Средство воспитания

Учить детей, что грешно стремиться к деньгам,
это значит доходить до крайних пределов
бесстыдства в своей лжи, растленности и
лицемерии.

Бернард Шоу

Нам только кажется, будто мы знаем цену деньгам. Будь это действительно так, не морочили бы голову себе и детям ханжеским морализаторством. Правда, и детям еще только предстоит научиться трезвому, несуетному отношению к деньгам. Научиться — у кого? Разумеется, у нас, взрослых. Но способны ли мы привить детям то, чем вряд ли обладаем сами?

Еще не так давно существовала пара запретных тем, не подлежащих обсуждению с малолетними. Первая касалась вопросов секса. Принято было считать, что секс — это похоть, грязь, разврат. Уважающий себя человек не позволяет себе размышлять и рассуждать на эту тему, а тем более не пачкает этой грязью неокрепшее сознание малолетних: придет срок, и все образуется само собой. Понадобилось немало времени и душевных терзаний, чтобы большинство из нас осознали: секс, конечно, может обернуться развратом, но вовсе не обязательно. Естественное взаимное влечение двух здоровых, зрелых, ответственных людей, не скованное ханжескими предрассудками, способно подарить им ни с чем не сравнимое упоение и никому не сделает беды. Поэтому и проблема состоит не в том, чтобы оградить альков частоколом запретов, а в том, чтобы помочь взрослеющим людям стать по-настоящему здоровыми, зрелыми и ответственными. А для этого, в частности, человек должен хорошо ориентироваться в вопросах половых отношений. Тогда действительно все образуется само собой.

Не менее щекотливой темой выступали деньги. Общественной моралью они, подобно сексу, оценивались как грязь и скверна, от которой формирующуюся личность необходимо ограждать. Подрастет — естественным образом получит то, что ему положено. Культивировалось даже презрительное отношение к деньгам, которое следовало прививать и детям. Ведь для порядочного человека важны лишь духовные ценности, денежный интерес — удел ничтожеств.

С этим набором догм мы и вошли во взрослую жизнь. Им и оперируем, пытаясь отвечать на «наивные» детские вопросы. Дети — максималисты, они легко впадают в крайность, действительно вредную: начинают судить о людях по тяжести их кошелька и мерить жизненный успех суммой дохода. Что мы можем этому противопоставить? Другую крайность в виде лицемерной проповеди бессребреничества? Столкновение крайностей лишь заостряет и ту, и другую.

Привить детям здоровое отношение к деньгам мы сможем лишь тогда, когда сумеем культивировать его в самих себе. А для этого необходимо отказаться от многих предубеждений. Прежде всего — от застарелой догмы, будто деньги — зло и они человека портят. Они действительно могут обернуться злом и могут испортить. Но то же самое можно сказать о любой субстанции: отравиться можно даже целительными витаминами, а захлебнуться — в чистейшей родниковой воде. Но попробуйте прожить без воды и витаминов!

Деньги выступают не только универсальным средством общественного взаимообмена, но и важнейшей формой вознаграждения человека за его способности и достоинства, умения и успехи. Закономерность эта не всегда точна и бесспорна (жизнь демонстрирует множество противоположных примеров), однако дети воспринимают ее прямолинейно. Поэтому у них невольно возникает вопрос: отчего мама с папой, самые мудрые и сильные из всех взрослых, оказываются не на вершине материальных достижений? Если считать деньги оценками взрослого человека, то на какой авторитет могут рассчитывать «троечники»?

По большому счету, сколько иметь денег — взрослый человек решает сам. Не будем вдаваться в бесплодную дискуссию, справедливо ли, что талантливый педагог получает тесячекратно меньше, чем делец-перекупщик или что танцовщица из ночного клуба за одно выступление зарабатывает больше, чем медсестра за полгода. Сегодня никто не мешает педагогу заняться спекуляцией, а медсестре зарабатывать публичным раздеванием. Однако какие-то мотивы удерживают их от этих шагов. Если человека материально не удовлетворяет сфера его деятельности, он волен ее сменить. Если не хочет или не может — кого в этом винить?

Ребенок лишен такого выбора. Уровень благосостояния своей семьи ему приходится просто принимать. Не всегда — безропотно. И нам, взрослым, необходимо научиться спокойно принимать детские упреки. Ибо они продиктованы непониманием того факта, который нелегко уяснить нам самим: разные профессиональные роли и деловые качества необъяснимым образом (часто вопреки здравому смыслу) вознаграждаются по-разному. В рамках своей роли, которую мы, может быть и вынужденно, но в любом случае осознанно избрали, мы получаем определенное вознаграждение. И это непреложный факт, с которым приходится считаться нам самим и с которым надо научить считаться детей. Взрослый, который уверен в правильности (или даже в вынужденной необходимости) избранного пути, на вопрос, почему он не стал предпринимателем или банкиром, всегда готов дать спокойный и убедительный ответ. И его самоуважение оказывается неуязвимо для упреков. Но если он сам, пускай и безотчетно, терзается ощущением собственного ничтожества, то стоит ли удивляться, что детские упреки просыпаются солью на открытую рану? Дети всегда интуитивно подстраиваются под уровень родительского самоуважения. И детские терзания по поводу недосягаемых благ чаще всего — прямая проекция осознанных или бессознательных родительских терзаний.

