Глава 9. Эндокринный характер

Данный характер изучен недостаточно, но жизнь показывает, что людей подобного склада немало. Их отличительной чертой является то, что в них психофизиологически не превалирует чисто мужское или женское начало. Эти начала как бы размыты, переходят друг в друга, что обусловлено особым развитием эндокринной системы. Данная особенность обусловливает аномальность полового чувства, в частности, выраженную бисексуальность или гомосексуальность, а также эндокринную диспластику: мужчина телесно может напоминать женщину, а женщина мужчину. Отдельные моменты такой диспластики нередко встречаются при шизофрении и у шизоидов, реже в других случаях. Даже эпилептоид иногда может быть эндокринно изменен: вместо обилия мышц — много жира, а вместо узкого таза — широкий, женоподобный.

Другой характерной особенностью является мозаичность ядра характера, которая в отличие от органической проявляется не огрубленным, а тонким, эстетически сложным смешением разных характерологических радикалов. Чаще доминируют шизоидный и истероидный радикалы, обусловливая характерную утонченную манерность-демонстративность. Богатое характерологическое смешение плюс особое восприятие мира делают творчество таких людей волшебно-сложным, неординарным. Настоящие мужчины и женщины бывают зачарованы творчеством людей с эндокринным характером, в котором сливается восприятие мира двумя душами — мужской и женской.

Вспомним хрустально отрешенные, прозрачные и в то же время земные, мудрые сказки Г.-Х. Андерсена и творчество М. Цветаевой, про которое можно сказать, что оно создано Поэтом с большой буквы (не прибавляя, мужчиной или женщиной). В произведениях С. Моэма чувствуется психологическая независимость, ироническая свобода автора по отношению к женским персонажам — и отсюда особая проницательность к ним. В произведениях настоящих мужчин чувствуется несвобода от женщин, различного рода заинтересованное к ним отношение.

С. Моэм в автобиографической книге «Подводя итоги» с психастеноподобной аналитичностью и ироничностью удивительно тонко вживается в аутистические религиозные и философские системы, чтобы в конце концов остаться реалистом. Вся эта палитра переживаний и мироощущения возможна благодаря характерологической мозаике автора /104, с. 172–196/.

В музыкальных произведениях П. И. Чайковского слышатся аутистические и реалистические мотивы. С одной стороны, его музыка может взлетать в поднебесье, а с другой стороны, он в ананкастическом духе, словами расписывает сюжет реалистических музыкальных эпизодов. Его музыка при этом пропитана пронзительной, щемящей психастеноподобной тревогой. Это все та же волшебная эндокринная мозаика, трогающая до глубины души не только людей эндокринного характера.

Главная проблема между обществом и эндокринными людьми — гомосексуальность последних. Не каждый человек с эндокринным характером имеет гомосексуальные связи. Правда, в таких случаях может отмечаться некоторая индифферентность по отношению к противоположному полу. Когда у эндокринного человека отчетливо просыпается гомосексуальное чувство, он ощущает глубинное созвучие этого чувства со своей личностью, между ними не оказывается никакого «забора», кроме морально-идеологического. Среди гомосексуалистов немало также шизофренических людей, но здесь гомосексуальное чувство несет в себе парадоксы-противоречия, расщепленность. Например, в одни периоды жизни шизофренический человек — явный гомосексуалист, в другие же абсолютно безразличен к своему полу. Иногда он одновременно сильно испытывает страстную гомосексуальную любовь и подлинное отвращение к этой любви и ее объекту.

В особых ситуациях (тюрьма, закрытые учебные заведения и т. п.) гомосексуальную жизнь могут начать люди других характеров, но она обычно заканчивается при выходе из этой ситуации. У органиков, эпилептоидов, то есть там, где сексуальное влечение очень сильное, оно может выливаться в извращения. Циклоидам, в силу их естественности, и психастеникам гомосексуализм не свойственен.

В советские времена у отечественных гомосексуалистов были две проблемы — внешняя и внутренняя. Общество считало их преступниками, а многие из них считали себя порочными. В настоящее время, когда гомосексуализм вошел в жизнь в качестве одной из ее граней, этих проблем практически нет. Людей, считающих гомосексуализм патологией, болезнью, становится все меньше, и лишь наиболее консервативные психиатры думают по-старому. Все больше доминирует взгляд, что гомосексуальность — просто одна из сексуальных ориентаций, вариаций. Некоторые ученые подчеркивают, что эволюция и культура заинтересованы в вариативности, стало быть и в гомосексуальности. Большинство современных гомосексуалистов неполноценными себя не считают, наоборот, многие из них благодарны природе за то, что она создала их такими. Ряд из них полагает, что гомосексуальность является особым видом одаренности, ссылаясь на то, что целая плеяда гениальных людей состояла из гомосексуалистов.

