ПравообладателямТелесно-ориентированая психотерапия. Метод Хакоми, Курц Рон
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Рон Курц pdf   Читать

Рон Курц, создатель Хакоми - терапии - один из выдающихся представителей телесно-ориентированной психотерапии.

Метод Хакоми во многом созвучен буддизму и даосизму, с их мягкостью, состраданием, осознанностью и следованием естественной природе вещей. Определенное влияние на формирование метода оказала общая теория систем, которая привнесла в него идею уважения к мудрости каждой личности как живой самоорганизующейся системы.

Метод Хакоми многое почерпнул из современных направлений психотерапии, таких как система Райха, биоэнергетика, гештальт-терапия, психоморная терапия, метод Фельденкрайза, эриксоновский гипноз и нейро-лингвистическое программирование. Хакоми - это синтез философий, техник и подходов, отмеченный уникальным артистизмом, органичной и ясной формой.

PDF. Телесно-ориентированая психотерапия. Метод Хакоми. Курц Р.
Страница 93. Читать онлайн

Именно ему принадлежит идея о том, что почти все наши привычки движения связаны с пребыванием в поле тяжести. Мы организуем остальные наши усилия вокруг этого центрального ядра. Чтобы реорганизовать их, лучше всего как можно полнее устранить это центральное организующее ядро. Поэтому Фельденкрайз побуждает людей ложиться, перенося как можно больше веса на пол или на стол. Или он подкладывает полотенца и подушки под те места, где тело слишком напряжено и еще не может расслабиться при контакте с плоскостью.

Таким способом он просто выводит усилие наружу. Он перенимает усилие по поддержанию тела в вертикальном положении, или он заставляет пол выполнять эту роль, с тем чтобы мог возникнуть новый набор привычек. Потребность в организующем ядре, реакции на силу тяжести, пропадает, и связанным с этим ядром привычкам уже не обязательно организовываться вокруг него. Они могут свободно по-другому организовываться и интегрироваться. Таким же образом те машинальные привычки, которыми мы управляем глубинным материалом, навязчивость или избегание, склонность отстраняться или упорствовать, теряют большую часть своей власти, когда мы выводим из них усилие наружу.

Как-то в Чикаго я работал с женщиной, у которой были склонности к самоубийству и нанесению себе увечий. Как только мы встретились, я почувствовал, насколько она xpyrncas. Она была совсем не маленькой или что-то в этом роде. У нее было большое тело, особенно в области бедер и таза, с несоразмерно маленькой грудной клеткой. По мере того, как мы говорили, я становился все более мягким. Она была одновременно хрупкой и очень напряженной, как испуганная птица, готовая чуть что улететь. Когда мы говорили, она сделала один жест, движение кулака по направлению к своему боку, Я спросил ее об этом. Она сказала, что испытывает желание зарезаться. Я решил перенять ее сдерживание себя, чтобы она могла углубиться в желание зарезаться. Очевидно, она боролась внутри с этим побуждением. Так что я сказал: «Хорошо, я буду вас сдерживать, а вы будете пытаться зарезаться». Я оглянулся вокруг в поисках того, что бы она могла использовать, чтобы пытаться зарезаться, и нашел прекрасную большую ложку. Что-то более похожее на нож было бы даже лучше.

Как только я схватил ее запястье, эта тихая, напряженная женщина начала сметать все вокруг, изо всех сил пытаясь загнать эту ложку в себя. Мы сражались, пока не упали на землю, но продолжали бороться и кататься. Я выбился из сил. Я больше не мог ее сдерживать. А она выглядела ничуть не уставшей. Она не проявляла никаких признаков желания прекратить. Она на самом деле переживала лучшие минуты своей жизни. Только представьте, после многих лет борьбы с этим побуждением убить и не убивать себя, после всего этого отчаяния, страха и боли, сомнений, и мыслей о попадании в ад, после многих лет жуткого сковывания и контроля, — она получила возможность пустить все это на самотек. И вот этим она и занималась. Возможно, она чувствовала себя в достаточной безопасности, раз я был терапевтом и по определению знал, что делаю. Раз я нес ответственность.

Это дошло до того, что мне нужно было остановиться. Я выдыхался. Учитывая демонический огонек в ее глазах, я не рассчитывал ни какое сочувствие. Поэтому я призвал на помошь свой самый спокойный и совершенно благоразумный голос (настолько предельно благоразумный, что просто в голову не приходит подвергать его сомнению). Я сказал ей: вДавайте на минуту остановимсяв (вдобавок я старался вести себя так, как будто все еще был полон сил и энергии). Она посмотрела на меня, не веря своим ушам. Как это остановиться? Я что, не в своем уме? Неужели я считаю, что она может взять и выйти нз этой страсти, прекратить этот всепоглогцающий, заставляющий все забыть, смертоносный, восхитительный припадок самоубийства? Вот так просто? Как я только до такого додумался?

Я посмотрел в ответ в ее ошарашенные глаза, ничуть не дрогнув в своем милом, обманчивом спокойствии (которое я с трудом сохранял). Я был весь непоколебимое благоразумие, тем самым безмолвно, но уверенно отвечая: иДа, действительно, именно так

94

Обложка.
PDF. Телесно-ориентированая психотерапия. Метод Хакоми. Курц Р. Страница 93. Читать онлайн