Глава 6. Психотехническая организация процесса построения ЛПС-ЛЗС.

6.0. Построение локальной знаковой среды относится к классу психонетических задач, но соответствующие этой задаче преобразования психической системы, необходимые для построения заданной ЛПС и сопряжения ее с ЛЗС, обеспечиваются специально преобразованной для психонетических нужд психотехникой.

Психотехническое конструирование производится по отношению к психонетической задаче как единому целому. Один и тот же прием может актуализировать элементы психической среды, относящиеся к разным этапам психонетической последовательности. Огромный массив имеющихся в настоящее время психотехнических методик и организованных психотехнологий делает излишним разработку принципиально новых приемов, но требует специальных методов сочетания, взаимоадаптации и модификации психотехник, надстраивающихся над психотехническим массивом.

Реализация психотехнической методики включает в себя три компонента:

- нормативную, изложенную в том или ином языке методическую последовательность приемов, представляющую собой психотехническую интерпретацию психонетической задачи;

- организатора психотехнической процедуры, фиксирующего прохождение заданных этапов на основе соответствия внешним критериям, не вполне точно называемых "объективными", и оказывающего методическую и иную поддержку оператору;

- оператора, непосредственно производящего целенаправленные изменения в собственной психической системе и опирающегося на систему субъективных критериев правильности выполнения предписанных приемов

6.0.2. Изложенная в тексте психотехническая методика состоит из перечня методических шагов и приемов, описание которых включает в себя:

- формулировку конкретной задачи данного шага;

- предписание определенных действий для оператора, включающее действующее начало приема (индивидуальная воля, фармакологические средства, сенсорная стимуляция, стимулирующая среда и т.д.), опорные точки приема (исходные и проектируемые переживания, фиксация субъективных параметров и т.д.);

- конкретные действия, которые должен произвести оператор в рамках приема;

- субъективные и объективные критерии успешности проведения приема;

- субъективные и объективные критерии уклонения оператора от заданной траектории и приемы коррекции;

- критерии готовности перехода к следующему методическому шагу.

Методика проводится на реальном контингенте и потому должна включать в себя своего рода технику безопасности. Любой интенсивный прием чреват негативными эксцессами. Перечень возможных эксцессов, их феноменология, возможные последствия и способы их устранения прилагаются к методике.

6.0.3. Психонетическая задача может потребовать для своего осуществления либо использования актуально существующих психических структур, либо их развитие, дифференцировку и специализацию в соответствие с задачей, либо формирования новых структур, ранее не содержавшихся в психической системе оператора. Конкретная форма этого процесса, отбор необходимых приемов, способы их сопряжения определяются помимо требования задачи и своего рода стилистикой методики.

6.0.3.1. При всей сложности четкого определения понятия "стилистики", каждому специалисту, профессионально занимающемуся проблемами психотехники, очевидно наличие или отсутствие в методической последовательности стилистического единства. Какие-то приемы вписываются в общую ткань методики, какие-то, при формальном соответствии задаче, остаются ей чуждыми. Сочетаемость приемов в методике подобно сочетаемости цветов в одежде. "Методический иммунитет" правильно построенной методики обеспечивается последовательным выводом приемов из исходного методического ядра. В этом случае в каждом методическом блоке отражены и представлены и все остальные блоки.

6.0.4. В психотехническом обеспечении нашей психонетической задачи мы должны выделять четыре основных блока:

- формирование основного инструмента внутренней работы - техника управления вниманием и преобразования психических содержаний;

- осуществление содержательной части работы - работа с формально-смысловыми соответствиями;

- энергетическое обеспечение выполнения психотехнических приемов;

- развитие рефлексии и рефлексивное управление психическими процессами.

6.1. Техника управления вниманием. Как уже не раз отмечалось, теоретические конструкции нас интересуют только с точки зрения технологических потенций. Из всех многочисленных трактовок внимания мы остановимся только на той, которая дает возможность построить непротиворечивую и стилистически совместимую с другими аспектами решения поставленной задачи технику, в которой внимание рассматривается как процесс выделения фигуры из фона и ее удержание. Эта трактовка позволяет ввести новые компоненты в ЛПС-ЛЗС, привязанные к конкретным приемам управления психическими содержаниями, а также привести теоретические конструкции психологии в соответствие со строением психотехнических методик. В частности, противопоставление "фигура-фон" дает возможность отождествив фигуру ЛЗС и форму-носитель ЛПС с "фигурой" теоретической психологии, выделить особый компонент в ЛЗС - фон, играющий свою самостоятельную знаковую роль. Этот концептуальный прием и трактовка внимания как активного процесса, формирующего и удерживающего образы, позволяет ввести два полярных тренировочных процесса - концентрацию внимания, выделяющую, воспроизводящую и удерживающую в поле осознания заданную фигуру и деконцентрацию, распределение внимания, превращающую все поле восприятия в однородный фон.

6.1.1. Если внимание рассматривается как процесс выделения и удержания заданной фигуры, то естественным критерием силы концентрации внимания (KB) становится длительность удержания выделенной фигуры. Второй дополнительный критерий - преодоление сил в поле восприятия, препятствующих сохранению выделенной фигуры.

6.1.1.1. Упражнения этого типа были разработаны для решения специальных задач в 1983-1988 гг. В качестве визуального объекта для длительного удержания внимания использовались либо альтернативные версии образов, возникающих на визуальных фигурах типа куба Неккера (рис. 6.1.),

Рис. 6.1. Куб Неккера.

либо производилось целенаправленное выделение заданных фигур из визуальной среды, составленной из однородных элементов (рис. 6.2.).

Рис. 6.2. Выделение различных фигур из визуальной среды, составленной из однородных элементов.

Выполнения этих упражнений дает оператору возможность проконтролировать реальность KB, используя в качестве критерия время удержания по сравнению с контрольным. Индивидуальная ритмика частоты обращения альтернативных образов варьирует в больших пределах - от нескольких десятков до 1-2 раза в минуту. Однако за пределами индивидуальной частоты усилия по удержанию заданного образа у разных людей соизмеримы. Подавление обращений представляет собой, по сути дела, подавление колебаний внимания. Однако то, что значимо для оператора, еще не очевидно для организатора психотехнической процедуры.

6.1.1.2. Объективный критерий эффективности выполнения упражнения на длительную KB вводится в следующей серии упражнений. Обучаемым предлагается на экране монитора динамическая картина, составленная из хаотически перемещающихся 10-12 идентичных геометрических фигур (рис. 6.3.).

Рис. 6.3. Упражнение по длительной концентрации и деконцентрации внимания.

Задача для испытуемых - длительное удержание внимания на одной (в более сложных вариантах - на 2-3-х) из них. По прошествии определенного времени, увеличивающегося от серии к серии, обучаемому предлагается указать среди множества фигур заданную. Очевидно, что такое опознание возможно лишь при условии длительного непрерывного удержания внимания на ней.

6.1.1.3.Эти две версии упражнений базируются на одном и том же феномене - ритмических колебаниях внимания, неустранимых в естественных условиях. Задачей упражнений является не подавление этих колебаний, а повышение базового уровня, от которого ведется отсчет размаха колебаний (рис. 6.4.).

Рис. 6.4. Периоды удержания внимания на заданном объекте до и после упражнения.

Упражнения идентичны по своим результатам, поскольку они зависят от повышения этого базового уровня. Если это происходит, то длительность удержания фигуры от обращения и длительность сохранения внимания на движущейся фигуре зависят только от длительности поддержания повышенного базового уровня внимания.

6.1.1.4. Повышение базового уровня внимания может осуществляться тремя способами:

- за счет создания повышенной мотивации (негативной или позитивной) сохранения заданной фигуры, что обеспечивает спонтанный приток энергии к ней;

- целенаправленной энергетизацией фигуры;

- созданием в ЛПС образной структуры, обеспечивающей действие в ЛПС перцептивных сил, формирующих и сохраняющих фигуру с проекцией этой структуры на поле восприятия.

6.1.1.5. Напомним, что введение дополнительных конструкций типа "базового уровня внимания" осуществляется нами вне зависимости от того, соответствуют ли эти конструкции каким-либо психологическим реалиям. Их назначение сугубо технологическое.

