Глава 14. Склонность к мифотворчеству.

Одним из важных типов отхода от рациональности, имевшим тяжелые последствия для российского общества, стал за последние два десятилетия сдвиг интеллигенции к мифотворчеству , причем исключительно агрессивному - мифотворчеству отрицания , часто даже очернения прошлого. Это само по себе есть признак и фактор углубления кризиса, признак подавленного состояния интеллигенции. Ницше подметил: "Мало страдаешь от неисполнимых желаний, когда приучаешь свое воображение чернить прошлое"166.


166 Ф.Ницше. Человеческое, слишком человеческое. М.: Мысль. 1990. Т. 1. Ст. 563.


В этом явлении надо выделить две его особенно болезненные черты. Первая - нежелание ознакомиться с вполне доступными фактическими или историческими сведениями или даже активное отрицание достоверности . Речь идет даже не об отрицании достоверного знания по конкретному вопроса, отрицание самой ценности истины.

Вторая - нежелание скорректировать свою позицию и дать оценку прошлой установке исходя из новой эмпирической реальности, которая явно демонстрирует совершенную ранее ошибку. Иными словами в образованном слое СССР, а теперь РФ наблюдается агрессивное отрицание принципов научного метода.

Уже Ницше писал об этом явлении, признаки которого наблюдались в конце ХIХ века: "На понимании метода покоится научный дух, и все результаты науки не могли бы предупредить новое распространение суеверия и бессмыслицы, если бы погибли эти методы... [Одаренным людям] достаточно найти вообще какую-нибудь гипотезу по данному вопросу, и тогда они пламенно защищают ее и полагают, что этим сделано все. Иметь мнение - значит у них уже фанатически исповедовать его и впредь приютить в своем сердце в качестве убеждения. В необъясненном вопросе они горячатся в пользу первой пришедшей им в голову выдумки, которая похожа на объяснение, - из чего, особенно в области политики, постоянно получаются наихудшие результаты... Более того: присматриваясь внимательнее, замечаешь, что огромное большинство всех образованных людей еще теперь требует от мыслителей убеждений, и одних только убеждений, и что лишь ничтожное меньшинство ищет достоверности "167.


167 Там же. Ст. 635.


Это поведение интеллигенции иногда считают следствием сдвига к постмодернизму, отрицающему само понятие истинности и побуждающему искать различные интерпретации независимо от их отношения к достоверности. Похоже, однако, что нет нужды искать такие сложные объяснения. Во всех этих случаях наблюдается, скорее, не перескок к чему-то пост -, а откат, регресс к анти -рациональности, к нарушению элементарных норм мышления.

Началось это с прагматических и даже конъюнктурных соображений - или надо было порадеть своей политической партии, взявшейся разрушить "империю зла", или выполнить очень выгодный, щедро оплаченный заказ глобальной партии хозяев жизни. Это можно было бы понять, а иногда даже и простить. Но интеллектуалы так вошли во вкус, что походя уничтожили вещи, несопоставимые по их ценности с полученными гонорарами. Запущенный ими процесс разрушения рациональности перешел в фазу самоорганизации, так что мы имеем перед собой уже цепной процесс саморазрушения .

Вспомним созданный в сознании интеллигенции целый свод антигосударственных мифов. Одним из них был миф о невероятно раздутой бюрократии СССР. Советское государство было представлено монстром - в противовес якобы "маленькому" либеральному государству. Это был элементарный обман или плод невежества. Либеральное государство ("Левиафан") огромно и прожорливо, это было известно фактически и понятно логически. Ведь либерализм (экономическая свобода) по определению порождает множество функций, которых просто не было в советском государстве - например, США вынуждены держать огромную налоговую службу. Колоссальное число государственных служащих занимается в рыночной экономике распределением всевозможных субсидий и дотаций, пропуская через себя огромный поток документов, которые нуждаются в перекрестной проверке.

Советская бюрократическая система была поразительно простой и малой по численности. Очень большая часть функций управления выполнялась на "молекулярном" уровне самими гражданами в сети общественных организаций (например, партийных). В журнале "Экономические науки" (1989, № 8, с. 114-117) была опубликована справка о численности работников государственного управления СССР в 1985г.

Всего работников номенклатуры управленческого персонала (без аппарата общественных и кооперативных организаций) было в СССР 14,5 млн. человек. Если добавить работников охраны, курьеров, машинисток и других работников, не входящих в номенклатуру должностей, то это число вырастет на 2,8 млн. человек.

Из 14,5 млн. государственных управленческих служащих 12,5 млн. составляли управленческий персонал предприятий и организаций, которые в подавляющем большинстве действовали в сфере народного хозяйства . Так, например, в это число входили главные специалисты (0,9 млн. человек), мастера (2,1 млн. человек), счетно-бухгалтерский персонал (1,8 млн. человек), инженеры, техники, архитекторы, механики, агрономы и ветврачи (2,1 млн. человек) и т.д. Таким образом, численность чиновников в строгом смысле слова была очень невелика.

Что мы могли наблюдать после того, как советский тип государства был ликвидирован? Чиновничий аппарат и бюрократизация в РФ фантастически превысили то, чем мы возмущались в СССР. Наша интеллигенция не знает этого или не хочет знать уже не столько из-за идеологической слепоты, сколько из-за утраты способности к рефлексии. Миф не поколеблен.

Вот другой примечательный пример мифотворчества. В.Новодворская пишет о событии, которое произошло, когда ей было 17 лет, и которое предопределило все ее антисоветское мировоззрение: "В 1967 году отец... положил мне на стол "Один день Ивана Денисовича"... Эта книга решила все. Не успела я дочитать последнюю страницу, как мир рухнул... Теперь я знала, что буду делать всю оставшуюся жизнь. Решение было принято в 17 лет, и, если юный Ганнибал поклялся в ненависти к Риму, я поклялась в ненависти к коммунизму, КГБ и СССР. Вывод был сделан холодно и безапелляционно: раз при социализме оказались возможными концлагеря, социализм должен пасть. Из тех скудных исторических источников о жизни на Западе, которые оказались мне доступны, я уяснила себе, что там "ЭТОГО" не было. Следовательно, нужно было "строить" капитализм"168.


