БОГАТСТВО


...

Погружение в транс

Когда я проснулся, первым делом почувствовал сильный запах кофе и услышал голоса, доносившиеся из кухни. Говорили на греческом.

Я посмотрел на часы. Было пять часов вечера. Проспал я всего час, но очень хорошо отдохнул. Перед тем как заснуть, я основательно расслабился, снял возбуждение от перелета и от рассказа Валентины. Потом остановил внутренний диалог и за несколько минут погрузился в глубокий транс, дав себе соответствующие установки.

Я встал и вышел из комнаты. На кухне Валентина разговаривала с каким-то греком богатырского телосложения.

— Ясас, — поздоровался я с ним.

— Ясас, — ответил он и сказал еще несколько незнакомых мне слов на греческом языке.

Я вопросительно посмотрел на Валентину.

— Он спрашивает, как долетел.

— Паракало, — ответил я. Это значит "хорошо". Грек сказал еще несколько фраз с явным удовлетворением.

— Он говорит, — перевела Валентина, — что ты очень похож на настоящего породистого грека и произношение у тебя хорошее.

Я приложил руку к сердцу и с легким поклоном сказал:

— Эфхаристо поли! (Что значит "большое спасибо".)

Грек и Валентина рассмеялись.

— Познакомься, Валера, — это Христас, — сказала Валентина. — Я рассказала ему, что ты доктор-гомеопат, психотерапевт и профессор из Крыма. Написал несколько книг. Приехал на семинар к нам в Грецию учить греков уму-разуму. Он никак не мог понять, где находится Крым. Я ему сказала, что это Украина, бывший СССР. Только после этого он врубился. Представляешь, эти греки не знают географии. Ну да ладно.

Ближе к делу. Этот ненормальный псих, — при этих словах Валентина посмотрела на Христаса, и он согласно закивал, — вчера проиграл в казино свой дом. Теперь у него сильнейшая депрессия. Он пришел ко мне в слезах, упал мне на грудь и стал плакать. Представляешь, такая масса полтора центнера плачет у меня на груди. Я когда-то делала ему массаж и гадала. Теперь он пришел ко мне за помощью. И тут я ему рассказала про тебя. Он очень заинтересовался и хочет, чтобы ты с ним поработал.

— А мы успеем до прихода Яши? — спросил я.

— Успеем, — ответила Валентина. — У нас еще полтора часа в запасе.

— Ну хорошо, — сказал я. — Тогда пошли в комнату. Я буду делать внушения, а ты переводи. Только старайся говорить с теми же интонациями и с той же скоростью, что и я.

Мы перешли в комнату, где я только что отдыхал. Христас очень осторожно уселся на диван. Но даже при всей его осторожности диван под ним жалобно заскрипел. Валентина села рядом с ним.

— Христас, — обратился я к нему, — я знаю о твоем горе. Мне Валентина рассказала. Ты пришел за помощью. И я знаю, как помочь тебе.

Валентина переводила синхронно. Христас был весь внимание.

— И если ты будешь очень внимателен ко мне, — продолжал я, — то я смогу помочь тебе.

— Я хотел бы, чтобы ты сейчас поудобнее устроился на диване, слышал только мой голос и голос Валентины и погрузился в глубокий транс.

При этих словах Христас откинулся на спинку дивана и закрыл глаза.

— Христас, — продолжал я, показывая Валентине рукой, чтобы она немного замедлила темп своей речи и подстроилась под дыхание грека, — ты внимательно слушаешь меня, и твое дыхание успокаивается. Ты успокаиваешься и с каждым вдохом глубже погружаешься в транс.

Было видно, как с каждым моим словом его дыхание все больше замедлялось и тело расслаблялось все сильнее.

Я впервые погружал человека в транс с переводчиком. Надо сказать, что Валентина прекрасно справлялась со своей работой.

Я не помню всего того, о чем говорил Христасу, но суть моих внушений можно свести к следующему: "В жизни каждого человека происходят драматические события, и каждый человек может совершать ошибки, может что-то терять. Но именно на таких ошибках человек учится очень многому, приобретает опыт. Эти ситуации могут стать основой для его дальнейшего развития. Шишки от падения поболят и заживут, а ценный опыт останется. Так и душа. Немного поболит, поплачет о потерянном, но приобретет гораздо большее. И ты станешь еще сильнее, еще жизнеспособнее, чем прежде.

