Глава 3. Деконцентрация, фоновые восприятия и фоновое мышление


...

3.8. Деконцентративное мышление.


Переход к фоновому мышлению становится понятным через рассмотрение самостоятельного и самодостаточного феномена деконцентративного мышления, которое по отношению к линейно-дискретному и фоновому мышлению может рассматриваться как промежуточный феномен, в котором сохранены моменты и дискретного и фонового мышления.

Деконцентративное мышление соотносится с линейно-дискретным так же, как деконцентративное восприятие объекта соотносится с последовательным концентративным его изучением по отдельным частям или признакам. Последовательное восприятие предполагает переход от одной части зрительного поля, выделяемого как фигура, к следующей. Деконцентративное — одновременное восприятие всех частей с возможностью практически мгновенного выделения из поля зрения заданной фигуры. При фоновом восприятии мы в состоянии выделить не только те фигуры, которые актуально присутствовали в восприятии до начала деконцентративного процесса, но и те, которые содержались в поле восприятия лишь потенциально.

Линейно-дискретное мышление может быть представлено как цепочка последовательных преобразований неких исходных структур в иные посредством применения к ним определенных фиксированных правил этих преобразований. Заметим при этом, что, как показал в своих работах Г.Смирнов,22 неэксплицируемой базой для линейно-дискретного мыслительного процесса являются определенные объекты, которые могут трактоваться как единый объект-связь. В нашей трактовке фон и является таким объектом-связью.


22 См. цикл работ Г.А. Смирнова в ежегоднике «Системные исследования» за 1977–1980, 1983 и 1989–1990 годы, посвященные разработке формальной теории целостностей.


Для того, чтобы линейно-дискретное мышление осуществилось, необходим начальный перечень исходных объектов и правил их преобразования, на основе которых и строится цепочка, ведущая к конечному результату-выводу.

Деконцентивное мышление предполагает одновременную фиксацию исходных суждений и всех используемых правил и мгновенное преобразование всей конфигурации в конечный вывод. Деконцентративный мыслительный акт распадается при этом на четыре фазы:

— экспозиция — акт начальной дКВ по всем исходным структурам (суждениям и правилам);

— деэкспликация, растворение в фоне дискретных правил;

— преобразование дискретных суждений в соответствии с деэксплицированными правилами — теперь преобразования производятся не в соответствии с набором правил, а соответствии с единственным правилом-фоном и должны содержать элементы, связывающие суждения с этим единственным «правилом»;

— преобразование исходной ситуации в конечный вывод.

Рассмотрим работу деконцентративного мышления на примере решения логических задач. Группе испытуемых, овладевших приемами деконцентрации и сумевших перенести эти приемы на область мышления предлагалась простая задача, заимствованная из книги Рэймонда М. Смаллиана «Принцесса или тигр».23


23 R.M.Smullyan. The lady or the tiger?. N.Y., 1982. Русский перевод: Р.М. Смаллиан. Принцесса или тигр? М., “Мир”, 1985.


В трех комнатах помещены принцесса и два тигра, причем в каждой может находиться либо принцесса, либо один тигр. На двери каждой комнаты висит табличка с надписью. Табличка на двери, за которой находится принцесса, говорит правду, из двух других надписей, за которыми находятся тигры, по меньшей мере одна является ошибочной. Таблички имеют следующий вид. 1-я комната: «тигр сидит в комнате 2»; 2-я комната: «тигр сидит в этой комнате»; 3-я комната: «тигр сидит в комнате 1». Нужно узнать, где находится принцесса.

Здесь исходными утверждениями являются надписи на табличках. Эксплицированные правила:

— «табличка на двери с принцессой говорит правду»;

— «из двух других надписей по меньшей мере одна является ошибочной».

Последовательность линейно-дискретных суждений:24


24 Р.М.Смаллиан. Там же. Цит. по русскому переводу, с.32.


«Поскольку табличка на дверях комнаты, где находится принцесса, говорит нам правду, то, значит, принцесса никак не может оказаться в комнате 2».

«Если бы она находилась в комнате 3, то все три исходные утверждения были бы истинными, что противоречило бы условиям задачи, согласно которым по крайней мере одно из трех приведенных утверждений должно быть ложным».

«Следовательно, принцесса находится в комнате 1».

Приведем теперь типичный самоотчет о решении задачи с использованием деконцентративных мыслительных актов (речь идет не о логике, а внутренней феноменологии деконцентративного мышления):

«Внимание распределилось по всем трем утверждениям и они одновременно удерживаются в поле внимания с их значениями.

Эксплицированные правила растворяются в фоне и фон приобретает определенное качество, соответствующее совокупности правил, а вся система утверждений входит в определенное состояние.