6.1.1.6. Вторым критерием силы KB являются усилия по формированию целостной фигуры. В поле восприятия действуют перцептивные силы, обеспечивающие спонтанное формирование целостных фигур на основе известных законов, сформулированных в рамках гештальт-психологии (близости, однородности, прегнантности и т.д.). Целостная фигура может быть сформирована и при относительной невыраженности перцептивных сил - в этом случае требуются Целенаправленные усилия по ее удержанию. Наконец, фигура может быть создана за счет волевых усилий вопреки действию перцептивных сил.

Понятно, что усилия оператора в этих трех случаях различны, а следовательно, и различна работа, производимая психической системой. Поскольку энергетические ресурсы, обеспечивающие работу внимания, ограничены, длительность удержания сформированной фигуры для данного оператора будет обратна усилиям по ее сохранению. Это дает возможность построения ряда фигур, ранжированных по степени усилий, необходимых для их построения и удержания (рис. 6.5.).

Рис. 6.5. Вычленение фигур разного ранга сложности из организованного визуального фона. (I, 2,3,4 - ранги сложности фигур.)

6.1.1.7. Можно построить условную кривую, отражающую тип зависимости времени удержания фигуры от ранга ее сложности (рис. 6.6.).

Рис. 6.6. Зависимость времени удержания фигуры от ранга ее сложности до (кривая 1) и после (кривая 2) упражнений.

Цель упражнений по повышению базового уровня внимания считается достигнутой, если кривая обретает вид, подобный изображенному на рисунке.

6.1.2. Деконцентрация внимания (дКВ) обратна концентрации и может быть истолкована как процесс разрушения фигур в поле восприятия и превращения всего поля восприятия в однородный (в смысле невыделяемости из него отдельных элементов, которые могли бы быть перцептивно истолкованы как фигуры) фон. В условиях той культуры, в которой мы живем, процессы KB являются повседневными и необходимыми для выполнения профессиональных обязанностей, а потому регулярно тренируемыми в процессе социально обусловленной деятельности, в отличие от дКВ, не являющейся предметом таких тренирующих усилий. Кроме того, согласно системной концепции В.Шевченко, представляющей собой теоретико-системную параллель разбираемых нами технологических построений (см. более подробный разбор в 8.1.3.) естественным направлением эволюции систем считается нарастающая дифференциация и специализация подсистем и их элементов, что в применении к полю восприятия, рассматриваемому как система, означает прогрессирующее выделение стремящихся в обособлению частей, т.е. их выделению из фона.

Таким образом, процесс образования и выделения из фона фигур спонтанен и необходимы определенные усилия по его подавлению. Работа дКВ направлена против спонтанных процессов и требует специальных, более изощренных приемов, нежели приемы КВ. Критерии силы дКВ, однако, аналогичны таковым при оценке KB - длительность времени подавления процесса спонтанного формирования фигур и преодоление работы перцептивных сил, формирующих гештальт.

6.1.2.1. Деконцентрация представляет собой равномерное распределение внимания по всему перцептивному полю, в нашем случае - по визуальному полю. Приемы, провоцирующие дКВ, используют в качестве начального звена спонтанные переживания дКВ, возникающие в двух ситуациях - при попытках использования для восприятия периферийных частей поля зрения, для которых характерны восприятия именно фонового типа и при попытках одновременно сосредоточения внимания на 5 - 9 объектах, ведущих к возникновению кратковременных интервалов дКВ. Этим определяются формы упражнений, направленных на обретение устойчивых навыков дКВ.

6.1.2.2. В качестве учебного визуального поля используются поля с различной степенью визуальной организации, способствующих появлению перцептивных сил, ведущих к формированию гештальтов. Поля ранжируются в зависимости от выраженности этих сил. Упражнения начинаются с равномерного распределения внимания по периферии поля зрения, что создает инерцию процессов дКВ, которые должны захватывать все поле зрения, в т.ч. и его центральную часть. Поскольку начинающие операторы как правило не располагают опытом дКВ, инструкция типа "Распределить внимание по периферии поля зрения" может остаться невыполнимой. Состояния близкие к дКВ провоцируются обычно попыткой сосредоточить внимание одновременно на четырех точках периферии - сверху, снизу, справа и слева. Когда это происходит, зона внимания спонтанно распространяется на всю периферию и требуется лишь дополнительное волевое усилие, чтобы распространить его на центральные области.

6.1.2.3. Субъективные критерии успешности дКВ обратны таковым при KB - длительность удержания поля зрения от формирования в нем фигур-гештальтов. Длительность сохранения дКВ обратна степени организации визуального поля. При правильном выполнении дКВ, когда визуальное поле трансформируется в однородный фон на длительное время, у операторов часто возникает специфическое переживание, напоминающее медитативные состояния сознания. При возникновении этого состояния дКВ поддерживается без волевых усилий в течение значимого интервала времени - до нескольких десятков минут.

6.1.2.3.1. Следует различать два вида дКВ - сопровождающееся отрешенностью от внешнего мира и повышенной включенностью в него. Субъективно они различаются по уровню психического тонуса -сниженного в первом случае и резко повышенного во втором.

6.1.2.4. Объективную оценку степени дКВ произвести труднее, чем КВ. Критерием здесь является повышение эффективности выполнения заданий, требующих высоких характеристик распределяемости внимания. " качестве ведущего упражнения, позволяющего одновременно развивать

1

5

9

16

13

9

23

22

13

19

22

4

6

11

3

15

2

8

15

5

18

17

12

18

12

24

20

17

25

3

20

1

4

23

6

7

10

8

16

24

21

10

11

19

2

14

7

21

14

1 24 2 23 ……………..………..25 1*


( * последовательность просчета.)

Рис. 6.7. Таблица Шульте-Горбова.

12

8

9

16

18

24

23

22

9

20

1

25

17

2

11

24

11

8

5

25

21

21

5

25

7

3

14

12

5

14

12

16

11

17

14

1

2

19

19

2

24

6

7

18

3

16

15

23

7

5

3

11

17

25

9

15

10

22

2

23

9

6

13

20

4

19

24

13

22

16

6

13

15

21

17

4

15

21

23

10

19

13

1

10

4

18

4

12

14

1

22

18

8

10

20

8

20

6

3

7

1 25 12 1 2 24 13 25……………………….25 1 25 13*

(*последовательность просчета.)

Рис. 6.8. Четырёхцветная таблица.

навыки дКВ, субъективно прослеживать феномены, сопровождающие углубление дКВ и получать оценку степени дКВ, нами использовалась модифицированная процедура просчета двухцветной числовой таблицы по методике Шульте-Горбова (рис. 6.6.), разработанной в свое время для нужд авиакосмической медицины.

Обучаемым предъявляется числовая таблица из 49 ячеек, заполненная в случайном порядке красными числами от 1 до 25 и черными от 1 до 24 и предлагается произвести последовательный просчет одновременно двух последовательностей - красных в порядке возрастания от 1 до 25 и черных в порядке убывания от 24 до 1, попеременно показывая места нахождения чисел красной и черной последовательностей. В обычных условиях скорость просчета для данного обучаемого является постоянной величиной лишь медленно поддающейся тренировке.

При использовании этого упражнения для формирования дКВ оператор вначале равномерно распределяет внимание по всей таблице, начиная с ее периферии и постепенно охватывая ее целиком, подавляя спонтанное появление из общего фона отдельных чисел. При этом на уровне субъективной феноменологии процесс дКВ проходит две фазы: на первой исчезают цветовые различия, а на второй числа перестают различаться как раздельные фигуры, превращаясь в однородный фон, составленный из их фрагментов. После стабилизации восприятия таблицы как чистого фона задание произвести просчет чисел выполняется иначе, чем в обычном состоянии, когда испытуемый производит поиск чисел перемещая фокус взора и привязанный к нему локус внимания по всему полю таблицы и выискивая нужное число.

В том случае, если дКВ достигнута, взор стабилизируется. Перемещение взора в начальной стадии как правило (за исключением специальных приемов) разрушает дКВ. При стабилизированном взоре таблица воспринимается одновременно во всех своих элементах и при выполнении задания происходит не поиск с перебором чисел, а непосредственное опознание числа с выделением его в качестве фигуры из фона. При этом на начальных этапах тренировки скорость просчета снижается, но затем резко повышается. В наших экспериментах наблюдалось увеличение скорости просчета в среднем на 38% (средние данные по массиву ста испытуемых) с эксцессами увеличения скорости в 2,4 раза.

