Глава 5. Этапы построения локальных психических и знаковых сред, отражающих феноменологию целостностей.

5.0. Описав в виде своего рода "технического задания" ЛПС и ЛЗС, как основы для построения языка визуальных форм, пригодного для описания и моделирования целостностей, можно приступить к проектированию этапов инициации самого языка. Инициация языка и построение ЛПС-ЛЗС - взаимосвязанные процессы. ЛПС и ЛЗС нельзя построить абстрактно - их можно построить лишь в реальном действии, прикладном по отношению к самой задаче построения ЛПС-ЛЗС.

5.0.1. Исходя из представлений, развитых в предыдущей главе, мы можем говорить именно о языке в том случае, если выполнены три условия:

- владеющий языком человек должен уметь опознать и однозначно понять текст; в нашем случае это означает, что оператор, овладевший процессом проведения формы-носителя по НМ-линиям и фиксации конкретных видоизменений формы-носителя в визуальной знаковой среде, должен уметь однозначно восстановить форму-носитель по зафиксированной визуальной фигуре, отождествить с соответствующим семантическим инвариантом и воспроизвести видоизменения формы-носителя в различных средах проявления;

- текст, построенный одним из носителей языка должен быть понятен всем другим его носителям; в нашем случае это означает, что оператор должен быть в состоянии однозначно восстановить СИ и все видоизменения формы-носителя по визуальной фигуре, зафиксированной в визуальной ЛЗС другим оператором;

- язык должен быть применим для описания объектов окружающего мира; в нашем случае это означает, что оператор, интроецирующий эмпирический объект, должен не только актуализировать соответствующий СИ, но и в процессе разворачивания СИ в чувственных средах получить информацию о свойствах объекта, не манифестированных в его видимой форме.

5.0.2. Процесс формирования языка, параллельный построению ЛПС и ЛЗС, удобно разбить на ряд этапов, в котором каждый предыдущий этап является необходимым условием для инициации последующего. Это разбиение осуществляется согласно внутренней психонетической логике и не обязательно должно совпадать с реальной последовательностью инициирующих психотехнических процедур. В реальности этапы могут протекать параллельно, переплетаться в своих отдельных фрагментах, полностью совпадать, повторяться в определенной ритмической последовательности. Психонетический и психотехнический ряды взаимопредполагают друг друга, но не совпадают.

5.1. Актуализация семантического инварианта и его сохранение при видоизменениях формы-носителя в различных средах проявления. В обычных условиях человек редко сталкивается с ситуациями, требующими разнесения формы и ее семантического эквивалента. Переживания визуальной формы нам дано одновременно, слитно с переживанием ее унитарной составляющей. Для того, чтобы семантический континуум стал актуализированной реальностью, необходимы специальные процедуры, направленные на "расклейку" формы и ее СИ. Простое созерцание формы с волевыми усилиями по выделению унитарной составляющей, т.е. СИ, не может привести к успеху, поскольку форма остается тождественной себе. Только преобразования формы при сохранении ее смысловой тождественности, позволяет пережить опыт наличия внечувственных семантических инвариантов. С этого момента тождественная себе форма становится формой-носителем СИ. "Расклейка" происходит именно в момент преобразования.

5.1.1. В естественных условиях изменение формы ведет к изменению и ее семантического инварианта. Форма как бы перемещается под другой СИ. Это происходит потому, что форма изменяется в пределах одной и той же среды проявления. Только тот акт преобразования формы, который связан с перемещением ее в другую среду проявления, может сохранить ее соответствие СИ. Естественным аналогом перевода формы-носителя в другую среду является феномен транспозиции гештальта. Здесь, в отличие от целенаправленого проведения формы-носителя по НМ-линиям, мы имеем дело с естественным процессом, который управляется спонтанно актуализированным СИ и вызванным этой актуализацией спонтанным разделением сред проявления вне сознательных намерений воспринимающего субъекта.

Другой феномен той же природы - спонтанные синестезии, представляющие в нашей трактовке феномен перемещения формы-носителя в среду иной модальности.

5.1.2. Осуществить целенаправленную процедуры "расклейки" мы можем лишь введя искусственное разделение визуальной среды на ограниченные подсреды и опираясь на опыт транспозиций и синестезий. В этом случае обучаемый ставится перед необходимостью осуществить проекцию исходной визуальной формы в новую среду, исключающую возможность прямого формального (Соответствия в ней, хотя в дальнейшем возможны и изощренные процедуры, при которых одна и та же форма в разных средах может соответствовать разным СИ.

5.1.2.1. Следует учесть, что исходная форма предъявляется как определенная визуальная фигура Fm во внешней знаковой среде Sp и при осуществлении акта отождествления СИ фигуры Fn из новой среды Sq с СИ исходной Fm, Fn будет подвергаться интроективному искажению (см. п. 4.5.1., хотя причина интроективного искажения здесь иная).

