Часть 1. Нормальное развитие

Глава первая. Что мы имеем?

1. Можно ли судить о людях по внешности?

На очень ранней стадии развития человеческий зародыш представляет собой трехслойную трубку, внутренний слой которой преобразуется в желудок и легкие, средний слой — в кости, мышцы, суставы и кровеносные сосуды, а внешний — в кожу и нервную систему.

Обычно эти три слоя растут более или менее равномерно, так что «средний» человек представляет собой правильную комбинацию мозгов, мышц, внутренних органов. Однако в некоторых яйцеклетках один из слоев разрастается больше других, и, когда ангелы завершают сборку ребенка, у него может оказаться больше внутренностей, чем мозгов, или больше мозгов, чем мышц. Если такое случается, дальнейшая жизнедеятельность человека зачастую в наибольшей мере определяется самым разросшимся слоем.

Таким образом, можно утверждать, что, хотя средний человек представляет собой смесь разных качеств, некоторые люди наделены преимущественно «пищеварительным типом мышления», другие «мышечным мышлением», а третьи «мозговым». Соответственно различают и три типа телосложения: пищеварительное, мышечное или мозговое. Люди с пищеварительным телосложением выглядят полными, люди с мышечным телосложением — широкими, а люди с мозговым телосложением — длинными. Это не значит, что чем выше человек, тем он умнее. Это значит, что если человек, даже невысокого роста, выглядит скорее длинным, чем широким или толстым, то он зачастую более интересуется тем, что происходит у него в голове, нежели тем, что он делает или что он ест; решающим фактором является здесь не рост, а худощавость фигуры. С другой стороны, человека, производящего впечатление скорее толстого, чем длинного или широкого, обычно скорее заинтересует сытный обед, нежели хорошая идея или предложение прогуляться.

Для обозначения этих типов телосложения ученые пользуются греческими словами. Человека, на форму тела которого преимущественное влияние оказал внутренний слой яйцеклетки, они именуют эндоморфом. Если на телосложении явно виден отпечаток среднего слоя, такого человека называют мезоморфом. Наконец, если форма тела определяется внешним слоем, индивид называется эктоморфом.

Поскольку из внутреннего слоя человеческой яйцеклетки, эндодермы, образуются внутренние органы брюшной полости (viscera), то эндоморфу обычно свойственно думать брюхом. Из среднего слоя формируются мышцы и другие телесные ткани (soma), и потому мезоморф обычно обладает мышечным типом мышления. Наконец, поскольку из внешнего слоя образуется мозг (cerebrum), то эктоморф обычно думает мозгами. Если все это перевести на греческий, получаются следующие три типа людей: висцеротонический эндоморф, соматотонтеский мезоморф и церебротонический эктоморф.

Для церебротоника красивые слова звучат как музыка, но висцеротоник знает, что меню не съешь, на каком бы языке оно ни было напечатано. И соматотоник понимает, что объем грудной клетки чтением словарей не нарастишь. Поэтому лучше оставить термины в покое и посмотреть, кто скрывается за этими терминами, памятуя, что у большинства людей все эти качества смешаны в примерно равных пропорциях, и те случаи, которые мы будем исследовать, являются крайностями. Стоит добавить, что до настоящего времени эти типы были основательно изучены лишь среди мужчин.

Висцеротонический эндоморф. Если человек определенно относится к толстому типу, а не к широкому или длинному, то он, вероятнее всего, выглядит круглым и мягким, с большой грудью и еще большим животом. Ему явно удобнее есть, чем дышать. У него, скорее всего, широкое лицо, короткая толстая шея, толстые бедра и плечи, но маленькие ладони и ступни. Грудь развита сверх меры, и в целом вид надутого шарика. Кожа у него мягкая и гладкая, и когда он лысеет, что случается с мужчинами такого типа обычно довольно рано, то плешь в первую очередь образуется на макушке.

Жизнерадостный коренастый коротышка-политик с вечно красным лицом и вечной сигарой во рту, который всегда выглядит так, словно его вот-вот хватит удар, — лучший образец такого типа людей. Его успех в политике объясняется тем, что он искренне любит людей, банкеты, баню и сон. Он беззаботен, обходителен и искренен с людьми.

Живот у него большой, потому что в нем много кишок. Он любит все вбирать в себя — еду, похвалы, расположение окружающих. Пообедать с людьми, которым он нравится, — лучшая известная ему форма времяпрепровождения. Важно, чтобы психиатр понимал природу таких людей, когда они обращаются к нему за советом.

Соматотонический мезоморф. Если человек определенно принадлежит к широкому типу, а не к толстому или длинному, то выглядит он мускулистым крепышом. У него обычно большие предплечья и ноги, грудь и живот твердые и хорошо сформировавшиеся, причем грудь шире живота. Этому легче дышать, чем есть. У него костистая голова, широкие плечи и квадратная челюсть. Кожа толстая, грубая, эластичная и легко загорает. Если он лысеет, процесс обычно начинается ото лба.

К этому типу принадлежат Дик Трейси, Лил Абнер2 и другие «люди действия». Из них получаются хорошие телохранители и строительные рабочие. Они любят «выкладываться» до конца. У них много мышц, и они охотно ими пользуются. Они любят приключения, физические упражнения, драки, стремятся во всем быть первыми. Они смелы и несдержанны, и им нравится подчинять себе окружающих. Если психиатр знает, что доставляет удовольствие человеку такого типа, ему нетрудно разобраться, что гложет пациента в той или иной ситуации.


2 Персонажи комиксов 1920-1930-х годов. — Прим. перев.


Церебротонтесшй эктоморф. Человек, определенно принадлежащий к длинному типу, обычно имеет тонкие кости и мышцы. У него сутулые плечи, плоский живот и длинные слабые ноги. Шея и пальцы вытянуты, лицо имеет форму продолговатого яйца. Кожа тонкая, сухая и бледная. Человек такого типа редко лысеет и имеет вид рассеянного профессора, каковым зачастую и является.

Хотя люди подобного типа легки на подъем, они предпочитают беречь свою энергию и не склонны много двигаться. Такой человек предпочитает спокойно сидеть в сторонке, держась подальше от разного рода проблем. Хлопоты нервируют его, и он старается их избегать. Друзья не очень хорошо понимают его. Он порывист в движениях и в чувствах. Психиатр, понимающий, как легко такого человека разволновать, зачастую способен помочь ему лучше приспосабливаться к жизни в общительном и агрессивном мире эндоморфов и мезоморфов.

В особых случаях, когда человек определенно принадлежит к тому или иному типу, по внешнему виду можно многое сказать о его характере. Когда человеку приходится вести борьбу с самим собой или с окружающим миром, метод такой борьбы и ее результаты отчасти определяются его типом. Когда висцеротоника призывают срочные дела, в нем зачастую возникает почти непреодолимое желание пойти на какую-нибудь вечеринку, где он мог бы есть, пить и наслаждаться приятным обществом, позабыв обо всем остальном. Соматотоник постоянно стремится к действию, он пытается что-нибудь предпринять, исправить любую ситуацию на свой лад, даже если его поступки непродуманны и глупы. Церебротоник же предпочитает уйти в себя и долго думать, в то время как требуются решительные и незамедлительные действия или, напротив, когда лучше на время отвлечься от забот в хорошей компании.

Поскольку личностные черты зависят от скорости роста слоев в крохотном яйце, из которого развилась личность, их очень трудно изменить. Тем не менее каждому человеку полезно знать об этих типах, чтобы иметь хотя бы приблизительное представление о том, чего можно ожидать от окружающих, и с терпимостью относиться к проявлениям человеческой натуры, а также научиться осознанно управлять своими собственными природными склонностями, которые в трудных ситуациях нередко раз за разом заставляют нас наступать на одни и те же грабли.