Следует отметить, что результаты весьма вариативны в зависимости от профессионального состава контингента испытуемых, их мотивации и выбранного методического варианта.

Более сложный, но и более показательный вариант того же упражнения осуществляется на четырехцветной 100-клеточной таблице (10х10), специально разработанной для этих целей (рис.6.7.). Здесь производится одновременный просчет четырех последовательностей (возрастающей, убывающей, сходящейся и расходящейся). Без специальной тренировки это задание крайне редко удается довести до конца, в то время как при дКВ оно выполняется большинством испытуемых (65-70%) с высокой скоростью.

6.1.3. После того, как KB и дКВ отработаны в раздельных упражнениях, обучаемые начинают сочетать их для построения более сложных конструкций внимания. От KB дальнейшая линия упражнений ведет к формированию, удержанию и преобразованию визуальных эйдетических образов, трактуемых как формы-носители. Высокая степень концентрации внимания необходима для выделения, фиксации СИ и последующего удержания его при преобразовании форм-носителей. На основе работы с дКВ формируются навыки восприятия и сворачивания сред, их различения и использования как значимого фона при проведении форм-носителей по НМ-линиям, порождения элементов заданных сред. Взаимопереходы КВ-дКВ являются базой для развития рефлексии, а формирование сложных сочетаний KB и дКВ в пределах ЛПС становятся основой для управления "сгущениями" семантической энергии.

6.1.3.1 Выведением основных линий психотехнической работы из методик КВ-дКВ обеспечивается методическое и стилистическое единство психотехнического обеспечения психонетической задачи.

6.2. Формирование управляемых эйдетических образов. Как известно, эйдетические способности варьируют от полной невозможности формирования зрительных представлений до отчетливых детализированных картин, легко возникающих в зрительном поле при закрытых глазах. Обе крайности создают трудности при управлении преобразованиями форм-носителей - из-за неподатливости образов в первом случае и спонтанной подвижности во втором. Так или иначе, но требуется специальная техника, чтобы придать эйдетическим образам два качества - яркость и устойчивость и управляемость со стороны семантических инвариантов.

6.2.1. Существует три крупных совокупности методов, позволяющих вызвать интенсивные визуальные образы: психофармакологические; методы, основанные на различных техниках дыхания; состояния глубокой релаксации, объединяемые понятием второй ступени аутогенной тренировки.

6.2.1.1. Спектр психофармакологических средств чрезвычайно широк - от ЛСД, мескалина, псилоцибина и др. психотомиметиков, вызывающих интенсивное вторжение в сознание бессознательных содержаний, облеченных в яркую образную форму, до психостимуляторов амфетаминового ряда. Спектр индивидуальных реакций на фармакологические стимулы также весьма широк и если организатор процедуры идет по этому пути, он должен произвести трудоемкий процесс подбора наиболее эффективных препаратов для данного оператора. С нашей точки зрения психофармакологические стимулы представляют интерес на стадии развития навыков рефлексии и управления образным потокам в измененных состояния сознания, т.е. уже после прохождения начального цикла формирования ЛПС-ЛЗС и построенного на их основе языка.

6.2.1.2. Дыхательные методики, ведущие свою родословную от голотропного дыхания представляются более естественными и облегчающими сознательный контроль по сравнению с психотропными препаратами. Наиболее распространенные формы дыхательных методик нацелены, правда, на цели, отличающиеся от психонетических. Обычно речь идет о специфических формах терапии и личностной трансформации. Помимо того, что эти методы способны вызывать яркие образы, они при определенных условиях способствуют резкому повышению психического тонуса участников процедур. Опыт, пережитый в этих состояниях в сочетании с модифицированными методами АТ-2 может быть перенесен и на состояния, в которых проводится психонетическая работа.

6.2.1.3. Глубокое аутогенное погружение с формированием заданных образов представляется наиболее мягкой и подконтрольной на начальных этапах формой работы с визуальными образами. Методики, естественно, модифицируются для нужд нашей задачи. В первую очередь, в методику вводятся операции KB и дКВ по отношению к формируемым в состоянии глубокой релаксации образам. В этих состояниях можно резко усилить восприятия фона, на котором возникают образы, усиливая тем самым результаты дКВ. С другой стороны, перенос навыков состояния KB, ранее полученных на объектах восприятия, придает образам управляемый характер. KB и дКВ в состоянии глубокой релаксации могут эффективно использоваться и на стадии установления управляющей связи с образами со стороны семантических инвариантов.

6.3. Работа с формально-смысловыми соответствиями. В обычных условиях жизни формально-чувственный и смысловой компоненты визуальных образов, как правило, тесно слиты и нераздельны. При этом для изменения семантического компонента преобразуют формальный. Т.о., формальная составляющая образа оказывается как бы ведущей, оперирование формой является источником смыслообразований. Так происходит на уровне технологической культуры. Смыслы, подчиняющие себя психические формы появляются лишь при вторжении в сознание архетипов коллективного бессознательного и мистических откровениях. Современные технологии, будучи наиболее удаленной от духовного полюса сферой человеческой деятельности, последовательно проводят принцип примата формы над смысловыми содержаниями вплоть до формализации наиболее тонких слоев мыследеятельности. Можно сказать, что вектор развития психонетики противоположен вектору современных технологий и направлен на придание управляющих функций в формально-семантических комплексах, каковыми являются любые облеченные в чувственную ткань психические содержания, семантической составляющей.

6.3.1. Специальные приемы фиксации чистых смыслов без опоры на чувственные формы не сложились в современной культуре и требуют специальной разработки. Их основой могут быть навыки KB, выработанные в рамках разобранной в п.п.6.1.1. техники с использованием двусмысленных изображений. В усилии по удержанию заданной версии обратимых фигур неявно присутствует момент фиксации семантического компонента, соответствующего этой версии. Других опор для решения этой задачи нет. Поэтому в навыке KB уже содержится зародыш навыка выделения семантической составляющей и придания ей активных функций.

6.3.2. Семантический компонент активизируется при выполнении заданий, требующих изменения активностных отношений между компонентами. Для этой цели могут введены два типа упражнений -дискретные акты опознания и передачи семантических инвариантов как таковых безотносительно к используемым формам-носителям и построение последовательности дискретных актов установления формальных соответствий заданному инварианту при проведении его по НМ-линиям через различные среды проявления. Эти упражнения являются базовыми для построения групповой ЛЗС и формирования непрерывных НМ-линий.

6.3.2.1. Как уже отмечалось в п.5.1., субъективный опыт расслоения слитного формально-семантического комплекса может быть получен при необходимости изменения формально-семантических соответствий, характерных для естественной для оператора траектории. В этом случае оператор должен быть поставлен перед фактом наличия иных траекторий НМ-линий, идущих от данного СИ через те же среды проявления. НМ-линии, спонтанно сложившиеся у других людей и детерминируемые их индивидуальными семантическими полями, являются первым примером такого отличия. Отсюда проистекает и тип психотехнических упражнений.

Обучаемому предлагается передать партнеру сообщение о выборе одного из 10-12 слов, список которых передается им обоим в рамках обучающей процедуры. Слово можно передать, используя для построения визуального эквивалента понятия ограниченный набор цветных геометрических фигур. Партнер должен опознать слово по переданному изображению. Во избежание формирования условного формального кода набор визуальных стимулов постоянно изменяется. Регулярное опознание возможно лишь в том случае, когда НМ-линий принимающего уподобляются НМ-линиям передающего сообщение. Взаимообмен такими визуальными сообщениями и, как следствие этого, прямой опыт наличия различных кодировок СИ в одной и той же визуальной среде, ведут к "расклейке" составляющих образа. При достижении этой "расклейки" интенсивная KB изолирует семантическую составляющую и фиксирует ее в строящейся ЛПС в течение длительного времени.

Более сложной является вторая фаза этих упражнений. Обучаемый должен не только построить визуальный эквивалент заданного слова, но и воссоздать изображение, которое даст его партнер. Успех при выполнении данного задания означает, что обучаемый овладел техникой построения НМ-линий, альтернативных его спонтанным построениям.

