Г. Адлер Предисловие

Книга доктора Нойманна “Глубинная психология и новая этика” была впервые издана на немецком языке в 1949 году, и ее появление вызвало оживленную полемику среди специалистов. К сожалению, случилось так. что из всех книг автора “Глубинная психология и новая этика” была издана первой, и поэтому подход Нойманна к проблеме этики не опирался на ту прочную философско-эмпирическую основу, которой могла бы послужить его замечательная работа “Истоки и история сознания”, изданная спустя несколько месяцев после выхода в свет “Глубинной психологии и новой этики”.

Упомянутая проблема отсутствовала при издании английского перевода “Глубинной психологии и новой этики”, потому что к моменту выхода в свет этой книги работы доктора Нойманна были достаточно широко представлены в английском переводе. Наряду с “Истоками”, изданными в 1954 году, в английском переводе были изданы следующие работы Нойманна: классическая монография “Великая мать” (1955), комментарий Нойманна к “Амуру и Психее” (1956), “Искусство и творческое бессознательное” (1959), “Архетипический мир Генри Мура” (1959). Благодаря этим публикациям труды Нойманна, которые многие специалисты считают самым оригинальным и выдающимся вкладом в развитие юнговской мысли, получили широкое признание, а сам автор занял свое достойное место в аналитической психологии.

Среди всех книг Нойманна “Новая этика” занимает особое место. Она представляет собой страстный призыв к совести и сознанию людей нашего времени, глубоко личное изложение веры в будущее современного человека, то будушее, основу которого составляет непрестанное углубление понимания своих психологических проблем и поиска их решений.

По мнению Нойманна, основная жизненная трудность современного человека — это проблема зла: традиционная этика оказалась неспособной сковать, умирить и трансформировать деструктивные силы. Охваченная жаждой мести, “темная” сторона вторглась в представление о мире современного человека, и поэтому его отношение к добру и злу утратило определенность.

Таким образом, современному человеку в первую очередь необходимо осознать все зло, заключенное в нем самом: свою “темную”, неполноценную личность, свою тень. Эту сторону слишком часто и слишком легко обнаруживали в другом человеке и “проецировали” на него, что составляло один из способов удовлетворения известной потребности найти козла отпущения для своих собственных недостатков. В результате этого мы разделили мир на “хорошие” и “плохие”, высшие и низшие народы, расы или индивиды со всеми вытекающими отсюда катастрофическими последствиями.

Осознание зла ставит перед индивидом непростую задачу:

он должен научиться ясно представлять себе свою темную сторону, признавать ее существование и жить с ней. Вместо вытеснения или подавления тени с последующим проецированием ее вовне тень необходимо интегрировать. Только таким образом современный человек может достичь более полного самосознания и более высокой степени интеграции: неопределенность существования индивида, осознание позитивных и негативных сил, действующих в нем и в коллективе, составляют отправную точку для формирования нового этического подхода. По этому поводу Нойман говорит следующее: “Признание существования тени составляет существенную основу для реального формирования этического подхода к „тому, кто находится вне меня"”.

Но такой подход может привести к конфликту с коллективными ценностями: этические полномочия переходят от коллективных ценностей добра и зла и традиционной “совести” к внутреннему “голосу”, который непрестанно ставит перед индивидом проблему принятия решения и ответственности даже в тех случаях, когда такое принятие решения и ответственности приводит к отрицанию коллективной морали.

Новая этика характеризуется радикальностью, поскольку ее основу составляет чрезвычайно жесткое требование к личному выбору человека и его мужеству. Она предполагает необходимость непрестанного рассмотрения проблемы добра и зла, которая возникает в результате честного признания существования человеческой всеобщности, то есть всеобщности индивида и всеобщности человечества. В этой связи приведем еще одну цитату из работы Нойманна: “Индивид должен самостоятельно решить свою основную проблему нравственности, прежде чем он сможет выполнять ответственную роль в деятельности коллектива”.

Радикальность требований, предъявляемых к личному выбору и повиновению внутреннему голосу, иногда приводила к превратному пониманию позиции Нойманна в этом вопросе.* Исходя из лучших побуждений, один критик даже пришел к мысли о том, что каждый сумасшедший, услышавший голоса, вправе объявить себя этическим гением. Эта точка зрения диаметрально противоположна тому, что в действительности имел в виду Нойман, а именно: необходимость предъявлять самые строгие и глубоко нравственные требования к непрестанному самоанализу и отношению к своим мотивам. Если уж говорить об этических нормах, то следует отметить, что Нойман предъявлял почти невыполнимые требования к личной ответственности индивида. Но последние адресованы индивиду, который находится в процессе непрерывного развития, и их следует рассматривать как некий указатель на пути к будущему.

В заключение я хотел бы привести несколько выдержек из письма, написанного Юнгом Нойманну в декабре 1948 года, когда появились первые отклики на “Новую этику”**: “… я еще раз прочитал вашу книгу. И вновь она произвела на меня сильное впечатление. Я уверен, что эта работа произведет впечатление разорвавшейся бомбы. Ваши формулировки блестящи и замечательно точны. Они напористы и агрессивны, подобно передовому отряду, вышедшему на открытую местность, на которой, к сожалению, прежде ничего не было видно. Естественно, противник сосредоточит огонь на обнаруженном отряде. Благодаря убедительной ясности и определенности формула имеет открытый фланг. Ни одна война не обходится без потерь. Статическое равновесие ни к чему не приводит. Само название книги „Новая этика" звучит как фанфара: „К оружию, граждане!"…Ваша книга не только станет „камнем преткновения", но и послужит мощным стимулом для дальнейших исследований. За это я вам глубоко признателен…”

Я надеюсь, что книга Нойманна будет прочитана в том же духе, в каком написано письмо Юнга.

Г. Адлер

* Доктора Нойманна тревожило превратное понимание его позиции. и поэтому он написал специальное предисловие к испанскому издание своей книги (1959), которое вошло также и в данное издание.

** Перед публикацией рукопись книги была просмотрена Юнгом и коллегами автора.