не готов к функционированию в условиях ВТО... В целом, вступление в ВТО чревато потерей для России национальной авиапромышленности, причем не только ее гражданской части, но, в значительной степени, и военной"314. Как можно не замечать таких выводов и делать вид, что "отечественные товаропроизводители" поддерживают идею вступления в ВТО!


314 На слушаниях в Госдуме в 2002 г. выступал также председатель ассоциации предприятий электронной промышленности РФ. По его словам, ассортимент выпускаемых в РФ электронных компонентов сократился до 30% от прежнего уровня. В эти 30% входят те компоненты, которые играют критическую роль в обеспечении надежности ракетно-ядерного оружия и поэтому не могут быть заменены импортными. Эту продукцию предприятия выпускают при поддержке государства, поскольку она убыточна. После вступления в ВТО эта поддержка должна быть прекращена или предприятия будут разорены штрафами и санкциями ВТО. Реально продолжать производство этих компонентов предприятия не смогут.


Парадоксально, но позиция противников вступления РФ в ВТО согласуется с представлениями западных ученых - тех, кто как раз и проектировал ВТО. Напротив, те, кто в РФ обеспечивает интеллектуальную поддержку правительству, вынуждены ссылаться на идеологические заявления западных политиков и замалчивают суждения ученых. В 1995 г., после Уругвайского раунда, видные проектировщики ВТО дали подробное толкование, каждый в своей области, тех выгод и потерь, которые понесут страны с разной структурой экономики от вступления в ВТО. Из этих докладов почти с очевидностью следовало, что кому-кому, а РФ уж никак не следует сейчас вступать в ВТО. Выгоды от этого она может получить только как страна периферийного капитализма, которая добровольно откажется от обладания собственным научно-техническим потенциалом и от производства наукоемкой продукции. Но разве в самой РФ этот вопрос обсуждался?

Позже это объяснение повторили эксперты в докладах Давосского форума, тоже очень толково. Те вообще не оставляли РФ места в международном разделении труда по схеме ВТО, кроме как места поставщика сырья. Издержки промышленного производства в Азии ниже, о конкурентоспособном сельском хозяйстве в наших почвенно-климатических условиях и говорить нечего, НИОКР полностью забирают себе США и Западная Европа. В мутных высказываниях сторонников вступления в ВТО, которые не вылезали из Давоса, ни разу не приходилось видеть хоть какого-то комментария по поводу этих расчетов западных экспертов.

Более того, эта сторона дела, связанная с "интеграцией в мировую цивилизацию", никак вообще не отразилась в интеллектуальных дебатах по поводу реформы. А ведь такое "международное разделение труда" - старая идея-фикс, один из устоев евроцентризма. Россия в эту конструкцию мира не вписывается никак, и наши "западники" не могли этого не знать. Вот что писал духовный авторитет и западной, и российской интеллектуальной элиты конца ХIХ века философ Эрнест Ренан: "Природа создала расу рабочих - это китайская раса, с ее чудесной ловкостью рук при почти полном отсутствии чувства собственного достоинства. Управляйте ею справедливо, получайте от нее за такое управление обильные плоды ее трудов на благо расы-завоевательницы - она [ китайская раса] останется довольна. Раса земледельцев - черная раса. Будьте с нею добрыми и человечными, и порядок будет обеспечен. Раса хозяев и солдат - европейская раса... Пусть каждый занимается тем, для чего он создан, и все пойдет хорошо"315. Такое разделение труда прямо положено в основу доктрины ВТО и Давосского форума.


315 E.Renбn. La reforma intelectual y moral. Barcelona: Penнnsula. 1972. P. 94.


Надо сказать, что сам тип коммуникации с оппонентами, который приняли сторонники вступления РФ в ВТО, выводит их доктрину за рамки рационального дискурса. Они принципиально не реагируют ни на какие тезисы и аргументы оппонентов - не соглашаются с ними, но и не оспаривают. Просто не упоминают. Объяснение этому может быть двоякое: или перед нами разыгрывают политический спектакль, а на деле правительство и Президент и не помышляют о вступлении в ВТО, лишь "создают шум" в тактических целях - или они отбросили всякие демократические побрякушки и в момент благоприятной для себя политической конъюнктуры продавливают "непопулярное" теневое решение в групповых интересах части господствующего меньшинства.