168 В.Новодворская. По ту сторону отчаяния. М.: Изд-во "Новости", 1993.


Примем это ее странное объяснение за искреннее , за определенную модель внутреннего рассуждения, которую она нам предлагает. Мы видим перед собой конструкцию, построенную как антипод всей системе норм рационального мышления. Не могла юная Новодворская ничего не знать о Холокосте и о том, что "ЭТО" было именно на Западе и именно при капитализме. Просто она свое отрицание советского строя "уже фанатически исповедовала и приютила в своем сердце в качестве убеждения" - и потому исключила образ Холокоста из своих рассуждений по данному вопросу (хотя, возможно, активно использовала образ Холокоста для подкрепления иных своих убеждений - антифашистских и пр.). Точно так же, не могла она ничего не знать о колониальных захватах, о жестокости войн Запада в Алжире и Вьетнаме, не читать "Хижины дяди Тома".

Для создания в ее представлении мифа "доброго Запада" ей пришлось отсечь и убрать подальше огромные куски заведомо известного ей знания. При обсуждении мемуаров В.Новодворской в Интернете встретилось такое сообщение: "Одна из газет несколько лет назад рассказала историю, которая журналисту показалась забавной, а мне кажется весьма поучительной - о том, как В. Новодворская стала антикоммунисткой. Оказывается, в возрасте 16 лет "девочка Лера" пришла в райком комсомола и потребовала, чтобы ее послали в Латинскую Америку воевать против наймитов мирового капитала и за торжество мировой революции. Ей объяснили, что она больше сделает для дела мировой революции, если будет хорошо учиться, и вежливо проводили до дверей. Через день она пришла снова - на этот раз ее выпроводили не так вежливо. Еще через день ее просто прогнали. А через два года Новодворская расклеивала по Москве антисоветские листовки".

Более того, свои мемуары она предъявила сегодня, через сорок долгих лет. За это время произошло множество событий, которые она обязана была применить для исправления своей юношеской модели, но она этого не делает. Ее любовь к Западу стала просто оголтелой, никакие его актуальные жестокости этой любви поколебать не могут, и параллельно с этим растет ее ненависть к "социализму" с его давно канувшим в историю Иваном Денисовичем. Так она и стоит на двух мифах, черном и белом, как на двух ногах169.


169 В репортаже о реакции нашей демократической интеллигенции на начало войны США в Ираке говорится: "20 марта, как только началась бомбежка Багдада, на ТВС пригласили, конечно же, незабвенную Валерию Ильиничну Новодворскую, которая со свойственным ей темпераментом взахлеб сообщила, что американские и английские летчики и моряки, пускающие ракеты в столицу Ирака - это герои, чьей затаенной мечтой является лишь установление демократии во всем мире. Закончила же наша "мисс диссидентское движение" на лирической ноте: надо мол, не проклинать американских летчиков, а сказать им: до свидания мальчики, мальчики, поскорей возвращайтесь назад".


Вот пример сознательного создания мифа, который заведомо является изощренной и оскорбляющей память ложью, но этот факт совершенно не трогает авторов, в том числе людей, часто общающихся с публикой. В их сознании истина действительно не имеет никакой ценности, и следование ей исключено из их интеллектуальных норм. Речь идет о сценарии полнометражного художественного фильма "Дом", над которым работает Алексей Учитель.

Интернет- издание "Живой журнал" пишет: "Фабула фильма такова -союзники, сопровождавшие Полярные конвои, жаловались советским властям, что страдают без женской ласки после длительного похода в арктических водах. По решению Обкомов партии в Мурманске, Архангельске и Молотове (ныне Североморск) были организованы публичные дома (официально они именовались Дом Культуры, Интернациональный клуб и т.д.), куда набирались комсомолки от 17 до 25 лет. После войны, в 45-м году, всех женщин, работавших в подобных Домах, погрузили на баржи, вывезли в Северное море, где баржи торпедировали. Погибли несколько сотен красивых и молодых женщин. Море в тот день было абсолютно ровным, как зеркало, и головы женщин еще какое-то время были видны на поверхности воды. История такого Дома в Мурманске и рассказ о судьбах нескольких людей положены в основу фильма (история - Александр Рогожкин, сценарий Грегори Маркуэт, русская версия Дуня Смирнова, режиссер - Алексей Учитель)"170.


170 www.livejournal.com/users/jo_ho/160516.html


Как сообщает журналист, "сценарий, появившийся в журнале "Искусство кино", в отношении героев повествования переполнен бранными, откровенно пренебрежительными словами (козлы, сука старая, кот шелудивый, кобель, дегенераты, подстилка вонючая, стадо обезьян и так далее - круче!), ненормативной лексикой... Многие из российских участников арктических операций живут ныне в Петербурге. Они написали тогда еще губернатору Владимиру Яковлеву требование запретить планы киношников организовать съемки в Кронштадте... Я тоже разговаривала с режиссером Учителем несколько раз по телефону. При первом же знакомстве Алексей Ефимович признался, что изменит концовку фильма. Он и сам не верит, что девушек посадили на баржу и расстреляли торпедами с подводной лодки. Явный перебор!... Но в целом он собирался (и собирается) придерживаться задуманной концепции. На Пасху в прошлом году (накануне Алексей Учитель удостоился высокого звания народного артиста России!), поздравляя мастера с наградой, я выразила надежду, что Господь вразумит его"171.