В одном из популярных еженедельников недавно была опубликована статья под броским названием «Как сделать ребенка богатым». Суть ее сводилась к любопытным, хотя и небесспорным рекомендациям, как привить ребенку навыки обращения с деньгами. Но сам заявленный вопрос фактически остался без ответа, ибо на него очень трудно дать однозначный ответ: слишком уж неопределенны категории богатства и бедности. Тут главное понять: это категории не столько материальные, финансовые, сколько психологические Богатым или бедным человек может себя ощущать почти независимо от того, какой денежной суммой он располагает.

Сделать ребенка богатым означает научить его спокойно и рационально оперировать теми средствами, которыми он способен владеть. Деньги — лишь инструмент удовлетворения желаний. А раз так, нужно, чтобы тот, кто их зарабатывает и тратит, имел голову на плечах, то есть умел трезво соизмерять свои потребности и возможности. По сути дела, это одна из важнейших сторон становления личности. Она отнюдь не исчерпывается финансовым аспектом, а касается широкого круга психологических механизмов постановки и достижения целей.

Умение правильно распоряжаться финансами — не врожденное свойство, а навык, который формируется, как и любой другой. Задача взрослых — помочь детям научиться разумно обращаться с деньгами: расходовать, а не сорить ими, экономить, но не быть скрягами, ценить деньги, а не поклоняться им. Однако эта задача не так проста, как может показаться. Ведь дело даже не в том, давать или не давать ребенку карманные деньги, давать много или мало. В отношении денег семья может принять любую стратегию, но, как ни странно, на мировоззрение ребенка это едва ли серьезно повлияет.

Известны примеры людей, которые с детских лет свободно (и не всегда разумно) распоряжались немалыми деньгами, однако выросли рассудительными, надежными и ответственными, как сберегательная касса. И наоборот, дети, воспитанные в строгости, иной раз вырастают людьми легкомысленными и небрежными. Внедрение в детское сознание самих разумных правил экономии вовсе не гарантирует положительного результата. Одни дети, воспитанные таким образом, становятся солидными и ответственными взрослыми, другие, напротив, — жадными либо безалаберными. Иными словами, дети могут расти в почти одинаковых условиях, но со временем будут сильно отличаться друг от друга в своем отношении к деньгам. Один будет прочно стоять на ногах даже при незначительных средствах, потому что умеет распоряжаться ими. Другой, даже зарабатывая гораздо больше, будет вечно балансировать на грани разорения.

Причина этого кроется в забытой нами истине, что деньги — это всего лишь средство, инструмент для исполнения наших желаний.

Известный психолог Алан Фромм по этому поводу пишет: «Искусство пользования деньгами отражает наше умение контролировать свои желания. Чем меньше мы разбираемся в себе и понимаем свои хотения, тем меньше мы можем управлять ими, а значит, и своими деньгами, которые необходимы для их удовлетворения… Можно по-разному отвечать на бесчисленные вопросы по поводу денег, но самое важное — сконцентрировать наши усилия на развитии психологической зрелости ребенка. Если попадем в «яблочко» как с точки зрения психологической, так и материальной, жизнь будет обходиться ему дешевле. А взрослый, уравновешенный человек способен во многом отказать себе, умеет отложить свои желания на какой-то срок, пойти на компромиссы и чувствовать себя при этом абсолютно довольным жизнью».

Все конкретные рекомендации — скорее средства достижения этой цели. Среди этих советов нет универсальных, ведь в каждой семье — свои традиции, своя система ценностей, свой жизненный стиль. Тем не менее, к кое-каким советам прислушаться небесполезно.

Сегодня все более утверждается мнение, что растущий человек едва ли не с первых шагов должен существовать в едином для всей семьи информационно-ситуационном поле, иметь свое, адаптированное к возрастным возможностям представление о том, как живут родители, что их тревожит, о чем они мечтают. Это относится практически ко всем аспектам жизни и к денежному — не в последнюю очередь.

