ЧАСТЬ ПЯТАЯ. СУГГЕСТИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ

27 (3).3. Убийство целей как задача системы безопасности

Пусть Судьба растопчет меня, а я посмотрю, не станет ли ей стыдно.

Н. Макиавелли.

После того, как какая-то цель перестала быть для системы невидимой, она начинает свою реализацию, т.е. своим появлением искажает окружающее информационное пространство, тем самым активизируя процессы, связанные с превращением себя в правило.

Полученное правило может стать надежной защитой от известного врага, а может стать средством собственного уничтожения.

Поэтому защита от подобных правил имеет глубоко эшелонированный характер. Перечислим возможные рубежи защиты:

1) контроль собственных действий и блокировка запрещенных (подробнее в разделе 2.4);

2) уничтожение опасных для системы правил - корректировка ее модели мира (подробнее 3.2);

3) защита собственной информационной мишени всеми возможными способами (подробнее глава 2).

Понятно, что если цель превратилась в правило, то уничтожить его уже непросто в силу того, что перечислить и отследить все возможные опасные правила ни одна система безопасности не способна. Кроме того, даже после разрушения опасного правила, все его компоненты останутся в системе, включая породившую его цель. И нет никакой гарантии, что данная цель не породит еще более изощренное и коварное правило.

И здесь возникает следующий вопрос: А нельзя ли уничтожать опасные цели, не допуская их до формы правил?

К сожалению, предложенная модель не содержит подобного механизма в явном виде. Хотя ясно, что если в системе несколько целей и одну из этих целей информационная система постоянно "подкармливает", ориентируя на нее свое поведение, то все остальные будут находиться на положении падчерицы и их становление, возможно, будет замедлено.

В свете сказанного представляет интерес рассмотреть еще одно достаточно популярное направление формирования событий, которое условно назовем "гравитацией целей" и которое достаточно подробно описано в оккультной литературе. Суть его в следующем.

Порожденная человеком цель - это некий мыслительный образ. Этот образ, проявляясь в мире т.н. "тонких энергий", нарушает соответствие между реальным миром и миром мыслеобразований. В результате реальный мир начинает подстраиваться, в нем возникает цепочка событий, которая восстанавливает соответствие между мирами.

Кстати, постгипнотическое внушение, о котором шла речь в четвертой части, осуществляется тоже где-то на этом принципе соответствий. Вспомните у пациентки был сформирован образ, что через десять минут на ее плечи должен быть накинут пиджак гипнотерапевта. Этот мыслительный образ стал подгонять под себя события реального мира, т.е. система стала работать избирательно, выделяя из входного потока событий в первую очередь лишь то, что необходимо для достижения цели. В случае приведенного примера во внешнем мире подобных фактов не оказалось. Осталось последнее - найти их внутри. В результате пациентке становится холодно, появляются мурашки на теле. Дальнейшее развитие процесса это уже, как говорится, дело техники.

Представленная в данной работе модель не требует наличия мира "тонких энергий", как не требует соответствия между мирами.

В ней для того, чтобы запустить процесс в нужном направлении, необходимо "растить" цель, необходимо ее "подкармливать", чтобы как можно больше уже имеющихся правил в данной системе работало на эту цель. "Сильная" цель позволяет по другому интерпретировать входные данные, та часть, которая ранее была шумом, вдруг проявляется из этого шума и порождает требуемую цепочку событий, которая хитрыми, порой необъяснимыми путями потянется к цели.

Каким образом подобное возможно?

Например вот так, по воспоминанию И.П.Эккермана, И.В.Гете работал над "Фаустом" [115]:

"Он меня уже не отпускает, - сказал Гете, - я все время о нем думаю и каждый день что-нибудь для него изобретаю.

Кстати, я велел сброшюровать всю рукопись второй части, дабы она, как некая ощутимая масса, была у меня перед глазами. Место недостающего четвертого акта я заполнил листами чистой бумаги, ибо завершенное, без сомнения, манит и подталкивает закончить то, что еще недоделано. В таком чувственном напоминании больше толку, чем можно предположить а умственному труду следует помогать всякого рода затеями".

Что интересно, близким путем идут и искатели духовного знания. Для незнакомых с работами К.Кастанеда кратко остановимся на отдельных положениях его философской системы, имеющих отношение к проблеме защиты целей.

Основной постулат: "Каждый человек обладает определенным количеством изначальной энергии. Это количество - вся энергия, которая в нас есть. И всю ее мы используем для того, чтобы воспринимать столь поглощающий нас обычный мир и справляться с возникающими в нем проблемами".

И больше нам энергию взять неоткуда, поскольку вся имеющаяся у нас энергия уже задействована, ни капли ее не останется на экстраординарное восприятие.