В данный момент выбрать одно из этих двух объяснений трудно, хотя более правдоподобным кажется второе. Тактика поведения правительства и его пропагандистов в "подавленных" дебатах по поводу вступления в ВТО в точности повторяет ту тактику, которая применялась и во время приватизации. Вспомним такой случай. На пpоходившем осенью 1991 г. в Пpаге заседании Комитета действий за междунаpодное сотpудничество (в него входили бывшие руководители крупных стран) экс-президенты и премьеры П.Тpюдо (Канада), В.Жискаp д,Эстен (Франция), Мигель де ла Мадpид (Мексика) и Г.Шмидт (ФРГ) пpедупpеждали СССР и восточноевpопейские стpаны, что следование pекомендациям МВФ в экономических pефоpмах и пpименение методов шоковой теpапии пpиведут к тяжелым последствиям. Ответом было полное молчание и Горбачева, и Ельцина, и их советников по экономике. Казалось бы, сам ранг и опыт персон, которые прямо обратились к нашим реформаторам, обязывал хотя бы из вежливости что-то сказать в ответ - ни слова! Это какая-то патология сознания наших номенклатурных либералов.

Здесь, однако, я хочу обратить внимание на побочный результат погружения власти РФ и сторонников вступления в ВТО в атмосферу новояза, интриг и недомолвок. Это - разрушение инструментов рационального мышления, которое наступило вследствие длительного применения ложных понятий и деформированной логики. Перестройка ослепила наше общество, но поначалу его вели к яме все-таки зрячие хищники типа Чубайса. Теперь "слепой ведет слепого". Какую бы цель ни преследовали рассуждения о вступлении в ВТО, они некогерентны , в них не вяжутся концы с концами. И это само по себе становится фактором кризиса и ставит всю политическую деятельность в новые, аномальные условия.

Рассмотрим самые главные нестыковки в рассуждениях сторонников вступления РФ в ВТО - те, в которых наблюдается отход от рациональности, если считать, что это рассуждения искренние и не прикрывают недобросовестных корыстных целей, о которых не говорят открыто (то есть не прикрывают рациональности мошенника ).

Прежде всего, имеет место замалчивание информации о проблеме. Подавляющее большинство граждан РФ не имеют представления о том, что означает для страны принятие норм ВТО. Более того, даже большинство хозяйственных руководителей не могут оценить выгод и потерь, которые понесет от вступления в ВТО хотя бы их собственное производство. Проблема не представлена обществу в ее хотя бы самых главных аспектах.

Более того, произведена подмена предмета спора. Политики и СМИ, агитирующие за вступление в ВТО, делают упор на торговых аспектах экономики. Это глубокое заблуждение или сознательное искажение сути дела. Сторонники вступления в ВТО говорят исключительно о балансе выгод и потерь для РФ в торговой сфере - например, об ослаблении таможенной защиты отечественной промышленности от импорта товаров. Но ведь центр тяжести проблемы не в этом! ВТО - один из главных инструментов глобализации . Участие в ВТО снизит или полностью устранит барьеры, защищающие хозяйство России от мирового рынка - в момент, когда наше хозяйство больно, а большинство производств неконкурентоспособны.

При обсуждении потерь и выгод для России от вступления в ВТО должно быть рассмотрено и оценено системное воздействие на хозяйство страны, а влияние на торговлю является всего лишь одним и далеко не главным элементом этого воздействия. И самое серьезное влияние на экономику РФ окажет выполнение т.н. "системных" условий вступления в ВТО. Они тщательно замалчиваются. В результате "системные условия" не изучаются даже в тех отраслях экономики, которые пострадают больше всего. Например, свободный доступ иностранных фирм на рынки РФ и уравнение их в правах с отечественными нанесет несравненно более тяжелый удар по экономике, чем снижение пошлин316.