5.1.3. Актуализация семантических инвариантов, а следовательно, и всего семантического континуума в целом является лишь предварительной, предпсихонетической стадией формирования языка. События здесь разворачиваются в психической среде индивидуальной психической системы. Переживание остается только личным событием будущего оператора. Но пережитый опыт актуализации СИ, выделение его из общего потока внутренних переживаний является тем исходным пунктом, с которого начинается собственно психонетическая работа.

5.2. Сворачивание сложного визуального образа и его восстановление. Процедура, которой овладевает оператор на этом этапе, состоит из интроекции визуальной фигуры Fm, достаточно сложной для того, чтобы исключить возможность ее последующего воспроизведения по памяти, актуализации СИ, проведении формы-носителя по МН-линии до сворачивания ее в простой визуальный образ, фиксации этого образа в визуальной ЛЗС в виде фигуры Fn, отсроченного воспроизведения исходной фигуры Fm по зафиксированной фигуре Fn.

5.2.1. Под сложностью фигуры мы подразумеваем не только разнообразие и сравнительно большое число ее элементов, но и необходимость специальных усилий по ее гештальтизации. Сложная мозаичная фигура, как правило, не формирует немедленно унитарной составляющей восприятия. Требуется определенное время и целенаправленные усилия, чтобы превратить мозаику в целостный гештальт (рис.5.1.).

Рис. 5.1. Сложная мозаичная фигура.

5.2.1.1. Гештальтизация фигуры является необходимым условием ее интроекции. Только с появлением унитарной составляющей визуальный образ обретает устойчивость, его спонтанные модификации можно теперь рассматривать как отклонения от нормативного образца. Гештальтизация означает также актуализацию соответствующего семантического инварианта. Однако об инкорпорации унитарного восприятия в семантический континуум мы можем говорить лишь после того, как упрочилась связь СИ с множеством видоизменений его формы-носителя.

5.2.1.2. На этом этапе целесообразно в качестве фигуры использовать двумерные цветные изображения, допускающие практически полное отражение в психической среде. В этом случае интроективные искажения практически отсутствуют. Двумерные изображения относятся к знаковой среде, а не к объектной. В качестве знаковой среды может быть использовано и множество объемных тел, но в этом случае неизбежны интроективные искажения и множественность возможных отражений объемного тела в психической среде.

5.2.1.3. Интроекция сложной мозаичной фигуры не будучи продуктом естественной гештальтизации в акте восприятия задает технологический контекст дальнейшей психонетической траектории формирования языка.

5.2.2. Интроецированная фигура становится формой-носителем в том случае, если ее преобразования происходят под контролем актуализированного СИ. В отличие от первого этапа, где отрабатывается горизонтальное перемещение формы-носителя в иную среду, но соизмеримой степени дифференцированности, перемещение формы-носителя на втором этапе происходит по вертикали - в сторону упрощения, дедифференцировки образа. В результате получаются относительно простые формы, допускающие однозначную фиксацию в визуальной ЛЗС.

5.2.2.1. Преобразованная при проведения по МН-линии форма-носитель становится знаком по отношению к исходной фигуре и все возможные видоизменения формы-носителя также являются знаками. Процедура произвольного обозначения объекта здесь заменена интроекцией фигуры в психическую среду и результат этой интроекции единственен. Множеству произвольных знаков здесь соответствует множество видоизменений форм-носителей, но, в отличие от обычных языков, каждое из видоизменений определяется средой проявления и потому также является единственным. Эмпирические различия, наблюдаемые у разных индивидов мы будем трактовать как результат несовпадения индивидуальных сред проявления. Такая трактовка конструктивна, поскольку из нее проистекает вполне определенная задача - поиск средств отождествления и нормировки сред проявления.

Видоизменение формы-носителя, несовпадающее с исходным интроецированным образом, является обозначающим по отношению и к исходной фигуре, и к семантическому инварианту, что параллельно различению денотата и концепта, хотя отнюдь не совпадает по значению и способам оперирования с понятиями, извлеченными из лингвистической реальности.

5.2.3. В результате процедуры сворачивания формы-носителя оператор получает достаточно простой образ, допускающий однозначную фиксацию в визуальной знаковой среде. Если этот зафиксированный в ЛЗС образ соответствует тому же СИ, что и исходная фигура, то полученный результат может служить исходной точкой для обратной процедуры - восстановления фигуры. Процедура разворачивания должна быть отсрочена во времени по сравнению с моментом фиксации в знаковой среде. Это является критерием не только ситуативной актуализации СИ, но и его инкорпорации в семантический континуум. Инкорпорация означает и возможность обратного проведения формы-носителя по НМ-линии вплоть до воспроизведения исходной фигуры.