Гомосексуалист не хочет в себе ничего менять и этим отличается от транссексуала, который хочет сменить свой пол на противоположный, — без этого он не чувствует себя личностно свободным и счастливым. Гомосексуальная субкультура настолько упрочилась, что у этих людей появились свои парикмахерские, театры, психологические консультации. Возникновение последних обосновывается тезисом, что по-настоящему понять гомосексуалиста может лишь подобный ему человек.

Наметились две тенденции развития в современной жизни. Первую можно выразить следующим образом — «ведите половую жизнь так, как вам нравится, но не мешайте другим». Вторая заключается в том, что в моде, манере поведения все больше стирается типичное различение мужского и женского, утверждается некий «третий пол».

Естественно, что с этим никогда не смирится религиозный фундаментализм. Как писала М. Цветаева в «Повести о Сонечке»: «Ни в одну из заповедей — я, моя к ней любовь, ее ко мне любовь, наша с ней любовь — не входила. О нас с ней в церкви не пели и в Евангелии не писали». Если гомосексуалист оказывается традиционным верующим, то у него может возникнуть конфликт в сознании. Да и многие нерелигиозные люди не до конца смирились с гомосексуальной любовью, особенно мужской. Они не имеют ничего против великого творчества гомосексуальных людей, даже нежность юноши к юноше не вызывает у них антипатии, но им трудно справиться с отвращением при мысли об анальном контакте.

Также сложным моментом однополой любви является то, что она не приводит к рождению ребенка, то есть с биологической точки зрения она тупиковая. При этом некоторые из эндокринных людей (особенно бисексуальные) хотят иметь детей.

Ряд гомосексуальных людей, особенно с выраженной психастеноподобностью, не хотят идти на сексуальные контакты со своим полом. Тогда им может помочь творческая сублимация: выражение своих любовных стремлений в стихах, рассказах, живописи. Подобным юношам и мужчинам можно советовать читать женскую любовную поэзию и творчески самовыражаться в подобном духе, используя псевдоним. Аналогичный совет можно дать и женщинам с лесбийскими наклонностями.

Итак, сущность эндокринного характера:

1. Мягкое размывание в человеке типично мужского и типично женского.

2. Аномальность полового чувства (с или без гомосексуальных контактов).

3. Тонкая, сложная мозаика характерологических радикалов.

4. Эндокринная диспластика телосложения (ярко выраженная или слегка намеченная).

Данный характер описан М. Е. Бурно /45, с. 62–63/. Многие исследователи так или иначе касались этой темы. Следует отметить исследования Р. Крафт-Эбинга, в частности его работу «Половая психопатия», опубликованную в 1886 году, в ряде глав которой затронута вышеизложенная тематика /105/.

В современной отечественной литературе особо хочется выделить исследования И. С. Кона, в частности его книгу «Лунный свет на заре» /106/. Интересующиеся данной тематикой могут выйти с помощью этой книги на обширную литературу по этому вопросу. Такие творцы, как Леонардо да Винчи, Микеланджело, Караваджо, по всей видимости, относятся к людям с эндокринным характером, разным, пока еще не описанным его вариантам.

Полагаю, что грамотные, спокойные и в то же время написанные с научной увлеченностью труды И. С. Кона позволят клиническим характерологам глубже проникнуть в эндокринный характер. И. С. Кон методологически корректно подходит к вопросам гомосексуальности, которая рассматривается им в широком контексте маскулинности и фемининности, любви вообще. Кроме понятия «пола», которых может быть только два, уместно использование более широкого понятия «гендер». Данное понятие отражает и охватывает многообразие сочетаний мужского и женского начал.

Практически важным является следующее указание И. С. Кона: «Самый важный индикатор будущей гомосексуальности ребенка — тендерное несоответствие, которое в некоторых случаях, но далеко не всегда, сочетается с особенностями телосложения и внешности (женственный мальчик и мужеподобная девочка). Многие геи и лесбиянки отмечают, что они с раннего детства отличались от сверстников своего пола: одевались не в ту одежду, любили не те игры, выбирали не тех партнеров и т. д.» /106, с. 333–334/.