2. Истоки человеческой энергии

Чтобы понять устройство любой вещи, мы должны прежде всего спросить себя, из каких частей этот предмет состоит и как эти части соотносятся, откуда вещь берет свою энергию и по каким каналам эта энергия циркулирует. Чтобы уяснить принцип работы автомобиля, мы должны сначала увидеть различные его детали и их положение, а потом разобраться, каким образом механизм автомобиля превращает энергию бензина во вращательные движения колес. Точно так же следует поступать, чтобы понять, отчего замерз водяной насос, как починить сломанный телевизор, откуда «растет» хвост у кометы, как растет дерево. И такой же подход применим к пониманию людей. У каждой вещи есть структура (строение) и функция (принцип работы). Чтобы понять Вселенную, мы изучаем ее структуру и функцию. Чтобы понять атом, мы изучаем его структуру и функцию. И тогда мы можем сделать так, чтобы атом взорвался.

Мы уже увидели, что по своей структуре человек состоит из трех видов тканей и что от того, как и в каких пропорциях эти ткани сочетаются, отчасти зависит, как человек действует и реагирует. Если же мы теперь обратимся к изучению функций желез и головного мозга, у нас появится первое представление о том, как человек управляет своей энергией.

Насколько мы знаем, человек получает энергию из пищи и кислорода. От количества съедаемой и хранимой в теле пищи зависит количество энергии, которую человек может высвободить с помощью кислорода. В процессе пищеварения еда преобразуется в достаточно простые вещества, которые могут храниться и затем использоваться по мере надобности, выделяя энергию как итог химических превращений. Уксус и сода, с шипением соединяясь в стакане, выделяют тепло, то есть энергию. Примерно так же, но более сложным образом содержащиеся в организме вещества соединяются с кислородом и производят тепло, так что из определенного количества пищи получается определенное количество калорий энергии, которая затем используется организмом. Пока еще нет четкого объяснения, каким образом тепло превращается в формы энергии, необходимые организму.

Можно условно разделить человеческую энергию на два вида: физическая и психическая. Точно так же энергия, заставляющая автомобиль двигаться, отчасти исходит от мотора и отчасти — от водителя.

Железы в значительной мере влияют на то, насколько быстро используется физическая энергия и для какой общей цели она употребляется. Щитовидная железа действует как акселератор, увеличивая или снижая скорость использования энергии. Она может поддерживать такие высокие «обороты», что энергии, получаемой из пищи, не хватает, и человек вынужден использовать для поставки необходимой энергии все свои резервы, прежде всего жировые запасы, вследствие чего чрезмерная активность щитовидной железы ведет к потере веса. С другой стороны, эта железа может замедлять обмен веществ до такой степени, что организм не в состоянии использовать съеденную пищу, и ее избыток откладывается в виде жира и других веществ; поэтому человек с недостаточно активной щитовидной железой может набирать вес.

Если щитовидную железу сравнивать с акселератором автомобиля, то надпочечники можно уподобить ракетным ускорителям. Когда нам нужна дополнительная «тяга», надпочечники способны дать резкий прилив энергии. Обычно это происходит в условиях стресса, когда мы должны вступить в бой или спасаться бегством; надпочечники — это те железы, которые дают нам силу, когда мы испытываем гнев или страх. Иногда мы злимся или боимся, но не имеем возможности что-то предпринять, и эта дополнительная энергия остается неиспользованной. Но эта энергия должна найти себе какой-то выход, и, поскольку нормальный путь ее применения закрыт, она воздействует на сердце или другие внутренние органы, вызывая ускоренное сердцебиение и другие неприятные ощущения. Во всяком случае, избыточная энергия не может просто так исчезнуть. Если она не используется своевременно для борьбы или бегства или не расходуется на сокращение мышц сердца и других внутренних органов, она сохраняется до поры до времени, чтобы рано или поздно проявиться в прямой или косвенной форме, как мы увидим в дальнейшем.

И щитовидная железа, и надпочечники у разных людей работают в разном режиме. Из-за особенностей работы щитовидной железы одни люди всегда в движении, другие же вечно спят на ходу. Есть, конечно, иные причины таких различий в использовании энергии, помимо работы щитовидной железы, но, когда пытаешься понять причины беспокойности человека или вялости, всегда нужно помнить про эту железу. Точно так же следует иметь в виду надпочечники, когда встает вопрос о различиях в возбудимости. У некоторых людей надпочечники все время на взводе, отчего их организм то и дело без нужды будоражится, в то время как другим индивидам вообще неведом прилив силы, которым сопровождается сильный гнев.

Щитовидная железа влияет на общий объем энергетических затрат индивида, куда бы эта энергия ни направлялась. Надпочечники высвобождают добавочную энергию, чтобы помочь человеку избавиться от того, что угрожает ему или встает на его пути, означает ли это избавление бегство или уничтожение угрожающей силы либо ее изгнание.

Половые железы также влияют на выработку энергии, и энергия, высвобождаемая ими, как и энергия надпочечников, служит источником силы для особых целей. Можно сказать, что надпочечники обеспечивают энергией инстинкт самосохранения, наделяя человека дополнительной силой для спасения жизни или уничтожения угрозы. Яички же и яичники содействуют половому инстинкту, повышая интерес человека к определенной созидательной деятельности. Главная их цель — обеспечить соединение полов, однако часть высвобождаемой ими энергии может найти полезное применение в иных формах деятельности, так или иначе связанных с чувством любви, привязанности и созидания.

Говоря о роли этих желез, следует понимать, что мы не вправе считать их источником энергии и возникающего в человеке желания созидать или разрушать; они лишь каким-то образом придают этим желаниям дополнительную силу и высвобождают добавочную энергию для их осуществления. Пожилые люди, чьи железы постепенно «изнашиваются», все еще могут творить и уничтожать, но обычно они делают это уже не с той страстью и энергичностью, как люди молодые.

Кроме того, железы эти никак не влияют на то, где эта высвобождаемая энергия применяется. Надпочечники, например, делают мышцы рук и ног сильнее и подвижнее, но они не определяют, будут ли конечности использованы для борьбы или для бегства. Половые железы придают человеку ощущение силы и непокоя и делают более привлекательными в его глазах внешние предметы, и в особенности других людей (обычно противоположного пола), но они не влияют на то, как и с кем он будет сближаться. Не имея мозга, человек проявлял бы немногим больше инициативы, чем бутылка с бродящим вином. Это можно продемонстрировать, удалив у кошки внешние части мозга. Под действием надпочечников кошка приходит в ярость почти без всякого повода и готовится к энергичному действию, но не понимает, что именно ей угрожает и как с этой угрозой бороться. Она «заводится», но не знает, как и против кого использовать этот избыток энергии. Для эффективного и целенаправленного действия необходим мозг.

Энергию мыслей и чувств понять труднее, чем энергию движения, и о ее происхождении мало что известно. Мы знаем, что эта энергия используется, когда мозг активен; об этом свидетельствуют электрические колебания, возникающие в мозге, и увеличенное потребление организмом кислорода. Это может означать, что психическая энергия не отличается принципиально от энергии физической. Пожалуй, речь идет о той же самой энергии, только используемой по-другому. Можно доказать экспериментально, что существуют различия в электрическом напряжении мозга и тела и разными отделами мозга, причем эти различия меняются в процессе работы мозга. Это показывает, что мыслительные процессы сопровождаются электрическими изменениями.

Значительная доля психической энергии затрачивается на то, чтобы ничего не делать, или, вернее, на воздержание от какой-либо деятельности. Одна из главных функций мозга — поддерживать активность индивида пониженной, не давая перевозбуждаться другим участкам нервной системы, как это происходит с кошкой, лишенной части мозга. Жесткий контроль нижних отделов нервной системы требует точно таких же энергетических затрат, как попытка сдерживать бьющую копытом лошадь.

