VIII. Психоаналитические методы лечения и консультации.

1. Отличия от других видов терапии.

За последние двадцать лет возник целый ряд новых терапевтических техник, поэтому в настоящий момент психоанализ является одним из множества столь же полноправных методов лечения душевных расстройств. Сейчас учащиеся психологических факультетов изучают наряду с психоанализом, в частности, поведенческую терапию ( Verbal -tenstherapie), важная роль в которой отводится таким понятиям, как систематическая десенсибилизация (systematische Desensibilisierung), тренинг уверенности в себе (Selbstsicherheitstraining), аверсивное (aversive) и оперантное (operante) состояния. Кроме того. большое внимание в программе психологического образования уделяется и разговорной психотерапии (Gespraechspsychotherapie). Например, в Гамбургском университете последняя представлена на втором семестре не только теоретическими, но и практическими занятиями.

Такое положение позволяет выбирать практически любые методы лечения, включая непсихоаналитические. Однако многие психологи, первоначально практиковавшие поведенческую или разговорную терапии, не удовлетворяются достигнутым и переходят к психоанализу. Сложившаяся ситуация способствует выработке нового взгляда на психоанализ и психоаналитические методы лечения. Рассмотрим поэтому прежде всего поведенческую и разговорную терапии и лишь затем сравним их с психоанализом. Несмотря на кажущуюся непривычность такого способа повествования, он полностью отражает реальность современной психологии

1.1. Поведенческая терапия.

Базой для поведенческой терапии послужила экспериментально обоснованная теория научения. Со временем техника и понятия поведенческой терапии совершенствовались и теперь она включает в себя разнообразные практические методы лечения, суть которых сводится к логичной, но спорной теории.

Одним из серьезнейших условий данной терапии является объективная перепроверка результатов лечения через эксперименты, что дает право включить ее в естественнонаучный раздел психологии, отличительной особенностью которого оказывается приложение общих закономерностей к конкретному индивиду.

Психические расстройства моделируют и пытаются устранить в лабораторных условиях, следуя при этом простой схеме: желание (Reiz) - реакция, в связи с чем поведенческая терапия весьма доступна и легка в изучении. Так. к примеру, фобия, согласно поведенческой терапии, представляет собой патологическую условную реакцию, возникшую как следствие угрожающей человеку ситуации. Фантазии, вытесняемые желания и защитные механизмы во внимание не принимаются. Причину расстройства ищут ни в детстве, а в настоящем пациента. Никакого веса не придается возможному символическому значению вызывающего страх объекта; его рассматривают как возбудитель страха, а все остальное считают последствиями такого возбуждения. При этом цель поведенческой терапии - заменить неадекватное поведение пациента поведением адекватным.

В отличие от поведенческой терапии, психоанализ придает огромное значение бессознательным психическим процессам. Предметом изучения психоанализа является сам человек, поэтому все терапевтические методы психоанализа строятся на сложной и утонченной психоаналитической теории личности.

Несмотря на серьезные различия, у поведенческой терапии и психоанализа есть много общего. Оба метода предназначены для понимания непростых психических феноменов, оба имеют немаловажное значение для оздоровления общественных отношений, признают неизбежность ошибок, возникающих в процессе исследования, и принимают в качестве необходимого условия перепроверку полученных результатов. Следует, однако, признать, что необходимость последнего условия была постулирована в психоанализе лишь в последнее время.

Многие психоаналитики, в частности, Ганс-Фолькер Вертманн (HansVolker Wertmann) в своей статье, опубликованной в "Журнале психосоматической медицины и психоанализа" (Zeitschrift fuer psychosomatische Medizin und Psychoanalyse)27. указывают на резкие противоречия между поведенческой терапией и психоанализом, однако растет и число ученых, пытающихся изыскивать возможности для синтеза двух методов. Комбинация из двух этих подходов, предложенная Райнером Краузе (Reiner Krause)28 весьма эффективна, например. при лечении заикания. Представители поведенческой терапии тоже не стоят на месте. Психолог Эва Эгги (Eva Jaeggi)29 в контексте когнитивной терапии, разработанной на основе терапии поведенческой, рассматривает психические нарушения не только как специфические "ошибки мышлениям (Denkfehler), но и как следствие иррациональных мыслей и внутренних противоречий, не осознаваемых пациентами.


27 X. В. Вертманп высказал свое мнение по поводу поведенческой терапии в докладе на правлении Германского Общества психотерапии, нсихосоматики и глубинной психологии. Эта работа опубликована в Журнале психосоматической медицины и психоанализа (1979. N 25. С. 319-331).


28 Райнер Краузс написал статью: О различиях между "поведенческой терапией" и "психодинамической школой" (Журнал клинической психологии и психотерапии. (1973. N 21. С. 156-163). Янковски и др. (Hg.) Клиенто-центрированпая психотерапия сегодня. Геттингсн: Ходреф, 1976. С. 208 - 213.


