Переход от индивидуальной к межэтнической направленности агрессии имел важное историко-эволюционное значение (Лоренц К., 2001; Гумилёв Л. Н., 2002). В историко-психологическом плане утрата значимости национальной самоидентичности, равно как и повышенная интолерность к другим народам представляют угрозу государственности и цивилизации (Ильин В. В., Панарин А. С., 1994; Асмолов А. Г., 2001; Полторак Н. Н., 2002). Проблема насилия в психологии традиционно рассматривается на западе с психоаналитической стороны (Гринсон Р. Р.,1994; Томэ Х, Кэхеле Х., 1996; Берон Р., Ричардсон Д., 1997; Куттер П., 1997). Достижения отечественной школы позволяют высветить её с позиций теории «зон ближайшего развития» (Выготский Л. С. 1975), деятельностного подхода (Леонтьев В. Г., 1989), готовности к совместной деятельности (Донцов А. И., 1998).

Другой аспект проблемы — психофизиологические факторы от дефицита-профицита мозговой деятельности (Дубровинская Н. В., Сонкин В. В., Безруких М. Я. Фарбер Д. А., 2002) до субмолекулярных и мембранных процессов лежащих в их основе (Аминев Г. А., Аминев Э. Г., 2000), генетических паттернов самого ребёнка блокирующих пусковые механизмы родительского инстинкта (Аминев Г. А. и Э. Г., 2002). Последнее предполагает агрессивность по отношению к объектам с видовыми и или внутрипопуляционными отклонениями, которые в свою очередь можно также связать и с генетикой этноса (Хуснутдинова Э. К., 1997).

Гипотеза

Принимая во внимание концепцию о генах-регуляторах (Monod J., 1961) можно предположить влияние на готовность к суицидальному терроризму фактора хромосомной дисфункции (дизгении).