Поэтому главная задача искателя духовного знания, настоящего воина, заключается в том, чтобы грамотно перераспределять эту энергию и не расходовать куда попало. "Нам остается лишь одно - стать скрягами в отношении энергии." - учил Хуан своих учеников. Стать скрягами - это значит ничего не оставлять паразитным целям.

Важно отметить, что энергия, по К.Кастанеде, постоянно расходуется на восприятие мира! И когда сосуд оскудевает, он разбивается (совсем как в случае с Р-сетями - нейроны только гибнут и не рождаются).

Грамотно расходуя эту энергию, т.е. целенаправленно воспринимая мир, можно достигнуть невиданных вещей, можно даже постоять у края бессмертия. И это выглядит вполне логичным, так как цели, несущие самоуничтожение, в подобной ситуации не могут дать никаких плодов в виде опасных правил поведения.

По существу, все учение К.Кастанеды - это учение о том, как грамотно расходовать энергию, чтобы не плодить паразитных целей.

Система живет лишь до тех пор, пока в своей постоянной борьбе за жизнь выходит победителем. Как интеллект человеческий и сама наука появились в результате борьбы за жизнь против явных угроз, так и. можно предположить. культура и религия объясняются борьбой за жизнь, но против суггестивных угроз, порой находящихся на уровне "шумов", для измерения которых требуется иное, "ненаучное" оборудование, возможно, работающее по другим принципам.

В мире ничего не возникает просто так. Даже произведения искусства в конечном итоге являются инструментальными средствами научных методов защити от скрытых угроз.

То что не удается померить логикой, измеряется верой, привычкой, ощущением гармонии, а исправляется заклинанием, молитвой и произведением искусства.

"Австралийцы наблюдают следы насекомого около могилы, чтобы знать в каком направлении искать колдуна, от колдовства которого человек умер Зулус дует на кусок дерева, чтобы этим символическим жестом смягчить сердце человека, у которого ему нужно купить быков, или сердце женщины. на которой он желает жениться. Оби Восточной Африки завязывает в узелок могильный прах, кровь и кости, чтобы этим свести врага в могилу...

Германский крестьянин с удивительным простодушием уверяет, что если собака воет, глядя в землю, то это предвещает смерть, если же она смотрит вверх, - то выздоровление от болезни. По общераспространенному в Европе поверью в доме умирающего должно отпереть замки и отодвинуть задвижки, чтобы не задерживать его душу....

Моряки при штиле иногда высвистывают ветер, однако вообще-то они не любят в море свиста, которые поднимает свистящий ветер. Рыбу должно есть от хвоста к голове, говорит житель Корнуолла, чтобы привести головы других рыб к берегу, потому что, если их есть неправильным способом, то рыба поворачивает от берега..." (Э.Б.Тайлор [90]).

Да и сегодняшний человек не далеко ушел от вышеупомянутого зулуса. Действительно [15]:

"Ведь даже если мы разумны днем, Нас ночь пугает нехорошим сном. Услышу, на прогулке поутру прокаркает ворона - не к добру! Поверьями кругом окутан свет. Все неспроста, и все полно примет".

Существуют различные объяснения эффективности применения тех или иных средств и, в частности, молитв и заговоров, на поведение и здоровье человека. И.Черепанова [104] на основании результатов лингвистического анализа выделила данные тексты в отдельные множества, имеющие специфические характеристики по составу наиболее "частотных звукобукв", объясняя именно наличием подобных характеристик факты влияния молитв и заговоров на человека.

Возможно, что что-то в этом объяснении и есть от истины, но на человека по разному влияют даже одни и те же молитвы, так как многое зависит от состояния этого человека. Именно состояние во многом определяет силу воздействия не только удара грома, который можно и не услышать, но я неразборчивого шепота. При этом действие тихого шепота может быть более сильным, хотя бы в силу того, что слушающий не все понял, и система начинает недослышанное трактовать по своему, исходя из собственных подсознательных целей.

Поэтому в данной работе будет превалировать иное объяснение воздействию суггестивного шума, вытекающее из возможностей исследуемой модели, а именно - из возможности, используя то или иное внешнее воздействие, реализовать цель информационной самообучающейся системы.

Какими бы бессмысленными не были на первый взгляд перечисленные "средства защиты" от суггестивных угроз при более пристальном рассмотрении в них можно увидеть рациональное зерно, заключающееся хотя бы в том, что регулярнoe напоминание самому себе о цели укрепляет эту цель, кристаллизуя вокруг нее собственные психофизиологические реакции. При этом, возможно, чем нелогичнее или непривычнее выглядит так называемый предрассудок, тем больше у него шансов запомниться и чаще вспоминаться, подкрепляя своей активизацией суггестивные цели.

