Алкоголь

Злоупотребление алкоголем также приводит к нарушениям мозгового кровообращения. Малые дозы алкоголя стимулируют мозг, в то время как большие дозы приводят к сужению сосудов мозга и снижению его активности в целом. При хроническом алкоголизме снижается мозговое кровообращение и замедляется обмен веществ в мозговых тканях, особенно во фронтальной и височной областях мозга. В рамках одной исследовательской программы было проведено сканирование SPECT 17 здоровым добровольцам и 50 пациентам, которые страдали алкогольной зависимостью, но не имели других серьезных физических или психических заболеваний.

Сканирование выявило нарушения мозговой деятельности у 34 пациентов и у двух добровольцев. Основным было снижение активности по всей поверхности коры мозга. Кроме того, полученные результаты заставляют задуматься о наследственной предрасположенности к алкоголизму, так как нарушения, которые были выявлены в ходе сканирования, чаще наблюдались у пациентов из семей, в которых были и другие страдающие алкоголизмом.

При хроническом алкоголизме снижается содержание тиамина (витамина группы В, играющего важную роль в развитии когнитивной функции), и у больных может развиться синдром Корсакова (СК). Синдром Корсакова — амнестическое расстройство, при котором из-за невозможности запоминать текущие события у пациента развивается конфабуляция (он рассказывает о событиях, с ним никогда не происходивших, иногда, чтобы заполнить провалы в памяти). Кроме того, возникает на первый взгляд парадоксальная ситуация, при которой пациент может выполнять сложные задания, которым он обучался до наступления болезни, и совершенно не в состоянии обучиться элементарным новым навыкам. В ходе одного исследования сравнивали две группы алкоголиков с СК и без оного. В обеих группах отмечалось общее снижение активности мозга, однако в группе алкоголиков с СК снижение активности было выражено намного сильнее. Вывод исследования: хроническое злоупотребление алкоголем при отсутствии дефицита тиамина затрудняет мозговое кровообращение, оказывая непосредственное токсическое воздействие на мозг. В тех случаях, если присутствует дефицит тиамина, нарушения кровообращения в тканях мозга усугубляются.

«Но, доктор Амен, — можете спросить вы меня, — а как же быть с многочисленными исследованиями, в которых говорится, что немного алкоголя полезно для сердца?» Немного алкоголя может быть полезно для сердца и даже для мозга. По некоторым данным, те, кто выпивают по одной-две порции алкогольных напитков в день, физиологически здоровее тех, кто не пьет совсем. Ключевое слово — «немного». Длительное употребление алкоголя в дозах, превышающих «немного», приводит к тяжелым патологиям, из-за которых на сканировании SPECT мозг выглядит скукоженным. Если по каким-то причинам вам сложно остановиться после второй порции, лучше не пейте совсем.

Карл

Карл (40 лет) был адвокатом и пришел ко мне после того, как его жена пообещала развестись с ним, если он не прекратит пить. К тому времени он пил уже 25 лет, из них последние 10 лет — много. И если на профессиональной деятельности пьянство Карла стало сказываться только в последнее время, то семейную жизнь оно портило ему долгие годы. Дети перестали приглашать в дом друзей, так как не знали, когда их папа окажется пьяным. Они постоянно за него беспокоились. По поводу пьянства Карл регулярно скандалил с женой. На протяжении нескольких лет у него было высокое давление. Его врач никак не мог подобрать ему эффективное лекарство. Как и большинство страдающих зависимостью, он отрицал, что болен, хотя в конце концов ему уже приходилось спорить со всей семьей. В ходе обследования я назначил Карлу сканирование SPECT. Он согласился на него с большой неохотой. До того он видел в моем кабинете плакаты о воздействии алкоголя на головной мозг. «Если в моем мозгу обнаружатся такие же дырки, не говорите мне об этом, я не хочу этого знать», — попросил он меня перед сканированием. Про себя я подумал: «Лучше бы вы захотели узнать об этом. Иначе у вас не останется мозгов, чтобы вообще хотеть или не хотеть». Как и у многих моих пациентов-алкоголиков, мозг у Карла выглядел сморщенным и намного старше своего биологического возраста. Когда Карл увидел изображение своего мозга, он заплакал. Его жена сидела рядом и положила руку ему на плечо. Я подождал несколько минут, пока впечатление от увиденного немного уляжется, и потом сказал: «Карл, у вас есть выбор. Можете смотреть на собственный мозг и думать: „Я уже испортил себе мозг и потому могу продолжать пить“. Или вы можете сказать себе: „Слава богу, что теперь я это знаю. Слава богу, что моя жена заставила меня обратиться за помощью! Мой мозг имеет возможность вылечиться, если я сейчас прекращу пить“. Карл, алкоголь на самом деле отравляет ваш мозг». Других убеждений Карлу не потребовалось. Он совершенно бросил пить, стал посещать программу девятнадцати шагов и начал заново строить отношения с женой и детьми.

Мозг Карла. Алкогольная зависимость


ris89.jpg

Трехмерное изображение нижней поверхности. Обратите внимание, что мозг выглядит сморщенным, особенно в области префронтальной коры и височных долей.

