ГЛАВА X

НЕКОТОРЫЕ ФОРМЫ ХАРАКТЕРА


...

2. КОМПУЛЬСИВНЫЙ ХАРАКТЕР

Самая главная функция характера состоит в защите от стимулов и в сохранении психического равновесия. Это довольно легко проследить на примере компульсивного характера, поскольку он представляет собой одну из наиболее изученных психических формаций. Хорошо известные навязчивые симптомы постепенно перетекают в соответствующие характерные установки. Невротическое компульсивное следование порядку может отсутствовать, но педантичность, связанная с аккуратностью, для компульсивного характера типична. Вся его жизнь, во всех больших и малых аспектах, протекает в соответствии с предписанной неизменной программой. Всякое ее изменение переживается как неудовольствие, иногда с тревогой.

Поскольку эта черта характера сопровождается основательностью, она помогает человеку многого добиться, но, с другой стороны, она снижает его работоспособность, потому что не позволяет быстро измениться и адаптироваться к новым ситуациям. Это ценно для деятельности чиновника, но губительно для индивидуальных творческих изысканий или для работы, которая зависит от свежих идей. Поэтому среди великих деятелей редко можно встретить компульсивный характер. Часто люди такого склада бывают учеными. Однако, хотя педантичность парализует творческий поиск, эта черта все же помогает подчас совершать пионерские открытия. Это подводит нас к другой черте характера, о которой никогда не следует забывать, — к обстоятельному, «пережевывающему» мышлению. Налицо неспособность рационально распределять внимание, концентрируясь в большей степени на одном и в меньшей на чем-то другом, что соответствовало бы рациональной значимости объекта. Внимание всегда направлено более или менее случайно. В поле зрения попадают второстепенные на первый взгляд вещи, которые оказываются не менее пригодными для рассмотрения и размышлений, чем те, которые входят в круг профессиональных интересов. Чем более ригидна и патологична эта черта, тем больше внимания такой человек будет уделять незначительным вещам, и соответственно тем большую значимость для него они будут обретать. Это результат смещения бессознательного катексиса. Иначе идеи, которые бессознательно важны, замещаются далеко отстоящими от них незначительными мыслями или идеями. Такова часть общего процесса вытеснения, и она направлена против вытесненных идей. Как правило, имеют место инфантильные раздумья о запретном, которые никогда не позволяют проникнуть к реальному интересу. Эти раздумья возникают по исторически детерминированной схеме. Они заметно вредят интеллектуальной активности людей умственного труда. Во множестве случаев это маскируется развитой способностью к абстрактному логическому мышлению. Способность критиковать более развита, нежели творческая способность.

Другой типичной чертой характера является расчетливость, если даже не жадность. Педантичность, обстоятельность, склонность к раздумьям и расчетливость имеют один и тот же корень — анальный эротизм. Названные черты представляют собой реактивные образования тех склонностей, которые играли главную роль в период приучения к гигиене дефекации. В той мере, в которой эти реактивные образования не возымели успеха, обнаруживаются совершенно противоположные черты, также типичные для компульсивного характера. Точнее говоря, они представляют собой прорывы первичных склонностей. В этом случае мы обнаруживаем крайнюю неряшливость, неспособность обращаться с деньгами и т. д. Сильная склонность к накопительству и коллекционированию вещей дополняет список характерологических особенностей анального эротизма. В то время как связь с потребностью организма в эвакуационном функционировании в данном случае очевидна, связь между склонностью к раздумьям и анальным эротизмом остается неясной. Хотя все мы обнаруживаем эту связь с задумчивостью малышей на горшке, трансформацию потребности к дефекации в особое свойство мышления понять затруднительно. Все, что нам стало известно об этом, мы почерпнули из соответствующих статей Фрейда, Абрахама, Джонса.

Есть другие черты характера, которые возникли не из анальных, а из садистских импульсов того же возрастного периода. Компульсивному характеру всегда присущи сильные реакции симпатии и сильное чувство вины. Это не противоречит тому, что иные его черты совсем неприятны людям; более того, в чрезмерном пристрастии к порядку, педантичности и т. д. зачастую находят удовлетворение импульсы ненависти и агрессивности. В соответствии с фиксацией компульсивного характера на анально-садистской стадии развития либидо, эти черты являются реактивными образованиями, направленными против полярных тенденций. Необходимо отметить, что мы можем говорить о компульсивном характере, только когда все эти черты представлены в полной мере, а не в тех случаях, когда человек, скажем, просто отличаясь педантичностью, не проявляет других свойственных компульсивному характеру черт. Если, например, истерический характер проявляет склонность к педантичности или задумчивости, это вовсе не означает, что его надо считать компульсивным характером.

Если перечисленные ниже черты характера являются производными определенных импульсов, то существуют и другие типичные особенности, более сложные по структуре, возникающие в результате взаимодействия различных сил. Среди них — нерешительность, склонность к сомнениям и недоверчивость. Во внешнем проявлении компульсивный характер заметно сдержан и подчинен самоконтролю; аффективное реагирование, как негативное, так и позитивное, проявляется без энтузиазма. В экстремальных случаях происходит полное блокирование аффекта. Последние упомянутые нами черты, формальные по своей природе, подводят нас к реальному предмету: динамике и экономике характера.