29 Провокационное сочинение Евы Эггис называется "Вот теперь Вы образумились!" и имеет подзаголовок "Образ человека глазами когнитивной поведенческой терапии". Работа опубликована в журнале "Психология сегодня" (Февраль, 1981. С.31-36).


В еще большей степени на сходстве поведенческой терапии и психоанализа строит свои умозаключения Э.Ханд (E.Hand 1986). Он проводит последовательный анализ отдельных человеческих потребностей, функций, мотиваций и поведенческих расстройств, различая при этом сознательные и так называемые "несознательные" ("nicht-bewusste") функции (см. Rosenbaum & Merbaum), значение которых становится очевидно в процессе терапии.

Тем самым Ханд. избегая использования психоаналитической терминологии, в сущности повторяет давно известную в психоанализе истину. Однако признать это приверженцы поведенческой терапии не торопятся. " Гипотеза или, говоря точнее, признание существования несознательных или неосознаваемых (nichtgewusster) человеком намерений не содержит в себе перехода к аналитической конструкции, постулирующей бессознательную мотивацию поступков, а представляет собой лишь практическое средство, позволяющее использовать умозрительный, отвлеченный анализ функций в терапевтических целях" (Hand 1986. S.289).

Пауль Вахтель, напротив, не боится признать психоаналитические "конструкции", о чем свидетельствует его книга "Психоанализ и поведенческая терапия. Речь в защиту их интеграции" (Paul Wachtel 1981), в которой он синтезирует во многих отношениях слабую теорию возникновения фобий поведенческой терапии и психоанализа, вводя в поведенческую терапию понятие бессознательного значения вызывающего страх объекта.

Тем не менее психоаналитикам следует учитывать, что поведенческая терапия тоже оправдывает себя на практике, поэтому в том случае, когда обнаруженные расстройства бессознательного не способствуют излечению пациента, страдающего, к примеру, заиканием, психоаналитику вне всяких сомнений стоит направлять его к психологу, практикующему поведенческую терапию. Подобное сотрудничество можно только приветствовать.

1.2. Разговорная психотерапия.

Базой для разговорной психотерапии, как и в случае терапии поведенческой, послужила экспериментальная психология В разговорной психотерапии практикуется описание клинических феноменов, уделяется большое внимание контролю результатов лечения и прежде всего намечается конкретная цель терапии. Вскрытие бессознательного содержания в планы терапевта не входит. Большое значение имеют три базовых условия (Basisvariablen), разработанные Карлом Р. Роджерсом (Carl R. Rogers 1957):

1. Подлинное, человеческое реагирование.

2. Добросердечное отношение и понимание пациента.

3. Вербализация чувств пациента.

В разговорной психотерапии, как и в психоанализе, существенным фактором признается личный опыт терапевта. Согласно разговорной психотерапии, для того, чтобы в полной мере понять скрытое значение чувств пациента, необходимо добиться так называемой "модификации поведения" ("Verhaltensmodifikation"). В отличие от поведенческой терапии здесь не практикуются директивные методы лечения, поскольку считается, что пациент сам прекрасно понимает, в чем он нуждается и в каком направлении должен развиваться терапевтический процесс. Функция, отведенная психотерапевту, заключается, таким образом, в сопровождении пациента на этом пути и вербализации, т. е. словесном обозначении его чувств.

Немаловажное значение в этой связи приобретают психотерапевтические вмешательства в монолог пациента. Последнему могут задавать различные наводящие вопросы, например: "Как Вы чувствуете себя в настоящий момент?", "Вас что-то беспокоит?", "Вы чувствуете себя всеми покинутым?". При этом терапевт всегда доверяет ответам пациента. Оживления ранних образцов отношений, неизбежность которого подчеркивается в психоаналитической концепции переноса, избегают или вообще отрицают его значение. Не делается никаких попыток проникнуть в бессознательное значение поведения и определить тем самым наличие у человека того или иного неосознанного конфликта. Придерживаясь таких принципов, создатели разговорной психотерапии смогли избавиться от "пугала"* "священной коровы" психоанализа - от понятий сопротивления, навязчивого повтора, переноса и контр-переноса. С психоаналитической точки зрения30 разговорная психотерапия, "не имеющая в своем распоряжении ни теории психических расстройств, ни конкретной, ориентированной на определенное заболевание, терапевтической техники", представляется лишь психологической методикой разговора.


*Приведенное выражение впервые прозвучало на семинаре "Психоанализ и поведенческая терапия. Общность и различия", проведенном совместно с К.Хейнертом - K.Heinerth - в зимнем семестре 1976/77 гг.


30 X. В. Вертманн "О разговорной психотерапии". Журнал психосоматической медицины и психоанализа (1979. N 25. С. 310 - 318).


