Глава 6. Циклоидный (синтонный, естественно-жизнелюбивый) характер


...

10. Учебный материал

1. В рассказе А. П. Чехова «Душечка» изображена духовно несложная синтонная женщина. На том основании, что она бывает разной с разными людьми, как бы теряя себя, ее нельзя относить к истерическим натурам. Душечка противоположна истеричке. Последняя хочет быть в центре внимания и чтобы события вращались вокруг нее. Душечка в центр внимания ставит другого человека и растворяется в заботах о нем, не ожидая наград и похвалы. Она беспомощна перед своей глубинно-эмоциональной потребностью всем телом и душой служить близкому человеку. При этом она теряет себя как независимую личность. Но не жалеет об этом нисколько — ведь как своей независимостью поможешь мужу? Ее любовь по-матерински хлопотливая, абсолютно здешняя и находит свое высшее развитие в маленьком мальчике. Жить для себя она не умеет. В экранизации рассказа есть деталь, когда Душечка просит не убирать со стены портреты бывших мужей. Она их всех любит. Если бы ее мужья не умирали, она была бы верной женой для одного мужа. Оставаться же одной, никому не помогать — для нее абсолютно чужеродно, поэтому она снова влюблялась. Интересно, что некоторые умные сенситивно-беспомощные шизоиды без всякой иронии относятся к Душечке. Видимо, они чувствуют, как важна эта синтонность, для которой тревоги и заботы близкого человека есть самая большая собственная забота. Без естественно-синтонного ядра характера поведение Душечки, взятое во всей совокупности деталей, объяснить невозможно.

2. Вспомним образ синтонного мошенника Остапа Бендера, «чтившего уголовный кодекс». В нем было тепло, добрая забота к компаньонам, желание им помочь. Во все, что он делал, проникал естественный юмор. Особое внимание обратите на синтонно-талантливую пластичность его взаимодействия с людьми. Е. Л. Доценко пишет: «…гениальность И. Ильфа в дуэте с Е. Петровым проявилась еще и в удивительно точном названии типа описанного ими мошенника — комбинатор. Это не жулик, работающий в одном жанре, — обман, надувательство, грабеж, принуждение, манипуляция и пр. Это действительно комбинатор, поражающий своей инструментальной оснащенностью и гибкостью» /14, с. 261–262/.