316 Например, свободный доступ иностранных фирм на рынок услуг задушит почти все российские банки. Экономическая безопасность РФ будет окончательно утрачена, если управление ее финансовой системой полностью переместится на Уолл-Стрит.


Разумеется, и таможенные правила имеют для РФ критическое значение. Обязательным условием ВТО является уравнивание внутренних и мировых цен на топливо и электроэнергию, а также транспортных тарифов. В настоящее время ликвидация таможенных пошлин и квот на вывоз сырья повлечет за собой такой скачок цен на энергоносители, что может парализовать не только промышленность, но и системы жизнеобеспечения населения (например, теплоснабжение). Этого не скрывают эксперты и политики, но ни от кого не удается получить ответа, каковы же будут цены на потребительском рынке в РФ. Более того, А.Чубайс прибегает к заведомому обману, говоря, что при реформе РАО ЕЭС тарифы на электроэнергию снизятся - их уравнивание с мировыми ценами является условием вступления в ВТО. Но этого обмана правительство и его СМИ как будто не замечают.

Одно это изменение сделало бы неконкурентоспособным почти всякое производство в РФ и невозможным физическое выживание большой части населения. Издержки производства резко возросли бы уже потому, что только на отопление жилищ и помещений в России расходуется в среднем 4 тонны условного топлива на семью, а другие страны этих расходов не несут. При наших расстояниях повышение транспортных тарифов до мирового уровня просто разрушило бы всю производственную ткань страны. От того, что производственная деятельность в России была бы таким образом заморожена, выгадал бы только внешний рынок, на который без помех были бы переключены потоки нефти, газа и электроэнергии, которые сегодня потребляются населением РФ - "общностью, которую нет смысла эксплуатировать ". На доходы от экспорта нефти и газа, который и сейчас осуществляется без помех и которому вступление в ВТО нисколько не поможет, сможет выжить лишь очень небольшая часть нынешнего населения России.

Но все же главное прямое воздействие нормы ВТО окажут на отечественную производственную систему. Основная часть промышленности, за исключением сырьевой, а также значительная часть сельского хозяйства после вступления России в ВТО обанкротятся и будут ликвидированы.

Обязательной нормой ВТО, которая не подвергается обсуждению, является отказ государства от избирательной поддержки отдельных отраслей или предприятий посредством субсидий, дотаций, льготных цен, налогов и т.д. Сейчас такая поддержка государства позволяет отечественному производителю удерживаться на грани жизни и смерти, выдерживая конкуренцию более сильного зарубежного производителя. Если бы РФ в ее нынешнем состоянии действительно выполнила это условие ВТО, она моментально потеряла бы все современные, технологически передовые отрасли производства. А значит, она утратила бы всякие шансы на выход из кризиса и восстановление народного хозяйства.

Большинство сложившихся в РФ форм поддержки экономики правилами ВТО прямо запрещены, а создание новых будет невозможно, поскольку при вступлении в ВТО объем государственной поддержки сельского хозяйства, сферы услуг и промышленности будет заморожен на нынешнем аномально низком уровне. Да и не проявляло правительство РФ никакого желания выстраивать перед вступлением в ВТО какие-то новые хитрые способы защиты отечественных предприятий. Напротив, правительство в последние годы занималось демонтажем системы защиты отечественной экономики без замены ее системой, совместимой с правилами ВТО. И это даже ставилось правительству в заслугу - наконец-то либерализм!