Тем не менее Карл Р. Роджерс выдвинул в 1959 году не только теорию личности разговорной психотерапии, но и теорию самой терапии. В своем труде он говорит, в частности, об использовании в терапевтических целях противоречий между реальными и идеальными образами, наличествующими в психике пациента. Несмотря на то, что это утверждение может быть с полным правом названо вполне психоаналитическим, создатели разговорной психотерапии склонны отрицать любое сходство с неудобным соседом.

1.3. Прочие психотерапевтические методы.

Из обширного списка различных психотерапевтических методов, применяемых сейчас для лечения душевных расстройств, необходимо отметить следующие:

Трансактивное анализирование (Transaktions-Analyse), разработанное Эриком Берне (Eric Berne 1974). Согласно Берне существует три состояния человеческого Я: детское Я, взрослое Я и Я родительское. Человеческие конфликты Берне рассматривает как своего рода "игру" ( "Spiele"), существенным условием которой он считает провоцирующее поведение одной из конфликтующих сторон. Поведение человека может, таким образом, иметь своей целью побуждение человека другого на определенные действия. Берне отмечает, в частности, такие провокации, как "бросайся на меня" или "выгони меня" и т. д. В трансактивном анализировании так же, как в психоанализе учитываются типичные образцы отношений и поведения, кроме того, оно способствует осознованию пациентом своего т. н. "бессознательного плана жизни" (unbewusster Lebensplan),-т. е. своеобразного бессознательного "предписания" (Skript), управляющего определенными действиями человека. Тем самым трансактивное анализирование оказывается адаптированным аналогом психоанализа. Теория и методы трансактивного анализа подробно описаны Леонардом Шлегелем в пятом томе его "Основ глубинной психологии" (Leonhard Schlegel "Grundriss der Tiefenpsychologie" Band 5. 1979).

Образная терапия (Gestalttherapie). Согласно теории образной терапии, заблокированные внутренние резервы проявляются в процессе контакта человека со скрытыми в нем образами, видениями и т. п. И если феномены сопротивления (WiderstancJsphaenomene) при этом как и в психоанализе подлежат интерпретации, то толкования бессознательного содержания не дается (см. Hartmann-Kottek-Schroederl986).

Биоэнергетика (Bio-Energetik) представляет собой метод лечения душевных расстройств, основанный на понимании тех или иных телесных симптомов. В своей книге, освещающей современное состояние биоэнергетики. Александр Ловен (Alexander Lowen 1979) вслед за Вильгельмом Рейхом (Wilhelin Reich), большое место в работах которого уделяется, в частности, рассмотрению различных физических проявлений нарушений психики, подчеркивает необходимость досконального изучения языка тела. Родство приведенной теории с психоаналитическими концепциями, в особенности, с анализом характеров (Charakteranalyse) Вильгельма Рейха (1933) представителями биоэнергетики признается и воспринимается, как фактор во многих отношениях положительный.

Много общего с психоанализом имеет и т. н. "терапия первичного крика" ("Urschreitheraple"). более известная как первичная терапия (Primaertherapie, Arthur Janovs 1970).

Основным инструментом данной терапии является регрессия, при которой пациент погружается в бессознательные области боли, страха, страдания, отчаяния и гнева, недоступные ему при других обстоятельствах по причине существования защитных механизмов. Посредством этого вскрывается "первичная боль" ("Urschmera"). связанная с драматическими переживаниями раннего детства. Повторное оживление неприятных эмоций или. иначе говоря, "примула" (Primein) позволяет пациенту открыто выразить подавленный "первичный крик" ("Urschrei"). т. е. без всякого стеснения плакать, жаловаться, злиться и т. д. Это в свою очередь ведет к исчезновению беспокоящих его симптомов*.


*Что касается общности между психоанализом и первичной терапией, то доказательством этого может служить, в частности, пример психолога и психоаналитика Альберта Герреса (Albert Goerres). практиковавшего в клинике Мюнхенского университета первичную терапию наряду с психоанализом.


В известном смысле первичная терапия - предприятие даже более смелое, чем сам психоанализ. Предпринимаемые в рамках первичной терапии длительные групповые сеансы, проводимые в затемненном помещении, позволяют достигать более глубокой и продолжительной регрессии и, в каком-то смысле, даже более эффективных результатов, чем сеансы психоаналитические.

Однако, необходимо еще раз подчеркнуть, что все вышеперечисленные виды терапий не совсем удовлетворительны: поведенческая терапия упускает бессознательное значение человеческого поведения, проблему переноса и контрпереноса; разговорная психотерапия, учитывая возможность переносных реакций, воспринимает их, тем не менее, как нечто вредное; и только в рамках трансактивного анализа, ориентированного прежде всего на биоэнергетику, и в еще большей степени первичной терапии признается психоаналитическая концепция, согласно которой психические расстройства являются следствием драматического опыта в ранних отношениях человека и не могут быть преодолены без их повторного оживления. В последнем утверждении содержится, по сути, определение важнейшего психоаналитического принципа.