Прямой путь — не самый короткий

Человек использует способ или
способ использует человека?

Славомир Мрожек

Еще одна житейская коллизия, недвусмысленно отягощенная денежными мотивами. Что можно посоветовать автору такого письма?


Мне двадцать лет, учусь на вечернем отделении университета, работаю там же — лаборанткой на кафедре. В целом в моей жизни все в порядке, хотя зарплата, конечно, маленькая, но меня это не очень огорчает. А вот мой отец считает иначе. Он настойчиво советует мне найти такую работу, за которую хорошо платят. Приводит в пример моих подруг. Кое-кто из них действительно хорошо устроился, одна даже сумела купить машину. Меня эти примеры не очень вдохновляют, мне хотелось бы найти свой путь в жизни. Но отец — человек, умудренный опытом, и я привыкла считаться с его мнением. Как же мне быть?


Из века в век повторяется давняя история: молодежь, преисполненная амбиций, стремится взять от жизни как можно больше и поскорее, а старшие, которые успели многому узнать цену, лишь неодобрительно качают головами. Но проходит время, молодые люди взрослеют и с годами становятся все более консервативны в своих взглядах, умеренны в притязаниях. И однажды начинают укорять своих собственных подрастающих детей в нереалистичности амбиции.

Но бывают в истории смутные, переломные эпохи (а наша — как раз такая), когда поколения парадоксальным образом меняются ролями. Старшие уже не могут опереться на свой опыт. Потому что он приобретен в иные времена и совсем не помогает в новых условиях. В панике они спешат поменять свои идеалы на противоположные. А молодые люди, еще не успевшие накопить предрассудков (ведь жизненный опыт на 99% из них и состоит), смотрят на мир более спокойно и трезво, умеют видеть его таким, каков он есть. И многим вещам интуитивно знают подлинную цену. То есть порою оказываются мудрее своих родителей.

Похоже, в письме описан именно такой случай. При всем уважении к отцу Ирины, нетрудно догадаться, что в его системе жизненных ценностей возникла некоторая неразбериха. Вряд ли тем нравственным устоем, на котором его самого воспитывали родители и педагоги, был высокий заработок любой ценой. Те, кому сегодня к сорока, а тем более — за сорок, воспитывались на совсем иных идеалах. Но вот беда: мир словно перевернулся, и прежние идеалы оказались ни на что не пригодны. Правда, это вовсе не значит, что они абсолютно обесценились. Любимое дело, к которому лежит душа, работа во благо не только себе, но и своему народу, подлинная культура и интеллигентность, доброе имя и чистая совесть — все эти ценности выкристаллизовались веками и не могут в одночасье исчезнуть. Бывают времена, когда люди их утрачивают, а точнее — продают. Но, во-первых, не все люди. И, во-вторых, такие времена не вечны, иначе человечество давно бы выродилось в толпу аморальных потребителей.

Сегодня, действительно, многим кажется, что их прежние идеалы мешают им жить, а на роль нового идеала годится только длинный рубль, еще лучше — доллар. За такие взгляды нередко упрекают молодежь. Но письмо двадцатилетней девушки явно свидетельствует: далеко не всегда такие упреки заслуженны. На фоне душевной смуты, воцарившейся в головах отцов, иные молодые люди инстинктивно ищут «свой путь в жизни», дорогу к подлинным ценностям. Конечно, и молодые рвачи — не редкость. Но не им принадлежит будущее. По крайней мере, в это хочется верить. И письмо Ирины дает на это надежду.

Автор письма — душевно здоровый человек, который работает и учится, строит разумные планы на будущее, не обольщается сиюминутными соблазнами и в целом вполне доволен жизнью. Этой здравой позиции Ирине можно пожелать придерживаться и впредь. Потому что именно такой стиль сулит на долгие годы душевную гармонию, а в итоге — реальный жизненный успех. А если сегодня пожертвовать своими планами ради высокооплачиваемой работы, к которой не лежит душа, то рано или поздно это обернется разочарованием.

Даосские мудрецы говорят: «Иной раз, чтобы достичь цели, надо от нее отвернуться». Психологи нашли неожиданное подтверждение этому философскому парадоксу. В одном эксперименте голодную курицу помещали перед прозрачной преградой в виде Г-образной плексигласовой стенки. За стенкой клали пищевую приманку. Увидев ее, курица напролом бросалась вперед, натыкалась на преграду, но снова и снова делала безуспешные попытки достичь цели. Животные, находящиеся на более высоком уровне организации (собаки), довольно быстро находили возможность обходить преграду. Правда, устройство преграды заставляло на время повернуться к приманке спиной и выпустить ее из поля зрения. Лишь достаточно высокоорганизованные животные оказывались на это способны.

Психология bookap

Описанный опыт — наглядная, хотя и весьма упрощенная, иллюстрация механизма произвольной регуляции поведения. Спонтанный импульс подталкивает вперед, к цели, хотя нередко тотчас становится ясно, что столь прямолинейно цели не достичь, можно и ушибиться. (Каждый день криминальная хроника приносит вести о застреленных богачах, и на тюремных нарах уже не редкость вчерашние банкиры и даже министры.) Лишь отчасти смирив возникшее побуждение и даже на время как бы «отвернувшись» от цели, можно нащупать обходной, но приемлемый и надежный путь. Пускай сегодня материальное благополучие почти недостижимо, но и к нему можно прийти, выбрав подходящую дорогу.

Способность к этому возникает не сразу как на эволюционной лестнице, так и в индивидуальном развитии человека. Младенец просто не знает никаких иных регуляторов поведения, кроме своих потребностей. Лишь со временем мир открывается ему во всем многообразии и сложности, которые он постепенно начинает учитывать. Но бывает, что и взрослый человек невольно соскальзывает на позицию нетерпеливого дитяти (или даже неразумной курицы). Тогда ему можно только пожелать поучиться на примере тех, кто хоть и моложе, но умеет, смирив притязания, твердо идти к достойной цели верным путем.