Согласно доктрине глобализация, раскрытие национальных рынков и полный уход национальных государств из экономики создаст новую мировую систему, в которой сохранится очень небольшое число образований, которые мы привыкли называть словом страна . РФ в их число не входит. Она, как и большинство слабых сегодня стран, при вступлении в ВТО присоединится к большому пространству , на котором будут действовать экономические операторы , вне зависимости от их национальной принадлежности (хотя реально все пространство будет поделено между большими транснациональными корпорациями со штаб-квартирами в "сильных странах").

В этом и заключается сегодня тот исторический выбор, перед которым мы находимся. И делать его надо сознательно. Самое глупое - потерять страну просто по интеллектуальной лени, из-за того, что не захотели вникнуть в условия контракта. Ведь когда все свершится и нам скажут, что "поезд уже ушел", мы все должны будем просто пойти и удавиться - от стыда.

Любая страна, претендующая на статус независимой, вынуждена сохранять ядро современной производственной системы, даже если в коммерческом отношении ее ключевые отрасли неэффективны или даже убыточны. Следовательно, необходимость для государства поддержки некоторых отраслей и предприятий вызвана не экономическими соображениями, а самыми главными национальными интересами страны. Целый ряд отраслей абсолютно необходимы для обеспечения выживания страны. Выживание страны есть категория более фундаментальная, нежели выгода отдельного производства. Сам по себе производственный потенциал представляет главную часть национального достояния, независимо от его рентабельности в данной конкретной конъюнктуре. Подвергать ослабленное кризисом хозяйство убийственному удару конкуренции равносильно национальной измене. Нас и просят ее одобрить или хотя бы ей не мешать.

Жизненно необходимыми для России являются те отрасли, которые обеспечивают нашу военную безопасность и с развитием которых мы связываем надежды на возрождение страны - области наукоемкого производства, в которых могут быть использованы унаследованные от СССР преимущества в системе образования и наличие пока еще значительного контингента квалифицированных кадров. Кроме того, именно в этих отраслях могут быть в существенной мере компенсированы повышенные издержки производства в России, связанные с холодным климатом и большими расстояниями. Именно эти отрасли, а не "труба", станут тем локомотивом, который вытянет наше хозяйство из разрухи.

Можем мы так отделить оборонное производство, которое государство имеет право поддерживать, от гражданского производства, поддерживать которое нормы ВТО запрещают? Нет, не можем - так уж исторически сложилось. США могут, Зимбабве може, даже Китай может - а РФ не может. И ничего с этим не поделаешь.

Вот что пишет, в связи с проблемой подсчета "военных расходов" в СССР и в нынешней РФ, авторитетный эксперт, бывший заместитель председателя Госкомитета РФ по оборонным вопросам В.В.Шлыков о том, почему ЦРУ не могло, даже затратив миллиарды долларов, установить реальную величину советского ВПК: "За пределами внимания американского аналитического сообщества и гигантского арсенала технических средств разведки осталась огромная "мертвая зона", не увидев и не изучив которую невозможно разобраться в особенностях функционирования советской экономики на различных этапах развития СССР. В этой "мертвой зоне" оказалась уникальная советская система мобилизационной подготовки страны к войне. Эта система, созданная Сталиным в конце 20-х-начале 30-х годов оказалась настолько живучей, что её влияние и сейчас сказывается на развитии российской экономики сильнее, чем пресловутая "невидимая рука рынка" Адама Смита.

Чтобы понять эту систему, следует вспомнить, что рожденный в результате первой мировой и гражданской войн Советский Союз был готов с первых дней своего существования платить любую цену за свою военную безопасность... Начавшаяся в конце 20-х годов индустриализация с самых первых шагов осуществлялась таким образом, чтобы вся промышленность, без разделения на гражданскую и военную, была в состоянии перейти к выпуску вооружения по единому мобилизационному плану, тесно сопряженному с графиком мобилизационного развертывания Красной Армии.

В отличие от царской России, опиравшейся при оснащении своей армии преимущественно на специализированные государственные "казенные" заводы, не связанные технологически с находившейся в частной собственности гражданской промышленностью, советское руководство сделало ставку на оснащение Красной Армии таким вооружением (прежде всего авиацией и бронетанковой техникой), производство которого базировалось бы на использовании двойных (дуальных) технологий, пригодных для выпуска как военной, так и гражданской продукции.