Поэтому прими эту ситуацию. Если хочешь плакать — поплачь. Но уже сейчас почувствуй, как где-то в глубине души у тебя появляется спокойствие, и оно растет с каждым днем. Тверже становится земля под ногами, и ты чувствуешь опору в жизни. Тебе легче и радостнее с каждым днем".

Во время сеанса было видно, как в сознании Христаса происходят какие-то изменения. Он то плакал, то улыбался, то начинал шумно дышать, то затихал.

— А сейчас, — закончил я сеанс, — я буду считать до трех, и на счет "три" ты проснешься и откроешь глаза. Раз. Ты начинаешь возвращаться в эту комнату. Не спеша. Ты чувствуешь себя значительно лучше. Два. Ты чувствуешь себя хорошо и спокойно. Внутри тебя произошли и продолжают происходить удивительные изменения. Три. Ты проснулся. Можешь открыть глаза.

Христас открыл глаза и сел ровно. На лице его было написано спокойствие и умиротворение.

Я сказал, что сеанс закончен и он может идти домой. Христас долго тряс мне руку и говорил по-гречески слова благодарности. Потом спросил что-то у Валентины, наверное об оплате за сеанс, так как после ее ответа достал бумажник, отсчитал двадцать тысяч драхм и протянул ей. После этого он попрощался и направился к выходу.

— Слушай, — сказала Валентина восхищенно, после того как дверь за Христасом закрылась, — что мы с тобой сотворили! Это было здорово. Мы вернули человека к жизни. Пришел совсем никакой, а ушел как огурчик. Мне даже показалось, что он похудел за один час килограммов на десять-двадцать. Он буквально вылетел из квартиры.

— Так оно и есть, — подтвердил я, направляясь к кухне. — Я уверен, что с потерей дома он потеряет лишний вес. Эта стрессовая ситуация очень нужна была ему. Ты же видела, как он запустил себя. Да с такой массой невозможно жить нормально.

— Я помню, какой он был три года назад, — сказала Валентина, зажигая огонь на газовой плите и устанавливая чайник. — Он сильно изменился за это время. Наверное, ты прав. Эта ситуация поможет ему что-то переосмыслить в своей жизни. Вообще-то, — продолжала Валентина, — у нас в Греции люди буквально помешаны на деньгах и сексе.

— Я думаю, что это не только в Греции так. Слушай, — перевел я разговор на другую тему, — я вот что хотел спросить. А как Анестис находит места, где зарыты клады? Судя по твоим рассказам, у него уже несколько таких мест. Он что, где-то старые карты достает?

— Да нет. Карту достать очень сложно. Если карту нашел — стопроцентно будет клад. Я знаю уже три таких случая. Анестис находит эти места с помощью маятника. Я его научила, как пользоваться маятником, так теперь он возит его везде с собой и проверяет все "подозрительные" места. А потом уже "прочесывает" все вокруг своим миноискателем.

— Валентина, — сказал я, заваривая чай прямо в чашках, — если честно, Анестис не внушает мне доверия. Не в смысле своей нечестности, а в смысле достоверности результатов. Дело в том, что на результат исследования обязательно влияет характер человека и степень чистоты его помыслов. А вообще нужно проверить его интуицию.

— Каким образом?

— Очень просто. Надо спрятать золотую монету где-нибудь в комнате и попросить его найти ее с помощью маятника.

— Ты знаешь, мы уже делали это.

— Ну и каков результат?

— Да никакой! И близко даже не подошел.

— Ну? Вот видишь!

— Мало того, — сказала Валентина, разогревая пирог с сыром и зеленью, — я попросила, с согласия Анестиса, свою знакомую ясновидящую, которая живет в Москве, посмотреть по фотографии, светит ему найти клад или нет.

— И что?

Да вот, три дня назад пришло письмо. — Валентина достала из сумочки конверт. — Я его пока не показывала Анестису. Чтобы не расстраивать. Слушай, что она пишет.

Пока Валентина зачитывала письмо, я наслаждался пирогом и чаем. Содержание письма я сейчас не помню, тем более что оно изобиловало специфическими терминами, которые я никогда не стремлюсь запоминать. Но суть письма в том, что Анестис по какой-то их классификации относится к такому типу, которому не суждено найти золото.