171 www.nworker.ru/news/05-07-2003


Возмущены были и английские моряки. Влиятельная лондонская газета писала в статье под заголовком "Ветераны арктических конвоев столкнулись с новым противником": "Выжившие после нападений немецких подводных лодок приведены в ярость создателями фильма, рисующими их восторженными клиентами публичного дома".

В прессе опубликованы высказывания по поводу сценария многих живых участников тех событий - и в РФ, и в Великобритании. Все трясутся от бессильной ярости перед лицом аболютно хладнокровной лжи. Как будто этот подлый постмодернизм наступает на грудь поверженным людям, продолжающим верить в истину и совесть. Журналист встречалась с семьей тогдашнего директора Интернационального клуба: "Какой бордель, Господи помилуй!" - интеллигентные люди, жена и дочь Курта просто раздавлены содержанием опубликованного рогожкинского сценария. Его "дом" населен гротесковыми персонажами: хищной шпаной, спившимися охранниками, ослепшим от денатурата музыкантом, ордами союзников, прибывающими на "обслуживание" в бордель, и доведенными до животного состояния и матерного языка "лицами из администрации".

Здесь нас более всего интересует тот факт, что режиссер, принципиально отвергший привычные нормы рациональности и интеллектуальной совести, не видит в этом никакой проблемы и находит поддержку в среде элиты художественной интеллигенции - она удостаивает его звания народного артиста России. Дуня Смирнова, дочь автора повести "Брестская крепость", ведущая по телевидению морализаторскую программу, пишет по сценарию какого-то мерзавца Грегори Маркуэта "русскую версию" наполненного русофобией фильма - и никаких психологических проблем. Это - новое состояние нашей культуры, состояние опасной болезни.

Рассмотрим три небольших мифа, посвященных отечественному сельскому хозяйству. Они связаны между собой и являются частью одного большого мета-мифа , гласящего, что и дореволюционное крестьянское общинное земледелие в России, и советское колхозно-советское земледелие никуда не годились и должны уступить место фермерству западного типа. Все эти мифы были идеологическим подкреплением практических действий с очень далеко идущими последствиями - ликвидацией колхозно-совхозной системы и приватизации земли в РФ.

Миф о Столыпине . Создание этого мифа было типичной лабораторной разработкой, ибо происходило при доскональной изученности реального состояния дел172. Тот, чье имя сочеталось со словом "реакция", стал кумиром демократической публики! Идеологи изощрялись в изобретении эпитетов. А.Н.Яковлев додумался сказать, что беда Столыпина была в том, что он оказался "слишком истиноемок". Ведь дошло до того, что в среде интеллигенции Столыпин стал самым уважаемым деятелем во всей истории России - 41% поставили его на первое место. Выше Александра Невского, Петра Великого или Жукова. Этот миф был настолько неожиданным и странным, что некоторые западные наблюдатели считают его неискренним и недобросовестным.


172 Подробнее вопрос рассмотрен в моей книге "Столыпин - отец русской революции". М.: Алгоритм. 2002.


Итальянский политолог М.Феретти, составившая обзор работ, посвященных канонизации Столыпина, пишет: "Показательно быстрое и легкое забвение призыва о возврате к демократическим идеалам Февральской революции. Само по себе это неудивительно. У тех, кто считает Учредительное собрание воплощением демократической воли России, сразу возникает очень неудобная проблема: поскольку большинство голосов было отдано эсерам, "демократическая воля" России высказалась против реализации "западного пути" в экономическом и политическом переустройстве России... Февраль был тут же забыт. Возник миф великого реформатора Столыпина"173.


173 М.Феретти (Италия). Сталин умер вчера. - В кн. "Куда идет Россия?... Альтернативы общественного развития". М.: Аспект-Пресс. 1995. С. 306-311.


Фигура Столыпина была раздута в перестройке не потому, что его реформа была успешной. Реформа провалилась по всем пунктам. Главное - замысел. Столыпин был альтернативой советской аграрной политике, как бы предшественником Горбачева и Чубайса. Он разрушал сельскую общину - так же, как А.Н.Яковлев мечтал разрушить колхоз.

Видный современный историк крестьянства и аграрных отношений начала ХХ века В.П.Данилов пишет о том, как во время перестройки фабриковался миф Столыпина: "Над аграрной реформой с самого начала витал идеализированный, раскрашенный в светлые тона образ Столыпина, не предвещая ей ничего хорошего. Реформаторы либерального толка видели в Столыпине крупнейшего идеолога экономического обновления державы, положившего начало некоему плодотворному процессу, который необходимо продолжить теперь, в условиях будто бы "сходной ситуации". Столыпинская аграрная реформа стала изображаться прообразом горбачевской аграрной "перестройки". Начавшийся в 1988 году культ Столыпина достиг в 1990-1991 годы масштабов массовой идеологической кампании, апогеем которой можно считать появление в одной из центральных газет 12 мая 1991 года панегирика "Столыпин и Горбачев: две реформы "сверху" ("Неделя". 1991, № 19, 6-12 мая).

Историки- профессионалы, прежде всего из среды шестидесятников, не могли не обратить внимание на бестактность подобных параллелей, поразивших всех нас своей несообразностью и полным противоречием всему тому, что провозглашалось целями и средствами "перестройки".

В 1988 году завершил работу над рукописью своего последнего исследования Арон Яковлевич Аврех - крупнейший специалист по истории государственной политики России столыпинского времени. Это была книга, специально посвященная теме "П. А. Столыпин и судьбы реформ в России". А. Я. Аврех обратился ко мне с просьбой стать редактором этой книги и написать к ней предисловие. Он успел сдать рукопись в Политиздат незадолго до своей смерти в декабре 1988 года. Автор застал лишь начало идеологической кампании по возвышению Столыпина и его аграрной реформы, но уже тогда смог оценить остроту и значение возникшей проблемы. В его книге было показано действительное содержание столыпинских реформ, их подчиненность помещичьим интересам и административно-принудительный характер их методов. Именно поэтому издание книги задержалось почти на три года174, причем содержание подверглось грубому издательскому редактированию, многие тексты, не отвечающие новым идеологическим установкам, были изъяты. Я вынужден был отказаться от участия в издании настолько искаженной книги покойного автора. Мое предисловие было издательством отклонено.