Сдержанность и уравновешенность в жизни и мышлении сочетается с нерешительностью, тем самым обозначая исходную точку нашего анализа характера. Эти свойства не могут возникнуть из индивидуальных импульсов как содержание черт характера; они накладывают на человека особенный отпечаток. Во время анализа они формируют ядро характерного сопротивления. Клинические исследования показывают, что сомнения, неуверенность и т. д. функционируют как сопротивление анализу и их невозможно устранить, пока не произойдет успешный прорыв блокированного аффекта. Этому вопросу необходимо уделить особое внимание. Мы ограничимся только элементами, касающимися внешней формы, поскольку другие уже хорошо известны, а в случае с этими элементами мы оказываемся на новой территории.

Прежде всего вспомним, что известно о развитии либидо компульсивного характера. Нам известно о центральной фиксации на анально-садистском уровне, то есть в возрасте двух-трех лет. Приучение к туалету начинается слишком рано, что приводит к интенсивным реактивным образованиям, таким, как строгий самоконтроль, уже в очень раннем возрасте. Жесткое приучение к гигиене дефекации вызывает сильное анальное упрямство, которое к тому же мобилизует садистские импульсы. При типичном компульсивном неврозе тем не менее развитие переходит в фаллическую фазу. Активизировавшаяся генитальность вскоре снова отказывается от своих прав, отчасти из-за строгого запрета, наложенного в слишком раннем возрасте, а отчасти — из-за антисексуальной позиции родителей. Генитальность, в соответствии со степенью предыдущего развития анальности и садизма, будет развита в форме фаллически-садистской агрессии.

Нет сомнений, что мальчик будет вытеснять генитальные импульсы тем быстрее, чем больше агрессивности требует его сексуальная конституция и чем больший запрет и чувство вины на ранней фазе своего развития он переживает. Итак, для компульсивного невроза типично, что генитальность вытесняется путем регрессии на раннюю стадию анальных потребностей и агрессии. В так называемом латентном периоде,[38] который особенно развит у компульсивного характера, анальные и садистские реактивные образования усиливаются и окончательно формируют характер. На этапе пубертата под влиянием усиливающихся сексуальных влечений процесс повторяется в сокращенной форме. Как правило, появляются первые усиленные садистские импульсы по отношению к женщине (фантазии о насилии, избиении и т. д.), сопровождающиеся чувством аффективной слабости и неполноценности. Они перекрываются нарциссическими компенсациями в форме этических и эстетических реактивных образований. Анальные и садистские фиксации усиливаются или — после непродолжительных и обычно безуспешных попыток генитальной активности — реактивируются, что обуславливает дальнейшее усовершенствование соответствующих реактивных образований. В результате этих глубинных процессов пубертатный период компульсивного характера развивается в типичном направлении. Прежде всего имеет место прогрессирующее выравнивание аффективных реакций, которые неопытному наблюдателю могут показаться хорошими социальными «достижениями», да и сам человек тоже может воспринимать их в том же свете. Но блокирование аффектов сопровождается также чувством внутренней пустоты и острым желанием «начать жизнь сначала». Попытки таких людей в этом направлении часто совершенно абсурдны. Один такой пациент создал очень сложную систему, согласно которой он собирался решать любые большие и малые задачи в жизни. Все было рассчитано вплоть до мелочей, так, чтобы он смог начать новую жизнь точно в назначенный срок. Поскольку он никогда не был в состоянии выполнить условий, которые сам придумал для своей системы, то каждый раз вынужден был начинать все сначала.

Наилучший объект для изучения нарушений компульсивного характера, имеющих отношение к внешней форме, — блокирование аффекта. Дело вовсе не в пассивности эго, которая имеет место в данном случае, напротив, трудно найти какую-то другую форму характера, при которой анализ выявлял бы столь активную и интенсивную работу сопротивления. Что же в этом случае отводится и какие способы при этом используются? Типичная модель вытеснения в случае компульсивного характера — разобщенность аффектов и идей, что создает ситуацию, в которой очень часто в сознание выходят достаточно запретные темы. Один мой пациент мечтал и открыто говорил об инцесте с матерью, даже о жестком насилии над ней, но при этом сохранял совершеннейшую девственность. Генитальное возбуждение, как и садистское, совершенно отсутствовало. Если анализ такого случая не сопровождается сосредоточением на аффективном блокировании, можно действительно получить подробный материал бессознательного, вероятно, даже появится слабое возбуждение, но никогда не возникнет аффектов, соизмеримых с идеями. Где же они скрываются? То, что не абсорбировано симптомами, можно обнаружить в самом аффективном блоке. В пользу этого предположения говорит тот факт, что, когда происходит успешный прорыв такого блока, аффект спонтанно появляется вновь, как правило, в форме тревоги.