Все выше перечисленное не принято относить к научным дисциплинам. В рамках здравомыслящей классификации названное является ничем иным, как - предрассудком или в крайнем случае черной/белой магией. Стоит ли так уж безоговорочно присоединяться к отрицанию того, что явилось почвой, на которой взросло семя древа Религии и Науки. Поэтому, наверное, глупо сидящему на любой из ветвей этого могучего древа познания выкапывать корни, подобно свинье из известной басни Крылова. Та же самая магия так же стара как человек, - утверждала Е.П.Блаватская, и притом "магия неразрывна слита с Религией каждой страны и неотделима от ее происхождения" [5].

К подобным средствам на уровне плацебо, безвредных таблеток, зачастую прибегает и официальная медицина, заменяя этикетки на флаконе с лекарством и резко повышая его стоимость. То направление гомеопатии, в котором постулируется, что лекарственная сила созданного раствора тем больше, чем меньше в нем осталось молекул лекарственного вещества, вполне возможно, тоже вспахивает необъятную целину пространства суггестивных целей. Как утверждал И.В.Гете устами Мефистофеля:

 "Тут не роман, и вам гнушаться нечем,
Но мы подобное подобным лечим,
Стопу - стопой, спинным хребтом - хребет..."
 

Любая, в том числе и скрытая, цель для того, чтобы реализоваться нуждается в мыслительной подпитке, т.е. в подпитке соответствующими фактами, целями, правилами. В свете сказанного становятся объяснимыми колдовство и молитвы перед боем или перед выполнением любой сложной работы. И они действительно должны быть эффективными, так как из суггестивного хаоса способствуют созданию цепей управления, акцентируя внимание на достижение конкретной цели.

Обращение информационных систем за помощью к приемам, которые на первый взгляд не имеют никакого отношения к цели и к желанию ее породившему, можно попытаться объяснить еще и следующим. В эзотерической литературы известно, что сильное желание порой не помогает, а мешает реализации цели в силу того что желающий человек сам выходит на первый план. В этом случае вся мощь подсознания, все развитие целеориентированных процессов как бы затормаживается и отодвигается на второе место, уступая желанию все пространство событий. А приводит к тому, что в пространстве целей система теряет перспективу и оказывается неспособной видеть дальше самых ближайших поступков. Даже то, что произойдет в этой игре буквально через ход, совершенно не просматривается из-за ослепляющего "фонаря" желания.

Желание же по самой своей природе ни на что большее не способно, как только породить цель. А вот уже цель и создает цепочки порой никак несвязанных между собой событий, приводящих объект к ее достижению.

Укреплению родившейся цели служит уже не желание, а регулярная подпитка цели соответствующими мыслительными образами. Например молитва, в которой верующий о чем-то просит Бога, как раз и направлена на укрепление цели. В молитве человек как бы поручает исполнение своего желания не себе, а Богу. Скорее всего, молитва о чем-то - это программа для собственного подсознания. При этом сознание остается в стороне и используется для решения текущих локальных задач, что позволяет самому человеку остаться безупречным (термин К.Кастанеды) по отношению к сформулированной им цели.

Продолжим анализ способов защиты от суггестивных угроз. Как ни странно, оказывается, что их не надо специально изобретать и придумывать, так как они уже органически вплетены в культуру поведения и этику взаимоотношений людей друг с другом и содержатся в перечне табу для каждого племени и народа.

Кроме борьбы с целями, уже проникшими в систему, можно попробовать отсекать их на подступах, например, когда идет информация от источника, не заслуживающего доверия, желательно просто "затыкать уши". А для того, чтобы можно было использовать этот простенький прием защиты, надо провести предварительную классификацию источников информации на источники:

которым можно доверять, которым нельзя доверять и на те, про которые ничего нельзя сказать. Для системы, кстати, небезразлично еще и кто задает ей эти вопросы.

В частности, вернемся к примеру из романа "Горячий камушек". Д.Уэстлейк пишет: " ... А единственное отличие сегодняшнего заключалось в том, что на этот раз там оказались только они вдвоем".

И второй момент: "Альберт Кромвэлл с удивлением посмотрел на попутчика. Незнакомые люди не разговаривают друг с другом в лифте".

Почему не принято в обществе, чтобы незнакомые люди разговаривали друг с другом? Может быть это не просто так? Тем более, что у отдельных племен есть и более серьезные рекомендации, типа: "Убить незнакомца".

Вообще убийство носителя иной идеи является достаточно распространенным приемом, существующим с самых давних времен. Такое ощущение, как будто кем-то заповедано и даже вложено в гены человека-разумного - убивать носителя новой идеи. Может быть это отголоски раннее погибших человеческих цивилизаций?

В свое время было очень тонко подмечено И.В.Гете:

 "Что значит знать? Вот, друг мой, в чем вопрос.
На этот счет у нас не все в порядке.
Немногих проникавших в суть вещей
И раскрывавших всем души скрижали,
Сжигали на кострах и распинали,
Как вам известно, с самых давних дней".
 