5.2.3.1. Процесс воспроизведения в этом случае радикально отличается от воспроизведения по памяти, как простого припоминания (это невозможно в силу первоначального условия - сложности мозаики, исключающей запоминание), как припоминания с опорой на пиктограмму (чисто визуальная форма, не допускающая четких смысловых ассоциаций, не дает возможности построить символический образ), и как воспроизведения фигуры по выявленному правилу ее построения (мозаичность фигуры со случайным расположением частей исключает простые правила).

5.2.3.2. Нормативная последовательность разворачивания предполагает непрерывный процесс видоизменения образа в психической среде, но это достигается лишь на следующих этапах. Здесь же речь идет скорее об опознании фигуры из множества возможных по соответствию ее инкорпорированному СИ. Непрерывность преобразований при проведении по НМ-линиям предполагает актуализацию и упорядочение континуума сред проявления. Но для этого необходимо включать сами среды как особые объекты в логику психонетической работы, причем не только как элементы психической среды, но и как их отражения в знаковых средах.

5.3. Сворачивание - разворачивание сред проявления. Если форме-носителю соответствует определенный семантический инвариант, являющийся частью семантического континуума, то среде проявления соответствует весь СК в целом. Это значит, что в достаточно богатой среде каждому СИ соответствует своя форма.

5.3.0.1. Достаточно богатая среда - это среда, содержащая в себе возможность построения бесконечного множества сочетаний.

5.3.0.2. Если интуитивной параллелью работы с СИ и формой-носителем является работа субъекта с элементом своей психической системы, то параллелью работы со средой становится взаимодействие субъекта с окружающей средой. Субъект здесь выступает как элемент среды.

5.3.1. Среда проявления может быть задана тремя способами:

- перечнем элементов среды (например, "среда состоит из 2-х зеленых треугольников, 5-ти синих треугольников, 3-х желтых квадратов, 2-х оранжевых кругов, 2-х зеленых кругов одного размера, белого плоского пространства, в котором они располагаются, ограниченного квадратной рамкой заданного размера и всеми возможными вариантами их пространственного размещения без перекрытия фигур") и ограничений, накладываемых на порядок проявления (например, "форма может быть составлена лишь из фигур разных цветов"); - правилом, определяющим принадлежность элементов среде; - семантическим инвариантом среды.

5.3.2. В последнем случае мы сталкиваемся с некоторым парадоксом. Работать со средой проявления в психонетическом контексте мы можем лишь постулируя полное соответствие среды и семантического континуума. Лишь в этом случае мы получаем различимые проявления семантических инвариантов. С другой стороны, сворачивание среды должно привести к отражению ее в семантическом континууме и инкорпорации в качестве одного из семантических инвариантов. Это означает, что при разворачивании инкорпорированного СИ среды проявления в ней самой, среда отражается сама в себе в качестве одной из возможных форм.

5.3.2.1. Из этого следует, что для каждой среды проявления есть одна форма, семантический инвариант которой соответствует всей полноте среды в целом. Такая форма является как бы центральной точкой среды. Отталкиваясь от термина, введенного И.Калинаускасом58 , будем называть эту точку точкой-координатором среды, предполагая, что в объектах средового типа точка-координатор является ключевой в управлении их поведением .


58 И.Н.Калинаускас. Жить надо! СПб, "Медуза", 1994. Понятие точки-координатора обсуждается в главе "Метод качественных структур как способ организации внутреннего пространства сознания" на с. 82 - 83.


5.3.2.2. Любой достаточно сложный развернутый образ, в том числе и интроецированный объект, может быть представлен в качестве ограниченной среды проявления. По этой причине к нему также применима операция отражения образа на самого себя, и, следовательно, можно говорить о точке-координаторе объекта, отражением которого является интроецированный образ. Отождествление реального элемента объекта с точкой-координатором дает возможность воздействовать на весь объект в целом, прилагая усилия лишь к точке-координатору.

5.3.2.3. Если любая среда может быть свернута вплоть до СИ и инкорпорирована в СК, то мыслима и противоположная процедура -разворачивание СИ, соответствующего интроецированному образу, не в форму-носитель, а в среду. Но разворачивание семантического инварианта в среду предполагает, что он разворачивается в определенной среде проявления, элементами которой являются среды. Эту среду сред, в которой СИ разворачиваются в среды, будем называть нулевой средой So. По отношению к семантическому континууму нулевая среда представляет собой как бы семантический фон, среду чистых возможностей. По отношению к психической системе это психическая среда представляет собой среду чистого сознания. Нулевая среда относится к числу граничных понятий, ее наличие можно постулировать, но это понятие нельзя оперативно использовать в логически организованных текстах.