174 Аврех А. Я. П. А. Столыпин и судьбы реформ в России. М., 1991.


Не менее печальной оказалась судьба последней работы Андрея Матвеевича Анфимова, выдающегося исследователя аграрной истории России, в особенности истории крестьянства конца XIX - начала XX века, одного из главных представителей "нового направления", подвергнутого в 1970-х годах идеологическому осуждению и разгрому. В 1991 году Анфимов закончил работу над книгой о столыпинской аграрной реформе "Реформа на крови". Это было очень точное название, поскольку реформа была вызвана первой русской революцией и проводилась после ее подавления. Издательства потребовали изменить название книги. Второе название было очень спокойным - "П. А. Столыпин и российское крестьянство", но рукопись ни одно издательство не приняло.

После кончины А. М. Анфимова коллегам удалось опубликовать особенно важный раздел его исследования, "Новые собственники", посвященный крестьянским хозяйствам, выделившимся из общины - по данным единственного массового обследования, проведенного в 1912 году175. Положение, в котором оказались "новые собственники", не дает никаких оснований для восторгов по поводу успехов столыпинской аграрной реформы. Издание книги состоялось в 2002 году176 тиражом всего в 300 экземпляров, что оставляет ее недоступной широкому читателю.


175 Анфимов А. М. Новые собственники (из итогов столыпинской аграрной реформы) // Крестьяноведение. Теория. История. Современность: Ежегодник. 1996. М., 1996. С. 60-95.


176 Анфимов А. М. П. А. Столыпин и российское крестьянство. М., 2002.


Идеологическая нетерпимость новоявленных либерал-демократов не удивляет, ведь в большинстве своем они вышли из партноменклатуры. Поражает другое - их полное историческое невежество. В случае со столыпинской аграрной реформой это особенно бросается в глаза...

Между тем перестройка приобретала все более радикальный и неуправляемый характер... В ноябре 1990 года Верховный Совет РСФСР (расстрелянный Ельциным 3-4 октября 1993 года) практически без обсуждения принял законы "О крестьянском хозяйстве" и "О земельной реформе"... Комиссия ЦК КПСС по вопросам аграрной реформы по-прежнему существовала, хотя сколько-нибудь активная ее работа после пресловутой встречи в августе 1990 года стала невозможной. Никакого обсуждения ельцинских аграрных законов не получилось".

Таким образом, приняв миф Столыпина, который создавался жесткими недобросовестными методами, как свое убеждение , интеллигенция отвернулась от достоверности . Она здесь грубо нарушила нормы рационального мышления.

Миф о фермерах . Он тесно связан с мифом Столыпина (который, кстати, и сам поначалу имел идеализированные представления о западных фермерах, но, в отличие от либералов, к концу жизни сумел их преодолеть).

С начала перестройки утверждение о преимуществах семейного фермерского хозяйства по сравнению с советскими крупными сельскохозяйственными предприятиями внушалось уже средствами идеологической машины КПСС. А.Н.Яковлев вспоминает, как он был подготовлен к радикальной антиколхозной позиции: "В Канаде, например, я по-настоящему узнал, что такое фермерская система. Мне стало ясно, что фермер работает больше и лучше, чем наш колхозник"177.


177 А.Яковлев. О перестройке, демократии и "стабильности". - "Независимая газета". 2.12.2003.


Можно еще понять, что, будучи воспитан на политэкономических догмах, советский посол в Канаде определил, что "фермер работает лучше, чем наш колхозник", по показателю прибыльности (или товарной массе). Но как ему могло стать ясно, что фермер работает больше ? В чем это выражается - в калориях, литрах пота, нервной энергии? Как могли принять такое методологическое нахальство наши интеллигенты?

В 1994 г. вышла подготовленная Институтом экономики РАН книга об экологических аспектах реформы. В главе "Природопользование в рыночной экономике (вопросы теории и методологии)" ее автор Б.М.Рабинович пишет: "В основу преобразования сложившихся в плановой экономике земельных отношений положена фермерская стратегия. При этом в качестве главного аргумента выдвигается положение о том, что фактическая эффективность производства в фермерских хозяйствах выше, чем в колхозах и совхозах". Никаких фактических или логических данных в пользу этого "главного аргумента" этот теоретик и методолог не приводит и даже намеков не делает. За все время перестройки и реформы таких данных вообще не приходилось видеть.

В общем, уже во время перестройки был взят курс на разрушение крупных предприятия и замену их миллионами маленьких ферм. Это было представлено как не требующий доказательств способ преобразовать наше сельское хозяйство в нечто, похожее на агрикультуру США. При всей дикости этой нелепой установки на имитацию, других аргументов в той кампании не было - и их не требовали .

Ход событий известен. До начала радикальных реформ, в 1989 г., в РСФСР действовало 12,9 тыс. государственных предприятий (совхозов) и 12,5 тыс. кооперативных предприятий (колхозов). В совхозах работало в тот момент 5,6 млн. человек и в колхозах 4 млн. человек. Всего в сельской местности жило 38,8 млн. человек. В 1989 г. сельскохозяйственные предприятия произвели, в стоимостном выражении, 77,6% продукции, а личные подсобные хозяйства населения (приусадебные участки, сады и огороды) - 22,4%.