Упражнения могут проводиться и в режиме обмена композициями, составленными из набора заданных элементов, и в режиме компьютерной игры. Последний вариант неизмеримо эффективнее и по скорости обучения, и по возможности коррекции процесса овладения навыком. Этот вариант реализован в виде компьютерной развивающей игры "Пигмалион-1", разработанной в центре "Перспективные исследования и разработки" в 1992 г.

6.3.2.2.Описанные выше упражнения дополняются заданием построения изображений, отражающих заданное слово в различных визуальных средах. При этом используются:

- режимы раздельного построения НМ-линий с последующим согласованием и построением общегрупповой системы НМ-линий;

- чередование партнеров при построении общей НМ-линий;

- передача партнеру результатов построения формы-носителя в одной из сред для опознания исходной формы.

В своей совокупности эти упражнения достаточны для построения групповой ЛПС, однако на первой стадии работы они интересны тем, что позволяют разделить семантический и формальный компоненты и при последующей работе произвести обращение активностных отношений между ними.

6.3.3. Прямой опыт "расклейки" семантической и формальной составляющей образа позволяет сместить KB с формальной составляющей на семантическую. Поскольку KB в предыдущих упражнениях трактовалась как длительное удержание фигуры от распада на фрагменты или растворения в фоне, KB на семантическом компоненте будет означать длительное удержание данного семантического инварианта. Результатами этого являются резкое повышение эффективности KB на визуальных объектах за счет дополнительного формирующего воздействия и возможность управления процессом формирования визуальных образов, соответствующих заданному СИ. Контроль реальности KB на СИ и передачи семантическому компоненту управляющих функций осуществляется в ходе упражнений, бегло очерченных в п.5.2.

6.3.3.1. Обучаемому предлагаются для запоминания и последующего воспроизведения цветные мозаики с числом элементов не менее двадцати-тридцати, которые располагаются в случайном порядке. Экспозиция мозаики должна быть достаточно краткой для того, чтобы избежать осознанного или неосознанного использования мнемотехнических приемов, но в то же время обеспечивать возможность гештальтизации. Как показывает опыт, начальное время экспозиции, достаточное для гештальтизации, составляет около 30 сек., при этом в последующих сериях оно постепенно сокращается до 5 сек. После прекращения экспозиции внимание удерживает только семантическую составляющую, которая и служит критерием воспроизведения изображения. Воспроизведение целесообразно на начальных стадиях производить как опознание отдельных фрагментов мозаики, сверяясь с чувством соответствия или несоответствия актуализированного семантического компонента вариантам заполнения мозаики. Этот критерий соответствия является фактором поддержания устойчивости KB на семантическом компоненте.

6.3.3.2. Интроекция и воспроизведение сложной мозаичной фигуры представляет собой процесс, сочетающий в себе в разных соотношениях два полярных механизма - KB и дКВ. Для успешности выполнения конкретного задания на опознание сложной визуальной фигуры соотношение KB и дКВ не имеет никакого значения, но, поскольку от описанного упражнения идут две различные психотехнические линии, эти механизмы и результаты их работы должны быть разнесены.

Семантический компонент может переживаться как точечный семантический инвариант, либо как диффузное протяженное смысловое поле. При этом СИ является "продуктом" KB, а смысловое поле - дКВ. В зависимости от того, как формируется восприятие смыслового компонента - на основе KB или дКВ - мы получим либо СИ, либо смысловое поле (СП).

6.3.3.2.1.СИ переживается как некий специфический объект внутри психической системы оператора. Он конкретен и связан с конкретными визуализируемыми вариациями форм-носителей, с образами, которые являются частью, элементом ЛПС и потому воспринимаются как нечто малое по отношению к индивидуальной психической системе. Это субъективное переживание соотносит СИ с процессом KB, задающим направление преобразования семантической составляющей в сторону формирования СИ. В самом деле, KB, выделяя малую часть поля восприятия и фиксируя ее, оставляет в поле внимания один объект, воспринимаемый как неделимое целое и тем самым ведет к доминированию унитарной составляющей восприятия, т.е., в пределе, к СИ.

6.3.3.2.2. ДКВ же, в силу направленности на охват всего фона, выводит на переживание окружающей среды, находящейся вне психической системы оператора. Фон, из которого выделяются различные внутрипсихические содержания , перерастает в фон, из которого выделена сама психическая система. Семантический компонент восприятия внешней, т.е. окружающей среды уже не может быть ассоциирован с точкой. Он так же целостен, нерасчленим и прост, но переживается как некая протяженность. Этот протяженный семантический компонент и является смысловым полем. СП, т.о., представляет собой характеристику среды. В особых случаях, когда задается ограниченная среда, составленная из конечного и обозреваемого числа элементов, эта среда переживается как находящаяся внутри психической системы. В этом случае ограниченная среда субъективно отличается от формально совпадающего с ней объекта именно наличием семантического компонента в виде СП, а не СИ.

Процедурные различия дКВ и KB при выделении семантического компонента придают объекту работы либо значение локального объекта, либо ограниченной среды. Перенося акцент на дКВ при работе с мозаичной фигурой, мы получаем начальное звено линии, ведущей к выделению СП.

6.3.3.3. Фон, в который превращается поле восприятия в состоянии дКВ, представляется однородным, неразложимым ни на элементы, ни на отдельные признаки, сплошным образованием, но образованием со своей определенностью. Определенность придается не формальным компонентом, поскольку нет процедуры, позволяющей произвести формальное сравнение между фонами, в которые превращаются различные перцептивные паттерны, а семантическим компонентом -смысловым полем. Для выделения и прагматического использования СП могут использоваться различные психотехники. Мы выделим только те, которые соответствуют стилистике строящейся методики.

6.3.3.3.1. Упражнения представляют собой модификацию упражнений типа "движущихся точек", разобранных в 6.1.1.2. Обучаемому предъявляются на экране монитора 5-7 идентичных точек, которым условно присваиваются "имена" (номера, цвета). Точки при их формальной идентичности различаются только "именами", т.е. только своей семантической составляющей. После того, как установится четкое соответствие между точками и их "именами", начинается хаотическое перемещение точек на экране в течение 0,5-5 мин. и затем обучаемому предлагается восстановить "имена" выстроившихся в новом порядке точек. Эта задача непосильна для оператора при попытках непосредственного слежения за точками. Для ее выполнения обучаемый должен произвести равномерное распределение внимания по всему полю монитора и сохранять состояние дКВ в течение всего времени движения точек. При дКВ внимание не фокусируется избирательно на какой-либо одной или нескольких точках. Воспринимается вся конфигурация точек в целом. Внимание не искажает картину произвольным выделением той или иной формы, освобождая семантическую составляющую от управляющего контроля формальной. С точки зрения оператора, находящегося в состоянии достаточно глубокой дКВ перемещаются не формы (точки), а различающиеся смыслы. В начале серии упражнений этот факт не осознается, но специальные процедуры позволяют вывести различения фигур в осознание. Для этого могут быть использованы различные психотехники, способствующие резкому снижению спонтанной психической активности при сохранении высокого уровня бодрствования. Формируемое состояние облегчает воспроизведение следов неосознанных восприятий.

Восстановление "имени" точек проходит две фазы. Первая фаза представляет собой перенос переживания фона как чисто пространственной характеристики на весь процесс перемещения точек, развернувшийся во времени. Подобно тому, как развернутая во времени мелодия воспринимается как единое и определенное целое, так же воспроизводится и вся динамика взаимного перемещения. На этой фазе обучаемый нуждается в подсказке и регулярной коррекции его усилий, направленной на его движение к доминированию в фоновых переживаниях смыслового поля. От этой фазы идет самостоятельная линия психотехнических упражнений, направленных на перенос слитного переживания фона как смыслового поля на иные среды, в том числе и абстрактные, задающиеся тем или иным правилом.

Вторая фаза использует критерий соответствия для выявления "имени" точки подобно тому, как это описано в п. 6.3.3.1. Сопоставление "имени" и конкретной точки дает либо переживание соответствия, либо рассогласования. Чувство рассогласования, несоответствия, как правило, субъективно гораздо выраженное чувства соответствия, и потому является первой опорной точкой, с которой начинается формирование механизма оперирования чисто семантическими составляющими безотносительно к наличию или степени выраженности формальной составляющей образа.

