Сублимация и расторможение.


Подобное расторможение может быть бурным (прорыв, «катарзис») и более длительным, организованным (действительная сублимация).

Для уяснения механизма подобного расторможения воспользуемся житейской иллюстрацией. Мелкий чиновник грубо оскорблен своим начальником: «раздражения» подобного порядка вызывали у него всегда прежде привычное торможение – взамен агрессивного рефлекса, который в данном случае обычно не получал должного питания, так как чиновничья среда в царском строе не создавала, конечно, благодарной почвы для формирования выявленных агрессивных рефлексов. Сумма этого заторможенного возбуждения может проявиться во вне в двух направлениях: 1) Чиновник является домой, садится обедать, какая-нибудь мелочь, небольшой беспорядок на столе его «раздражают», раздражение падает на поле заторможенного возбуждения и вдруг – резкий, грубый прорыв: огромной силы агрессивный рефлекс, – тарелки летят в жену, детей, кулаки стучат по столу, рев на всю квартиру (фрейдовский катарзис, – взрыв, бурное излияние заторможенного возбуждения). Это один путь. 2) Возможен и другой путь: заторможение остается в силе, дальнейшие оскорбления начальника поддерживают, питают его, конденсируют его. Но на-ряду с этим появляются и новые раздражители: революционная манифестация по городу, подпольная прокламация, призывающая к борьбе с «начальниками» вообще, даются указания о методах этой борьбы, длительной, настойчивой, организованной. Агрессивный рефлекс освобождается, но не в бурной, а в организованной форме, длительно развертываясь, превращаясь в настойчивую подпольную революционную работу. Агрессивный рефлекс организуется, сублимируется: рефлекс низшего порядка превращается путем куммуляции (нарастания) вокруг него возбуждения, путем длительного его торможения и медленного его высвобождения – в рефлекс высшего порядка – в творческий процесс.

Таким образом суб'ективизм терминов: «желание», «удовольствие», «вытеснение», «стратегия», «бессознательное», «бегство в болезнь» исчерпывающим образом нейтрализуется вполне об'ективными понятиями: «рефлекс» «очаги оптимального возбуждения», «фонд наименьшей энергической затраты» «торможение», «растормаживание», «рефлекторная направленность» и т. д.

Фрейдовская, как бы нарочитая, преднамеренная целеустремленность психофизиологических процессов, заставляющая, при непонимании дела, задумываться, нет ли здесь пресловутой бергсоновской мировой «творческой мудрости» (недаром один из талантливейших фрейдистов, кое в чем от учителя отколовшийся, Альфред Адлер откровенно примкнул к бергсоновщине) превращается в вполне холодную, об'ективную физиологическую обусловленность, руководимую мотивами, лежащими не в «мудром организме», а в среде, в раздражителях и создаваемой ими биологической направленности.

Интересно сопоставить эту об'ективную биологическую направленность со столь тоже пугающим многих об'ективистов Павловским «рефлексом цели». Автор, в частности, полагает, что подобного изолированного рефлекса в организме не существует, так как всякий рефлекс вообще является «целевым» ответом на раздражение, – устремлением к раздражителю или от него, – но, в то же время, термин «рефлекс цели» имеет полное право на существование как яркий художественный образ. Рефлекс цели, это – стойкая установка на серию специализированных, прочно организованных раздражителей, – раздражителей, часто повторяющихся и тонко варьирующихся, находящих биологическое сродство в элементах предшествующего опыта организма, совпадающих с его зонами наибольшего возбуждения, эта установка постепенно превращается в специализированную целевую установку организма, который в дальнейшем делается особенно биологически чутким к раздражителям данного порядка, к колебаниям, потрясениям именно в их составе («избирательность»?). – «Хорошо организованный рефлекс цели, – говорит Павлов (т.-е. хорошо организованная серия раздражителей, организованная среда, по-нашему), – имеет огромное физиологическое значение, возбуждая и направляя все физиологические функции». Конечно, это не преднамеренность, не метафизическая телеология, не суб'ективированная стратегия, а физиологическая реакция. Цель – не впереди, а сзади: раздражитель.