После интенсивной идеологической кампании по дискредитации колхозов и совхозов как социально-производственных систем в 1992 г. была начата обязательная перерегистрация этих предприятий. При этом произошло раздробление и изменение организационного типа более чем 2/3 бывших крупных предприятий. Значительная часть и ресурсов, и производственной деятельности переместилась из предприятий в мелкое производство - в хозяйства населения и фермерские (крестьянские) хозяйства.

Реформа привела к резкому сокращению производства в предприятиях. В сопоставимых ценах физический объем продукции сельского хозяйства предприятий составил в 1999 г. 37% от уровня 1990 г., в 2000 г. он возрос до 39,4%, а в 2001 г. до 43,7% от уровня 1990 г. Резко повысилась доля хозяйств населения в производстве продукции по сравнению с предприятиями. В 2003 г. предприятия произвели 37,9%, а хозяйства населения 57,9% продукции сельского хозяйства РФ (в фактически действовавших ценах).

Усиление подворья с его низкой технической оснащенностью - признак разрухи . Парадоксально, но здесь рыночная реформа привела к снижению товарности . По сравнению с 1985 г. уже в 1992 г. товарность производства картофеля снизилась с 22 до 8% и до настоящего времени колеблется в пределах 8-10%. В 2001 г. товарность производства молока в хозяйствах населения составила 21%, скота и птицы 19,1%.

Фермерские хозяйства на первом этапе реформы были представлены как главный тип хозяйства на селе в будущей рыночной системе - тогда подчеркивалась именно их природа как фермерских хозяйств. Многих важных черт капиталистической фермы они, однако, за десять лет так и не приобрели, поэтому к их названию в последние годы добавилось определение "крестьянские".

Основная масса хозяйств (83%) возникла в 1992-1995 гг., число вновь созданных хозяйств (как и общее их число) после 1995 г. с каждым годом уменьшается. На конец 2002 г. зарегистрировано 264 тыс. фермерских хозяйств с общей площадью земельных участков 17,6 млн. га, из них 13,2 млн. га пашни (то есть 11,1% всей пашни РФ), и средним размером земельного участка 67 га.

Половину всей площади (51,1%) занимали 5,5% от общего числа фермерских хозяйств - сравнительно крупные хозяйства, имеющие более 200 га на хозяйство. 64% фермеров специализируются на производстве зерновых, 12,9% - на мясном и молочном скотоводстве. В 2002 г. фермерские хозяйства произвели 3,7% сельскохозяйственной продукции РФ.

Фермерские хозяйства завели, в основном, сельские специалисты, их образовательный уровень очень высок - 36,6% руководителей хозяйств имеют среднее специальное образование и 20,1% - высшее. 75,4% из них имеют возраст до 50 лет. Хозяйства, в основном, являются семейными . По сути дела, речь идет не о фермах капиталистического типа, а о трудовых крестьянских хозяйствах с очень малой долей наемного труда.

Согласно изучению 187,6 тыс. хозяйств, в 1999 г. всего в них было занято 235,8 тыс. наемных работников (в среднем 1,3 работника на одно хозяйство), причем в среднем один работник за год отработал только 43,9 человеко-дня. Затраты на оплату труда с отчислениями на социальные нужды составляли в структуре расходов фермерских хозяйств всего 10% (1999 г.).

Фермерские хозяйства плохо оснащены техникой - на конец 1999 г. в расчете на 100 хозяйств приходилось только 76 тракторов и 36 грузовиков. Сравнительно невысока и товарность производства - в 2001 г. от общего объема производства в фермерских хозяйствах реализовано лишь 34,5% зерна.

Несмотря на значительное увеличение, начиная с 1993 г., площади предоставленных фермерам земельных угодий, соответствующего роста производства сельскохозяйственной продукции в этой системе в общем не происходит. В целом валовой уровень производства в ней был в середине 90-х годов очень неустойчив, но стал расти начиная с 1999 г. Что же касается продуктивности этой категории хозяйств, то в расчете на 1 га пашни она начиная с 1993 г. в основном снижалась и лишь в последние, урожайные годы стала расти. Однако даже в 2003 г. урожайность зерновых в фермерских хозяйствах была ниже, чем в предприятиях (она составляла 92,3% от урожайности в тех хозяйствах, что остались от колхозов и совхозов). Продуктивность фермерских хозяйств в животноводстве очень низка (они производят всего 2,2% скота и птицы, 2,4% молока и 0,6% яиц).

Фермеры находятся в трудном финансовом положении. Согласно опросу 1999 г., в 1998 г. 65,8% хозяйств были убыточными. На грани банкротства постоянно находятся 11-12% хозяйств. Причина такого положения в том, что становление нового типа хозяйств в условиях жесткой конкуренции иностранных ферм, получающих в своих странах огромные государственные субсидии, почти невозможно без поддержки государства. По мнению большинства опрошенных фермеров, эта поддержка в РФ неэффективна. Около 80% фермеров не могут получить той помощи государства, которая является совершенно обычной во всех странах, где фермерские хозяйства представляют собой важный тип сельскохозяйственного производства.

Когда в начале 90-х годов проводилась кампания по "фермеризации " российского села, было сделано немало заявлений о том, что все эти виды государственной поддержки будут оказаны тем гражданам, которые решатся выйти из коллективных хозяйств и совхозов и заведут собственное хозяйство. Бросив фермеров на произвол судьбы, реформаторы подорвали инициативу большой важности.

Таким образом, имеем бесспорный факт: аграрная реформа после 1991 г. была проведена по плану радикальных либералов, никто им не мешал и мешать не мог. Плана и райкомов нет, рынок свободный, аренда тоже. Результат известен: падение производства вдвое, забито скота более половины, машинный парк изношен, капиталовложения снизились в 25 раз. По масштабам эксперимент достаточно велик и длителен. Не выходит дело - трудно на селе малой производственной единице. Нет у нее критической массы капитала, и потому требуется глубокая кооперация (например, типа колхозов или совхозов). Любой добросовестный наблюдатель скажет, что вопрос решен однозначно: абстрактно фермер, быть может, прекрасен, но в наших реальных условиях он в крупных масштабах заменить предприятия не может. Не тянет.