Роб

Прежде Роб был блестящим ученым-генетиком. Однако в последние годы он постоянно уставал и не мог сосредоточиться. Это отражалось на его работе. Он обратился к врачам. Психолог, к которой он пришел на прием, быстро направила его ко мне. В последние пять лет Роб в больших количествах употреблял алкоголь, а чтобы справиться с утомляемостью, употреблял кокаин и метамфетамин. Психолог сказала ему, что вряд ли сможет ему помочь, если он не бросит пить и употреблять наркотики. Роб, вне всякого сомнения, умный человек, не мог понять, каким образом эти вещества были связаны с его проблемой: «Что же я без них буду делать? Когда я пытаюсь бросить, я начинаю чувствовать себя ужасно. Я становлюсь возбужденным, впадаю в депрессию, у меня появляется тревога». Я подумал: а не использует ли Роб алкоголь и наркотики, чтобы таким образом справиться с каким-то основным мозговым расстройством? Я убедил его прекратить пить и не принимать наркотики хотя бы две недели (чтобы он мог обойтись без алкоголя, я дал ему лекарство), чтобы провести ему сканирование. Его мозг имел классический вид мозга, пораженного алкоголем. По всей поверхности коры были «дыры», а сам он выглядел «усохшим», как бывает при алкоголизме. Кроме того, с учетом того, что к моменту обследования Роб уже две недели не принимал наркотики, у него сохранялись участки повышенной активности в глубоких тканях базальных ганглиев и в правой височной доле. Я подумал, что он вполне мог прибегать к спиртному, чтобы снизить активность в базальных ганглиях и в височной доле, а затем принимал наркотики, чтобы компенсировать действие алкоголя. Я показал изображения Робу. Он продемонстрировал удивительное хладнокровие. «Мне на самом деле необходимо прекратить пить? — спросил он. — Что мне делать?» Во время нашей беседы я подчеркнул, что ему надо совершенно прекратить употреблять спиртное и наркотики, потому что в противном случае его мозг будет продолжать разрушаться. Я также сказал ему, что мог бы прописать ему лекарства, которые снизили бы активность в «перегретых» областях его мозга, и тогда, вероятно, вскоре он почувствовал бы себя лучше. Меня беспокоило, что Роб не до конца понимает всю серьезность своего положения. Тогда я связался с его лечащим врачом и повторил ей, насколько важно было для Роба полностью отказаться от алкоголя и наркотиков, чтобы его мозг не продолжал разрушаться. Она провела с ним большую работу. Чем дольше оставался он без алкоголя и наркотиков (и чем лучше он себя чувствовал, принимая лекарства, которые более эффективно боролись с его проблемой, чем смесь алкоголя, кокаина и метамфетамина), тем лучше он осознавал всю важность сканирования и воздержания от веществ, которыми он злоупотреблял. Год спустя он чувствовал себя уже намного лучше. Он стал эффективнее работать. Наладились его отношения с окружающими, и общее отношение к жизни стало весьма позитивным. Он направил ко мне на лечение много своих знакомых. Я решил провести Робу повторное сканирование SPECT, чтобы оценить изменения в его мозге. Мозг выглядел намного лучше, как и он сам.

Мозг Роба. Алкогольная, кокаиновая и метамфетаминовая зависимость


ris90.jpg

Трехмерное изображение поверхности, вид сверху. Обратите внимание на многочисленные «провалы» активности и сморщенный вид мозга в то время, когда Роб злоупотреблял этими веществами.


ris91.jpg

Трехмерное изображение поверхности, вид сверху. Обратите внимание на выраженное улучшение после годового воздержания от алкоголя и наркотиков.


ris92.jpg

Трехмерное изображение поверхности — вид снизу. Обратите внимание на многочисленные «провалы» активности и сморщенный вид мозга в то время, когда Роб злоупотреблял этими веществами.


ris93.jpg

Трехмерное изображение поверхности — вид снизу. Обратите внимание на выраженное улучшение после годового воздержания от алкоголя и наркотиков.

Карен

Карен (48 лет) на протяжении двадцати лет вела борьбу с собственным алкоголизмом. Три раза она выходила замуж, пять раз лечилась от алкоголизма и перепробовала много лекарств. Она жаловалась на усталость, депрессию и злость. Без алкоголя она чувствовала себя плохо. Кроме того, она была чрезвычайно импульсивной. Каждый раз, когда ей назначали новое лекарство, врач мог дать ей дозу только на два-три дня. Иначе количество любого препарата, рассчитанное на месяц, она принимала в течение нескольких дней. Как ни странно, никто и никогда не проверял у нее функции мозга, чтобы понять, отчего Карен не поддается лечению. Ее врач, побывав на одной из моих лекций, направил ее ко мне на сканирование. Обследование выявило общее снижение активности, как это бывает у алкоголиков. Кроме того, мы увидели значительное снижение активности в префронтальной коре. У Карен была поражена часть мозга, отвечающая за управление импульсами. Заполняя анкету при поступлении в клинику, она написала, что у нее никогда не было травмы головы. Насколько я знаю, многие алкоголики, отключаясь, ударяются головой, но ничего об этом не помнят. Я попросил ее лечащего врача проверить, не было ли у нее травм головы. С этим вопросом обратились к матери Карен, и та вспомнила, что, когда Карен было семь лет, лошадь ударила ее по голове, и девочка десять минут оставалась без сознания. С учетом всего, что удалось выяснить, я предложил назначить Карен малые дозы стимулирующего препарата с пролонгированным действием, чтобы помочь ей контролировать ее импульсы. Стимуляторы пролонгированного действия, такие, как Ritalin SR, медленно проникают в систему и не вызывают ощущения подъема, поэтому ими не злоупотребляют. Я также распечатал для Карен большие плакаты с изображением ее мозга, которые она должна была повесить на стену, чтобы они напоминали ей: пить больше нельзя.

Мозг Карен. Алкоголизм и травма головы


ris94.jpg

Трехмерное изображение поверхности, вид снизу.


ris95.jpg

Трехмерное изображение поверхности — вид спереди.

Обратите внимание на сморщенный вид мозга и выраженное снижение активности в префронтальной коре (стрелка).