Психическая энергия затрачивается также на упорядочение разума, для чего определенные мысли и чувства нужно разделять. Если позволить всевозможным целям и впечатлениям беспорядочно смешиваться и взаимодействовать, в голове возникнет такая же путаница, как спутаны соломинки в стогу. Когда допускается смешение обычно разделяемых мыслей и эмоций, как это происходит в анекдотических или приводящих в смущение ситуациях, энергия, ранее направлявшаяся на их разделение, внезапно высвобождается и может найти себе другое применение: например, проявиться взрывом смеха, слезами или покраснением щек.

Например, в случае, когда проявляется социальное неравноправие людей, чувство уважения, которое могут иметь к вышестоящим нижестоящие, ценой затрат психической энергии обычно отделяется от вызываемого подобными ситуациями чувства негодования. Если сдерживаемому негодованию дать выход, энергии, которая ранее затрачивалась на подавление этого чувства, вкупе с энергией высвобожденного негодования бывает достаточно, чтобы вызвать смех или хотя бы улыбку со стороны наблюдателей.

Это можно проиллюстрировать на примере женщины, отказавшейся платить за проезд. В ответ на требование кондуктора заплатить или покинуть троллейбус женщина высокомерно заявила:

— Меня вы не можете заставить платить. Я одна из директорских жен.

На кондуктора это большого впечатление не произвело.

— Даже если бы вы были единственной женой директора, вы все равно обязаны платить, — ответил он, вызвав улыбки на лицах других пассажиров.

В этой ситуации в умах слушателей происходил тот же процесс, что и в голове кондуктора. Это был вызов и в их адрес, и они точно так же высвободили энергию негодования. Только кондуктор выразил освободившуюся энергию словами, а они улыбками. Кроме того, дополнительная энергия освободилась вследствие открытого совмещения идей «богатства» и «многоженства». Обнажение этих и других скрытых связей привело к высвобождению энергии, которую разные стороны конфликта проявили по-разному: кто в форме смеха, кто словесно, а кто — злой гримасой.

Мы увидели, что наша энергия происходит из пищи, которую мы едим, и из воздуха, которым мы дышим, и что железы играют важную роль в установлении интенсивности и направления использования этой энергии, в то время как истинная цель ее применения определяется разумом. Следовательно, если мы хотим изменить количество или назначение энергии пациента, к решению этой задачи можно подойти с трех сторон. Изменение процессов выработки энергии из пищи и воздуха относится к сфере медицины, поскольку связано с нарушениями работы сердца, легких, щитовидной железы и т. д. О возможностях воздействия на железы мы пока знаем мало, но этот вопрос представляет большой интерес как для терапевта, так и для психиатра. Управление же количеством энергии мозга является проблемой психиатрии, и именно этому вопросу будут посвящены последующие главы книги.

3. Для чего служит мозг?

Зачастую мозг не совсем точно сравнивают с телефонным коммутатором, так как устанавливает связи между мыслями, а также между происходящими событиями и нашими реакциями на эти события. Даже в этом отношении мозг устроен гораздо сложнее, чем любой рукотворный механизм. В мозге одного человека связей больше, чем возможных на всемирном коммутаторе, даже если бы у каждого был телефон. Кроме того, разные участки мозга, по-видимому, могут в случае необходимости подменять друг друга гораздо легче и быстрее, чем это происходит в любом изготовленном руками человека коммутаторе.

Головной мозг заключен в верхней части черепа. Размер имеет с большой кокосовый орех. Спинной мозг имеет форму тонкой трости с набалдашником наверху. Головной мозг окружает этот набалдашник и связан с ним миллионом маленьких нервных волокон.

Часто задают вопрос, какая часть мозга реально используется человеком, а без какой можно было бы обойтись. Иногда — до, во время или после рождения — происходят повреждения мозга, позволяющие нам ответить на эти вопросы. Мозговое вещество поврежденной части мозга со временем разжижается и замещается водянистой жидкостью, и весьма примечательно, что значительная часть мозга в таких случаях может быть разрушена, не вызывая никаких подозрений ни у самого пострадавшего, ни у окружающих.

У одного пациента было несколько крупных очагов разжижения, так что от рождения у него оставалось лишь около половины здоровой мозговой ткани. Это не помешало ему успешно закончить школу и так же успешно работать автомехаником. Единственной причиной, побудившей его обратиться за медицинской помощью, были внезапно появившиеся эпилептические припадки. До их появления ни сам он, ни его близкие не подозревали о каких-либо нарушениях. Нечто необычайное обнаружилось лишь тогда, когда он обратился к специалисту. Обратив внимание на небольшие проблемы со зрением и развитием мышц, не мешавшие пациенту в его работе и потому все это время остававшиеся незамеченными, невролог назначил специальное рентгеновское обследование, обнаружившее «дыры» в мозге пациента.

Одни отделы мозга имеют специальное назначение, но другие могут постепенно заменять друг друга. Если разжижается один из специальных участков, индивид оказывается неспособен осуществлять те функции, которые связаны с работой этого отдела. Если, например, человек лишается половины затылочной доли мозга, то его угол зрения сужается в два раза, то есть индивид становится наполовину слепым (но не слепым на один или другой глаз, а наполовину — на каждый). Если разрушаются обе стороны затылочной доли мозга, то человек слепнет почти полностью. В некоторых случаях, впрочем, исполнение обязанностей этих специальных участков мозга может переходить к другим его отделам. Апоплексический инсульт, или удар, как его еще называют, связан с разрушением части мозга, управляющей определенными мышцами. Когда соответствующая часть мозга разрушена, мышцы, находившиеся под ее управлением, «застывают» и перестают «слушаться». Однако после длительных упражнений иногда удается передать управление этими мышцами другим участкам мозга, и некоторые пациенты вновь обретают власть над своим телом после пережитого инсульта. У вышеупомянутого механика разрушенные части мозга большею частью не имели специальных функций, почему он и он мог вести обычный образ жизни.

Причина, по которой человек может обходиться без столь значительной части мозговой ткани, состоит в том, что мозг обычно действует как одно целое. В этом отношении, как и во многих других, он работает совершенно иначе, нежели телефонный коммутатор. Если, например, уничтожить некоторые из телефонных коммутаторов во Франции, то число обслуживаемых абонентов в этой стране уменьшится. Но если человек выучил французский язык, то это знание нельзя частично уничтожить, разрушив какую-либо специальную часть его мозга, потому что он знает французский всем своим мозгом, а не какой-то его отдельной частью. Нет никакой «шишки языковых способностей»3. Можно даже сказать, что отсутствие некоторых частей мозга не более отражается на уровне знаний, мышления и других аспектах психики, чем отсутствие одной ноги. Более того, в реальной жизни видимое увечье зачастую вызывает нарушение психического здоровья чаще, нежели мозговая травма.


3 Видимым исключением, не согласующимся с приведенными выше аргументами, является сложное заболевание под названием «афазия», на рассмотрении которого мы здесь не будем останавливаться.


Мозг следует рассматривать как часть единой энергетической системы, коей является человек. Если смотреть на него с этой точки зрения, можно допустить, что, помимо функции телефонного коммутатора, мозг выполняет и другую, не менее важную функцию хранения энергии. И этому есть некоторые свидетельства. Вспомним, что кошка с удаленной внешней частью мозга, по-видимому, была неспособна сохранять какие-либо из своих чувств и давала волю ярости под действием малейшего раздражителя. Она также была неспособна запомнить что-либо из произошедшего с ней и сдерживать двигательные импульсы в ответ на раздражение. У людей с отсутствием мозговых нарушений способность сохранять и удерживать психическую энергию развита очень высоко. Нормальные взрослые способны сдерживать свои чувства в ожидании более удобного момента для их выражения, вместо того чтобы сразу приходить в ярость, если что-то им не нравится; они способны сохранять свои впечатления и впоследствии вспоминать их; они способны сдерживать желание дергать конечностями в ответ на воздействие стимулов, как это приходится им делать в кресле у зубного врача. В редких случаях при некоторых психических заболеваниях пациентам приходится вырезать переднюю долю мозга, и тогда мы наблюдаем явления, заставляющие думать, что человек уже не способен настолько себя контролировать, как раньше, когда его мозг был цел. После подобной операции пациент ведет себя более импульсивно и становится более скор на проявление чувств.