6.3.3.3.2. После закрепления обеих фаз описанного упражнения опознание точек редуцируется до непосредственного выделения точки из общего деконцентративного фона при воспроизведении в сознании "имени" с установкой на поиск соответствующей точки. Нужная точка выделяется из общего фона подобно тому, как в начальных упражнениях по дКВ выделялось нужное число из превращенных в фон дву- или четырехцветных таблиц (п. 6.1.2.4.). С этого момента мы можем говорить о начале формирования механизма целенаправленного управления формальной составляющей со стороны семантической.

6.3.4. Описанные упражнения по мере усложнения и увеличения длительности формируют новую ЛПС. Доразвитие и дифференцировка актуально существующих процессов KB, развитие из ранее существовавших зачатков дКВ, выделение в качестве самостоятельной реальности семантического компонента образа объекта и среды, придание активной роли семантической составляющей создают предпосылки для построения новой психической функции.

6.4. Формирование рефлексивного пространства. О рефлексии как психонетическом инструменте мы можем говорить лишь в том случае, когда она надстраивается над всеми прочими психическими процессами и содержаниями, за исключением спонтанной организованной активности, т.е. воли, в соединении с которой она образует метапсихическую инстанцию, будучи одновременно и внутрипсихическим действующим агентом, и вынесенным за пределы психической системы организатором психических процессов. Но для того, чтобы стать такой инстанцией, и рефлексия, и воля должны быть актуализированы.

6.4.1. Рефлексия является наблюдением. Обычно наблюдение у нас отождествляется с вниманием, но рефлексия не тождественна вниманию. Внимание - как бы "представитель" рефлексии в целостной психической системе и, будучи элементом такой системы, не может не вносить в ходе изменения своих характеристик соотнесенные с ними изменения других элементов. Внимание организует, формирует и преобразует свой объект, в то время как рефлексия представляет собой чистое наблюдение над всеми содержаниями сознания, в том числе и над процессами внимания, не вносящее никаких изменений в психическую систему и ее составляющие. Именно поэтому мы говорим о рефлексии как метапсихической инстанции.

6.4.2. Поскольку рефлексия надстраивается над всеми психическими содержаниями, упражнения, направленные на ее развитие, надстраиваются над упражнениями, развивающими и формирующими психические функции и механизмы.

Первым инструментом формирования новой ЛПС является внимание, выделяющее, рафинирующее, комбинирующее психические функции и механизмы. В дальнейшем именно внимание становится главным инструментом осуществления психонетических процедур.

Поскольку внимание является изменяющим работу психической системы наблюдением, т.e., тем механизмом, который при недостаточно корректной работе может замещать собой рефлексию, затрудняя тем самым построение рефлексивной инстанции, целесообразно в качестве первых упражнений избрать рефлексивную надстройку над психотехническими упражнениями по управлению вниманием.

6.4.2.1. Работа с двумя состояниями внимания - KB и дКВ и управляемым переходом от одного состояния к другому позволяет с самого начала отделить рефлексивное наблюдение от внимания. Обучаемым предлагается на базе освоенных ими упражнений по управляемому переходу от KB к дКВ произвести ряд упражнений (постоянное расширение зоны внимания, сочетание дКВ в одной части поля зрения с KB на объекте, расположенном в другой части, стандартные упражнения по дКВ, переход от дКВ к KB и наоборот по команде и т.д.) в сочетании с наблюдением за динамикой внимания. Наблюдение динамики перехода - расширение зоны внимания, "сгущения" внимания вокруг прегнантных фигур, разрывы "поля" внимания, распространение зоны внимания по всему полю зрения и его разрушение, "сгущение" внимания вокруг движущихся элементов и т.д. позволяют выделить тот зачаток рефлексии, из которого должно развиться метапсихическое образование.

6.4.2.2. Следует с самого начала четко разграничить рефлексию и оценивающие функции. Операторы, как правило, в начале обучения не обладают опытом рефлексивных переживаний и примешивают в рефлексивное наблюдение эмоциональные и мыслительные оценки. Тенденция подменять собственно рефлексивный процесс в чистом виде его отражениями в функциях мышления и др. должна быть подавлена в самом начале. Задача облегчается предшествующим опытом выделения и использования семантической составляющей образа. Опыт чисто семантических переживаний без опоры на формальные соответствия безусловно помогает в определении чисто рефлексивной позиции, но и он не снимает основных трудностей. Это самый сложный этап в развитии рефлексии, поскольку внешних критериев для оценки правильности выполнения упражнений нет. Опытный инструктор по описаниям-самоотчетам испытуемых может понять о чем идет речь, но формализовать обработку самоотчетов весьма сложно, если не невозможно вообще.

6.4.2.3. С введением регулярных развивающих рефлексию упражнений устанавливается определенная иерархия работы: внимание контролирует психические функции, а рефлексия контролирует внимание, в том числе и модифицирующее воздействие внимания на его объекты.

6.4.3. Второе назначение рефлексии в рамках психонетически ориентированных психотехник заключается в фиксации обычно нерефлектируемых психических содержаний - спонтанно возникающих мыслительных и образных потоков, колебаний фона восприятий, различных фаз реализации волевого акта, динамики измененных состояний сознания, переходов состояний сознания, которые не могут быть зафиксированы без специальных навыков рефлексии, например перехода от бодрствования ко сну. Эти задачи не могут быть решены, если наблюдение ведется из некоторой точки, соотносимой с наблюдаемыми содержаниями. Обычно позиция наблюдателя, "я -наблюдателя", представляется частью (точкой или, реже, небольшим объемом), причем, как правило, центральной частью психической системы. Метафора точки переводит наблюдателя в положение одного из элементов психической системы, что ведет к искажению наблюдаемого. Эта метафора тесно связана с метафорой перспективы с ее неизбежными искажениями наблюдаемого пространства. Метафора точки может быть преодолена лишь метафорой пространства, вмещающего в себя различные содержания и находящегося в равных отношениях со всеми ними. Наблюдаемые явления должны переживаться как находящиеся внутри наблюдателя, в его пространстве.

Рефлексия как метапсихическая инстанция, спроецированная на психическую систему, должна стать пространством, в котором протекают все психические процессы. Тогда переживание "я-точки" либо становится одним из объектов рефлексии, либо "я-точка" превращается в "я-пространство". Подобно тому, как переживание "я-точка" является следствием концентративного процесса, переживание "я-пространство" может быть сформировано в результате особым образом проведенной дКВ. В этом случае внимание равномерно распределяется по всему внутрипсихическому пространству, начиная с точки, отождествляемой с "я". Подробности такой процедуры понятны только при наличии опыта предыдущих упражнений и выстраиваются в диалоге с опытным инструктором.

Все, что касается рефлексии, вообще с трудом поддается однозначному описанию. Трудности изложения этого вопроса очевидны. Неразвитость рефлексии как метапсихической инстанции означает и неразвитость языкового описания рефлективных реалий. Поэтому оформление методик развития рефлексии в виде текста-монолога возможно лишь как перечень названий этапов и имен инструкций, но не как описание конкретной психотехники. Поэтому-то и необходим диалог с инструктором как форма инициации рефлексии. В ходе такого диалога выявляются важные нюансы упражнений, скрывающиеся под оболочкой либо одинаковых, либо парадоксальных слов.

6.4.4. После того, как рефлексивное пространство сформировано, следует принять его в качество синего рода "неподвижной системы" наблюдения. Метафора "неподвижной системы отсчета" позволяет при наблюдении спонтанно протекающих процессов выявить тенденцию вовлечения рефлексии в эти процессы, когда рефлексия вырождается во внимание, привязанное к процессу и управляемое им. В отличие от первичного различения внимания и рефлексии здесь устанавливается понимание иерархической взаимосвязи между ними. Рефлексивное рассмотрение оценочных функций на этом этапе позволяет не только очистить рефлексивное пространство от примесей нерефлексивных процессов, т.е. стабилизировать его, но и соотнести его с психическими функциями в их же плоскости, превращая тем самым рефлексивное пространство в определенную функцию, работа которой несводима к работе юнговских функций.

6.4.4.1. В самим деле, рефлексивное пространство позволяет получать результаты, недостижимые при использовании других психических функций и их комбинаций.