5.3.2.4. Среды, задаваемые правилом или семантическим инвариантом, представляют собой лишь возможность проявления форм. Каждая среда, кроме нулевой, представляется определенной возможностью, определенной качественной потенциальностью. Нулевая среда, как содержащая потенции возможностей, бескачественна.

5.3.2.5. Можно произвести разворачивание инкорпорированного СИ Im, соответствующего интроецированному визуальному объекту Fm в нулевой среде So с получением среды проявления Sm. В этом случае форма-носитель Fn другого СИ, In, может быть развернута в полученной среде. В результате мы получаем гибрид двух исходных форм. При этом возможна гибридизация двух видов: Fm на Sn и Fn на Sm. В общем случае эти гибридные формы не должны быть идентичными, но мыслим и случай их визуальной тождественности, заслуживающий отдельного исследования.

5.3.3. Реальная процедура сворачивания среды отличается от процедуры сворачивания формы-носителя. Среда не порождает точечного унитарного восприятия, скорее можно говорить о некотором смысловом поле аналогичном интегральному ощущению окружающей среды. Это ощущение сродни чувству языка, позволяющему сказать, принадлежит ли данное незнакомое слову к числу возможных в нем или нет. Сворачиванию подлежит именно это достаточно абстрактное переживание. В силу слабой дифференцированности подобных феноменов у современного человека, его актуализация и усиление требует особой изощренной техники, однако наличие спонтанных переживаний этого типа (чувство языка, ощущение степени безопасности среды, ее пригодности или непригодности для определенного типа действий, напряженности или спонтанных проявлений в коллективе и т.д.) делает задачу посильной для современной психотехники.

5.3.3.1. Сворачивание сред и горизонтальные переходы от одной среды к другой дает возможность упорядочить средовой континуум и ввести своего рода точку отсчета для субъективного упорядочения -нулевую среду. Во всей работе по построению языка это самый напряженный и длительный этап.

5.4. Построение системы НМ-линий. Этот этап, предполагающий придание непрерывного характера проведению формы-носителя по НМ-линиям и формирование системы НМ-линий как части актуализированной ЛПС, тесно увязан с этапом построения групповой знаковой среды, разбираемым в п. 5.5. Реальная проработка задач этапа 5.4. совпадает с групповой работой, обеспечивая тем самым объективность формируемого языка.

5.4.1. Непрерывность процесса видоизменения формы-носителя обеспечивает упрочение, устойчивость и воспроизводимость траектории перемещения формы-носителя по средам проявления. Устойчивость траекторий является свидетельством упорядочения сред проявления и увязки их в единую систему. По сути дела, первая НМ-линия, полностью проведенная от семантического континуума до среды, максимально дифференцированной для данной формы-носителя, является одновременно и свидетельством факта существования фрагмента непрерывного континуума сред и актом его формирования.

5.4.2. Первая непрерывная НМ-линия, проходящая вертикально, т.е. в континууме сред одной модальности или субмодальности, различающихся только степенью дифференцированности, характеризуется четырьмя ключевыми точками.

5.4.2.1. Первая точка соответствует началу НМ-линий, назовем ее Н-точкой. Она совпадает с инкорпорированным семантическим инвариантом и располагается в семантическом континууме. От нее линия проходит через аморфную среду и чистую модальную среду. Этому участку предмодальных и предформальных переживаний нет адекватных отражений в знаковой среде в силу их чувственной неопределенности. Любое визуальное отражение этого участка отсылает к участку, проходящему через психические визуальные среды с соответствующим воспроизведением формы-носителя в визуальной ЛЗС.

5.4.2.2. Вторая точка на НМ-линии - точка проявления визуального образа. Этот образ может быть адекватно спроецирован на знаковую среду и зафиксирован в ней. Этот образ и соответствующая ему визуальная фигура представляют собой наиболее простой, не допускающий выделения отдельных составляющих визуальный эквивалент СИ. В терминах ФТЦ вторая точка может быть охарактеризована как эмпирический представитель единого объекта. В этой точке, которую в дальнейшем будем называть точкой El-перехода (экспликация - импликация), смысловая и формальная составляющая не могут быть разнесены. Если мы подходим к El-переходу по МН-линии, то это последнее фиксируемое видоизменение формы-носителя. Дальнейшая траектория с СК проходит только в психической среде.