Если предположить, что мозг служит средством сохранения энергии, многие таинственные явления становятся объяснимыми. С этой точки зрения мозг является органом ожидания.

В семейной и общественной жизни и вообще во взаимоотношениях между людьми чрезвычайно большое значение имеет способность сдерживать свою энергию, не впадая в дистресс, когда здравый смысл подсказывает, что с действиями лучше подождать. Если наше предположение правильно, то именно в мозге до поры до времени запасается энергия, высвобождаемая железами и другими источниками. Таким образом мозг помогает человеку не наломать дров. Можно даже вообразить, что мозг в повседневной жизни периодически заряжается и разряжается подобно аккумуляторной батарее, как это иллюстрирует «Дело о десятидолларовой затрещине».

Мидас Кинг, владелец Олимпийского консервного завода, был толстым, суетливым, несколько раздражительным висцеротоником. Шла война, и дела на заводе складывались неважно. Все работали на пределе сил, персонал постоянно менялся, часто случались ошибки, временами весьма серьезные. Дни протекали для мистера Кинга в непрерывных огорчениях, но на работе он всегда старался держать себя в руках. Однажды он обратился к доктору Трису за психиатрическим лечением по поводу повышенного артериального давления.

Миссис Кинг, сопровождавшая мужа, рассказала врачу об инциденте, имевшем место накануне вечером. Вернувшийся домой с завода мистер Кинг находился, казалось, в хорошем расположении духа, пока его трехлетний сын не совершил проступок, стоивший ему сильнейшей затрещины. Мистер Кинг полагал, что его действия были оправданы, но жена сочла, что он зашел уж слишком далеко, и, взяв ребенка на руки, стала успокаивать его. Вспышка гнева со стороны мистера Кинга была вызвана тем, что мальчик разорвал в клочья бумажный доллар. Теперь мистер Кинг раскаивался в своем поступке.

— Кажется, я понимаю, что произошло, — сказал доктор Трис. — Мальчик порвал бумажку в один доллар, но вы отвесили ему затрещину не на доллар, а на добрую десятку, не правда ли?

Мистер Кинг и его супруга согласились с таким описанием инцидента.

— Вопрос заключается в том, — продолжал врач, — откуда взялось раздражение на остальные девять долларов?

— Ну конечно, он принес его с работы, бедняга, — ответила миссис Кинг.

— Стало быть, он зарядился эмоциями на работе, а разрядился дома, — сказал врач. — Это продолжается уже несколько лет, и теперь уже за выходные его высокое артериальное давление не успевает нормализоваться, как это бывало прежде. Значит, надо придумать, как бы мистеру Кингу избежать накопления раздражения в течение рабочего дня, правильно?

Здесь в скобках можно заметить, что ребенок, как и преступник, примерно знает о том, на какое наказание он может рассчитывать за тот или иной проступок. И если наказание остается в ожидаемых рамках, он принимает его и не таит злобы. Но если его наказывают на десять долларов за однодолларовое преступление, то у него остается чувство обиды на девять долларов, потому что при всей своей неопытности малыш все-таки догадывается, что его делают козлом отпущения за чужие грехи, и такая несправедливость его обижает.

Этот пример показывает, какое огромное значение имеет хранение энергии и способ ее выделения для гладкой работы организма и для нормальных взаимоотношений с другими людьми как на работе, так и дома. Кроме чувств, в мозге хранятся также знания и опыт — то, что называют памятью. Умственно отсталые люди, дебилы и имбецилы, имеют ослабленную память, и потому им трудно дается учеба, мало пользы приносит прежний опыт, невысока способность выносить здравые суждения. Таким образом, есть два вида памяти. Способность человека хранить в памяти знания никак не связана с его способностью хранить чувства. Вот почему некоторые умные люди совершенно не умеют ладить с окружающими, и в этом же отчасти причина, почему тугодумы могут быть окружены многочисленными друзьями. Мы восхищаемся людьми с развитым интеллектом, но дружить предпочитаем с теми, кто умеет управлять своими чувствами. Поэтому человек, желающий развивать свою личность, «расти над собой», должен решить, какую именно сторону личности он хочет развивать (можно, конечно, и обе). Если он будет работать над памятью в обычном понимании, возможно, им будут восхищаться как умнейшим человеком, но это вовсе не значит, что его будут любить. Если же он хочет, чтобы его еще и любили, возможно, следует научиться сдерживать свои чувства и проявлять их приемлемым для окружающих способом.

Хотя сказанное относится к психике, а не к мозгу как таковому, мозг является, вероятно, тем органом тела, которого это в наибольшей мере касается. Это орган учебы и ожидания, в котором, как мы полагаем, хранятся образы и чувства. Одновременно это центральный орган, занимающийся установлением связей между идеями, а также связывающий нас с внешним миром.

4. Почему поступки и чувства людей такие, а не иные?

Поступки и чувства соответствуют не действительным фактам, а нашим представлениям об этих фактах. У каждого есть свой определенный взгляд на мир и окружающих людей, и каждый ведет себя так, словно «истиной» являются образы, а не те объекты, которые за образами стоят.

Есть образы, которые почти у всех нормальных индивидов складываются по одному шаблону. Мать представляется добродетельной и ласковой, отец — строгим, но справедливым, собственное тело — крепким и' здоровым. Если есть основания думать иначе, то в глубине души людям ненавистна сама мысль об этом. Люди предпочитают продолжать мыслить и чувствовать согласно этим универсальным образам, невзирая на то, насколько они соотносятся с действительностью. Если же человек вынужден изменять этим образам, он становится мрачным и тревожным или даже психически больным.

Наши представления о собственном теле, например, поддаются изменению с очень большим трудом. Человеку, потерявшему ногу, трудно примириться с этим, пока не истечет период депрессии или «траура», в течение которого ему удастся привести взгляд на свое собственное тело в соответствие с новым положением вещей. Но даже тогда в глубине души больной продолжает держаться прежнего образа. Даже спустя многие годы после утраты конечности он может продолжать видеть себя во сне здоровым, полноценным человеком, а иногда и наяву спотыкается, забыв, что ноги нет. Это показывает, что период траура до конца не пройден.

Так же трудно изменить образ родителей. Во сне слабый отец может видеться сильным, алкоголичка мать — чистой и безупречной, умершие — живыми. Изменить сложившийся когда-то образ очень нелегко, и в этом одна из причин, почему люди так стараются этого избегать. Если умирает любимый человек, усилия, требуемые для того, чтобы приспособить свой ментальный образ мира к изменившейся ситуации, могут быть весьма изнурительными, приводя порой к психическому и физическому истощению. Люди в период траура нередко встают по утрам более усталыми, чем ложатся вечером, словно всю ночь трудились в поте лица. Дело в том, что они и вправду трудились, перестраивая свои психические образы.

У человека могут быть также свои индивидуальные образы, связанные с особыми обстоятельствами жизни, и они так же трудно поддаются изменению. «Призрак в спальне» — ментальный образ первой жены — может испортить отношения мужчины со второй женой. Образ «матери за дверью» может задерживать эмоциональное развитие женщины, даже когда она живет вдали от родного дома: ей постоянно кажется, что ее отсутствующая или уже умершая мать следит за ней и порицает за все, что она делает.

История Наны Куртсан иллюстрирует еще один тип индивидуального образа, способного укорениться в психике и продолжать влиять на поведение человека вопреки давно изменившимся реалиям. До трагической смерти отца Нана была довольно полной. Матери она не знала, папа был пьяницей, ив жажде любви она была готова на все, чтобы эту любовь найти. В результате Нана приобрела очень дурную репутацию, и это приводило ее в отчаяние, но преодолеть свою страсть к мужскому обществу она была бессильна, а непривлекательная фигура вынуждала ее идти на крайности.

