ПравообладателямТелесно-ориентированая психотерапия. Метод Хакоми, Курц Рон
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Рон Курц pdf   Читать

Рон Курц, создатель Хакоми - терапии - один из выдающихся представителей телесно-ориентированной психотерапии.

Метод Хакоми во многом созвучен буддизму и даосизму, с их мягкостью, состраданием, осознанностью и следованием естественной природе вещей. Определенное влияние на формирование метода оказала общая теория систем, которая привнесла в него идею уважения к мудрости каждой личности как живой самоорганизующейся системы.

Метод Хакоми многое почерпнул из современных направлений психотерапии, таких как система Райха, биоэнергетика, гештальт-терапия, психоморная терапия, метод Фельденкрайза, эриксоновский гипноз и нейро-лингвистическое программирование. Хакоми - это синтез философий, техник и подходов, отмеченный уникальным артистизмом, органичной и ясной формой.

PDF. Телесно-ориентированая психотерапия. Метод Хакоми. Курц Р.
Страница 81. Читать онлайн

плохой человек; это было похоже на привычное представление о себе, не выражаемое прямо.

Я сделал это немного театрально. Я попросил ее смотреть мне в глаза, быть открытой к моим словам и замечать все, что происходит. Я наблюдал за ее глазами, чтобы увидеть, когда она станет восприимчива. Тогда я сказал: "Ты хороший человек". Я сказал это медленно и более-менее так, как будто я просто предлагаю факт. Я не пытался убедить ее, а просто предложил это высказывание.

Ну а тогда я был под сильным влиянием "Биоэнергетики". Я считал высвобождение эмоций главной целью терапии, и усиленно работал над тем, чтобы его вызвать, иногда проводя людей через физически мучительные процессы. У меня была идея, что высвобождения эмоций очень нелегко добиться. Но когда я сказал ей; "Ты хороший человек", она залилась слезами и плакала так, как я никогда не видел, чтобы она плакала. Через некоторое время мы поговорили о ее ощущении себя как плохого человека.

Я все еще не понимал, что у меня есть новая техника. Я использовал пробу во второй раз только через полгода. А регулярной разработанной частью моей работы пробы стали только еще через два года. (Если искать предшественников проб, то самое близкое, что я нахожу — это использование Юнгом техник словесных ассоциаций, разработанных Вильгельмом Вундтом). Следуюшую пробу я сообщил женшине, которая на первом сеансе сказала мне, что она старшая из десяти детей, у нее есть собственные дети, и рядом нет мужчины. Мы обговорили это за первые десять минут. Я подумал о том, что бы она могла хотеть услышать от своих родителей, когда она была ребенком, заботящимся о своих братцах и сестренках. Я подготовил ее так же, как и первую женщину, попросив об открытом внимании и смотря в ее глаза, как в окно. (Мы уже больше не смотрим в глаза. Большинство людей предпочитают держать глаза закрытыми во время проб). Я сказал ей: "Я хотел бы, чтобы ты была моей маленькой девочкой". Я понял, что она так никогда и не была именно чьей-то маленькой девочкой. Она проплакала, с перерывами, весь оставшийся сеанс. Это была сильная женщина, и ей приходилось быть сильной. Когда она не плакала, мы разговаривали, и она садилась мне на колени и клала голову мне на плечо. Она чувствовала то, что она упустила и так никогда и не получила, потребность, от которой она убегала, то, о чем она когда-то решила, что никогда этого не получит. Я надеялся, что осознав это и получив некоторый опыт ощущения этого, она сможет попробовать иногда переживать по крайней мере что-то подобное.

Мне понравилось то, что произошло. Она чувствовала боль, но это была боль возвращения к себе. Я считал, что помогаю бессознательному стать сознательным. Дальнейшая история туманна. Пробы постепенно стали частью моего образа действий. Позже, когда я начал обучать людей, оказалось, что теория и техника как будто созданы друг для друга, и всегда шли бок о бок. Так оно и было, но этот союз строился медленно. К тому времени, когда у меня открылись глаза на взаимосвязи, все это уже происходило некоторое время. Другие основные техники, перенимание и признание, развивались настолько же медленно. Они описаны подробнее в конце этой главы.

Меня лично вдохновили несколько великолепных терапевтов. Здесь я хотел бы упомянуть двух из них, Альберта Пессо и Моше Фельденкрайза. Я прошел семинары с ними, прочитал их книги, и считаю, что их идеи и техники были необыкновенно важны для развития моих собственных. И Фельденкрайз, и Пессо изучают организацию опыта, и оба используют осознанность своими способами. У Альберта Пессо я научился экспериментировать и позволять клиенту использовать свое осознание, чтобы обнаружить значение переживания. Я научился техникам, которые оставляют осознание и самораскрытие на долю клиента, в то же время давая много пространства для того, чтобы терапевт помогал продвигать процесс своими обоснованными догадками. У Пессо я научился тому, как важно делать терапевтическую обстановку безопасной и эмоционально поддерживающей. Я почти слышу, как он так мягко и внимательно говорит; "Что происходит, когда...". Он всегда создавал и находил способы для того, чтобы структурировать ситуацию, так чтобы клиент мог сделать собственные открытия о том,

Обложка.
PDF. Телесно-ориентированая психотерапия. Метод Хакоми. Курц Р. Страница 81. Читать онлайн