5.4.2.3. Третью ключевую точку удобнее объяснить отталкиваясь не от процедуры разворачивания, а от сворачивания формы-носителя. После интроекции объекта форма-носитель на первых шагах процедуры сворачивания сохраняет подобие исходному образу. Здесь еще работают транспозиционные механизмы. Но при дальнейшем сворачивании наступает момент, когда формальное сходство сохранить не удается. Происходит скачкообразная потеря визуального сходства и дальнейшие видоизменения определяются механизмами синестезии. Описанный переход будем называть ST-переходом (синестезия - транспозиция).

5.4.2.4. НМ-линия завершается четвертой точкой, после которой дальнейшее разворачивание и дифференцировка формы-носителя невозможны. Здесь семантический инвариант полностью развернут и унитарное переживание не может удержать форму-носитель в случае дальнейшей дифференцировки от распада. После этой М-точки форма распадается на отдельные гештальты, каждый из которых соответствует новым гештальтам, и, следовательно, новым СИ. Их новая гештальтизация, превращение в целостную фигуру порождает новый СИ, отличный от исходного. Это означает, что форма-носитель после достижения точки М сохраняет свою формальную идентичность несмотря на рост дифференцированности среды (рис.5.2.).

Рис. 5.2. Строение системы НМ - линий.

5.4.2.5. Реальная процедура непрерывного перемещения по НМ-линии включает в себя два момента: фиксацию в сознании оператора семантического инварианта и спонтанные изменения визуального образа в сторону увеличения или уменьшения его дифференцированности. При этом используется одно из специфических свойств психических систем - спонтанность протекающих процессов.

5.4.3. Построение первой НМ-линии от Н- до М- точки является первым шагом формирования ЛПС. Вторая НМ-линия, построенная теми же процедурами, что и первая, дает материал для сравнения, и, следовательно, для субъективного различения участков двух НМ-линии от Н-точки до El-перехода.

5.4.3.1. В условиях обычной жизни актуализированы акты различения и опознания лишь чувственно проявленных форм, хотя они и включают в себя в качестве необходимого компонента унитарные переживания. Различение же чисто унитарных и смысловых переживаний, актуализация такого различения становится продуктом целенаправленного построения системы НМ-линии и, в частности, первых актов различения начальных участков НМ-линии с опорой не на актуально присутствующие чувственные формы, а на предшествующий опыт различения проявленных участков НМ-линии.

5.4.3.2. Этот предшествующий опыт возникает лишь в том случае, если реальное построение НМ-линии начинается с М-точки. Тогда полная операция построения начального фрагмента ЛПС будет включать в себя следующую последовательность процедур: интроекния визуального объекта Oi - актуализация семантического инварианта И - построение МН-линии от М- до Н- точки - обратное построение НМ-линии - интроекция визуального объекта OJ - построение МН- и НМ-линии - сравнение и различение участков Н - EI для форм-носителей Fi и Fj -окончательная актуализация обеих НМ-линий. Теперь у нас есть две НМ-линии и процедура соотнесения их по всем участкам, вплоть до Н-точек. Дальнейшее построение системы НМ-линий есть последовательное применение этих процедур к новым объектам.

5.5. Формирование групповой локальной знаковой среды. Построенная нами ЛПС и отражающие ее визуальные знаковые среды обретают признаки языка когда становятся основой внутригрупповой коммуникации. Предыдущие этапы формировали индивидуальную ЛПС. Теперь задачей становится построение единой групповой знаковой среды и идентификация индивидуальных сред проявления.

5.5.1. Идентификация сред проявления у членов группы представляет собой нетривиальное задание и требует особым образом организованных процедур. Исходные индивидуальные различия в строении естественных ЛПС, в том числе и сред проявления, различия индивидуальных систем НМ-линий ведут к различиям форм-носителей, соответствующих одному СИ, но проявленному у разных индивидов. Групповая знаковая среда служит нормирующим фактором, который обеспечивает идентичный результат разворачивания СИ в различных знаковых средах.

5.5.2. Единая групповая знаковая среда, нормирующая индивидуальные ЛПС операторов, обеспечивает каждому члену группы возможность по зафиксированной в данной ЛЗС форме-носителю однозначно восстановить соответствующий ей семантический инвариант и его проявления в различных ЛЗС.

5.5.2.1. Конкретная процедура, гарантирующая нормативный групповой характер построенной ЛЗС, представляет собой воспроизводимую и однозначно дешифруемую передачу "сообщения" (сложной визуальной фигуры, понятия, мелодии и т.д.) в виде проявленной в данной ЛЗС простой визуальной фигуры. Задачей членов группы является восстановление содержания "сообщения".

5.5.2.2. Такое сообщение не может рассматриваться, как переданное в определенном коде, поскольку нет общего формализованного правила, устанавливающего однозначные соответствия видоизменений форм-носителей в различных средах. Фигуры, с которыми работают операторы, соотносятся только со своим СИ, и для всех видоизменений форм-носителей единственным объединяющим признаком является СИ, т.е. Н-точка, от которой исходят НМ-линий. Появление условного кода разрушает всю процедуру, поскольку при этом начинают использоваться механизмы иных ЛПС.

