Часть II ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ


...

ГЛАВА 8 Твои родители больны той лее самой болезнью

Чтобы продолжить процесс выздоровления, настало время разобраться с источником болезни, понять, прежде всего, почему ты испытываешь зависимость от «них», как синдром влияет на твое поведение, каковы твои отношения с родителями, подверженными, очевидно, такому же заболеванию.


Хотел ли он знать, как я живу, какой я стала теперь, думал ли он вообще обо мне? Я всегда жила у чужих, но все-таки продолжала надеяться, что вот однажды вдруг войдет красивый мужчина и скажет: «Я пришел забрать свою дочь», и я буду спасена… Я всегда на это надеялась. Помню, иногда я принималась лихорадочно одеваться во что попало, почему-то уверенная, что именно сегодня он обязательно придет. Ведь нужно быть готовой. Но он так и не пришел. Никто не пришел.


Когда проехали Риверсайд, она свернула на обочину и остановилась.

«Я должна это сделать… Понимаешь, я должна увидеть своего отца. Но сначала я позвоню… Не могу же я так прямо заявиться: „Здрасьте, я ваша дочка“.

К телефону подошла женщина, вероятно, третья миссис Гиффорд, и Мэрилин спросила, дома ли мистер Гиф-форд.

«Кто его спрашивает?»

«Это Мэрилин… Я его дочь… Ну та маленькая девочка, много лет назад. Дочь Глэдис Бейкер. Он наверняка знает, кто я».

«Зато я не знаю, кто вы такая, – неприветливо отозвался голос, – но так и быть, передам, что вы звоните».

Прошло несколько минут, прежде чем женщина вернулась к аппарату.

«Он не желает вас видеть, – сообщила она. – Если есть к нему претензии, можете встретиться с его адвокатом в Лос-Анджелесе. У вас есть, чем записать?»

«Нет, – сказала Мэрилин. – До свидания».

Она вернулась к машине и тяжело опустила голову на грудь.

Мэрилин Монро


В ПЛЕНУ ФАНТАЗИИ

Что касается родителей, ты всегда находилась в плену собственных фантазий: ты боготворила их, ты ставила их на высочайший пьедестал, ты делала из них идолов. Чем недоступней, чем недостижимей и выше они казались тебе, чем больше отстранялись от тебя, тем энергичней ты пыталась завоевать их любовь и тем в большую зависимость попадала от их манеры всегда держать тебя в строгости.

Чтобы стать здоровым человеком, тебе придется вырваться из плена своих фантазий, сломать все свои жизненные стереотипы, если хочешь, даже переделать свой характер, порвать узы, связывающие тебя и твою болезнь. Ты получила ее от родителей, которые были не способны дать тебе безусловной, безоговорочной любви; ты не можешь излечиться до конца, потому что сохраняешь с ними все те же отношения: отношения, отмеченные печатью болезни. И пока это продолжается, ты не способна любить, не способна дарить и с благодарностью принимать любовь. Они другими уже не станут, да и не могут стать другими. Но тебе, именно тебе предстоит стать совершенно другой, и ты можешь это сделать!

Тебе предстоит, так сказать, устроить развод со своими родителями, потому что это единственный способ прекратить вечную зависимость от них, от их манеры всегда ни во что тебя не ставить, отказаться от своей привычки к боли, неудачам, собственной неспособности с благодарностью принимать любовь, а также любить себя.

Шокирующее предложение, не так ли? Ты смущена, ты в растерянности смотришь на эти строки и не веришь своим глазам. Да, возможно, это одна из самых трудных задач, выпадавших тебе на жизненном пути. Так что, будь добра, читай эту главу, не пропуская ни строчки; не думай, мол, при чем здесь ты, мол, это к тебе не имеет никакого отношения; поверь, имеет, и еще какое.

Может быть, твои отец и мать уже умерли, оба или один из них. Возможно также, что твои родители в разводе, у них другие семьи, что ты воспитывалась только одним из родителей или вообще без родителей, бабушками и дедушками, тетками и дядьками, приемными родителями, опекунами или же, подобно Мэрилин, ты переходила из одного детского дома в другой. Неважно, как проходило твое детство, пожалуйста, прочитай эту главу и проделай всю необходимую работу. Это дает хорошие результаты.