Истинность или ложность утверждения кодируется состоянием локального фона, из которого выделен текст табличек — ярким свечением таблички при истинности надписи на ней, а ложность — серым ее цветом, искомая же принцесса — красным цветом.

Свечения табличек накладываются друг на друга одновременно во всех возможных сочетаниях. Ощущение внутреннего дискомфорта.

Внезапно выделяется только один набор свечений, воспринимаемый как комфортный, противоречивые свечения устраняются и устанавливается стабильная картинка: светятся (являются истинными) 1-я и 2-я таблички, при этом 1-я табличка светится еще и красным светом.»

Сами описания акта результирующего деконцентративного мышления достаточно вариативны — от конкретных образов до весьма туманных метафорических описаний. Общим ключевым моментом описаний является облегчение от заключительного преобразования картинки и уверенность в истинности возникшего решения. Встает вопрос о гарантиях истинности полученного таким путем решения.

Строго говоря, истинность суждения проверяется не соответствием реальности, а соответствием правилам вывода. И в случае деконцентративного мышления истинность должна заключаться в соединении проверяемого соответствия правилам и субъективного усмотрения истинности решения. Правильность решения подтверждается тем же непосредственно переживаемым чувством истинности решения, что и после совершения линейно-дискретных актов, и оно не более иррационально. Вопрос лишь в признании легитимности тех или иных непосредственных усмотрений. Если фон представлен в языке в той же мере, что и дифференцированные дискретные структуры, то апелляция к «фоновым усмотрениям» столь же справедлива, как и к прямым усмотрениям соответствия выводов базовым законам логики. Но для того, чтобы прямые фоновые усмотрения были приняты в качестве столь же легитимных, что и прямые дискретные усмотрения, необходимо в логический аппарат ввести соответствующие корреляты.

Из конкретных самоотчетов мы должны извлечь некоторое общее правило совершения деконцентративных мыслительных актов. Это правило с неизбежностью эмпирично, поскольку деконцентративная логика не обзавелась еще собственным формализованным аппаратом. Вместе с тем это правило абстрактно и получает конкретное наполнение (вроде приведенного выше) в зависимости от индивидуальных особенностей оператора. В общем виде оно звучит так:

1. На плоском поле выстраиваются посылки и одновременно фиксируются в сознании тексты и их содержания (предварительная дКВ).

2. Между посылками устанавливаются статичные отношения, переживаемые как напряжения в семантическом поле.

3. Напряжения переводятся в фон и фон фиксируется вниманием по критерию напряженности.

4. Формируется параллельное имагинативное пустое поле, лишенное напряжений, которое фиксируется вниманием наряду с предыдущим полем (расширение дКВ).

5. Между полями формируется соединяющая их линия и в состоянии дКВ фиксируется перепад напряжения от первой конфигурации до нуля.

6. Применяется принцип калейдоскопа: формально-семантическая конфигурация преобразуется в новую по линии снятия напряжения.

7. Новая конфигурация в имагинативном поле представляет собой решение задачи.

Понятно, что приведенное правило не является логическим. Оно является предписанием оператору, совершающему акт дКВ-мышления.

С точки зрения деконцентративного мышления любая задача есть частично эксплицированная ситуация, части которой растворены в фоне. В обычной логике ставится задача по «всплывшим» из фона частям ситуации восстановить ее целиком, используя набор дискретных операций. Задача деконцентративной логики — извлечь из фона всю ситуацию целиком и единомоментно.

Здесь деконцентративная логика по отношению к обычной делает шаг назад. Если обычная логика создает текст, описывающий текст, и решает задачу в дубликате текста, делая вывод по отношению к исходному тексту же, то дКВ-логика возвращается от описания текста к исходному тексту. Остается сделать шаг от текста, описывающего реальность к самой реальности. Этот шаг делает фоновое мышление, которое если и не преодолевает изображение реальности, то преодолевает фильтр, отсекающий фоновые составляющие изображения, и приближается к реальности в еще большей степени.

Мы прикасаемся к неявному пафосу дКВ. ДКВ есть начальное средство организации контрпроцесса в двух контекстах: в контексте обращения основного организмического процесса (ООП) (см. «Введение в психонетику») и в контексте преодоления изображения. Эта тема — преодоление изображения постепенно становится доминирующей в современном интеллектуальном поиске. Доминирующей не в смысле распространенности, а в смысле важности этой темы. Эта тема — главная доминанта произведений Кастанеды. Примечательно, что начальная психотехника, описываемая им как введение в его философское поле, имеет много общего с представленной нами техникой дКВ.