Большинство психологов на Западе приходят к выводу, что чем раньше у ребенка появятся свои «карманные» деньги, тем лучше и быстрее он адаптируется к взрослой жизни. По поводу возрастной границы мнения расходятся. Вероятно, следует признать целесообразным такой подход, при котором первые небольшие денежные суммы появляются в распоряжении ребенка в 5–6 лет. Раньше он просто не в состоянии осмыслить реальное значение денег, они выступают для него скорее игрушками наподобие фантиков, а стимулировать такое отношение вряд ли разумно. В 5–6 лет ребенок уже вполне способен оперировать элементарными экономическими категориями. Хотя на их полноценное освоение уйдут еще многие годы.

Это не значит, что детям более младшего возраста денег давать нельзя. Но и не нужно ранее этого срока ждать от ребенка разумного обращения с деньгами. Школьнику, если бюджет семьи это позволяет, вполне можно выделить некоторую сумму на карманные расходы. Причем эти средства выделяются не как «целевое пособие» — скажем, на школьный завтрак, а именно как «свободные деньги» на удовлетворение спонтанно возникающих потребностей. При этом родители должны отдавать себе отчет, что это будут расходы, с точки зрения взрослых, не самые разумные. Если ребенок в семье обеспечен всем необходимым, то он скорее всего купит то, что родители необходимым не считают. В самом деле, зачем он станет покупать себе лишний апельсин, когда его и так купят родители. Скорее он предпочтет яркий леденец (от которого — о ужас! — расстраивается пищеварение и портятся зубы) или набор наклеек с кадрами из любимого мультфильма. Но в этом поведение ребенка не так уж отличается от поведения многих взрослых, которые покупают не самые нужные вещи, поддавшись рекламным соблазнам либо чтобы не ударить в грязь лицом перед товарищами. Ведь недаром говорят, что взрослые отличаются от детей лишь стоимостью своих игрушек. Увлечение мультфильмами и леденцами с возрастом обязательно пройдет, а отработанный на них навык считать деньги останется. А чтобы его усвоить, ребенок с самого начала должен понимать: деньги — ресурс ограниченный. Поэтому совершенно недопустимо «подбрасывать» ему некоторую сумму от случая к случаю, когда попросит. Лучше сразу взять за правило: определенная сумма выделяется на определенный срок. Ведь и мы в своем взрослом мире живем по этому закону, мало кто может черпать из неиссякаемого источника. Масштаб суммы даже не очень важен, он определяется возможностями семьи. Хотя чрезмерная щедрость тут неуместна: лучше сразу договориться, что дорогие покупки делаются совместно с родителями.

Следуя рекомендациям психологов, американские и западноевропейские родители часто открывают на имя ребенка счет в банке в тот момент, когда он идет в школу, и он регулярно вносит небольшие суммы — допустим, по доллару. Его не заставляют это делать, но убеждают, что это правильно и хорошо. И он постепенно сам проникается уверенностью в этом, когда спустя некоторое время на счете собирается достаточно денег для того, чтобы осуществить какое-то желание. Родители проявляют тактичность и в том, что не навязывают свое мнение относительно нужности или ненужности покупки. Поступит ребенок разумно — замечательно, сделает глупость — тоже хорошо, потому что он запомнит испытанное разочарование и в голове его прочно отложится: один доллар нельзя потратить дважды — точно так же, к слову сказать, как и рубль. При этом условии деньги становятся инструментом воспитания ответственности, серьезного к ним отношения, обиходной техники обращения с ними.

Далеко не бесспорный вопрос, должен ли ребенок сам зарабатывать деньги. Существует ли сегодня в наших условиях для маленького человека способ, не подвергая себя опасностям и унижениям, достойно заработать? Ответ на этот вопрос искать придется долго.


ris5.jpg

Сомнителен и такой педагогический прием, как получение ребенком платы за домашнюю работу или учебные успехи. Действительно, за рубежом даже весьма обеспеченные родители платят детям за вымытую посуду или вычищенную обувь. Но не всякий опыт, наверное, следует перенимать. Иначе не рискуем ли мы вырастить корыстного дельца, который даже для близких бесплатно палец о палец не ударит? А отмечать «гонораром» школьные успехи — значит заведомо подменять познавательную мотивацию учения сугубо внешним, прагматичным мотивом. По мнению многих отечественных психологов, это если и приводит к успехам, то тоже чисто внешним, а полноценного усвоения учебного материала не происходит.

Вероятно, оптимален такой подход, при котором деньги выделяются ребенку родителями как его полноправная доля в семейных расходах.

Когда семейная жизнь течет нормально, складывается особый психологический механизм — удовлетворение оттого, что ты поступил правильно, добросовестно выполнил свои обязанности, достиг нужных результатов. Подключение к этому тонкому процессу денежных интересов может и вправду все испортить. У ребенка должно сложиться ощущение осмысленной, правильной жизни в ее общем течении и убеждение в том, что это и есть самый надежный путь к исполнению желаний. Это и есть главная цель воспитания. А деньги, их количество — вопрос частный. Если достигнута главная цель, повзрослевший ребенок наверняка будет богат.