ПравообладателямТелесно-ориентированая психотерапия. Метод Хакоми, Курц Рон
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Рон Курц pdf   Читать

Рон Курц, создатель Хакоми - терапии - один из выдающихся представителей телесно-ориентированной психотерапии.

Метод Хакоми во многом созвучен буддизму и даосизму, с их мягкостью, состраданием, осознанностью и следованием естественной природе вещей. Определенное влияние на формирование метода оказала общая теория систем, которая привнесла в него идею уважения к мудрости каждой личности как живой самоорганизующейся системы.

Метод Хакоми многое почерпнул из современных направлений психотерапии, таких как система Райха, биоэнергетика, гештальт-терапия, психоморная терапия, метод Фельденкрайза, эриксоновский гипноз и нейро-лингвистическое программирование. Хакоми - это синтез философий, техник и подходов, отмеченный уникальным артистизмом, органичной и ясной формой.

PDF. Телесно-ориентированая психотерапия. Метод Хакоми. Курц Р.
Страница 117. Читать онлайн

нарисовать радужные картинки. Я просто предлагаю свое частное, ограниченное пределами человеческих возможностей понимание вниманию ребенка, и устанавливаю контакт с чувствами ребенка и его видением событий. Вдобавок у меня хорошо получается догадываться, что произошло, и это помогает ребенку принять меня и поверить мне. Так что я сосредоточиваюсь на понимании, в то же время поддерживая ребенка эмоционально. Очень часто бывает, что я касаюсь человека, держу его, утираю слезы, делая мелкие, естественные между взрослым и ребенком вещи. Я держу салфетку и прошу клиента высморкаться. Вот такого рода мелочи.

Я сосредоточиваюсь на том, в чем ребенок нуждается (или нуждался) в этой ситуации. Ему было нужно, чтобы кто-то подошел и что-то сделал, например, рассказал ему о смерти, или что-то другое. Разобраться в том, что делают взрослые. Я позволяю нуждам ребенка направлять процесс. Ведь, конечно,мы так поступаем всегда.

Если ребенок владеет речью, то я обильно применяю контактные высказывания. С доречевыми состояниями приходится труднее. Нужно много искусного отслеживания тела. Типична ситуация, в которой человек вновь переживает рождение. Человек чувствует, что ему хочется толкать ногами, так что я поддерживаю эти движения. Я обеспечиваю ему нечто вроде утробы и держу его, в то время как он отслеживает свое дыхание. Я позволяю ему медленно открыть глаза и увидеть кого-то дружелюбного и любящего. Иногда я провожу эту работу вообще без слов. Если клиент боится открыть глаза, я прошу ассистента сообщать обо всем, что происходит в поле зрения, в то время как клиент оставляет глаза закрытыми. Мы перенимаем зрение.

В ходе моей работы с ребенком, по мере того как я помогаю ему понять, я стараюсь сделать одну вещь, — чтобы родители стали реальными и понятными. Впечатления ребенка о его родителях почти наверняка смешаны с неопределенностями и искажениями. Их прояснение и разрешение приносит огромное облегчение. Я обсуждаю с ребенком, что чувствуют (или чувствовали) родители, что они сами испытывают боль и замешательство, что, возможно, они старались делать то, что им казалось лучшим для ребенка. Это не оправдание родителей, а всего лишь попытка спустить их с небес на землю и показать, что они просто вели себя так, как свойственно людям. Я работаю над тем обстоятельством, что повзрослев, человек не нуждается в родителях настолько же сильно, как в детстве. И что взаимоотношения не должны следовать тем же шаблонам, которые были установлены в семье родителей.

Дети часто задают вопросы, на которые невозможно ответить. Хотя и волшебный, я все равно не могу ответить на такие вопросы, как: «Почему Богу было угодно, чтобы это со мной случилось?в Так что я честен с ребенком в том, что многого нс знаю.

Чем дольше человек отслеживает свое переживание, тем больше всплывает его составляющих. Как клиент, который почувствовал запах картона. Сначала он испытывал лишь любопытство. Я помог ему отслеживать этот запах картона. Я задал ему вопросы, на которые можно было ответить, только отслеживая опыт. «Это запах мокрого или сухого картона' ?» Я задал ему подобные вопросы. Какой-то канал в его мозгу оставался открытым. И как у картинки, которая постепенно приобретает отчетливость, или в мотиве, у которого с трудом вспоминаются слова, проявлялось все больше и больше подробностей, и вдруг он стал заново переживать яркое происшествие. Каждая грань переживания — это маршрут ко всему в целом. Чтобы получить доступ к состоянию ребенка, я держу какой-то канал открытым. По мере того, как я спрашиваю о составных частях данного переживания из детства, в конце концов начинает всплывать все событие целиком. В ходе этого всплывания начинают возвращаться прежние чувства, жесты и идеи. Ребенок, который испытывал все эти вещи, тоже возвращается. Первые проблески этого ребенка могут появиться задолго до ясного воспоминания события.

В то время, как я работаю с клиентом, обдумывая, кто он и как он таким стал, я вместе с тем отслеживаю ero здесь и сейчас. Я наблюдаю выражения лица, позы, жесты. Я слушаю тон голоса и структуру предложений, и я ожидаю этого ребенка. До того, как я начал ожидать и стараться услышать ребенка, я наверняка неисчислимо много раз не

118

Обложка.
PDF. Телесно-ориентированая психотерапия. Метод Хакоми. Курц Р. Страница 117. Читать онлайн