Когда Валентина закончила читать, я спросил ее:

— Так что же ты делаешь в его команде?

— Ну, во-первых, он платит деньги. А во-вторых, очень хочется найти клад и разбогатеть. Ты знаешь, как я уже устала работать! Хочется пристроить детей, иметь свой дом, заниматься любимым делом, колдовать потихоньку в свое удовольствие, но только не за деньги.

— Валечка, мы обязательно будем богатыми. У нас же есть твердое намерение. Не этим способом, так другим. Их бесконечное множество. Можно и клад найти. Я не против. o

— Я тоже не против, — сказала Валентина с небольшой грустинкой в голосе.

— Слушай, Валентина, — решил я поддержать ее, — у нас в Симферополе есть один человек, который с помощью лозы или рамки не только воду может найти, но и все, что угодно. Недавно он поспорил со своим знакомым на сто долларов, что найдет эти же сто долларов в доме.

Приятель тщательно спрятал деньги в куче кирпичей. Так вот, тот не только место нашел, но даже сказал, под каким по счету кирпичом лежит стодолларовая бумажка. А место с кладом, — продолжал я, — будем искать сами по новой технологии, используя торсионный генератор. Я недавно на лекции академика Акимова был. Он там разъяснял подробно, как с помощью торсионных полей найти нефть и другие полезные ископаемые. Так вот, тот же принцип можно использовать при поиске золота. У меня уже созрел план. Я даже знаю, как этот генератор изготовить.

Я уже готов был поделиться своими соображениями по этому поводу, но тут в дверь позвонили.

— Это Яков! — сказала Валентина и пошла открывать.

Мы с Яшей обнялись и расцеловались, как старые знакомые. Мне он понравился по прошлым моим семинарам. В нем чувствовалась какая-то скрытая сила, хоть и роста он был небольшого. По специальности он ювелир, но в Греции занялся изготовлением церковной утвари. У него было много заказов из разных храмов, и не только потому, что плату за свою работу он брал меньше, чем коренные мастера. А скорее потому, что он очень серьезно подходил к своей работе. Раньше мастера, прежде чем писать икону, постились и молились несколько дней, чтобы избавиться от "скверны". Яша часто поступал так же. Наверное, поэтому на его работы спрос был больше, чем на другие такие же.

Поговорив некоторое время о житье-бытье, мы приступили к делу. Уложили Яшу на диван и "отправили" в путешествие к тому месту, где, по предположениям Анестиса, был зарыт клад.

На начальном этапе все шло хорошо. Яков легко и быстро вошел в состояние глубокого транса. "Сел" с нами в джип и "поехал" к месту. Он точно описал это место, хотя ни разу там не был. Валентина специально просила уточнить детали, о которых раньше не спрашивала. И Яша на все ее вопросы дал правильные ответы. Но когда мы его попросили "увидеть", что там находится под землей, вот тут начались некоторые заминки. Он начал запаздывать с ответами, на лице появлялись гримасы. Пришлось вывести его из транса, сохранив в памяти все то, что он там увидел.

Когда Яша "вернулся", мы дали ему некоторое время "прийти в себя" и после этого попросили рассказать о том, что он видел в состоянии транса.

Когда вы сказали мне, чтобы я посмотрел, что находится под землей, — начал свой рассказ Яков, — то сначала я ничего не увидел. А потом у меня было видение. Группа мужчин преследовала молодого парня У него за спиной был большой мешок. По всей видимости, это бандиты, разбойники пытались поймать одного из своих, который украл у них награбленное. Беглецу удалось скрыться в лесу около родника.

Там же он и решил закопать свой мешок, так как был ранен и с грузом не смог бы далеко уйти. После этого он направился в сторону моря, где его поджидала лодка. В том мешке был небольшой глиняный кувшин, в котором находились золотые монеты, украшения, несколько серебряных монет. Судя по одежде — это начало теперь уже прошлого века.

— Яша, — спросил я, — можешь ли ты с уверенностью утверждать, что видел в этом месте клад?

— Стопроцентной уверенности нет. Может, он там есть, а может, и нет.

Психология bookap

Через некоторое время приехал Анестис, и мы ему рассказали о результате сеанса.

— Завтра будем копать, — сказал он. — Я доверяю своим приборам.