5.5.3. В строящемся языке семантический континуум выполняет роль, аналогичную алфавиту обычных языков, однако, в отличие от них, этот "алфавит" потенциально бесконечен. Кроме того, семантический инвариант проявлен не в виде какой-либо одной фиксированной преимущественной формы, а в виде набора всех возможных видоизменений форм-носителей, т.е. НМ-линий.

По этой причине базовыми единицами нашего языка могут служить лишь актуализированные НМ-линий из исходного фиксированного конечного нормативного набора и процедуры порождения новых НМ-линий и ЛЗС, идентичных у всех членов группы. Вопрос о том, каков минимальный набор исходных НМ-линий, общий для всей группы и необходимый для дальнейшего расширения с сохранением общегруппового характера, требует специального экспериментального выяснения. Этот минимальный набор и будет служить базовым алфавитом языка.

5.5.3.1. Неполнота базового алфавита при спонтанном расширении набора НМ-линий может привести к формированию различных "диалектов" языка вследствие ослабления идентифицирующего влияния исходного набора. Индивидуальные вариации сред проявления, находящихся вне нормирующего воздействия, приводят к различиям НМ-линий у разных индивидов. По этой причине НМ-линий базового набора должны проходить через все основные среды проявления, число которых определяет собой мерность строящейся ЛПС-ЛЗС. Добавление новых основных, т.е. не зависящих от упорядочения и фиксации предыдущих, сред требует повторения идентифицирующей процедуры.

5.5.3.2. Говоря об идентификации психических сред, мы, конечно, абстрагируемся от реальности. Строго говоря, общегрупповой может быть только знаковая среда. Индивидуальные психические среды подвержены постоянным "колебаниям" вокруг некоторого состояния и потому форма-носитель, единственная для данной среды, на самом деле выступает в виде допустимого множества вариаций нормативной формы, зафиксированной в знаковой среде. В силу того, что в знаковой среде фиксируется одна из множества равноправных вариаций, несовпадение вариаций, принятых в качестве нормативных в разных группах, может также явиться источником формирования отличающихся друг от друга "диалектов" при построении НМ-линий.

5.5.4. Если построение индивидуальной ЛПС-ЛЗС происходит за счет использования спонтанных процессов и естественных механизмов психики, то построение групповой ЛЗС, надстраивающейся над индивидуальными вариациями, является целенаправленным процессом, ведущим к формированию нормативного группового семантического поля, не поглощающего, но существующего наряду с индивидуальными полями.

5.5.4.1. Индивидуальные семантические поля в отличие от социальных конвенций весьма разнообразны и системы значений на их уровне как правило не совпадают у разных людей. Однако групповое семантическое поле в нашем случае строится на уровне именно таких, зачастую мало или совсем не сознаваемых, систем глубинных значений. Поэтому групповая ЛЗС-ЛПС требует более тонких и более регулярных процедур, нежели обучение обычному языку. То, что является имплицитной, формально невыявленной и ясно не осознаваемой основой, предусловием, возможностью языка, в нашем случае становится его осознанной и нашедшей свою форму тканью. Идентификация индивидуальных ЛПС представляет собой вторжение языковых реалий в подъязыковые, базовые структуры психики.

5.5.5. Спонтанность развития и диверсификации нашего языка ограничивается согласованием его с окружающим миром с его естественными и техническими объектами и задачами, по отношению к которым языковые визуальные формы являются подчиненными, и потому внешне нормируемыми.

5.6. Интроекция реальных объектов. Язык можно считать построенным, если в системе ЛПС-ЛЗС могут быть адекватно описаны реальные эмпирические объекты. Поскольку наше рассуждение ведется в контексте формирования организмического КТК, в среде эмпирических объектов мы выделяем локальные технические среды. Строго говоря, любой реальный объект может быть истолкован как технический в тоймере, в какой он изолируется из окружающей среды (физически или концептуально), включается в среду КТК и отражается в ЛЗС и ЛПС посредством принятых в КТК процедур. Возможность его описания означает одновременно и возможность управления его функционированием, поведением и развитием. Поэтому не будет слишком большой натяжкой говорить о любом интроецированном и отраженном в ЛЗС эмпирическом объекте как элементе локальной технической среды.