Нельзя не сказать и о том, что вся эта кампания с ее ссылками на опыт США была исключительно недобросовестной, и интеллигенция несет вину как профессиональное сообщество, на которое люди привыкли надеяться как на контролера достоверности сообщаемых важных сведений. Во-первых, утверждение "фермер в США эффективнее, чем колхозы в России", является некогерентным - системы просто несравнимы. Можно измерить "эффект " - продукт производства в натурных или условных единицах. Но очень трудно привести к единому эквиваленту ресурсы (природные, материально-технические и др.). Такой попытки ни идеологи реформы, ни их "группа поддержки" никогда не делали и проблему замалчивали. Если бы мы представили фермерскую и колхозную системы в квази-сравнимом виде - оценили хотя бы грубо основные "входы" ресурсов, то, на мой взгляд, вышло бы, что колхозы были невероятно, почти фантастически более эффективны, чем фермы. Но сприть об этом не стоит - достаточно того, что такого сравнения не делалось, и тезис о более высокой эффективности американских ферм надо считать необоснованным.

Я думаю, что если американских фермеров привезти и заставить работать в России с теми средствами, что имеют наши крестьяне , то они произведут гораздо меньше, чем наши. Если оставить их в России надолго, то они станут похожи на наших крестьян178. Если же отвезти в США русских крестьян, то они, пока будут оставаться крестьянами, в одиночку тоже выработают меньше, чем фермеры (а если оставить их там надолго, то сами станут фермерами - приспособятся к системе). Это и значит, что системы несравнимы. Другое дело, если бы наши колхозники в СССР получали лучшие машины, удобрения, средства защиты растений, дороги и т.д. - эффективность быстро бы шла в гору (как это, впрочем, и было до 1988 г.). Или если бы они в США смогли, гипотетически, образовать достаточно большие зоны крестьянского жизнеустройства - тогда бы они наверняка удивили мир своей эффективностью.


178 Кстати, в самом конце 80-х годов было несколько важных для нашей темы утопических проектов - к нам приезжали западные фермеры-культуртрегеры, брали землю, завозили хороший скот. Потом исчезли - их ботинки увязли в грязи, а кирзовые сапоги натерли ноги. О результатах опыта демократы стыдливо молчат.


Легкая вера в то, что фермер эффективнее крестьянина, даже кооперативного - продукт вульгарного истмата, из которого мы восприняли ложную идею о том, что новые производственные отношения всегда эффективнее старых. Это механистическое, примитивное представление - новое и старое различаются как системы, а не по одному какому-то элементу. Крестьянин - фигура средневековья, феодализма, фермер - фигура индустриальной цивилизации. Значит, фермер эффективнее. Кстати, идеологи перестройки старательно укрепляли этот стереотип, говоря о крепостничестве колхозов, о колхозе как "большевистской общине" (А.Н.Яковлев). Это, мол, по сравнению с фермерами предыдущая формация.

Посмотрите, как тщательно замалчивается знание, опровергающее всю эту конструкцию (замалчивается одними и отторгается другими - не верят). Речь идет об эффективности рабского труда в США. Исследования этой проблемы обобщены в большой книге Fogel R., Engerman S. Time on the Cross: The Economics of American Negro Slavery. N.Y., 1974, vol. 1-2. Скандал в США она вызвала страшный, хотя работа и была позже удостоена Нобелевской премии. Мельком ее упомянул либеральный журнал "Вопросы экономики". В одной статье (в № 4, 2000, с. 105) говорится: "После скандально известных исследований рабского труда в южных штатах США... совершенно иной видится взаимосвязь понятий "архаичность" и "эффективность". Ранее a priori считалось, что архаичные, унаследованные от предшествующих эпох экономические структуры обязательно менее эффективны, чем новые, рожденные более высокоразвитым общественным строем" и т.д.

Речь о том, что негры-рабы в США, которые сами создавали сложно организованное предприятие плантации (плантаторы не вмешивались в организацию их быта и труда), были поразительно эффективнее белых фермеров. Во время уборки хлопка рабов не хватало, и обычно на сезон нанимали белых рабочих. У них в среднем выработка была вдвое ниже, чем у рабов (и, что покажется странным для наших обществоведов и новых собственников, у таких белых наемных рабочих и зарплата была вдвое меньше, чем у рабов). Как пишут авторы исследования, белые протестанты были неспособны освоить сложную организацию коллективного труда, которая была у негров. В целом же душевая выработка негра была на 40% выше, чем у фермера. Возможно, кто-то из либеральных читателей сделает вывод, что я выступаю за рабство, но логика иных людей непредсказуема, так что и оправдываться не буду.

Во- вторых, независимо от сравнения с колхозами неэффективность мелких фермерских хозяйств в США достаточно широко известна. Да, эти хозяйства там поддерживаются из идеологических (и даже ностальгических) соображений -как воплощение "американской мечты", однако реально основной объем производства сосредоточен в сравнительно небольшом числе крупных и очень крупных сельскохозяйственных предприятий, сравнимых с совхозами.

Но даже и при значительной государственной поддержке мелкие фермы в США разоряются. В книге, опубликованной в СССР именно в разгар кампании по пропаганде фермерства, сказано: "Концентрация капитала на крупных фермах, более эффективное использование его и, следовательно, земельных угодий, создание кооперированных объединений и компаний в эпоху НТР ускорило разорение мелких фермерских хозяйств... В 50-е годы разорилось около 1,5 млн. фермерских хозяйств, в 60-е годы, когда внедрение индустриальных технологий потребовало новых капиталовложений, реконструкции ферм и особенно покупки новой техники и химических средств, число ферм уменьшилось более чем на 1 млн. Еще около полумиллиона ферм исчезло в середине 70-х годов... С 1983 г. процесс разорения стал набирать новые обороты. С 1983 по 1987 г в США исчезло еще почти 200 тыс. фермерских хозяйств... Несомненно, выживут крупнейшие и очень мелкие фермы (у которых прибыль большей частью получена за счет нефермерской деятельности"179.