6.4.4.1.1. В стабилизированном рефлексивном пространстве возможно наблюдение и целенаправленная модификация фона, невозможная при опоре на юнговские функции, стремящиеся, наоборот к выделению из фона определенных психических форм. Продукты мышления, ощущения, интуиции, чувствования, фантазии представляют собой законченные ограниченные формы, противопоставленные фону. Фон же сам по себе может быть пережит лишь как реальность, к которой неприменимы ни понятия ограниченности, ни формы-фигуры. Работа любой юнговской функции разрушает фон как таковой и способ, каким она этот фон разрушает определяет ее специфику. Фон же как представитель Хаоса в психической системе только противопоставленфункциям, но не сопоставлен с ними. Рефлексивное пространство, обеспечивая сопоставление вводит фон в число осознанных психических содержании, допускающих конструктивные формы работы с ними.

6.4.4.1.2. Юнговские функции используют при своей работе механизмы внимания, но внимание не становится объектом их работы. Рефлексивное пространство позволяет наблюдать процессы внимания. причем, поскольку внимание погружено в рефлексивное пространство, оно рассматривается как одно из содержаний психической системы, наравне с конкретными восприятиями, образами, эмоциями, оценками, мыслительными операциями.

6.4.4.1.3. В стабилизированном рефлексивном пространстве появляется возможность наблюдать и переходы от одного состояния сознания к другому. Обычно такой переход сопровождается модификацией внимания и разрывом субъективной непрерывности потока сознания. Измененные состояния сознания потому и являются измененными, что предполагают иную организацию формально-чувственной среды, не имеющей точек соприкосновения со средой обычных состояний. Примером может служить переход от бодрствования к "быстрому" или "медленному" сну, т.е. переход в состояние, в котором как правило не представлены ни текущие ситуации с их упорядоченностью во времени, ни целенаправленная деятельность бодрствующего сознания (исключения из этого правила в естественных условиях носят случайный и неуправляемый характер). Разрыв непрерывности потока сознания в этом и других сходных случаях обусловлен тем, что переход от одной среды к другой происходит в условиях отсутствия представленной в сознании объемлющей их метасреды. Рефлексивное пространство и выполняет роль такой метасреды. Это означает, что рефлексивное пространство шире и объемнее любого конкретного состояния сознания. Мы бы могли назвать это пространство фоном, но фоном особого рода - фоном, собравшем в себе всю "материю" сознания психической системы.

Отработка наблюдения переходов состояний сознания усиливает рефлексивное пространство, понимаемое как функция. Рефлексивное пространство связывает между собой ЛПС, которые до работы с рефлексией не соприкасались друг с другом. Критерием сохранения непрерывности потока познания при переходе от одного состояния к другому является возможность использования в измененных состояниях сознания всего объема воспоминаний состояния нормального бодрствования, в том числе воспоминаний о событиях и намерениях, непосредственно предшествовавших переходу в измененные состояния. Проверяемым критерием здесь служит выполнение какого-либо задания (например, построение сложного числового ряда, проведение арифметических расчетов или построение динамического визуального образа), начатого до перехода, продолженного в сформированном состоянии и завершенного после выхода из него.

6.4.5. Поскольку рефлексивное пространство является фоном для других сред, его можно рассматривать как приближение к нулевой среде. Будучи актуализированной, нулевая среда становится частью психической системы, поскольку знание о ее существовании включается в качестве одного из психических содержаний в структуру системы. Рефлексия, сохраняя свой метапсихический характер, порождает внутри психической системы как бы своего представителя - рефлексивное пространство, приобретающее характер психической функции. Психическая система тем самым расширяется, включая в свой состав новые компоненты. Работа рефлексивного пространство отличается по своим результатам от работы других психических функций - оно не влияет на наблюдаемые психические содержания, не модифицирует их, но меняет дальнейшую траекторию психическом системы, привнося в нее новый элемент - знание о ранее не осознававшихся процессах.

6.4.6. Актуаличацин рефлексии и формирования рефлексивного пространства становятся возможными лишь при условии предварительного овладения техникой выделения и изоляции семантической составляющей. Основа рефлексии - переживание своего "я" как актуальной данности. "Я" представляет собой чисто семантическое переживание, которое в обычных условиях легко подавляется другими формально-чувственными переживаниями. Длительное удержание семантической составляющей и придание ей качества активности дает возможность при переносе этой техники на "я"-переживание длительно сохранять рефлексию актуализированной, рефлективное пространство стабильным и тем самым не вовлекаться в психические процессы, основанные на формально-чувственной динамике. Это позволяет оградить психическую систему от внешних нерефлектируемых суггестивных воздействий и создает основу для дальнейшей работы с измененными состояниями сознания.

6.5. Волевое управление психическими процессами. Говоря о воле как метапсихической инстанции мы подразумеваем спонтанную причинно не обусловленную формирующую активность. Воля находится вне психических структур и вне психических содержаний, но формирует их в пределах психической системы. Соотношения воли и проявленных психических содержаний таково же как соотношения между ними и семантическим континуумом. Каждый формирующий волевой акт определенен, но определенность его становится явной лишь при проявлении в формально-чувственных средах. Единичный волевой акт порождается волевым импульсом, который содержит в себе как определенный, "этот" волевой импульс (ВИ), всю определенность семантического инварианта, но, в отличие от последнего, в нем наличествует активность. Активность ВИ означает, что он принципиально процессуален и существует лишь как процесс разворачивали", подобный процессу разворачивания СИ.

6.5.1. Воля относится к числу граничных категорий. Активность как таковая не может быть адекватно воспроизведена в языках, опирающихся на фиксированные знаки и работающих на основе закона достаточного основания. Обычные языки приспособлены для описания реактивных событий, но не активных. В пределах психической системы фиксируются лишь последствия разворачивания волевого импульса и опыт чисто волевого переживания встречается редко. Попытки последовательного описания ВИ ведут к парадоксам и противоречиям.

6.5.2. Волевой импульс не может быть порожден содержаниями психической системы, но моделируется процессом порождения образов.

Этот процесс, трактуемый как внутрипсихическое описание разворачивания волевого импульса, необходим для придания процедуре разворачивания СИ целенаправленного контролируемого и непрерывного характера.

6.5.2.1. В обычных условиях деятельности человек, как правило, не сталкивается с процессом непрерывного изменения образов, соответствующих данному СИ. Однако зачаток такой имеется.Это феномен константности восприятия. Константность образа может рассматриваться как спонтанное преобразование формы носителя в континууме сред, различающихся расположением объекта по отношению к воспринимающему, освещенностью, степенью помех и т.д. Константность ограничивается только участком от М-точки до ST-перехода.

6.5.2.2. Кроме того, определёнными упражнениями может быть индуцировано непрерывное разворачивание СИ на участке от Н-точки до El-перехода.Упражнение строится следующим образом. Испытуемому предлагается отдельными актами сформировать 3-5 различающихся визуальных образа, например, красного квадрата, зеленого круга и синего треугольника. У лиц, освоивших вышеописанные психотехники, это задание не вызывает затруднений.

Формирование образа по команде не дает возможности проследить последовательные фазы его появления. Инициирующим началом здесь служит восприятие слова-команды, по отношению к которой формирование образа реактивно. Процесс визуализации также реактивен и в том случае, когда появлению образа предшествует словесная формулировка, возникшая в самой психической системе. Формирование образа обретает качество активности в том случае, когда выбор визуализуемой фигуры осуществляется в рамках самого же процесса. Для этого обучаемому предлагается произвольно сформировать образ одной из предложенных фигур с измененной по сравнению с эталоном окраской, не прибегая ни к заранее заготовленной последовательности, ни к предварительной формулировке в словах, ни к какой-либо процедуре, принудительно задающей выбор образа. Упражнение осуществляется под контролем и в диалоге с инструктором, хорошо знающим все ошибочные отождествления, которые могут возникать в ходе процедуры.

Сталкиваясь с инструкцией не прибегать к словесной, образной или какой-либо иной внешней по отношению к процессу визуализации формулировке выбора образа и вместе с тем осуществляя его с полным осознанием (что возможно лишь в том случае, когда процесс происходит в стабилизированном рефлексивном пространстве), обучаемый вынужден проследить все фазы формирования образа по направлению к исходному акту выбора, т.е. к волевому импульсу. Его задачей является остановка процесса визуализации на самой ранней из зафиксированных фаз.