Эндокринные люди хотят, чтобы на них смотрели не с точки зрения сексуальных девиаций, а прежде всего с точки зрения того, что формы высокой человеческой любви могут быть различны. Многим из них неприятны исследования узкобиологического свойства, объясняющие и опошляющие их отношения чем-то примитивно конкретным (например, размерами половых органов).

Учебный материал

1. В фильме «Лучше не бывает» один из главных героев Саймон — нежный, добрый, ранимый человек эндокринного характера. Уже с детства он воспринимал женское тело как предмет эстетического любования, а не страсти. Актер талантливо играет Саймона, давая зрителю почувствовать размытость в нем мужского начала. Также интересен фильм А. Холланд «Полное затмение», рассказывающий о взаимоотношениях двух великих поэтов Верлена и Рембо, которые принадлежат к данному характеру.

2. Для того чтобы прикоснуться к творчеству человека с эндокринным характером, обратимся к двум картинам Леонардо да Винчи «Джоконда» и «Бахус». Это особое творчество — не реалистическое и не аутистическое, в нем отражается мозаично-многогранный характер автора.

Оттолкнемся от любопытных рассуждений и наблюдений писателя Ю. Безелянского /107, с. 9–57/. Леонардо, как любой великий художник, рисует не только человека, но и движение его души. В чем же особенность портрета Моны Лизы? Историк искусства Д. Вазари (1511–1574) писал, что «созерцаешь скорее божественное, нежели человеческое существо». Им же отмечена волшебная натуралистичность картины: «В углублении шеи при внимательном взгляде можно видеть биение пульса».

Ощущение божественности типично и для аутистического творчества, но там этот эффект создается благодаря сновидности, символичности или иконоподобности изображаемого. Леонардо да Винчи добивается этого иными средствами. Прежде всего своим знаменитым sfumato, что в переводе с итальянского означает мягкий, растворяющийся, неясный, исчезающий. Художник погружает свой изображения в легкий туман. Сфумато как бы стоит между зыбкой воздушностью импрессионистов и аутистической сновидностью.

Леонардо использует трепетное богатство оттенков, парадоксы малозаметных, но отчетливых смешений и наложений, благодаря чему возникает интригующая многосложность, которая одними воспринимается как удивительная тайна, другими — как непонятная странность. У Джоконды нет бровей, слегка сдвинуты пропорции и симметрия в изображении глаз, губ. Левая часть губ нарисована иначе, чем правая. Отсюда становится понятней загадка ее улыбки. Одни считают, что улыбка изысканна и чарующа, другие же — что она ядовита и саркастична. Кто-то видит в улыбке Джоконды улыбку беременной, кто-то улыбку женщины после оргазма, кто-то улыбку страдающей болезнью дауна, кто-то улыбку женщины, готовой расплакаться, — ясно лишь одно, что Мона Лиза не улыбается простой и понятной улыбкой обычной женщины.

Не разрушая цельности образа, Леонардо создал его как бы из разных участков; каждый участок, взаимодействуя с другими, порождает новые выражения. Художник так изобразил Мону Лизу, что зритель становится соучастником рождения образа. Более того, он создал впечатление, что не только зритель изучает Мону Лизу, но и она его. На неподвижном холсте Леонардо удалось отразить движение: выражение лица Джоконды постоянно меняется. Все это создает особое волшебство картины.

Не лишено оснований предположение, что в пропорциях и чертах Джоконды спрятаны отдельные черты юноши. У многих мужчин Мона Лиза не вызывает впечатления земной женщины, и соответственно к ней не рождается то мужское чувство, которое рождается при взгляде на реалистические изображения женщин. Даже «изломанные» женщины Модильяни вызывают мужское чувство чаще (особенно у шизоидов), чем Джоконда. Она же рождает странные или возвышенные чувства. Закончим строчками А. Вертинского:


Почему Вас зовут Джиокондою?

Это как-то не тонко о Вас.

Я в Вас чувствую строгость иконную

От широко расставленных глаз.


В картине «Бахус» мы видим тот же неуловимый трепет сфумато. Бахус как будто парит в воздухе. Картина слишком красива и изящна для того, чтобы быть реалистичной. Ее гармония вбирает в себя неземную воздушность и нежную натуралистичность. Кисти рук Бахуса скорее женские, чем мужские. Да и сам он изображен не как типичный мужчина. На полотнах эндокринных художников (Караваджо, Г. Рени, К.-М. Дюбюф, И. Фландрен, Л. Бакст) редко видишь типичных мужчин или женщин, гораздо чаще они напоминают ангелоподобные существа с размытой сексуальной идентичностью.