179 Б.А.Черняков. США: сельское хозяйство, химизация, экология. М.: Наука, 1991. С. 21-22.


И это - в США, с их исключительно благодатными почвенно-климатическими условиями. В условиях России, как писал Л.В.Милов, только создание крупных механизированных предприятий позволило во второй половине ХХ века преодолеть влияние низкой биологической продуктивности почв и неустойчивого сурового климата и выйти на стабильный уровень производства.

Миф о вреде удобрений и мелиорации . Не менее поразительным было возникновение и благосклонное принятие мифа о вредоносности использования в СССР минеральных удобрений , применение которых было в СССР якобы избыточным и ведущим к массовому накоплению нитратов в продуктах сельского хозяйства.

В действительности расход минеральных удобрений на 1 га сельхозугодий был в 1987 г равен в СССР 45,4 кг, в Западной Европе 142,3 кг, в Китае 55,1 кг. В расчете на 1 га пашни СССР уступал и Западной Европе, и Китаю в 2 раза. Разве не замечательна эта слепота нашей интеллигенции? Страна только-только стала выходить на тот уровень, при котором внесение удобрений компенсирует вынос из почвы питательных веществ с урожаем, она еще сильно отстает и от Запада, и даже от Китая - а интеллектуальная элита ведет кампанию против якобы избыточного применения удобрений! А масса образованных людей этому аплодирует. При этом специалисты подчеркивают, что минеральные удобрения есть наиболее важный почвосберегающий фактор .

Достоверные данные были вполне доступны, особенно для научно-технической интеллигенции. Более того, перед глазами был пример США, на которые тогда были устремлены взоры нашей интеллектуальной элиты. Что же мы видели в этой сфере в США? Вот небольшая и очень информативная книга, цитированная чуть выше: Б.А.Черняков. "США: сельское хозяйство, химизация, экология" (1991). Поразительно, что предисловие к ней написал именно Н.П.Шмелев! Он высоко ценит труд автора, опытного специалиста, хорошо знающего сельское хозяйство США: "Главное достоинство [книги] - в фундаментальности проведенных исследований и их комплексном характере... Несомненной заслугой работы является фундаментальная экономическая проработка, особенно в разделах, где обосновывается эффективность химизации". Не веришь своим глазам. Да читал ли Н.П.Шмелев эту книгу! Ведь он был одним из тех, кто активно проклинал и химизацию, и мелиорацию сельского хозяйства в СССР.

В этой книге, в частности, сказано: "В докладе Управления долины Теннесси (наиболее крупная и авторитетная среди организаций в США, ведущих НИОКР по минеральным удобрениям) указывается, что с 1950 по 1972 г. 45% среднегодового прироста урожайности всех сельскохозяйственных культур страны получено благодаря применению удобрений" (с. 24). То есть примерно половина того роста урожайности, который и сделал США главным производителем зерна, была достигнута благодаря удобрениям!

И это - общий вывод! То же самое наблюдалось и в других странах. Б.А.Черняков пишет: "Китай в 1975-1984 гг. увеличил сбор зерна с 244 млн. до 365 млн. т, превзойдя даже США - до того времени самого крупного производителя зерна. Главным фактором такого успеха, несомненно, стало использование минеральных удобрений, размер внесения которых за указанный период вырос в 3,3 раза" (с. 15).

Те, кто в конце 80-х годов способствовал разжиганию "нитратного психоза", должны же как-то выразить свое отношение к той реальности, которую они идеологически легитимировали! Хоть какой-то минимум интеллектуальной ответственности требуется от образованного человека! С 1995 по 2002 г. количество вносимых в почву удобрений в России в среднем за год составляло 19 кг/га. Для сравнения заметим, что в Китае в 1995 г. на 1 гектар было внесено 386 кг удобрений.

РФ начинает воспроизводить типичную "двойную структуру" сельского хозяйства "третьего мира" - есть небольшие оазисы относительного благополучия, а остальная земля дичает. В 1987 г. минеральные удобрения получали 74% площади посева, в 1992 г. уже 60% площади получили удобрения, а в 1993 г. эта доля упала до 25%. И с тех пор площадь удобряемых земель почти не повысилась (в 2002 г. она составила 30% посевных площадей). Вот как выглядит динамика применения удобрений в РФ:

При этом в кампании против применения удобрений в СССР наблюдалось острое нарушение логики - от советского сельского хозяйства требовали сократить использование удобрений, и одновременно требовали высокой урожайности, как в Западной Европе и США, отличающихся исключительно благоприятными почвенно-климатическими условиями!

Б.А.Черняков особо подчеркивает этот фактор, который влияет на эффективность и всех других ресурсов, вкладываемых в сельское хозяйство: "Главной особенностью земельных ресурсов США следует считать их высокое естественное плодородие и комплекс благоприятных природно-климатических условий; более 60% земель находится в районах с влагообеспеченностью свыше 700 мм в год, 70% пашни расположены в районах, где длительность безморозного периода достигает свыше 170 дней, значительная часть земель размещена в географической зоне с более чем достаточными запасами воды и энергии для орошения и продолжительным числом солнечных дней. Наличие земельных ресурсов в благоприятных для ведения сельскохозяйственного производства послужило важной природной основой для формирования высокоэффективного аграрного комплекса" (с. 28).