Поскольку зафиксированная фаза проистекает из предыдущей. обучаемый, используя рефлексивное наблюдение, должен ее уловить. Так продолжается до тех нор, пока не улавливается волевой импульс в чистом виде, располагающийся в зоне, соответствующей семантическому континууму. Это означает, что обучаемый должен пройти часть отрезка МН-линии от El-перехода до Н-точки.

Обычно появлению образа или слова, его обозначающего, предшествует некое неопределенное напряжение в теле. Эти неопределенности, тем не менее, субъективно различаются в зависимости от того, какой образ визуа.чизируется. Неопределенному напряжению, соответствующему участку аморфной среды, предшествует зона чисто семантических переживаний. Различие исходных ВИ, порождающих различающиеся образы, не может быть описано, поскольку все их свойства присутствуют в них в свернутом виде. Эти различия фиксируются обучаемыми, прошедшими предыдущие этапы подготовки. ВИ представляют собой семантические инварианты, соединенные с волевым началом. В них присутствует момент необусловленного внешней причиной выбора и потенция разворачивания.

6.5.2.3. Непрерывность, достигнутая в ходе описанной процедуры при движении по МН-линии к семантическому континууму переносится и на обратное движение по НМ-линии. Поскольку СИ может быть развернут в среде любой модальности, естественным продолжением описанных упражнений является разворачивание СИ-ВИ в среде иной модальности, нежели та, в которой был сформирован исходный образ. Исходным можс! быть звук или тактильное ощущение, а разворачивание может происходить в визуальной среде. Тем самым преодолеваются стереотипы формирования образов, создающие прерывность траектории разворачивания и снимается опасность подчинения процесса логике соотношения форм.

6 5.2.4. Разворачивание ВИ происходит в континууме сред, естественным образом сложившихся в течение жизни обучаемого. Формирование нового средового континуума, предназначенного для решения технологических задач, является необходимым дополнение к технике разворачивания ВИ. Для этого сам континуум сред, ограниченный рамками задачи, должен быть представлен как особого рода анизотропная среда. Смысловое поле такой среды утрачивает свой однородный характер, в него включаются моменты, связанные либо с изменением степени дифференцированности и субмодальным сдвигом среды во времени (и тогда "скорость" изменения среды будет задавать "скорость" разворачпвания ВИ), либо с пространственной метафорой, заключенной в понятии смыслового поля континуума сред.

6.5.3. Следует различать спонтанное разворачивание семантическое инварианта, реактивное по своей природе, и целенаправленное, волевое. В последнем случае волевой импульс предшествует выбору СИ для разворачивания. Это утверждение само по себе является указанием на парадоксальную природу воли. ВИ, будучи активным процессом, содержит в себе и определенность СИ и выбор этого СИ. Возможно рассуждение о полевом процессе, спонтанно и свободно, вне действующих на него причин, выбирающем этот СИ. Но очевидно, что если волевой процесс не случаен, а свободен, он порождает в себе самом предпосылки определенного выбора. Описание же этих предпосылок целиком совпадает с описанием СИ. Таким образом проблема различающего описания волевого процесса и ВИ лишь переносится на ступеньку выше - появляется проблема формирования предпосылок этого ВИ в рамках самого процесса.

6.5.3.1. Поскольку нашей задачей является не построение теории, а описание процедур, инициирующих ЛПС, пригодных для отражения реальностей, не находящих адекватного отражения в линейно-дискретных описаниях, т.е. таких ЛПС, которые сами по себе не могут быть адекватно описаны, мы не будем разбирать этот парадокс. Будем исходить из того, что СИ может быть реактивен и в этом случае он активизируется за счет сворачивания исходного образа, слова, команды, т.е. стимула в широком смысле слова, но может быть и активен, и тогда он и является ВИ, продуктом не стимуляции, а воли.

6.5.4. С введением процедуры формирования и разворачивания волевого импульса, мы можем говорить о психической функции, обратной по некоторым ключевым характеристикам функции рефлексивного пространства, но совпадающей с ней по месту в психической системе.

6.5.4.1. Источником обеих функций являются метапсихические инстанции, которые до формирования функций как своих представителей в пределах психической системы занимают внешнее по отношению к психической системе место (рис.6.9.). Их проявления не обязательны для полноценного функционирования психической системы. Многие люди в течение своей жизни никогда не сталкивались ни с проявлениями рефлексии, ни с осознанием воли. Для полноценной психической деятельности достаточно внимания вместо рефлексии и внешних и внутренних стимулов вместо воли. И лишь внесистемные стремления человека - религии, мистика, магия - и технологические нужды психонетики требуют их активизации.

И рефлексия и воля действуют в пределах психической системы опираясь на свои проекции в реактивной психической среде, оставаясь внесистемным, стоящим за своими представителями, фактором.

6.5.4.2. Обе функции являются взаимодополняющими составляющими переживаниями своего "я". Попытки последовательного вычленения "я"-переживания из множества психических содержаний неизбежно приводят к одному из двух результатов - "я" как чистое наблюдение и "я "как чистая свободная ничем не обусловленная активность.Чем более актуализирована одна из функций, тем менее выражена другая, но, тем не менее, одна предполагает другую. Волевое действие невозможно вне рефлексии, а рефлексия для своей актуализации нуждается в решении, проистекающем из волевого импульса.

6.6. Нормировка ЛПС и формирование групповой ЛЗС. Базовые упражнения, используемые для этой цели в программе "Пигмалион-1", описаны в п.п. 6.3.2.1. и 6.3.2,2. Помимо разделения семантического и формального аспектов, они создают групповую знаковую среду, не совпадающую с сформировавшейся естественным образом ЛЗС отдельных членов группы. Эта групповая ЛЗС, будучи интроецированной, производит нормировку ЛПС у всех обучаемых, что ведет либо к изменению индивидуальных семантических полей, либо к формированию особой ЛПС, актуализирующейся лишь в процессе целенаправленной психонетической работы. Второй вариант предпочтительнее, поскольку сохраняет психику оператора естественной и ограждает его от чрезмерной профессионализации и специализации личности.

6.6.1. Прямое назначение программы "Пигмалион-1" - развитие эмпатии независимо от профессиональной ориентации пользователей. Активизация механизма эмпатии является необходимым элементом и в процессе нашего обучения. Эмпатическое взаимодействие членов группы делает естественным процесс нормировки ЛПС, "сонастройка" партнеров не требует специальных вынуждающих усилий волевого или стимульного планов. Однако для наших целей эмпатия должна быть направлена на конкретные задачи. Для этой цели разработана программа "Пигмалион-2", включающая в себя, помимо упражнений по передаче визуальных сообщений, усложняющиеся задания, чередующиеся с подкрепляющими упражнениями на развитие силы KB и осознание фона, включающие в себя модифицированные упражнения 6.1.1.2., 6.1.1.4., 6.1.2.3. и 6.1.2.4.

6.6.1.1. Использование компьютерной техники позволяет усилить унифицирующий эффект групповых упражнений, поскольку стимульный материал оказывается идентичным, равно как и используемая для дальнейших упражнений продукция обучаемых.

6.6.1.2. Предшественником программы "Пигмалион" были игровые процедуры, разработанные в 1979-83 гг. известным киевским художником В.М.Антончиком. Игры Антончика рассчитаны на группу из 7-15 человек. В начале игры участники получают различные цветные фишки, которые используются для создания композиций. Игра проходит либо в режиме "вопрос-ответ", причем и вопрос, и ответ, представляющие собой абстрактные Цветные композиции, ограничиваются чисто визуальными средствами с запретом на комментарии и пояснения, либо в режиме сохранения смысла исходной композиции при добавлении в нее новых элементов. Такого рода абстрактно-визуальные "диалоги" часто сопровождаются интенсивными эмоциональными переживаниями, содержания которых как правило не поддается словесному истолкованию.

В рамках прикладных психологических задач игры Антончика были модифицированы на основе теста Фурсова59, использовавшего для выявления бессознательных установок в системе взаимоотношений испытуемого с окружающей средой нормативный набор цветных карточек, выполненных в виде цветного квадрата с цветным кругом посередине. Использовались семь основных цветов с добавлением черного и белого. Сочетание цветов круга и окружающего квадратного поля дает 81 комбинацию (рис.6.10).