Я родилась по ошибке. Мать не хотела, чтоб я появилась на свет… вероятно, я ей могла в чем-то помешать. Мое рождение, должно быть, каким-то образом запятнало ее. У разведенных женщин и так много проблем; еще раз выйти замуж нелегко; что уж говорить про тех, у кого незаконный ребенок… И все же… И все же, как было бы хорошо, если б она хотела меня.

Мэрилин Монро


Имей в виду, смерть кого-либо из родителей всегда особым образом окрашивает воспоминания, укрепляет в позиции «отказа». Ты помнишь только хорошее, ты склонна идеализировать умершего, боишься вызвать его гнев, даже зная, что он давно отошел в лучший мир. Пойми, речь идет не об осквернении памяти умершего отца или матери и не о том, чтобы заставить живых родителей нос к носу столкнуться с реальностью, т. е. во что бы то ни стало показать им, что ваши отношения отмечены печатью синдрома. Нет, их уже не переделать: это необходимо только для тебя, перестройки только твоей жизни, только для твоего выздоровления.

Мы вовсе не собираемся во всех твоих бедах обвинять твоих родителей, тыкать в них осуждающим пальцем, пачкать их черной краской, нет, нет и еще раз нет! Мы хотим дать тебе возможность оборвать болезненные узы, которыми ты связана с ними, живыми или мертвыми, а в конечном счете – порвать с болезнью.


ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС ОПЯТЬ

НАПОМИНАЕТ О СЕБЕ: ТЫ ТВЕРДО ВСТАЛА В ПОЗИЦИЮ «ОТКАЗА»

«О нет, моя мать – это сущий ангел; я люблю ее и буду любить всегда; мой отец лучше всех, я люблю его, как вы смеете тыкать в них пальцем, да как вам хватает наглости утверждать, что они в чем-то виноваты, это клевета. Вспомните десять заповедей: чти отца своего и мать свою – это святое, не касайтесь его, а ваши слова – святотатство».

Чем энергичней ты протестуешь, чем больше ты отрицаешь, значит, тем более болезненны твои отношения с родителями, пораженными той же болезнью.

И наоборот, чем серьезнее больны твои родители, тем сильней ты бьешься в «отказе», тем громче кричишь, что с твоими родителями, мол, все в порядке, тем большую ответственность за свои несчастья ты берешь на себя, тем больше ты себя ненавидишь – а значит, тем сильней поразила тебя болезнь. Но как бы ни было тебе трудно посмотреть правде в глаза, ты должна ее признать и продолжать свой путь к выздоровлению.


ТИПОЛОГИЯ ДИСФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ИЛИ ПОРАЖЕННЫХ СИНДРОМОМ СЕМЕЙ

Вот несколько способов распознать пораженных синдромом родителей из дисфункциональных семей:

Их желания для тебя – закон, твои желания для них – ничто.

На них ни в чем нельзя положиться, они непоследовательны, никогда не знаешь, чего от них ждать.

Они постоянно ворчат на тебя, вечно тобой недовольны.

Они никогда не позволяют тебе тратить деньги.

Они не способны смотреть правде в лицо, особенно если она противоречива – а так бывает почти всегда – они чувствуют себя при этом не в своей тарелке.

Если они сердятся на кого-то, всегда достается тебе.

У них постоянно дурное расположение духа.

Ты их боишься.

Они всегда хотят держать рычаги управления в своих руках. Всякая непосредственность, всякое проявление чужой воли пугает их до смерти.

Они скрытны, они любят всякие тайны, ты часто бываешь сбита с толку, ты не понимаешь мотивов их поступков.

Ты не можешь на них рассчитывать, когда нужно, их никогда нет рядом; зато они требуют от тебя, чтобы ты всегда была под рукой. От них не дождешься ни ласкового объятия, ни ласкового слова, они ни разу не удосужились сказать, как они тебя любят. Они холодны с тобой, не подпускают тебя близко, они всегда суровы с тобой.