Но ни благодатные почвы, ни удобрения не дают высоких урожаем без усилий по мелиорации почвы, улучшению ее физических и химических свойств, без поддержания в нужных пределах влажности. Между тем усилиями "междисциплинарной" армии идеологизированных интеллектуалов само слово мелиорация было сделано в СССР пугалом. Так готовилось общественное мнение к тому, чтобы с самого начала экономической реформы почти полностью прекратить в стране все мелиоративные работы ("сэкономив" при этом большие деньги). Вот одна из таких малозаметных технологий мелиорации - известкование.

Как к нему относятся в США? Б.А.Черняков пишет: "Известкование почв как способ устранения излишней кислотности играет роль одного из наиболее важных факторов повышения эффективности химических средств плодородия, а соответственно и урожая сельскохозяйственных культур... Поддержание рН почвы на должном уровне служит хорошим средством профилактики болезней сельскохозяйственных культур... Объем вносимых известковых материалов составлял [в США] в 80-е годы 26 млн. т" (с. 111).

Что же произошло в России в результате разрушения колхозов и совхозов и фермеризации? В РСФСР в почву вносилось 32-33 млн. т известковой и доломитовой муки в год, но в ходе реформы проведение известкования, необходимого не только для повышения урожайности, но и для сохранения плодородия почвы, было практически прекращено (точнее, сокращено в 50 раз). Миф о химизации послужил завесой для того, чтобы нанести тяжелейший удар по едва ли не главному национальных достоянию России - сельскохозяйственным угодьям. Но об этом все как будто забыли.

Теперь о мелиоративных работах, связанных с орошением или осушением - тем, что вызывало особую ненависть нашей демократической и патриотической интеллигенции. В США, согласно данным Б.А.Чернякова, дело обстояло так: "Рациональное использование минеральных удобрений и химических средств защиты растений было невозможно без проведения мелиоративных работ на сельскохозяйственных землях [США]... В 1987 г. Министерство сельского хозяйства США опубликовало исследование, в котором наиболее полно прослежены и оценены размеры осушения сельскохозяйственных земель страны. Согласно этим данным, к 1985 г. было искусственно дренировано примерно 44,5 млн. га сельскохозяйственных земель... Размер капитальных вложений для проведения этих работ оценивается в 40,3 млрд. долл... В целом по США около 24% земель, занятых полевыми культурами, расположено на осушенных площадях... Исследования, проведенные в целях определения эффекта осушенных земель на площади 12 млн. га, показали, что примерная прибавка урожайности кукурузы при использовании средних доз удобрений составляет около 25 ц/га" (с. 34-35).

В 70- е годы в РСФСР были построены крупные оросительные системы, но и в течение 80-х годов вводились крупные площади орошаемых земель, несмотря на активную идеологическую кампанию против мелиорации. В середине 80-х годов на орошенных и осушенных землях производилось 15-16% всей валовой продукции растениеводства РСФСР. В ходе реформы эти работы прекратились практически полностью, а системы мелиорации пришли в упадок.

В конце 2002 г., после разрушительных наводнений с человеческими жертвами на Северном Кавказе на "Эхе Москвы" давал интервью заместитель председателя Госстроя Л.Чернышов. Он так объяснил причины катастрофы, опасность которой раньше не давала себя знать: "Проблема в чем? Что длительное время гидротехнические сооружения, которые создавались "Минводхозом" и "Минсельхозпродом" еще в советские времена, во-первых, утратили свое значение в целевом плане, т.е. все каналы, которые орошали рисовые поля, поливали пустынные степи Ставрополья, они не эксплуатировались порядка 10-15 лет. Во-первых, прекратило существование ведомство "Минводхоз", который всегда держал на балансе и в плановом порядке осуществлял эксплуатацию, обновление и т.д. этих объектов. Когда пытались специалисты на определенном этапе там открыть задвижки или шабера, все заржавело, невозможно было ничего с ними сделать. Т.е. можно было скомпенсировать удар, который пришелся тогда на ряд населенных пунктов, но это сделать по техническим причинам невозможно из-за того, что те объекты, которые сейчас есть и которые не эксплуатируются, они ни у кого, по существу, бесхозными являются". Пусть это вспомнят те, кто аплодировал А.Д.Сахарову, который в 1989 г. требовал немедленно ликвидировать Министерство водного хозяйства.

О применении пестицидов и говорить нечего, это рассматривалось просто как вредительство, сознательный геноцид, развязанный советской властью. В то же время в США дело обстояло так: "В 1985 г. фермеры США закупили пестицидов на 5 млрд. долларов, что составило 24% расходов на горюче-смазочные материалы, электроэнергию, минеральные удобрения и пестициды" (Б.А.Черняков, с. 96).

В общем ситуация такова. В докладе Министерства сельского хозяйства РФ "Научно-техническое развитие агропромышленного комплекса России" (Москва, 2000 г.) сказано: "В хозяйствах зачастую используются упрощенные технологии производства растениеводческой продукции, которые отличаются достаточно низким уровнем, что приводит к резкому падению урожайности и технологических качеств сырья. По этой причине резко сократилось производство сильного зерна, сахаристость отечественной свеклы в последние годы на 30-40% уступает зарубежной, понизилось качество овощей, картофеля.

Психология bookap

Причинами нарушения технологий возделывания сельскохозяйственных культур стали: отсутствие необходимой в хозяйствах сельскохозяйственной техники, сокращение внесения необходимых минеральных удобрений в почву более чем в 10 раз, усиление процессов закисления, засоления и эрозии почв из-за сокращения мелиоративных работ, резкого уменьшения вложений в известкование и фосфоритование".

Самое тяжелое в истории всего этого мифотворчества то, что подобные мифы, противоречащие и знанию, и здравому смыслу, и очевидной реальности, нисколько от этого столкновения не страдают и никакому критическому анализу и пересмотру не подвергаются. Они так и остаются как бастион против рациональности.