Были построены огромные, самые современные для того времени тракторные и автомобильные заводы, а производимые на них тракторы и автомобили конструировались таким образом, чтобы их основные узлы и детали можно было использовать при выпуске танков и авиационной техники. Равным образом химические заводы и предприятия по выпуску удобрений ориентировались с самого начала на производство в случае необходимости взрывчатых и отравляющих веществ... Создание же чисто военных предприятий с резервированием мощностей на случай войны многие специалисты Госплана считали расточительным омертвлением капитала...

Основные усилия советского руководства в эти [30-е] годы направлялись не на развертывание военного производства и ускоренное переоснащение армии на новую технику, а на развитие базовых отраслей экономики (металлургия, топливная промышленность, электроэнергетика и т.д.) как основы развертывания военного производства в случае войны...

Сама система централизованного планирования и партийного контроля сверху донизу идеально соответствовала интеграции гражданской и военной промышленности и была прекрасной школой для руководства экономикой в условиях мобилизации. Повышению эффективности мобилизационной подготовки способствовали и регулярные учения по переводу экономики на военное положение...

Именно созданная в 30-х годах система мобилизационной подготовки обеспечила победу СССР в годы второй мировой войны... На захваченной немцами к ноябрю 1941 г. территории СССР до войны добывалось 63% угля, производилось 58% стали и 60% алюминия. Находившиеся на этой территории перед войной 303 боеприпасных завода были или полностью потеряны, или эвакуированы на Восток. Производство стали в СССР с июня по декабрь 1941 г. сократилось в 3,1 раза, проката цветных металлов в 430 раз. За этот же период страна потеряла 41% своей железнодорожной сети.

В 1943 г. СССР производил только 8,5 млн. тонн стали (по сравнению с 18,3 млн. тонн в 1940 г.), в то время как германская промышленность в этом году выплавляла более 35 млн. тонн (включая захваченные в Европе металлургические заводы).

И тем не менее, несмотря на колоссальный урон от немецкого вторжения, промышленность СССР смогла произвести намного больше вооружения, чем германская. Так, в 1941 г. СССР выпустил на 4 тысячи, а в 1942 г. на 10 тыс. самолетов больше, чем Германия. В 1941 г. производство танков в СССР составило 6 тыс. 590 единиц против 3 тыс. 256 в Германии, а в 1942 г. соответственно 24 тыс. 688 единиц против 4 тыс. 098 единиц...

После второй мировой войны довоенная мобилизационная система, столь эффективно проявившая себя в годы войны, была воссоздана практически в неизменном виде. Многие военные предприятия вернулись к выпуску гражданской продукции, однако экономика в целом по-прежнему оставалась нацеленной на подготовку к войне.

При этом, как и в 30-е годы, основные усилия направлялись на развитие общеэкономической базы военных приготовлений... Это позволяло правительству при жестко регулируемой заработной плате не только практически бесплатно снабжать население теплом, газом, электричеством, взимать чисто символическую плату на всех видах городского транспорта, но и регулярно, начиная с 1947 г. и вплоть до 1953 г., снижать цены на потребительские товары и реально повышать жизненный уровень населения. Фактически Сталин вел дело к постепенному бесплатному распределению продуктов и товаров первой необходимости, исключая одновременно расточительное потребление в обществе.

Совершенно очевидно, что капитализм с его рыночной экономикой не мог, не отказываясь от своей сущности, создать и поддерживать в мирное время подобную систему мобилизационной готовности"317.


317 В. Шлыков. Американская разведка о советских военных расходах.