5.6.1. На этапах 5.1.-5.5. работа велась с элементами ЛПС -визуальными образами и элементами ЛЗС - визуальными двумерными фигурами. Фигура воспринимается как чисто визуальное изображение безотносительно к материальной природе поверхности, на которой она изображена, и краски, которой она исполнена. Будучи чистым изображением, фигура может быть исчерпывающим образом отражена в ЛПС и интроецирована без искажений в пределах неизбежных вариаций нормативного образа. Различия полученного в результате интроекции образа и самой фигуры мы получаем только по мере проведения исходной формы-носителя по НМ-линиям. При этом свернутые в более холистичных средах формы-носители хотя и отличаются от интроецированной фигуры, но тем не менее несут в себе в свернутом виде все ее разнообразие, и существует процедура, позволяющая развернуть форму-носитель в исходный образ и восстановить интроецированную фигуру без потерь ее составляющих. Свернутая форма-носитель представляет собой тотальное отражение исходной фигуры.

5.6.2. В отличие от интроекции визуальной фигуры, восприятие реального объекта принципиально не полно. Интроекция реального объекта включала бы в себя отражение в ЛПС всех его сторон: воспринимаемых; не воспринимаемых, но известных оператору; неизвестных, но принципиально доступных; и, наконец, неизвестных и принципиально недоступных его пониманию. В обычном же акте восприятия множество характеристик неизбежно упускается. Даже технический объект, все стадии сборки которого находятся под контролем, а характеристики компонентов даны в техническом описании, не может быть адекватно отражен в обычных ЛПС в ходе восприятия и с использованием привычных методов описания. Тем более это невозможно в отношении естественных объектов, возникновение которых было неподконтрольно человеку. Так, самое точное визуальное отражение апельсина не содержит иных его компонентов - вкуса, тактильного ощущения, веса, внутреннего строения и т.д. Интроецированный визуальный образ апельсина, содержащий в себе всю информацию о нем, не может совпадать с его отражением на сетчатке глаза. Любая попытка изобразить апельсин с учетом зрительно не воспринимаемых характеристик, не говоря уже о профессионально проведенной интроекции, приводит к резкой деформации полученной исходной формы-носителя.

5.6.3. Тем не менее, несмотря на изложенные принципиальные затруднения при попытках тотального отражения реальных объектов, само наличие возможности тотального отражения визуальной фигуры из нормированных ЛЗС является исходной точкой для поиска определенных рамок и определенных условий для применения процедуры интроекции к эмпирическим объектам. Эта процедура может сохранять свою адекватность и расширять поле применимости лишь в контексте целенаправленно строящейся ЛТС, сопряженной с развивающейся вместе с ней системой ЛПС-ЛЗС. Взаимная адаптация ЛПС, ЛЗС и ЛТС расширяет, с одной стороны, средства отражения в ЛПС-ЛЗС, и, с другой, ограничивает строящиеся эмпирические объекты требованием полного отражения в ЛПС-ЛЗС. Это означает, что не имеющие технологического значения стороны подлежащих интроекции объектов либо устраняются, либо нейтрализуются в своих проявлениях.

5.6.3.1. Целенаправленно строящийся объект существует в рамках определенной локальной задачи. Задача предопределяет отбор аспектов, которые должны быть отражены в ЛПС-ЛЗС. Если семантический инвариант объекта определяется задачей, то его развернутый образ будет содержать все характеристики, необходимые для придания ему статуса технического, т.е. полностью управляемого, объекта. Если объект уже дан в эмпирической реальности, то его неполная интроекция приводит к тому, что после проводки по НМ-линии до Н-точки и обратно до заданной среды (не обязательно исходной) мы получаем форму-носитель, которой в ЛТС соответствует объект отличающийся от исходного, поскольку неизвестные и принципиально недоступные его стороны будут элиминированы в ходе процедуры. Проекция формы-носителя породит иной объект, управляемый и соответствующий задаче.

5.6.3.2. Интроекция естественного объекта может включать в себя и ненаблюдаемые его характеристики, которые даны в восприятии в свернутом виде. Эти ненаблюдаемые стороны участвуют в гештальт-синтезе образа объекта и влияют на его окончательный гештальт.

5.6.4. Критерием адекватности интроекции реального объекта служит возможность восстановления его ненаблюдаемых фрагментов или скрытых свойств после перемещения по НМ-линиям и подбора подходящей среды проявления. Воспринимаемая фигура объекта неполна, но тем не менее в унитарном восприятии эти свойства уже присутствуют в свернутом виде. Совокупность наблюдаемых признаков представляет собой "след" реального 'объекта, его отражение в обедненной среде проявления.

5.6.4.1. Естественным аналогом процедуры целенаправленного восстановления ненаблюдаемых фрагментов является восприятие-опознание объекта. Унитарное восприятие и опознание основывается на части признаков, а отнюдь не на всей их совокупности. Опознав объект по частичному паттерну, мы в состоянии воспроизвести и весь паттерн в целом.

