2. ИЗЛЕЧИТЕСЬ ОТ БОЛЕЗНИ НЕУДАЧНИКОВ ОТГОВОРОК


...

ЧЕТЫРЕ НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫХ ТИПА ОТГОВОРОК

Отговорка первая: «У меня слабое здоровье». Отговорки насчет слабого здоровья могут варьироваться от хронического «Я чувствую себя неважно» до более конкретных жалоб типа «У меня не все в порядке с…». «Слабое здоровье» в тысячах разновидностей используется в качестве оправдания бездействия, безответственности, неудачи.

«Медицинскими» отговорками страдают миллионы людей. Но можно ли, в подавляющем большинстве случаев, принять эти отговорки? Вспомните, сколько преуспевающих людей могли бы, но не стали прикрываться слабым здоровьем.

Мои друзья-медики говорят, что абсолютно здоровых взрослых людей просто не существует в природе. У каждого из нас есть хотя бы одна болячка. Но преуспевающие люди никогда не станут использовать свои болячки в качестве оправдания.

Как пример приведу случай из собственной жизни. Однажды в течение одного вечера судьба свела меня с двумя людьми, чьи истории прекрасно иллюстрируют верный и ошибочный подходы к вопросу здоровья. Первая встреча произошла в Кливленде. После лекции ко мне подошел молодой мужчина, на вид ему было около тридцати, и попросил уделить ему несколько минут для личной беседы. Поблагодарив за интересную лекцию, он сказал:

— Боюсь, ваши советы мне не пригодятся. У меня слабое сердце, и мне приходится во многом ограничивать себя.

Молодой человек рассказал, что обращался уже к четырем докторам, но ни один из них не смог найти причину недомогания. Теперь он просил моего совета.

— Я не разбираюсь в заболеваниях сердца, — сказал я, — но скажу вам как профан профану: на вашем месте я бы сделал три вещи. Во-первых, посетил бы лучшего из известных специалистов и принял его диагноз как окончательный. Четыре кардиолога не нашли у вас никаких сердечных заболеваний, так пусть слово пятого станет решающим. Не исключено, что с вашим сердцем абсолютно все в порядке, но если вы и дальше будете так волноваться, то действительно можете заработать серьезную болезнь сердца. Постоянные поиски болезни часто именно к ней и приводят.

Во-вторых, я посоветовал бы вам прочесть прекрасную книгу доктора Шиндлера «Как жить 365 дней в году». Автор утверждает, что три из четырех больничных коек заняты жертвами ЭОЗ — эмоционально обусловленных заболеваний. Подумайте: трое из четверых больных были бы здоровы, если бы держали эмоции под контролем! Прочтите эту книгу и разработайте собственную программу контроля эмоций. В-третьих, я бы решил, что буду жить до самой смерти.

И я рассказал взволнованному слушателю о мудром совете, что дал мне много лет назад один мой друг, адвокат. Он перенес туберкулез. В его жизни было много разных ограничений, но серьезное заболевание не мешало ему заниматься адвокатской практикой, иметь прекрасную семью и по-настоящему наслаждаться жизнью. Мой друг, сейчас ему семьдесят восемь, изложил свою философию так: «Я собираюсь жить до самой смерти и не намерен путать жизнь и смерть. Пока я хожу по этой земле, я буду жить. Зачем мне быть полумертвым при жизни? Каждая минута, проведенная в страхе перед смертью — все равно, что минута, проведенная в небытии».

На этом мне пришлось распрощаться с собеседником. Меня ждал самолет на Детройт. На его борту произошла вторая, намного более приятная встреча. После взлета, когда утих грохот двигателей, я услышал тикающий звук. В испуге я обернулся к сидящему за моей спиной пассажиру, от которого исходил звук. Он широко улыбнулся и сказал:

— Не бойтесь, это не бомба, это мое сердце.

На моем лице было написано такое удивление, что попутчик решил рассказать мне свою историю.

Всего двадцать один день назад он перенес операцию по вживлению искусственного сердечного клапана. Как он сказал, тиканье продлится еще несколько месяцев, пока искусственный клапан не обрастет живой тканью. Я спросил, что он собирается делать дальше.

— О, — ответил он, — у меня огромные планы. Вернусь к себе в Миннесоту и поступлю в университет.

Буду изучать юриспруденцию. Надеюсь, что со временем попаду на государственную работу. Доктора говорят, что несколько месяцев придется потерпеть, зато потом я буду как новенький.

Вот два варианта подхода к проблеме со здоровьем. Мой первый собеседник, еще не будучи абсолютно уверенным в наличии заболевания, уже беспокоится, чувствует себя подавленным, обреченным на поражение, а от других ждет лишь подтверждения своей убежденности в неспособности продвигаться вперед.

Второй собеседник, перенеся сложнейшую операцию на сердце, настроен оптимистично и строит планы на будущее. Насколько по-разному относятся они к собственному здоровью!

Вот еще один пример, на этот раз из моей собственной жизни. Я диабетик. Когда врачи нашли у меня диабет (с тех пор я сделал не менее 5000 уколов инсулина), они сказали мне:

— Диабет — это действительно серьезная болезнь, но негативное отношение к ней намного опаснее самой болезни. Если будете постоянно беспокоиться, вам станет намного хуже.

Естественно, за время болезни я познакомился со многими товарищами по несчастью. Мне хотелось бы рассказать о двух крайних случаях. Один больной страдал диабетом в очень легкой форме, но принадлежал к славному братству живых мертвецов. Он панически боялся простуды, поэтому ходил закутанным по самые уши. Он боялся подхватить заразу и шарахался от любого, у кого был хотя бы намек на насморк. Он боялся переутомления и ничего не делал. Всю свою энергию он тратил на волнения по поводу того, что могло бы случиться. Этот человек «доставал» окружающих жалобами на «очень серьезную» болезнь, но его настоящей болезнью был не диабет, а отговорки насчет диабета. Он так жалел себя, что дошел до инвалидности.

Другой больной, глава отдела в крупном издательстве, страдал диабетом в серьезной форме. Ему приходилось вводить в 30 раз больше инсулина, чем первому больному. И все же, несмотря на это, он не собирался посвящать болезни всю свою жизнь. Он жил и работал с удовольствием. Однажды он сказал мне:

— Конечно, болезнь приносит неудобства, но ежедневная потребность бриться — тоже неудобство.

Не стану же я из-за этого переходить на постельный режим? Я делаю уколы и мысленно благодарю тех, кто открыл инсулин.

Мой хороший друг, известный преподаватель колледжа, в 1945 году вернулся с фронта с одной рукой. Джон — человек, который всегда улыбается, он всегда готов помочь людям. Однажды мы заговорили с ним о его инвалидности.

— Это всего лишь рука, — сказал Джон. — Разумеется, две лучше, чем одна, но подумай, мне оторвало всего лишь руку, мой разум ничуть не пострадал. Как я благодарен за это!

Я знаю человека с одной рукой, который великолепно играет в гольф. Однажды я спросил, как ему удалось научиться так прекрасно играть, когда большинство игроков и с двумя руками не могут показать такой класс игры. Вот что он ответил:

— На собственном опыте я убедился, что правильное отношение плюс одна рука — намного больше, чем ошибочное отношение плюс две руки.

Психология bookap

Правильное отношение и одна рука всегда важнее, чем ошибочное отношение и две руки.

Задумайтесь об этом хотя бы на миг. Это истинно для любой сферы жизни, а не только для игры в гольф.