После смерти отца она сильно похудела, и под жировой подушкой обнаружилась ее подлинная фигура, стройная и изящная — так каменная глыба под действием резца превращается в прекрасную статую. Двое ее старых приятелей, Ральф Метис, сын банкира, и Джозайя Толли, кассир банка, были настолько ослеплены ее новоявленной красотой, что уже стали подумывать о женитьбе, несмотря на скандальную репутацию девушки.

К несчастью, Нана никак не могла изменить ранее сложившееся у нее представление о себе самой. Вопреки тому, что она видела в зеркале и что говорили ей друзья, Нана продолжала считать себя физически непривлекательной девушкой, вынужденной идти на крайности, чтобы обратить на себя внимание мужчин. Она никак не изменила прежнего поведения и в результате — не без помощи пребывавших в ужасе от планов своих сыновей родителей Ральфа и Джозайи — лишилась шансов удачно выйти замуж.

История Наны, продолжавшей представлять себя «невзрачной дриадой», является прямой противоположностью историям многих женщин среднего и пожилого возраста, продолжающих видеть себя «чарующими сильфидами» поры своей юности и умеющих держаться соответственно этому образу — чаще с плачевными результатами, но иногда и с успехом.

Психические образы, управляющие нашим поведением, заряжены эмоциями. Когда мы говорим, что кого-то любим, это значит, что представляемый нами образ этого человека заряжен конструктивными, нежными и благожелательными чувствами. Если же мы говорим, что кого-нибудь ненавидим, это подразумевает, что наше представление об этом человеке заряжено деструктивными, злыми, враждебными чувствами. Подлинная сущность человека или то, как он видится другим людям, проникает в наши представления о нем лишь косвенным образом. Когда мы думаем, что разлюбили Пангину и полюбили Галатею, это значит, что мы разлюбили наш образ Пангины и полюбили наш образ Галатеи. Галатея своими достоинствами лишь облегчает формирование в нашем сознании образа, который можно полюбить. И если мы сами расположены влюбиться, мы помогаем ей в этом, выдергивая из ее реальной сущности одни только достоинства и пренебрегая нежелательными качествами или даже полностью отрицая их. Поэтому второй раз, «по инерции», влюбиться всегда легче, чем в первый раз, ведь когда образ первой любви разрушается, в сознании образуется пустота, которую мощный эмоциональный заряд жаждет срочно заполнить. Гонимый тревожным вакуумом, человек идеализирует образ первой попавшейся женщины, чтобы поскорее заполнить им освободившуюся нишу.

Хотя мы прочно привязываемся к своим представлениям о действительности и не склонны менять их, существует тенденция с течением времени все более идеализировать их, так что они постепенно становятся совсем не похожи на пребывавшие в исчезнувшей реальности. Старики вспоминают свое сомнительное прошлое как «добрые старые времена»; кто-то тоскует по давно покинутому отчему дому, но испытывает разочарование, возвратившись туда. Люди в большинстве своем радуются случайной встрече со старыми друзьями и даже старыми врагами, потому что за время долгой разлуки все плохое, что было в их отношениях, стирается, а хорошее, наоборот, обретает новые краски.

Гектор Мидс и его семья служат хорошим примером тенденции идеализировать с течением времени отсутствующих людей и давно исчезнувшие обстоятельства. Гектор был единственным ребенком Арчи Мидса, владельца гаража. Против своей воли он поступил на службу правительству Соединенных Штатов и был отправлен на небольшой тихоокеанский остров. Двадцать девять месяцев спустя он вернулся домой нервным, раздражительным, неудовлетворенным своей судьбой. Он постоянно ворчал и выглядел таким чужим, что мать его, тоже достаточно нервная женщина, уже не знала, как ему угодить.

Просидев шесть недель дома — слушая радио и попивая вино, — он поступил на работу к отцу. Проработал Гектор недолго, потому что так и не сумел поладить с клиентами и с Филли Порензой, тем самым механиком с дырками в мозге. До отъезда Гектора на службу они с Филли были добрыми друзьями, но теперь Гектор называл Филли не иначе как болваном, не знающим жизни. Гектор поссорился также со своей прежней подружкой Анной Кейо, дочерью начальника полиции, и стал время от времени наведываться на Фоумборн-стрит, чтобы повидать Нану Куртсан. Он пробовал работать в гостинице «Олимпия», галантерейном магазине Мактэвиша и на мясном рынке, но лишь через шесть месяцев окончательно устроился на лесопилку Кинга. Впрочем, и там он был вечно недоволен своим хозяином и условиями труда. Гектор был уже далеко не тем милым и покладистым юношей, каким покинул Олимпию двумя с лишним годами ранее.

[отсутствуют страницы 40–41]

такие, какими мы их себе представляем, или кто пытается внушить нам симпатию к людям, образ которых ненавистен нам. В старину гонцов, приносивших дурные вести, казнили. Посланники не были виноваты в том, что нарушали сложившееся у правителя представление о самом себе как о непобедимом завоевателе всего мира, но им помимо воли приходилось делать это, и они страдали от последствий пробужденной в повелителе тревоги. В наши дни наказания не столь жестоки и могут быть отсрочены, но все равно нужен максимум такта, когда берешь на себя задачу дать знать начальнику, другу, мужу, что его представления и действительность не соответствуют друг другу, или, иначе говоря, что его суждения ошибочны.

Так называемая «адаптация» зависит от способности изменять представления, приспосабливая их к новой действительности. Как правило, человек способен изменить некоторые из них, но есть образы, которые трансформации не поддаются. Верующий человек может быть готов и способен адаптироваться к любым переменам, кроме изменения религиозных взглядов. Хороший бизнесмен может быть способен в считанные минуты поменять свое представление о рыночной конъюнктуре, если получает новую информацию о положении в экономике, но оказывается неспособен изменить свое представление о воспитании детей на основе информации, поступившей из детского сада. Плохой бизнесмен, быть может, не способен с такой же скоростью адаптировать свое представление о нуждах бизнеса, с какой меняется ситуация на рынке, но зато он регулярно корректирует в сознании образ своей жены по мере того, как она сама меняется, что является залогом успешного брака. (Из этого можно заключить, что для успеха в любой области гибкость ума важнее уровня интеллекта.)

Материал, из которого формируются образы, может обладать разной степенью эластичности. У некоторых людей психические образы хрупки; до какого-то момента они незыблемо противостоят всем ударам действительности, а затем вдруг рассыпаются, причиняя человеку сильное беспокойство. Это свойственно упрямцам. У других образы как будто сделаны из воска, которые плавятся под действием красноречия продавца или критика. Это внушаемые личности.

Как у людей проявляется способность к созданию психических образов и как они решают проблему приведения этих образов в соответствие с действительностью, лучше всего видно в сердечных делах. У некоторых мужчин, например, складывается столь негибкий образ идеальной женщины, достойной составить им пару, что они не идут ни на какие компромиссы. Им никак не удается встретить женщину, которая полностью соответствовала бы воображаемому образцу, и они либо не женятся вовсе, либо женятся снова и снова, надеясь найти в конце концов женщину столь бесхарактерную, чтобы она сама с готовностью влилась в давно заготовленную форму. (Это, между прочим, превосходный пример того, как одна и та же базовая психологическая характеристика может вести людей противоположными путями. Это одна из тех «загадок» психиатрии, которую непосвященному понять очень трудно.)

Успеха в жизни достигает тот человек, чьи представления оказываются ближе всего к действительности, поскольку в этом случае его действия ведут прямой дорогой к намеченным результатам. Неудачи же людей объясняются тем, что их представления не соответствуют реальности, о чем бы ни шла речь: о браке, политике, бизнесе или бегах. Лишь некоторым счастливцам удается достичь Успеха попросту за счет того, что описываемые ими психические образы в точности соответствуют образам, которые хотели бы иметь многие другие. Таковы поэты, художники и писатели; их образы, чтобы принести успех, не обязаны соответствовать действительности. Представления же хирурга, напротив, должны иметь абсолютное соответствие с реальностью. Хирург, который представляет себе аппендикс не таким, каков он есть, не может быть хорошим врачом. Подготовка хирургов или инженеров заключается в попытках сформировать у них представления, максимально точно соответствующие действительности. Работа ученого заключается в постоянном уточнении своих представлений, чтобы они как можно точнее отвечали реалиям. Человек же, покупающий лотерейные билеты, служит примером того, как суетные люди пытаются сделать окружающий мир похожим на свои образы, затратив на это как можно меньше усилий.

