Глава 1. Эпилептоидный (авторитарно-напряженный) характер


...

6. Семейная и сексуальная жизнь

Люди данного характера стремятся особенно с возрастом к браку, чтобы крепче, уверенней стоять на земле. Эпилептоид с эпилептоидом могут ужиться, если их соединяет взаимное мощное сексуальное влечение или общее дело, в котором, как правило, четко распределены роли и обязанности. Без этого между ними возникают непримиримые ссоры и драки.

Наиболее гармонично складывается брак между эпилептоидным мужчиной и синтонной женщиной, которая способна уважительно понять трудности его характера и умело с ними разбираться. Такие обычно духовно несложные синтонные женщины чувствуют в эпилептоиде характер воина, то есть настоящего мужчину. Это ценно для них. Многие из них ощущают как свою обязанность смягчать дисфорическую напряженность мужа, и это у них, как правило, получается. За долгую совместную жизнь у эпилептоида накапливается благодарность жене за то, что удержала его в той или иной ситуации. Например, эпилептоид увидел, как мальчишка-хулиган вытаскивает из сумки пожилой женщины кошелек. Это его так взбесило, что в ярости хотелось догнать вора и убить. Если бы жена не удержала его, то он мог бы попасть в тюрьму. В момент взрыва ему было на это наплевать, а, остыв, был глубоко благодарен жене за то, что спасла его. Кстати, только ей одной и позволил бы себя удержать.

Характерен следующий случай. Дочь, не слушая отца, дружила с парнем, который ему не нравился. Грозный отец никак не мог прекратить их встреч. Однажды вечером девушка пришла и сообщила, что беременна. Отец взбеленился и готов был навсегда выгнать дочь из дома. «Не забывай, что она носит в себе твоего внука», — утихомирила его синтонная супруга, и он смягчился.

Эпилептоид способен укротить своенравную истерическую женщину, жестко поставив перед ней ультиматум: «Или будет по-моему, или уходи». И если она им дорожит или его служебное положение дает ей сцену для показа себя, то вся ее капризность попритихнет, так как она понимает: как он сказал, так и будет.

Людям других характеров тяжеловато с эпилептоидными мужьями и женами: душит их авторитарность, приземленность, вспышки гнева и мелочный контроль. Особенно тяжело с эпилептоидом ранимым, одухотворенным, независимым женщинам. За малую провинность эпилептоид может устраивать обструкции на 3–4 недели. Трезвый защищает от всех обидчиков, а пьяный обижает сам. Рассматривает поведение жены сквозь «лупу», заставляет ее бояться опоздать на 2–3 минуты, следит, чтобы не угощала вареньем чужих людей, устраивает допросы. При всей своей защищенности такая женщина живет в вечном страхе и унижении. В случае какой-то размолвки эпилептоид не может быстро перестроиться, простить, долго молчит. Некоторые женщины на опыте обучаются лавировать с эпилептоидом. Если они опаздывают или делают что-то не так, то умудряются объяснить ситуацию таким образом, что думали не о себе, а старались ради мужа, семьи — потому и опоздали. Такое объяснение эпилептоид приемлет.

Сексуальная жизнь эпилептоидных людей отличается напряженностью. Обычно встречаются два полярных варианта сексуального поведения. Эпилептоиды могут стремиться к сладострастному разнообразию, а могут, реже, быть удивительно стойко привязаны к одному партнеру, партнерше, с возникновением сильной зависимости от них. Так, гордый эпилептоидный мужчина может, как ребенок, упрашивать жену не смотреть на других, страшно мучается, если она его не слушается. Готов валяться у нее в ногах, чтобы дала ему желанное сексуальное удовлетворение. В конце концов, может даже убить ее, но не может освободиться от своей сексуальной привязанности именно к ней. Некоторые эпилептоиды бывают очень верными мужьями и однолюбами. Чаще же постоянно изменяют, объясняя это еще и пользой для собственного здоровья.

Бывает, что крепкие, статные эпилептоидные женщины с дисфорическим огнем в глазах своею хищной красотой повергают некоторых психастеников, циклоидов в рабское подчинение.

Эпилептоиды настоящие ревнивцы. Однако многим женщинам пусть мешает, но все-таки льстит и нравится эта мужская ревность. Эпилептоид иногда с примесью особого удовольствия выслеживает объект своей ревности. Одно представление, что она (он) кого-то сейчас жарко обнимает, приносит с собой одновременно боль и распаляет страсть. У тех, кому это особенно приятно, возможно, имеется неосознанная склонность к групповому сексу.

Эпилептоидные родители зачастую уверены, что знают то, что нужно их детям, лучше, чем сами дети. В случае собственного дискомфорта могут срываться на детях, при этом без чувства вины, в отличие от астеника, психастеника. Любят поучать детей, попутно возвеличивая себя, расписывая, какими молодцами были в детстве, как слушались родителей (часто все было наоборот). Сами обижают своих детей, но посторонним в обиду не дадут. Дети, замечая неподлинность родительской нравственной позиции, усваивают для себя следующую норму: «можно делать все что угодно, но чтобы никто об этом не знал» /16, с. 179/.

Эпилептоидная женщина бывает крайне неприятной свекровью. Любя своего сына «тяжелой» авторитарной любовью, она не может себе представить, что какая-то другая женщина займет ее место в его сердце. Сын, в которого она столько вложила сил и надежд, должен принадлежать только ей. Такой женщине иногда невыносимо сознавать, что у «ее мальчика» с другой женщиной возникает особо близкая сексуальная связь, и тогда она как мать конкурировать с этой женщиной не может. Ей больно наблюдать, как ее сын ласково смотрит на другую, прислушивается к ней, стремится проводить с ней все свободное время. Мысль о том, что та женщина тоже любит ее сына и желает ему счастья, нисколько не успокаивает такую свекровь, так как она твердо убеждена, что только она — мать — должна быть главной в его жизни. Отсюда у такой свекрови всю жизнь сохраняется яростное неприятие своей невестки, и иногда эта ярость доходит до того, что она готова сделать все, чтобы разбить семью сына. Интересную манипуляцию на данную тему отметил В. П. Руднев в действиях эпилептоидной Кабанихи, которая, ревнуя своего сына к Катерине, завуалированно подталкивает последнюю к супружеской измене и тем самым разрушает их семью /16, с. 165–185/.

Психология bookap

Благородные, порядочные эпилептоиды могут быть хорошими родителями. Воспитывают детей по всем правилам, занимаются их здоровьем, следят за учебой, приучают к выполнению работы по дому, учат уважать старших, чтить традиции. Когда дети подрастают, то приучают их к самостоятельности, труду, стараются подготовить к суровой правде жизни без иллюзий и розовых очков. На воспитание детей не жалеют времени и сил, воспитывают без жестокости, но строго, стараются привить детям честность и чувство ответственности. Сами являются хорошими образцами в этом отношении.

Эпилептоидам часто становится плохо в семье в старости, потому что, старея, они теряют власть, дети их больше не слушаются, живут своей жизнью, как хотят. В этой ситуации эпилептоиды чувствуют себя несчастными, беспомощными и если не находят отдушину в гневных разговорах о непорядках и политике, то для них окажется удачным, если кто-нибудь из внуков выберет время для стариков, чтобы дать им возможность выговариваться. Это может продлить жизнь эпилептоида. Съедаемый сильными невыраженными аффектами эпилептоид склонен к сердечно-сосудистым, желудочно-кишечным (язвенная болезнь) заболеваниям.