Причем, что характерно, если носитель новых идей не пытался нести свои идеи в массы, ему позволяли остаться в живых. Именно так было сформулированно требование к Сократу, на выбор:

1) покинуть город и не смущать жителей своими речами;

2) остаться в городе, но перестать проповедывать свои идеи;

3) выпить чашечку с ядом.

А вот как Ошо объясняет причину распятия Христа:

" В чем заключалось его преступление?

Его преступление заключалось в том, что он попытался вести самый заурядный образ жизни.

Он хотел показать вам, что вы можите жить обычной жизнью и тем не менее быть просветленным. Вы можите водиться с проститутками, шулерами и пьяницами, и тем не менее быть абсолютно святым. Он хотел продемонстрировать вам этот парадокс, он хотел показать его на собственном примере; вот почему он был распят.

В Индии Будда не был распят, Махавира не был распят. Почему? Они никогда не жили как все люди. Они жили в стороне, в отдалении от людей, в холодном одиночестве, на расстоянии. Не было никакой необходимости распинать их."

Главная задача этой работы сформулировать и обосновать основные принципы защиты системы от информационного оружия, применяемого агрессором.

Понятно, что информационное оружие носит исключительно натупательный характер и побеждает в подобных войнах всегда тот кто наступает. А наступать вечно - это значит быть инфекцией, паразитом, обреченным на постоянный поиск жертвы. Укушенные жертвы в этой игре либо умирают, либо принимают облик своего убийцы - все так как в сказках о вампирах. Настоящих людей будет становиться все меньше, а информационных вампиров все больше. Но это не значит что инфекция объязательно победит. Сегодняшнее вымирание примитивных народов не может быть однозначно трактуемо, "что Червь-Победитель - той драммы герой!" Каждому кто это осознает, придется делать сознательный выбор: либо позволить себя укусить либо сражаться, взяв в союзники солнечный свет.

В тех же сказках сформулированы приемы защиты.

Главное во всех сказочных способах - во время успеть понять: с кем имеешь дело, а для этого достаточно всего лишь успевать направлять зеркало на любого приближающегося. Считается, что будто бы нечисть не способна отражаться в зеркалах.

Не означает ли сказанное, что никогда нельзя принимать информацию непосредственно от источника, что ее всегда желательно пропускать через систему зеркал; ибо эмоция и страсть туманят восприятие, придавая болотным ядовитым газам, вырывающимся из недр преисподней, стройность и красоту, позволяя им себя очаровать. И порой, даже когда ветер попытается разогнать миражи из газовых облаков, вдруг выясняется, что облако уже настолько проникло в человека, что нельзя разделить их, не убив. Облака превращаются в тучи. А тучи из человеческой крови уже сами способны вызвать ветер и лететь в завтрашний день, оставляя за собой отравленную пустыню.

Система контроля входной информации должна уметь закрываться подобно улитки в раковине, чтобы когда надо - не видеть шабаша ведьм. Ибо если зеркало ничего не отражает, то ничего и не нет, а это значит, что не следует ни обрабатывать информацию и ни суетиться по поводу реализации сформированных поведенческих алгоритмов. В информационных войнах одна из самых страшных опасностей - это идти за голосом, которого нет. и пить подобно братцу Иванушке из первой попавшейся информационной лужи, в которую во времена информационных сражений превращаются средства массовой информации.

В ходе информационных шабашей для самостоятельных систем одной из главных задач является сохранение этой самой информационной самостоятельности, чтобы потом, когда взойдет солнце, и в его лучах будет корчиться нечисть, помочь солнцу уничтожить ночные кошмары, превращая их в пепел с помощью тех же направленных зеркал.

В заключение главы подведем некоторые итоги.

1. Суггестивные угрозы имеет смысл рассматривать после реализации всех классических требований по защите. Одним из источников действий информационной обучающейся системы является пространство суггестивных целей.

2. При анализе происшедшей критической ситуации выявить ее суггестивную направленность чрезвычайно сложно. В этой связи вопрос о том, насколько суггестивные угрозы превосходят уровень естественных "шумов" в информационной системе и превосходят ли, остается открытым.

3 Наличие у субъекта цели, даже неосознанной, приводит к упорядочиванию суггестивного шума.

4 Суггестивные воздействия являются управляющими воздействиями. Наличие у субъектов, принадлежащих одной информационной обучающейся системе, противоположных целей делает систему неуправляемой.

Психология bookap

5. Достижения культуры и религии могут быть объяснены борьбой за жизнь на уровне пространства суггестивных целей.

6. Для самообучающихся информационных систем суггестия может выступать в качестве активизатора (катализатора) для направленной генерации программ управления самой информационной системой.