Понятие об образах полезно для изучения характера человека и для понимания природы психических болезней. Например, заболевание под названием истерический паралич возникает вследствие искаженных представлений пациента о собственном теле. Пациента парализует, потому что в глубине души у него укоренился сильно заряженный образ самого себя как паралитика. Он парализован «мысленно», и поскольку мозг управляет телом, тело вынуждено соответствовать этому образу. Чтобы излечить истерический паралич, психиатр должен предложить пациенту какой-то другой образ, на который должен быть перенесен эмоциональный заряд. Когда пациент переносит эмоциональный заряд с ложного образа своего тела на новый образ, сформированный с помощью психиатра, паралич проходит. Обычными методами излечить эту болезнь нельзя, потому что течение ее не поддается сознательному контролю со стороны пациента.

Это иллюстрируется историей Горация Фолька, о которой мы подробнее поговорим в одной из следующих глав. Страх перед отцом и другие сильные переживания изменили самовосприятие Горация настолько, что он представлял свои голосовые связки парализованными, вследствие чего и в самом деле мог говорить только шепотом. Доктор Трис, психиатр, в процессе лечения сумел ослабить накопившееся в Горации эмоциональное напряжение, заставив мальчика зарыдать, а затем с помощью внушения помог ему сформировать нормальное самовосприятие. В процессе лечения в сознании Горация сформировался сильно заряженный эмоциями образ доктора, который отчасти впитал в себя и тем самым ослабил аномально высокое напряжение, искажавшее представление мальчика о самом себе. Когда напряжение уменьшилось, самовосприятие Горация под действием «естественной упругости» нормализовалось, и к мальчику вернулся обычный голос. Это невозможно было осуществить посредством силы воли самого Горация. Даже простейшая часть процедуры — плач — не поддавалась его сознательному контролю. Ведь даже талантливой актрисе очень трудно заставить себя проливать настоящие слезы.

Великим человеком становится тот, кто либо умеет понять, каков на самом деле окружающий мир, либо пытается изменить этот мир по сложившемуся у него образу. Деятельность Эйнштейна заставила почти всех физиков и математиков изменить свое мировоззрение, приведя его в соответствие с открытой им «действительностью». Шекспир помогает людям составить более отчетливые представления о том, каков мир на самом деле. Мессии всевозможных религий были добрыми людьми, желавшими привести мир в соответствие со своими представлениями о том, каким он должен быть.

Некоторые злые люди пытаются изменить мир силой, подстраивая его под удобные им образцы.

Гитлер представлял себе идеальный мир местом, где он имел бы верховную власть, и применял силу, пытаясь привести мир в соответствие с этим образом.

При психической болезни, называемой шизофрения, пациент воображает, что мир уже соответствует имеющемуся в его сознании образу, и не затрудняет себя проверкой этого. В отличие от агрессивного реформатора или завоевателя, он не способен или не готов реальными делами воплотить «хочу» в «есть». В некоторых случаях пациент поначалу выступает в качестве реформатора, но, обнаружив, что эти изменения слишком трудно осуществимы, довольствуется тем, что реализует их мысленно.

В жизни очень важно понимать действительность и постоянно приводить свои представления в соответствие с ней, потому что именно эти представления определяют наши поступки и чувства, и чем точнее они отражают реальность, тем легче нам достичь гармонии и оставаться счастливыми в этом вечно меняющемся мире.

5. Как чувства изменяют опыт

Психические образы, о которых мы говорили, не могут быть показаны на экране — мы не можем внятно объяснить их даже самим себе, — но это отнюдь не ставит под сомнение их существование. Никто никогда не видел атома или электричества, но мы не должны по этой причине сомневаться в существовании сил природы, без которых совершенно невозможно понять физический мир. Природа проявляет себя так, как будто существует то, что мы называем атомом или электричеством, и потому мы предполагаем, что эти объекты в самом деле реальны. И люди ведут себя так, как будто те психические образы, о которых мы говорили, существуют, и потому мы предполагаем, что они в самом деле есть. В дальнейшем мы будем говорить о динамических образах как о существующих настолько же реально, насколько реально существуют электроны и гравитация.

Эти динамические представления состоят из двух компонентов: зрительного образа и эмоционального заряда. Заряд может быть «положительным» или «отрицательным»; это может быть любовь или ненависть, а часто то и другое вместе. Зрительный образ придает представлению форму, а заряд — энергию.

Надо четко понимать, что мы имеем в виду, когда говорим об образах, формах или идеях. Форма в применении к динамическим психическим образам включает в себя не только структуру, но и функцию, так что психическая форма шире физической. Каждому известна физическая форма самолета. Однако психическая форма, образ или идея самолета заключают в себе не только его внешний вид, но и некоторое представление о том, для чего он предназначен. Поэтому легко видеть, что для создания ясных зрительных образов нужны не только глаза, но и ум, и что при прочих равных условиях представления человека об окружающем мире будут тем полнее и правильнее, чем сильнее его интеллект. Кроме того, правильность мысленного образа самолета не имеет ничего общего с чувствами человека по отношению к летательным аппаратам. Одни могут превосходно разбираться в самолетах, но не любить и бояться их, а другие любят летать, не имея ни малейшего понятия, почему и как самолет перемещается в воздухе.

Представление о самолете может иметь, следовательно. как «положительный», так и «отрицательный» заряд независимо от того, является ли форма этого образа простой или сложной, правильной или неправильной.

Разница между чувствами и образами часто прослеживается в социальных отношениях. Часто человек хорошо помнит свои чувства по отношению к кому-то, но не помнит его имени или, наоборот, помнит имя, но никаких эмоций это имя в нем не вызывает. Мистер и миссис Кинг собирались устроить прием, и миссис Кинг спросила:

— Может, стоит пригласить мистера Кастора, того интересного наездника с Гавайев?

— Я хорошо помню это имя, — ответил мистер Кинг. — Это рослый парень с татуировками в виде сердец и цветов на руках, но я никак не могу припомнить, нравится он мне или нет.

Ясно, что в этом случае у мистера Кинга был отчетливый зрительный образ Кастора, он хорошо помнил его «форму». Образ был четко оформлен, но никакого эмоционального заряда в себе не нес, и потому Кинг не мог вспомнить, какие чувства он питал к мистеру Кастору. Затем миссис Кинг сказала:

— А не пригласить ли нам того милого парня, забыла, как его зовут, которого так ненавидит эта мерзкая миссис Метис?

Из слов миссис Кинг видно, что она мало помнила о самом мистере Имярек, о том, как он выглядит, даже как его зовут, но в памяти отпечатался положительный эмоциональный заряд. Она не помнила, что он за человек, но помнила, что он ей понравился — прежде всего тем, что его невзлюбила ненавистная миссис Метис.

Из этого следует, что представление о человеке может распадаться на части; чувство и зрительный образ отделяются друг от друга, так что чувство остается на уровне сознания, а зрительный образ становится бессознательным, или наоборот. В подобных случаях отделившееся от зрительного образа чувство «подвисает» в сознании и может «найти себе опору», связавшись с другим зрительным образом, имеющим что-то общее с прежним. Это важно для объяснения обмолвок и других ошибок, которые мы совершаем в повседневной жизни. Если же «подвешенным» оказывается зрительный образ, то он находит себе опору в другом эмоционально заряженном образе.

