УСПЕХ В ВАШИХ РУКАХ


...

Сотрудничество

Человек человеку - волк.

Это - в крови. Первые инстинктивные реакции при встрече в опасном месте с неожиданно возникшим перед вами человеком - бить, бежать или замереть. Ну что ж, против природы не попрешь, а жизнь, тем более в бизнесе, может оказаться слишком короткой… - поэтому мы каждый раз при неожиданном столкновении энергично и прем то ли враг на врага, то ли друг от друга.

Однако неожиданный вопрос: а как вы узнали, что тот, с кем вы встретились, - опасность, а не возможность? Препятствие, а не средство? Да: улыбнуться, поприветствовать, попросить помощи или предложить помощь - таких биологических программ природа в нас не заложила, но тот, кто ищет сотрудничества, получает успех.

• Конфронтацию перевести в переговоры, встречу развернуть в сотрудничество… - как много в жизни прекрасных возможностей!

Бодалку от конструктивного сотрудничества отделяют четыре этапа:

• принятие,

• понимание,

• сотрудничество,

• сотворчество.

Послушайте последовательность фраз, взгляните на смену душевных установок. Все начинается с простого:

«Ну, он просто другой».

• Происходит принятие.

«Это - его возможности, этого он боится, а вот это ему нужно для того».

• Да, это уже понимание.

«Я могу помочь ему в этом, он за это выручит меня вот здесь».

• О, уже сотрудничество, хотя и в самой элементарной форме.

«О, мы с вами вместе можем сотворить очень нехилый проект!»

• Поздравляю, начинается сотворчество.

Воевать, конечно, привычнее и, возможно, интереснее, но в долгосрочной перспективе более оправдывает себя сотрудничество. Успешный человек учит себя жить по принципу «Выиграл - выиграл», он знает, что лучшая сделка та, в которой учтены интересы обеих сторон.

- Он лихо работает все-таки, этот Штирлиц, - сказал Мюллер Рольфу, - вот послушайте-ка…

И, отмотав пленку, Мюллер включил голос Штирлица:

- Яне стану повторять той азбучной истины, что в Москве этот арест будет для вас приговором. Человек, попавший в гестапо, обязан погибнуть. Вышедший из гестапо - предатель, и только предатель. Не так ли? Это первое. Яне стану просить у вас имен оставшихся на свободе агентов - это не суть важно: стараясь отыскать вас, они неминуемо придут ко мне. Это второе. Третье: понимаете, что, как человек и как офицер рейха, я не могу относиться к вашему положению без сострадания - я понимаю, сколь велики будут муки матери, если мы будем вынуждены отдать ваше дитя в приют. Ребенок навсегда лишится матери.

У нас есть записанные на пленку ваши донесения, мы можем легко обучить вашему почерку нашего человека. И он будет работать вместо вас. Это будет вашей окончательной компрометацией. Вам не будет прощения на родине - вы это знаете так же точно, как я, а может быть, еще точнее. Если вы проявите благоразумие, я обещаю вам полное алиби перед вашим руководством, - продолжал он.

- Это невозможно, - ответила Кэт.

- Вы ошибаетесь. Это возможно. Ваш арест не будет зафиксирован ни в одном из наших документов. Вы поселитесь с моими добрыми друзьями на квартире, где будет удобно девочке.

- У меня мальчик.

- Простите. Вас, скажете вы потом, если увидите своих, нашел после смерти мужа человек, который назвал вам пароль.

- Я не знаю пароля.

- Вы знаете пароль, - настойчиво повторил Штирлиц, - пароль вы знаете, но я не прошу его у вас, это мелочи, игра в романтику. Так вот, человек, назвавший вам пароль, скажете вы, привел вас на эту квартиру, и он передавал вам зашифрованные телеграммы, которые вы гнали в Центр. Это - довод. В спектаклях о разведчиках принято давать время на раздумье. Я вам времени не даю, я спрашиваю сразу: да или нет?

…Мюллер посмотрел на Рольфа и заметил:

- Только один прокол - он спутал пол ребенка. Он назвал дитя девочкой, а в остальном виртуозная работа.

- …Да, - тихо ответила Кэт, скорее даже прошептала.

- Не слышу, - сказал Штирлиц. - И не надо истерики. Вы знали, на что шли, когда давали согласие работать против нас.

- Но у меня есть одно условие, - сказала Кэт.

- Да, я слушаю.

- С родиной у меня оборвалась вся связь после гибели мужа и моего ареста. Я буду работать на вас, если только вы гарантируете мне, что в будущем я никогда не попаду в руки моих бывших руководителей.