Примечательно, что сначала высвобождаются не генитальные импульсы, а только агрессивные. Верхний слой панциря состоит из энергии агрессии. Что ее связывает? Агрессивная энергия связывается с помощью анально-эротической энергии. Блокирование аффекта представляет собой один из сильнейших спазмов эго, образующий спастическое состояние тела. Вся мускулатура, особенно мышцы таза и тазового дна, плечевого пояса и лица, находятся в состоянии хронической гипертонии. Отсюда — «тяжелая», похожая на маску физиономия компульсивного характера и его физическая неловкость. Эго вбирает сдерживаемые анальные тенденции из вытесненных пластов и использует их для защиты от садистских импульсов. Таким образом, хотя анальность и агрессия вместе входят в бессознательное, они принимают на себя противоположные функции при защите: сдерживаемая анальность используется как защита от агрессивности, а агрессивность — как защита от анальности. Это означает, что мы не сможем высвободить анальную энергию, если не разобьем аффективный блок. Пациент, который всякий раз трижды обращается к богу, прежде чем нажать кнопку звонка перед моей дверью, продолжает сохранять аффект блокированным. Он будто выражает следующее: «Мне бы хотелось убить тебя, но я должен сохранить контроль; поэтому ты можешь…»

Пассивно-фемининный характер тоже отводит свою агрессию с помощью анальных тенденций, но здесь все иначе. Анальность в этом случае функционирует в заданном направлении, выступая как объектно-либидинальный импульс; при компульсивном же характере это — анальное сдерживание, то есть реактивное образование. Соответственно пассивная гомосексуальность компульсивной личности так же не закреплена во внешних проявлениях и не слишком вытеснена, как и в случае пассивно-фемининного характера, который принадлежит истерическому типу.

Как же получается, что анальное сдерживание может настолько сильно проявляться в характере, что пациент становится живой машиной? Это происходит не только из-за анального реактивного образования. Связанный блокированием аффекта садизм представляет собой не только объект защиты, но и способ защиты от анальности. Другими словами, потребность в анальном функционировании тоже отводится с помощью агрессивной энергии. Любое яркое эмоциональное высказывание вызывает в бессознательном старые неразрешенные волнения, так что появляется сознаваемый страх катастрофы, которая произойдет в случае потери самоконтроля. Несложно заметить, что оно открывает путь сохранившемуся инфантильному конфликту между желанием начать действовать и необходимостью контролировать себя из страха наказания. Точный анализ блокирования аффекта ведет к прорыву в центральный конфликт и смещению соответствующего катексиса на исходную позицию. Надо иметь в виду, что это синонимично разрушению панциря.

От аффективного блокирования можно прийти к аффективной фиксации первых идентификаций и супер-эго: требование самоконтроля, изначально наложенное извне на сопротивляющееся эго, было внутренне принято. Более того, оно стало ригидной, хронической, неизменной моделью реагирования; этого можно добиться, только имея целью вытеснение энергии ид.

Систематический анализ сопротивления приводит к разделению двух разных садистских импульсов, которые заключены в аффективном блоке. Первым, как правило, высвобождается анальный садизм, направленный на то, чтобы бить, лупить ногами, давить и т. д. После того как он проработан, наступает очередь разрушения анальной фиксации; фаллически-садистские импульсы, такие, как удары и уколы, становятся все сильнее и сильнее. Таким образом, регрессия устраняется, и формируется катексис фаллической установки. В этот момент впервые аффективным способом проявляет себя кастрационная тревога, и начинается анализ генитального вытеснения. У людей с компульсивным характером на этой стадии часто вновь возникает старая детская фобия.

Итак, мы обнаружили два пласта вытеснения компульсивного характера: более поверхностный — садистский и анальный и более глубокий — фаллический. Это соответствует обратному направлению процесса регрессии. Ближе к поверхности лежит то, что подверглось регрессии в последнюю очередь; объектно-либидинальные генитальные импульсы подверглись наиболее глубокому вытеснению и были скрыты под пластами прегенитальной установки. Эти структурообразующие отношения проясняют, насколько ошибочными являются попытки заставить пациента через аффект понять слабые проявления генитального объектного влечения прежде, чем проработаны прегенитальные пласты. Если попытаться это сделать, все будет восприниматься прохладно и отвергаться путем сомнений и недоверия.

Психология bookap

В связи с этим необходимо сказать несколько слов об амбивалентности и недоверии. Это самое серьезное препятствие, если не суметь с самого начала отделить друг от друга различные импульсы, которые составляют амбивалентность. Амбивалентность представляет собой конфликт между любовью и ненавистью к одному и тому же человеку, на глубинном уровне — подавление либидинального так же, как и агрессивного влечения страхом наказания. Если анализировать все проявления одновременно, без разбора нельзя справиться с амбивалентностью и можно прийти к биологической позиции, то есть неизбежной «предрасположенности» к амбивалентности. С другой стороны, если действовать в соответствии со структурной и динамической позиции, вскоре начнет доминировать ненависть. После того как она будет проанализирована, выкристаллизовываются либидинальные влечения. Лучшим способом разделить амбивалентность на ее составляющие является тщательный анализ недоверия в самом начале работы.

Пожалуй, о наиболее важных чертах компульсивного характера здесь больше сказать нечего.