У разных людей способности сохранять в памяти эмоции и образы разные. Ум, неспособный четко запоминать образы, не способен к учебе. Людей с подобными недостатками называют слабоумными. Они могут понимать вещи только после длительных и многократных усилий сформировать в уме четкие образы. Вынужденные выражать свои чувства, как все остальные люди, они, не имея четко оформленных образов, допускают ошибки и попадают в трудные положения.

Иногда проблема в другом. Разум, некогда способный понимать вещи и формировать правильные образы, вдруг начинает их искажать. Например, авиаконструктору начинает казаться, будто самолеты питают к нему личную вражду и преследуют его, пытаясь причинить ему вред. С этим искаженным представлением о самолетах он становится чудаком в глазах окружающих и утрачивает способность жить нормальной жизнью. Многие подобные аномалии наблюдаются у шизофреников, и поскольку те ведут себя в соответствии со своими искаженными и аномально заряженными представлениями, здоровому человеку понять их поведение трудно.

Из этого должно быть ясно, почему «нервные расстройства» не имеют никакого отношения к интеллекту и почему индивид, переживающий «нервное расстройство», имеет память и рассудок, ни в чем не уступающие памяти и рассудку «нормального» человека. «Нервное расстройство» любого рода — это нарушение сложившегося распределения эмоционального заряда между представлениями человека о своем теле, своих мыслях, окружающих вещах, людях и т. д., так что некоторые представления искажаются. Это нарушение надо отличать от слабоумия, которое подразумевает пониженную способность создавать и сохранять образы. Психические заболевания связаны с эмоциями, а слабоумие — с пониманием сути вещей. Конечно, бывает, что человек одновременно страдает «нервным расстройством» и слабоумием, но это лишь злополучное совпадение, потому что речь идет о двух совершенно разных нарушениях.

Человек был бы существом куда более простым, если бы он просто автоматически учился на собственном опыте и строил психические образы в соответствии с тем, что с ним в действительности происходило. В этом случае он напоминал бы счетную машину, выполняющую абсолютно точные и однозначно понимаемые вычисления на основе поступающей извне информации, или кусок глины, сохраняющий верный и неизменный отпечаток всего, что к нему прикасается. Причина, по которой мы не похожи на эти неодушевленные предметы, заключается в том, что наш внутренний дух придает всему происходящему с нами новое и сугубо индивидуальное значение, так что одно и то же событие каждый переживает по-своему, у каждого формируется свой собственный взгляд на происшедшее в зависимости от его эмоциональных особенностей. Если бы счетной машине вдруг не понравился вид цифры 9 в каком-нибудь столбце чисел, она не смогла бы заменить ее на 6, чтобы было красивее, а человек на такое способен. Если бы глина почувствовала, что отпечаток слишком угловат, она не смогла бы скруглить его; человек же скругляет углы своих переживаний по собственному усмотрению.

Внутренние силы, влияющие на переживание происходящего с нами, — это силы любви и ненависти, которые могут иметь разные формы и о которых мы еще будем подробно говорить в дальнейшем. Под действием этих двух чувств все образы переплавляются, теряя сходство с оригиналом, и поскольку человек действует в соответствии с этими образами, а не в соответствии с действительностью, на всех его поступках лежит печать любви или ненависти. Кроме того, в формировании личных представлений принимают участие три идеи, или три убеждения, которые коренятся глубоко в бессознательном каждого человека и избавиться от которых он не может. Этими тремя верованиями являются вера в собственное бессмертие, вера в свою неотразимость и вера во всемогущество своих мыслей и чувств.

Сколько бы человек ни отнекивался, утверждая, что эти убеждения ему не присущи, они остаются скрытыми в глубинах его сущности, и роль их, вероятнее всего, заключается в том, чтобы влиять на наши поступки, когда мы растеряны и обеспокоены. Из этих трех идей легче всего прослеживается вера во «всемогущество мысли», поскольку на представлении о всесилии мыслей и чувств основаны многие предрассудки. Это подспудное верование становится особенно активным при некоторых эмоциональных расстройствах.

Уэнделлу Мелеагру часто снилось, будто он убил брата своей матери. Услышав, что его дядя погиб в автомобильной катастрофе, мистер Мелеагр начал страдать от сердцебиений и бессонницы. Он стал много читать о разных суевериях, чтобы избежать того, от чего эти книги предостерегали. При виде полицейского его бросало в дрожь, и он почти лишался чувств. Короче, он вел себя так, как будто и в самом деле убил своего дядю. В конце концов из-за этих страхов ему пришлось временно отказаться от адвокатской практики.

Хотя в действительности он не имел никакого отношения к смерти своего дяди и на сознательном уровне питал к нему лишь чувство любви, бессознательный образ дяди был заряжен мыслями об убийстве. На бессознательном уровне Уэндел явно переоценил силу этих мыслей, потому что после гибели дяди стал вести себя так, как будто действительно был прямым и злонамеренным виновником его смерти. Он воспринял происшедшее извращенным образом, потому что имел извращенный бессознательный образ дяди и бессознательно верил во всемогущество своих губительных мыслей.

Вера человека в свою неотразимость яснее всего проявляется в сновидениях, где он без малейших усилий и нимало не удивляясь этому завоевывает любовь самых желанных мужчин и женщин. Отражение этого верования можно увидеть в поведении некоторых пожилых людей, которые никак не хотят признать, что утратили былую сексапильность.

Вера в бессмертие признается как должное большинством религий и, вопреки всем сознательным попыткам сопротивления ей, упорно держится в умах самых отъявленных атеистов и еретиков. По-настоящему никто не может вообразить свою собственную смерть. Невозможно представить себя умершим, одновременно не видя себя живым свидетелем собственных похорон. Если же попытаться не думать о похоронах, а представить собственную гибель от взрыва бомбы, тогда можно вообразить, как тебя разрывает на куски, но все равно ты не можешь вообразить себя отсутствующим после того, как дым рассеется. Мало того, эта паутина бесконечности простирается не только в будущее, но и в прошлое. Никто не может честно представить себе, что было до его появления из ничто. Эта неспособность представить себя несуществующим находит отражение в явных или замаскированных идеях о реинкарнации, которые можно обнаружить во многих религиозных системах.

Именно силы любви и ненависти вместе с этими тремя желаниями или верованиями придают человеческой жизни яркость и индивидуальность и позволяют людям не превратиться в машины или комья глины. И эти же самые силы доставляют нам неприятности, когда выходят из-под контроля. Они хороши, когда придают яркость нашим представлениям, оставаясь под присмотром разума, но когда они отнимают власть у рассудка и пускаются во все тяжкие, коверкая наши образы до неузнаваемости, то для восстановления баланса реальности и вымысла необходимо принимать меры.

Мы должны попытаться уяснить для себя, до какой степени чувства влияют на наше поведение, наши переживания и наши представления об окружающем, чтобы постараться избежать неразумных действий, ненужных тревог и ошибок в суждениях. Опыт подсказывает нам, что ради собственного счастья в сомнительных случаях разумнее исходить в своих действиях, чувствах и мыслях не из ненависти, а из любви.

6. Чем люди отличаются друг от друга

Мы можем теперь понять некоторые различия, существующие между людьми.

Как мы видели, физически люди зачастую развиваются неравномерно: у одних доминируют органы пищеварения, у других — мышцы и кости, у третьих — кожа и мозг. Если одна система разрастается непропорционально другим, то в наших мыслях, эмоциях и поступках возникает перекос в сторону этой системы. Так появляются висцеротоники, соматотоники и церебротоники со своими образцами мышления и поведения. Обобщенно можно сказать, что первые ублажают окружающий мир, вторые им овладевают, а третьи от него отдаляются. Таким образом, телесная и психическая конституция человека с самого начала отчасти предопределяют его поведение по отношению к окружающему миру.