5.6.5. Проверочная процедура представляет собой интроекцию фрагментов объекта, их гештальтизацию и последующее восстановление полного его облика, включающее в себя известные экспериментатору, но скрытые от оператора части.

5.6.5.1. Следует различать интроекцию объекта, например, живого организма и среды, например, естественного языка. В первом случае восстановлению подлежат недостающие части - кости, цепи биохимических реакций и т.д., во втором - неизвестные оператору слова, идиомы, фразеологизмы.

5.6.5.2. Описанная процедура может рассматриваться как базисная процедура проектировавшейся О.Шпенглером физиогномики.

5.7. Управление энергетическими характеристиками форм-носителей.

Интуитивно ясно, что сворачивание такого сложного и большого объекта, как языковая среда, требует значительно больших усилий, чем сворачивание сложной визуальной фигуры, состоящей из нескольких десятков разноцветных фрагментов. Если спонтанная гештальтизация тяготеющих к прегнантности форм происходит автоматически, то такая же гештальтизация удаленных от зоны прегнантности изображений требует специальных целенаправленных усилий по формированию и длительному удержанию фигуры, усилий, воспринимаемых как психическая работа. Для характеристики подобной работы мы введем понятие энергии, определяющей возможности и пределы спонтанного и целенаправленного разворачивания семантических инвариантов и возможности конкретной психической системы к интроекции и сворачиванию реальных объектов, сред и фигур знаковых сред различной сложности и объема.

5.7.1. Эту энергию будем называть семантической энергией, подчеркивая тем самым специфический аспект психической энергии. Строго говоря, психическая энергия - это и есть энергия семантическая, ибо любые преобразования психических содержаний есть преобразования смысловые. Поэтому термин не столько выделяет некий подвид психической энергии, сколько напоминает о контексте.

5.7.2. Перемещение формы-носителя по НМ-линиям связано с преобразованием семантической энергии. Разворачивание семантического инварианта в дифференцированный образ сопровождается "падением напряжения" смыслового поля. Лишенный чувственной формы СИ обладает максимумом семантической энергии, которая по мере разворачивания формы-носителя во все более дифференцированных средах как бы переходит в "энергию связи", удерживающую целостную форму от распада на отдельные фрагменты. По мере увеличения разнообразия и числа элементов формы-носителя свободной семантической энергии становится все меньше и полный ее переход в энергию связи означает предел разворачивания СИ, достижение М-точки. Дальнейшая дифференцировка формы-носителя как целостности невозможна, поскольку энергии связи не хватает для ее удержания. Т.о., величина исходного заряда семантической энергии предопределяет границы возможного разнообразия полностью развернутой формы-носителя.

5.7.3. Поскольку основной психонетический процесс разворачивается в конкретной психической системе, предельно возможные затраты семантической энергии на интроективное создание формы носителя определяются энергетическими ресурсами психической системы и эффективностью механизма концентрации психической энергии, позволяющего выделить из энергетического фона системы "сгущение", обеспечивающее гештальтизацию образа.

5.7.3.1. Эффективность механизма концентрации определяется двумя характеристиками - степенью превышения энергетической насыщенности "сгущения" общего энергетического фона и длительностью удержания этого "сгущения".

5.7.4. Различные психонетические задачи могут быть проранжированны по степени их энергоемкости. Это позволяет оценить ранг энергии, заключенной в той или иной форме-носителе и выяснить "рейтинг" оператора, определяемый рангом доступных для него задач. После проведения ранжирования задач и выявления операторского "рейтинга", работа этого этапа сводится к повышению энергетических ресурсов оператора и повышению эффективности механизмов концентрации семантической энергии и ее преобразования в "энергию связи" форм-носителей.

5.7.5. При описании энергетических характеристик психических систем и соотношений и взаимопреобразований в треугольнике "форма-смысл-энергия", возникает соблазн использования математической символики и количественной оценки. Не отрицая и не осуждая того удовольствия, которое испытывает определенный тип исследователей при переводе какой-либо области знания в такую математизированную форму, следует заметить, что для практической работы оператора-психонетика, для использования приемов психонетики и для пояснения психонетики людям, находящимся вне ее, математизация ничего не дает, ибо психонетика как раз и претендует на описание и конструирование реальности, к которой неприменим ни естественный, ни математический языки.

5.8. Разобранные этапы построения языка достаточны для его формирования. Для своей реализации они требуют специального корпуса психотехнических методик и методик отбора пригодных для выполнения психонетических задач операторов.

5.9. Новые термины, введенные в гл. 5:

актуализация семантического континуума, интроективное искажение, точка-координатор, нулевая среда, смысловое поле, Н-точка, М-точка, ST-переход, El-переход, идентификация сред проявления, семантическая энергия.