Все это прекрасно известно производственникам. На слушаниях в Госдуме они говорили, что в любом изделии отечественного машиностроения эксперты ВТО обнаружат скрытую субсидию - или использован материал, разработанный по заказу государства для ВПК, или оборудование, закупленное для оборонного производства, но в "свободное время" используемое для гражданских целей. Обнаружение таких субсидий наказывается, согласно нормам ВТО, крупным штрафом независимо от их величины (которую к тому же невозможно вычислить, как показал опыт ЦРУ).

Конечно, от таких жестких норм, в принципе, должны страдать и США, где государство оказывает поддержку корпорациям, работающим на военные цели и использующим "двойные" технологии. Но США - хозяин в ВТО, и они плевали на эти нормы318. Им закон не писан, так что равноправие членов ВТО - сказки для наивных. США оговорили для себя особый режим - главенство национального законодательства над нормами ВТО. Наоборот, в Конституции РФ установлено главенство международных договоров над законами РФ. Поэтому вступление к ВТО означает моментальное упразднение множества норм российского права и замену их на нормы ВТО. Это - особая проблема. Последствий этого никто не может предсказать, поскольку систематического сравнения правовых норм РФ и ВТО не проводилось, да для этого нет и возможности - с таким объемом работы правительство РФ справиться не в состоянии319.


318 В 1996 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, призывавшую США отказаться от экономической блокады Кубы (против нее проголосовали только США, Израиль и Узбекистан). Этот же вопрос встал в ВТО - из-за того, что США стали накладывать санкции против всех иностранных фирм, торгующих с Кубой. Нарушение правил свободной торговли было очевидно. Представитель Клинтона на это ответил, что постановление ВТО, принятое против США, не имеет значения и не причиняет беспокойства, так как "мы не верим, что что-либо, что говорит или делает ВТО, может заставить США изменить свои законы" (Н.Хомский. Прибыль на людях. Неолиберализм и мировой порядок. М.: Праксис. 2002. С. 117).


319 Китай, находясь не в кризисе, как РФ, а на этапе быстрого развития, готовился к вступлению в ВТО 15 лет и вел скрупулезные переговоры по тысячам позиций. этой работой там было занято около полутора тысяч специалистов. В Минэкономразвития РФ переговоры о вступлении в ВТО ведут несколько человек. Как заявил в Госдуме один из экспертов, "в стране нет человека, который хотя бы один раз прочитал весь текст обязательных соглашений по ВТО".


Нормы ВТО окажут прямое воздействие на научно-техническую деятельность в РФ. Это воздействие выходит далеко за рамки коммерции с наукоемкой продукцией. Нормы ВТО фактически определяют саму возможность производить в стране такую продукцию. Дело не только в запрете государству поддерживать ту или иную наукоемкую отрасль (например, авиастроение) с помощью субсидий, но и в обязательствах страны-члена ВТО привести свое патентное законодательство в соответствие с соглашением ВТО об интеллектуальной собственности (ТРИПС).

Прежде всего, на систему исследований и разработок РФ станет действовать введенная ВТО возможность принудительного лицензирования патента, если его держатель в течение трех-пяти лет не начал промышленного производства и свободного экспорта продукта или если он производит его с завышенной, по сравнению с конкурентами, себестоимостью. Нынешние возможности быстрого внедрения результатов отечественной науки в РФ настолько сократились, что западные конкуренты заведомо смогут выпускать на рынок запатентованные в РФ продукты раньше наших товаропроизводителей. Экономическая выгода от отечественных разработок будет уплывать за рубеж (и частично, в виде небольшой мзды, оставаться в кармане наших сотрудников, "информирующих" своих зарубежных коллег о разработках наших НИИ и КБ). В этих условиях произойдет полное свертывание отечественных исследований и разработок. Восстановить их будет очень трудно.