Железы человека в значительной мере влияют на силу его устремлений и на количество энергии, которое он направляет на их удовлетворение, а также на скорость расходования этой энергии. Есть и другой важный фактор, без сомнения находящийся под влиянием работы желез, но пока мало изученный, — настроение. Есть люди, которые всегда веселы, и есть вечные нытики. Большинство людей колеблются между умеренным унынием и умеренным счастьем. Конечно, настроение человека зависит от обстоятельств, но не только от них. Иногда поражаешься тому, как много тягот может вынести, не падая духом, человек, находящийся в хорошем настроении, и как много радостей жизни могут остаться незамеченными, если человек «не в духе». Люди различаются еще и тем, насколько быстро у них меняется настроение.

Можно предполагать, что на способность человека сдерживать свои чувства, откладывая их удовлетворение до более подходящего времени, оказывает влияние эффективность работы мозга. Есть люди сдержанные, а есть — импульсивные. Есть умеющие ждать, есть — не умеющие. Хотя ожидание не всегда уместно, желательно все же уметь ждать, когда это необходимо. И эту способность человек может в себе развить.

Импульсивность бывает разной. Некоторые люди быстро, без раздумий реагируют на любую ситуацию; некоторые отличаются тем, что какое-то время терпят, а потом внезапно высвобождают накопившуюся энергию. К импульсивности первого типа окружающие относятся с пониманием и сочувствием. Они знают, почему человек рассердился, и ему не приходится объяснять свою реакцию. Импульсивные реакции второго рода вызывают у окружающих чувство неловкости; им кажется, что, может, человек и имеет основания сердиться, но не настолько же! Такого рода запоздалая реакция обычно происходит неожиданно для окружающих, и, поскольку высвобождаемая энергия не ограничивается только первоначальной ситуацией, а накапливается, вбирая в себя энергию всех последующих, «взрыв» гнева обычно кажется посторонним чрезмерным или даже неуместным.

Еще один вопрос, над которым полезно поразмыслить, — это взаимосвязь между воображением и действием. Некоторые люди любят мечтать, но поскольку осуществить все их мечты — дело немыслимое, остаются вечно неудовлетворенными. Особенно склонны к мечтаниям церебротоники; они много думают, но мало делают для осуществления своих грез. У других людей куда меньше неисполнимых желаний, поэтому они не тратят время на фантазии, которые не могут быть практически воплощены.

Про представителей первой группы, группы «торможения», в этой связи можно сказать, что у них слабый «барьер» между бессознательной и сознательной частями разума и хрупкий «барьер» между сознанием и целенаправленным действием; они много грезят, но мало делают для осуществления своих грез. У представителей второй группы, группы «вытеснения», «барьер» между бессознательным и сознанием прочный, а «барьер» между сознанием и действием гибкий; они редко мечтают, но активно действуют. Первые думают о своих образах и дальше этого не идут, в то время как вторые пытаются приспособить к своим образам окружающий мир.

В данном разделе уместно также поговорить о том, что принято называть «интеллектом», или «умом», и что измеряют соответствующими «тестами». Потенциальный интеллект человека зависит от конституциональной способности его психики формировать и сохранять точные образы и связывать их между собой. Интеллект же, реально выказываемый и используемый, зависит от способности противодействовать влиянию эмоций, делающих человека слепым к фактам и искажающих его представления. Это значит, что, восстановив баланс в эмоциональной жизни человека, мы могли бы повышать его практический интеллект, максимально реализуя его потенциал. В ходе одного эксперимента нескольких умственно отсталых детей из приюта отдали на воспитание приемным матерям, выбранным из числа девушек-правонарушитель-ниц в ближайшем исправительном учреждении. Каждый ребенок обрел таким образом материнскую любовь и заботу, которой был лишен в своей прежней жизни. Благодаря этим эмоциональным воздействиям у детей повысился уровень интеллекта. Вместе с тем «умнее» стали и «матери», поскольку заполнилась брешь в их эмоциональной жизни: у каждой теперь был ребенок, которого можно было любить. Возможность любить и быть любимым благотворно сказалась на самочувствии и интеллекте тех и других.

Говорят, что есть три вида «интеллекта»: способность к абстрактному мышлению, технический ум и умение ладить с людьми. Не станет сюрпризом, если обнаружится, что, в среднем, самый высокий уровень «абстрактного интеллекта» у церебротоников, «механического интеллекта» у соматотоников, а «социального интеллекта» у висцеротоников. Однако изучить этот вопрос должным образом затруднительно из-за наличия великого множества смешанных типов.

Различия между людьми, в том числе различия в плане управления внутренней энергией, обусловлены многими факторами. До сих пор мы обсуждали факторы «конституциональные», присутствующие уже с момента рождения: физическое телосложение и зависящие от него комбинации типичных реакций; функциональный уровень развития желез; способность сохранять энергию и характер ее высвобождения, а также пластичность представлений и способность формировать четкие образы, сохранять их и оберегать от искажающего воздействия эмоций. Именно с этими фундаментальными вещами людям приходится работать в процессе формирования их личностей.

Примечания для философов

1. Физическое строение

Идеи, излагаемые в этом разделе, заимствованы с изменениями у Шелдона:

W. Н. Sheldon, The Varieties of Human Physique.

W. H. Sheldon, S. S. Stevens, The Varieties of Temperament.

Хотя эти рассуждения, по-видимому, полезны в применении к нормальным людям, в отношении душевнобольных их преимущество по сравнению с классификацией Кречмера (Kretschmer) еще предстоит доказать.

2. Эндокринная система

В тексте мы не проводили различий между корой и мозговым веществом надпочечников. Все сказанное относится к мозговому веществу надпочечников. Для пущей простоты допущены и другие обобщения и пробелы. Одной из самых интересных книг, содержащих научную информацию об эндокринных железах, является:

Ruth Crosby Noble, The Nature of the Beast.

Более подробную информацию о психической энергии можно найти у Шиллера, в книге которого приводится обширная библиография по этому предмету:

Paul Schilder, Mind.

3. Мозг

Концепция мозга как органа ожидания полезна в дидактических целях. Вопрос о том, как мозг «сохраняет энергию», является законным объектом дальнейших исследований. О работе мозга можно прочитать у Шеррингтона:

Charles S. Sherrington, Man on His Nature.

4. Представления

Изложенная здесь концепция образов заимствована с изменениями у Фрейда, Юнга, Шильдера и Берроу. Сравните:

К. Г. Юнг, Психологические типы.

5. Образы

Наше истолкование представлений, зарядов и образов базируется на фрейдовской концепции представления и катексиса. Мысли Фрейда по этим вопросам разбросаны по страницам его сочинений, но более или менее доступное обсуждение с комментариями насчет всемогущества мышления можно прочитать в книге З. Фрейд, Тотем и табу.

Представляется, что со временем развитие этих концепций может привести к графическому методу изображения метапсихологических идей, сходному с методом аналитической геометрии. Образ может быть представлен кривой интенсивности катексиса в ее различных точках, а не в своей объективной форме. Изложение «философии как если бы» можно найти у Ганса Вайхингера. См.:

Hans Vaihinger, Philosophy of As-If. 6. Индивидуальные различия

Гипотеза, согласно которой настроение человека отчасти зависит от деятельности эндокринных желез, какой бы правдоподобной ни казалась, пока еще остается предметом спекуляций. Идея о «тормозящем» и «вытесняющем» типах является полезным переосмыслением концепции интроверсии и экстраверсии (скорее во фрейдовском, нежели в юн-говском смысле). Деление интеллекта на три типа можно найти у Торндайка (Thorndike). Общее обсуждение темы интеллекта см. в работе

David Wechsler, The Measurement of Adult Intelligence.

Факторы, упоминаемые в этом разделе, могут быть систематизированы и сведены в полезные таблицы. Классификация Кана, на которой частично основывается наше обсуждение, изложена в книгах:

H. W. Haggard, С. С. Fry, The Anatomy of Personality.

Eugen Kahn, Psychopathic Personalities.

Возможно, не совсем верно говорить, что висцеротоник «угождает» своему окружению, но такая формулировка позволяет на данном этапе избежать вопроса об инкорпорации.