Как пережить финансовые катастрофы и личные трагедии

Стоит ли распространяться на эту неприятную тему?

У меня всегда были финансовые проблемы, да и сейчас у меня их множество.

Из личной переписки Ф.Т. Барнума, 1869 г.

Каждый, кто думает, что сегодня живет в особо трудные времена, забывает о нашей истории.

Достаточно заглянуть в любую газету середины XIX века, чтобы понять, что нынешнее существование – просто райская жизнь. Конечно, мы живем в век стрессов, вокруг постоянно кого – то грабят или убивают, а в бизнесе каждый старается сожрать соседа. Но ведь Барнуму и его современникам довелось пережить Гражданскую войну, войны с индейцами, экономические кризисы, не говоря уже о жутких преступлениях, баронах – разбойниках, эпидемиях, голоде, бедности, рабстве и периодах страшного политического и религиозного хаоса. Кроме того, в его жизни были огромные личные трагедии. И несмотря на все это, он продолжал улыбаться и смело встречал удары судьбы, то опускаясь, то поднимаясь на ее волнах, – и процветал, что бы с ним ни приключалось.

Однажды вечером я в очередной раз перечитывал автобиографию Барнума и обратил внимание на то, что заканчивал он ее в 1854 году, сидя в своем роскошном дворце с причудливым названием Иранистан. Он богат и знаменит, ему всего сорок с небольшим лет, но в будущем его ждет настоящий ад. Скоро у него начнутся серьезные денежные проблемы, и ему придется выехать из этого богатого дома. А позже дворец сгорит дотла. Знаменитый музей Барнума в Нью – Йорке постигнет та же участь, причем уже не первый раз. Он потеряет жену и двух дочерей. Станет банкротом. И к тому же он пока еще никак не связан с цирком; и пройдет еще много лет, прежде чем он купит «звезду программы», своего любимого африканского слона Джамбо. чтобы со временем потерять и это дорогое его сердцу существо.

Тогда же, в 1854–м, сидя в уютном кабинете Иранистана и заканчивая свою знаменитую автобиографию, Барнум не мог знать, что ждет его впереди, но, когда эти несчастья обрушились, они не смогли сломить и остановить его. Он переживал удары судьбы со стойкостью, которая большинству из нас не свойственна. Несмотря на все горести и проблемы, в целом он сохранял оптимистичный настрой. Казалось, этот человек знал, что со временем все наладится; все будет хорошо.

Как же ему это удавалось? Что давало силы? Меня очень заинтересовал этот вопрос. Я знал, что, если найду на него ответ, это поможет и мне, и многим другим людям, которые сегодня занимаются бизнесом и сталкиваются с немалыми трудностями.

Я знал, что стою на пороге еще одного открытия: очередной арены власти Ф.Т. Барнума.

Не выдавая чувств

Когда музей Барнума сгорел дотла в первый раз, он как раз выступал с речью в столице штата Коннектикут. Барнуму передали телеграмму с этим известием прямо на сцену. Он прочел ее, сложил листок и, не моргнув глазом, продолжил говорить. Закончив речь, он отравился в Нью – Йорк и занялся восстановлением музея, причем, поскольку ему все время не хватало средств на полную страховку, строительство пришлось начинать практически с нуля. А в 1868 году музей снова сгорел, и на этот раз Барнум узнал об этом из утренней газеты, которую просматривал за завтраком, вовсе не ожидая ничего подобного. Он просто отложил вилку, составил телеграмму с распоряжением для своих сотрудников заняться восстановлением коллекции и здания, попросил отнести ее на почту… и доел свой завтрак. Страховки у него и на сей раз не было, до открытия нового музея он полностью лишался прибыли, к тому же ему предстояло объехать весь мир в поисках новых экспонатов, и все же никто не сказал бы, что этот человек выбит из седла.

Многие ли из нас на такое способны? Большинство людей были бы полностью раздавлены, а некоторые даже пошли бы на самоубийство, случись с ними хоть одно несчастье из тех, которые пришлось пережить Барнуму. Когда он обанкротился в результате неудачных инвестиций в фирму Jerome Clock Company, ему было всего 46 лет; он был миллионером, жил в роскошном дворце, и будущее представлялось ему прекрасным и удивительным. Согласитесь, для большинства людей такая финансовая катастрофа стала бы настоящей трагедией.

Так почему же она практически не сказалась на Барнуме?