Второе положение, подрывающее наше наукоемкое производство, заключается в том, что, согласно ТРИПС, патентная защита технологического процесса распространяется теперь и на продукт. Ранее значительная часть продуктов (лекарства, материалы и т.д.) производились в обход патентов путем изменения в технологическом процессе, и истец обязан был доказать, что продукт получен способом, недопустимо близким к запатентованному. Теперь бремя доказательства при спорах по интеллектуальной собственности переносится на ответчика. После вступления в ВТО наших товаропроизводителей просто затаскают по судам - при полном отсутствии в РФ правовой защиты, действующей в рамках норм ВТО. Создание такой системы потребует очень больших денег и времени, и в обозримом будущем рассчитывать на ее появление нельзя.

Если говорить попросту, выполнение норм ВТО в ситуации глубокого кризиса просто невозможно. Например, РФ не в состоянии обеспечить таможенный контроль на границах со странами СНГ, а также пресечь контрабанду и нелегальное использование рабочей силы иммигрантов. Все это будет в ВТО наказываться, и надеяться на снисхождение нет никаких оснований. Мы же мечтали о конкуренции, а ее законы снисхождения не признают!

Очень важная сторона глобализации, в том числе подчинение большой части человечества нормам ВТО, заключается в том, что наряду с демонтажем национальных государств большинства "слабых" стран произойдет и всеобщее ослабление демократических норм и демократического сознания - демонтаж гражданского общества с его буржуазной демократией. Принципы ВТО обязывают подчинить национальный суверенитет и демократические права интересам инвесторов . РФ, как и другие республикики СССР, в политическом отношении находится в очень неустойчивом состоянии. Сейчас действуют явно временные, почти чрезвычайные структуры власти и управления, государственность сильно ослаблена, идет трудный, во многом стихийный поиск демократических институтов, совместимых с нашими культурными условиями. Принять в таком состоянии диктат норм ВТО - значит сорвать, задушить этот процесс.

Насколько существенна угроза со стороны ВТО для и так очень ограниченных прав даже населения самой "метрополии", Н.Хомский показывает на одном примере. В начале 2000г. вскоре после драматических акций протеста против ВТО в Сиэтле, в Монреале собралось совещание ВТО для выработки т.н. "Протокола о биобезопасности". Как пишет "Нью-Йорк Таймс", расплывчатое соглашение было достигнуто "после интенсивных переговоров, в ходе которых США часто оказывались в противостоянии почти со всеми остальными их участниками". В чем дело? Речь шла об экспорте генетически измененных продуктах питания и вообще биоматериалов. США настаивали на том, чтобы в отношении этих продуктов действовали правила ВТО, согласно которым "импорт может быть запрещен только на основании научных данных".

Остальные страны с этим не соглашались, и глава делегации Европейского Союза объяснил это так: "Государства должны иметь свободу, суверенное право принимать меры предосторожности в отношении генетически измененных продуктов". Что же означают в данном случае нормы ВТО? Н.Хомский пишет: "На карту поставлено право людей отказаться от того, чтобы их использовали в качестве подопытных кроликов. Возьмем конкретный пример. Предположим, что к вам приходят с биологического факультета университета и говорят: "Вы должны стать подопытными объектами в эксперименте, который мы проводим; мы намерены вставить в ваш мозг электроды и посмотреть, что получится. Вы можете отказаться, но если только представите научные данные, что это причинит вам вред". Как правило, вы не можете представить научные данные. Вопрос в том, есть ли у вас право отказаться. Согласно правилам ВТО, у вас его нет. Вы должны стать подопытным объектом...

Существует основополагающий принцип. Он состоит в том, что власть имущие должны иметь возможность делать то, что захотят (конечно, прикрываясь высокими мотивами). Отсюда следует, что суверенитет и демократические права людей должны отойти на второй план, как и то, что придает данной ситуации такой драматизм - их нежелание быть подопытными в экспериментах, из которых американские корпорации могут извлечь прибыль. Апелляция США к правилам ВТО вполне естественна, поскольку в них кодифицирован данный принцип - в этом суть дела"320.


320 Н.Хомский. Государства-изгои. Право сильного в мировой политике. М.: Логос. 2003. С. 260.