59 Тест Фурсова был описан в его студенческой дипломной работе. Вскоре после ее защиты Фурсов умер и тест так и не был опубликован в научной печати. Он показал достаточно высокую эффективность на практике, хотя обычные при разработке теста нормировка и валидизация не производились.


Рис. 6.10. Тест Фурсова, модифицированный для игрового использования.

Использование этого или более суженного набора в игре Антончика дает возможность интерпретации хода и результатов игры по используемым в разных контекстах цветовым сочетаниям. От этой модификации естественным был шаг ко включению игра Антончика в психонетическую программу.

6.6.2. Использование эмпатических механизмов в нормировке ЛПС накладывает ограничения на численность обучаемых в группе. Эмпатия - один из компонентов неформальной регуляции жизни малой группы, а численность участников таковой составляет 7-12 чел. За пределами численности в 12-16 человек вступают в силу другие механизмы социокультурной интеграции. Отсюда и два уровня нормировки - на основе внутригрупповой коммуникации с использованием эмпатии в качестве одного из инициирующих факторов и межгрупповой коммуникации, когда выработка группового языка идет в русле очищенной от дополнительных психотехнических приемов психонетической работы.

6.6.2.1. Для разнесения этих уровней следует ограничить непосредственное знакомство обучаемых между собой рамками первичной малой группы численностью в7-12 человек. В том случае, если реальный человеческий состав других групп обучаемым неизвестен, а коммуникация осуществляется только с помощью технических средств, механизмы эмпатии не будут влиять на выработку языка. Межгрупповая коммуникация организует среду после того, как начинается реальная инициация ЛПС в пределах малых групп. Это позволяет сохранить внутригрупповые диалекты в рамках общего языка, функционирующего и за пределами систем неформальной (в том числе и эмпатической) связи.

6.7. Психоэнергетический тонус. Энергетический аспект психотехнической работы становится актуальным, когда мы сталкиваемся с необходимостью психических усилий, истощающихся за ограниченное время. Удержание образов различной сложности, удержание переживания семантических инвариантов, высокая концентрация внимания в течение длительного времени, длительная рефлексия требуют больших энергетических затрат. Этой напряженной работе должен соответствовать высокий энергетический тонус психической системы. Психоэнергетический тонус, превышающий необходимый для обыденной жизни уровень, нужен и на стадии подготовки операторов для обеспечения психотехнических приемов, и на стадии собственно исихонетической работы для гештальтизации, интроекции, сворачивания и разворачивания различных объектов. При детально разработанной канве подготовительных упражнений и психонетических процедур объем доступных оператору задач зависит только от его психоэнергетического тонуса.

6.7.1. Существует множество психотехнических схем, позволяющих резко повысить психоэнергетический тонус в течение приемлемого для обучения времени. Большая часть из них представляет собой редуцированные заимствования из религиозно, мистически и магически ориентированных психотехник других культур. Многие упражнения перенесены в новый контекст из практики йоги, различных буддийских и даосских школ. Они с трудом интерпретируются в терминах европейской психофизиологии, хотя их эмпирическая эффективность не подлежит сомнению. Как правило, основой этих упражнений служат дыхательные техники, интерпретация ощущений, возникающих при KB на особых зонах тела, как проявлениях жизненной энергии и KB на архетипических образах. Использование этих упражнений порождает ряд проблем. Эффект упражнений отнюдь не сводится только к психоэнергетическим результатам. Психотехники, возникшие в определенном культурно-историческом контексте, неизбежно активизируют и содержательные компоненты, как правило, не имеющие аналогов в личном опыте обучаемого. Невозможность адекватной интерпретации таких содержаний в сочетании с необычно высоким психоэнергетическим тонусом могут спровоцировать психотические эксцессы. Попытки же принятия инокультурных религиозных и философских доктрин, в рамках которых описаны и интерпретированы психотехнические приемы и порождаемые ими переживания, ведет либо к нарушению этнокультурной идентичности обучаемого, что можно рассматривать как личностную катастрофу, либо к формированию упрощенного квазирелигиозного культа, подавляющего прагматическую технологическую установку оператора.

6.7.2. Приемы повышения психоэнергетического тонуса должны быть стилистически и методически совмещены с основным методическим корпусом. Нас интересует не общее повышение тонуса, что необходимо при проведении реабилитационных мероприятий по завершению рабочего цикла оператора-психонетика, а повышение его в той ЛПС, которая создается под психонетическую работу.

6.7.2.1. Приемы, не связанные с архетипическими содержаниями, сводятся к повышению тонуса за счет интенсивных дыхательных упражнений, требующих многомесячной практики, и дозированных физических нагрузок, позволяющих ощутить прилив физических сил уже на ранней стадии занятий. Сильный эффект вызывает действие экстремальных факторов, таких как пребывание в ледяной воде и т.д., но он ограничивается первыми 5-10 сеансами. Общий неспецифический эффект закрепляется в ходе модифицированных релаксационных упражнений, где процесс мышечного расслабления должен сопровождаться субъективным переживанием роста тонуса и общей активизации. В ходе релаксационных упражнений появляется возможность разнесения психофизиологического тонуса как такового и мышечного тонуса, которые как правило совпадают до обретения опыта соответствующих упражнений.

6.7.2.2. Выделение психофизиологического тонуса как отдельной составляющей позволяет осуществить перенос самого переживания тонуса на строящуюся ЛПС. Для этого используется процедура глубокой дКВ по основным полям восприятия, включая и внутреннее психическое пространство. При превращении всего поля восприятия в однородный фон различия между модальностями исчезают и последующая KB с выделением только общего поля ЛПС и тонуса позволяет совместить их и произвести перенос. Такова общая канва упражнения, конкретные детали вариативны и успех переноса зависит во многом от правильно организованного диалога обучаемого и инструктора.

6.8. Отбор операторов. Реальные условия исследования и работы не позволяют ни в настоящее время, ни в ближайшем будущем построить детальные схемы определения способности различных людей к профессии оператора-психонетика. Начальный этап формирования профессии предъявляет к контингенту иные требования, нежели условия регулярного функционирования психонетически-организмического КТК. На этом начальном этапе важными являются три группы качеств:

- чисто психофизиологическое сродство с психонетической спецификой, выявляемое с помощью тестов на выраженность оптических иллюзий типа параллелограмма Зандера, связанных с модифицирующим действием фона, т.е. с повышенной связностью элементов поля восприятия, а также умеренная степень эйдетизма;

- общий культурный уровень обучаемых и привычка строгой работы с тонкими смысловыми различиями, позволяющие сохранить контроль над тонкими переживаниями, ограждающие от поползновений к созданию эрзац-культов и облегчающие выход на семантический континуум, различение и фиксацию СИ;

- высокий уровень внутренней самодисциплины, помогающий не уклоняться от полученных инструкций и не злоупотреблять обретенными способностями.

Наиболее подходящим кандидатом в операторы-психонетики был бы человек, сочетающий организованное мышление математика, образную сферу художника и дисциплину офицера. Увы, такое сочетание встречается очень редко, и, очевидно, акцент следует ставить не на отборе, а на обучении реального контингента.

6.9. Заключение. Разобранные психотехнические приемы приведены как пример разрешимости тех задач, которые формулируются в рамках психонетичеческого проекта. В основном рассматривались приемы и психотехнические проблемы, не получившие широкого освещения в психологической литературе. Построение конкретных подробных методик по критериям, указанным в п. 6.0.2., производится в рамках конкретных задач и определяется условиями работы, доступностью необходимой техники, спецификой обучаемого контингента, особенностями инструкторского состава и многими другими факторами. Однако приведенный объем психотехник достаточен для выполнения задач, сформулированных в гл.5. Подробные методические инструкции и сопутствующий им экспериментальный материал будут разобраны в последующих работах.

6.10. Общеупотребительные и новые термины, введенные в гл. 6:

опорные точки приема, критерии успешности, критерии уклонения, стилистика методики, концентрация внимания, деконцентрация внимания, базовый уровень внимания, формально-семантические комплексы, семантическая составляющая, формально-чувственная составляющая, критерий соответствия, смысловое поле, рефлексивное пространство, волевой импульс, анизотропная среда, эмпатия, психоэнергетический тонус, перенос.