Вступление в ВТО делает РФ беззащитной против угроз в информационно-психологической сфере. Казалось бы, пренебрегать этим после того катастрофического поражения, которое понес в информационной войне СССР, никак нельзя (если, конечно, ты не желаешь и поражения РФ). В 1997 г. большая передовая статья в "Нью-Йорк Таймс" имела заголовок: "США экспортируют свои рыночные ценности с помощью глобальных торговых соглашений". Речь шла о соглашении ВТО по телекоммуникациям. Как сказано в статье, это соглашение дает США "новый инструмент международной политики". Дело в том, что участники соглашения обязаны предоставить иностранным инвесторам права делать без ограничений капиталовложения в этой сфере. Как выразилась газета, "Очевидно, что выгоду получат американские телекоммуникационные корпорации, находящиеся в наилучшем положении на ровном игровом поле". Что же ждет страны, которые пустят к себе этих инвесторов? Вот что: "Американские телекоммуникационные гиганты смогут подавить слабые монополии, поддерживаемые правительством, длительное время господствовавшие в сфере телекоммуникаций в Европе и Азии". Кстати, при этом соглашение ВТО предполагает повышение платы за телефон для большинства потребителей в Азии321.


321 Н.Хомский. Прибыль на людях, с. 105.


Наконец, нельзя же не видеть, что вступление в ВТО нанесет тяжелый удар по национально-государственной системе. РФ - сложное государственное образование с исключительно неравномерным размещением производительных сил по территории. Поддерживать равновесие в такой системе в принципе невозможно без государственного ("внерыночного") перераспределения ресурсов. Уход государства от этой функции сразу вызовет резкое и нарастающее расслоение регионов по экономическим и социальным показателям которое и сейчас уже вышло за всякие разумные рамки. В 1990 г. максимальная разница в среднедушевом доходе между регионами РСФСР составляла 3,5 раза. В 1995 г. она выросла до 14,2 раза, в 2000 г. была равна 15,6 раза, затем стала слегка снижаться, стабилизируясь на очень высоком уровне.

Это вызывает межнациональную напряженность, а иногда и конфликты. Примером должен служить опыт Чехословакии и Югославии. Приняв в 1990-1991 гг. программу структурной стабилизации МВФ, запрещающую отраслевые и региональные государственные дотации, эти страны сразу же испытали всплеск сепаратизма и распались, причем Югославия прошла при этом через тяжелейшую гражданскую войну. Правила ВТО запрещают государству избирательную поддержку географических зон и расположенных в них производств. Для РФ это может иметь фатальные последствия.

Никакие гипотетические выгоды от несколько более свободной внешней торговли, которые может дать вступление в ВТО, не компенсируют того риска дестабилизации, с которым будут сопряжены эти выгоды. Вступление в ВТО ставит крест на стратегической доктрине интеграции стран СНГ и укрепления союза России и Белоруссии . Объективным условием такой интеграции являются привилегированные отношения России с этими странами как в области тарифов и пошлин, так и в ценах, особенно на сырье и энергоносители. Принятие норм ВТО резко и необратимо разрывает налаженные связи и рассыпает структуры взаимовыгодного сотрудничества.

Все это - вещи вполне реальные, они не несут никакой идеологической нагрузки, и рационально мыслящий человек обязан прежде всего их принять как часть реальности, исходя из которой и надо определять линию своего поведения. Можно вести со сторонниками вступления в ВТО разумный диалог, если они скажут: "Да, нам не нужна авиастроительная промышленность". Об этом можно спорить. Или же пусть они скажут: "При вступлении в ВТО отечественная авиастроительная промышленность не пострадает". Об этом тоже можно спорить. Но они просто молчат!

Следовательно, неразумно поступают те, кто их поддерживает - и в то же время желает видеть Россию сильной независимой страной, обладающей собственным авиастроением. Надо покопаться в своих мыслях и чувствах и сделать сознательный выбор. Или - или, вмести никак не возможно.