ПРОРЫВ ПОЗИЦИИ «ОТКАЗА»:

ВНИЗ ПО ВЕТВЯМ БОЛЬНОГО ФАМИЛЬНОГО ДРЕВА

Для этого упражнения требуется проделать работу сыщика, а ты уже хорошо зарекомендовала себя на этом поприще в прошлом, когда тебе потребовалось узнать кое-какие «его» секреты. Если твои родители и дедушки с бабушками уже умерли, порасспроси их друзей, поговори со своими дядьями и тетками, племянниками и племянницами, их детьми, словом, со всяким, кто их знал или помнит. Постарайся как можно более полно ответить на следующие вопросы:


МАТЬ

Можешь ли ты сказать о своей матери, что она была или сейчас является алкоголиком или трудоголиком; нет ли у нее «пунктика» по части чистоты и порядка, хождения по магазинам за покупками; нет ли у нее беспричинных страхов, злоупотребляет ли она лекарствами, таблетками, едой, спортом, азартными играми?

Повтори то же самое и в отношении отца, потом деда и бабки как по отцовской, так и по материнской линии, а если это возможно, то и в отношении их родителей тоже. Если в большинстве случаев на свои вопросы ты даешь положительные ответы, если выходит, что в истории твоей семьи почти все ее члены имели хоть какую-нибудь зависимость, вероятность того, что твоя болезнь наследственная, очень велика.


ПРОРЫВ ПОЗИЦИИ «ОТКАЗА»: ВСПОМНИ О ПРОШЛОМ


ТВОИ ОТНОШЕНИЯ С РОДИТЕЛЯМИ В ДЕТСТВЕ

Это упражнение должно помочь тебе вспомнить, каково тебе жилось в доме твоих родителей. Пусть тебя не обескураживает то, что ты почти ничего не помнишь. Отложи эту работу на несколько дней, а потом снова вернись к ней.

Ответь на следующие вопросы сначала в отношении матери, а потом в отношении отца.


Часто ли твоя мать говорила, что любит тебя?

Обнимала ли она тебя, ласкала ли?

Можешь ли ты припомнить, что тебе более или менее постоянно говорили, что ты хорошая девочка?

Боялась ли ты свою мать?

Била ли она тебя?

Оскорбляла ли она тебя словесно?

Помнишь ли ты, что была чем-нибудь напугана, чувствовала ли ты, что всеми покинута?

Часто ли тебя ругали?

Часто ли мать говорила тебе, что ты плохая, что ты ни на что не годна?

Подвергалась ли ты наказаниям в устной форме, т. е. руганью, или физически, причем была уверена в том, что не виновата?

Чувствовала ли ты, что тобой пренебрегают? Что тебе все запрещают?

Если у тебя возникали проблемы, помогала ли она тебе?

Не помнишь ли ты, чтобы у твоей матери были психосоматические заболевания?

Была ли твоя мать счастлива с отцом, часто ли на него сердилась, часто ли расстраивалась из-за него?

Была ли она пессимисткой?

Приходилось ли тебе о ней заботиться?

Был ли ваш дом местом, где ты и все остальные чувствовали себя счастливыми?

Была ли твоя мать способна заботиться о доме, о себе и о тебе, выполнять все свои обязанности?

Позволяла ли тебе мать делать то, что ты хотела, или у тебя было такое чувство, что ты ей должна во всем подчиняться и делать так, как она скажет?

Часто ли ты болела в детстве?

Подвергалась ли ты сексуальным оскорблениям?

Часто ли твои родители спорили, ругались, дрались? Не было ли у тебя ощущения, что в этом виновата ты?

Чувствовала ли ты себя желанным ребенком?

Думала ли ты когда-нибудь о самоубийстве?

Было ли поведение твоей матери предсказуемо, знала ли ты, чего от нее ждать?

Могла ли ты доверять матери свои секреты? Держала ли она свое слово?

Расходились ли, разводились ли твои родители? Создавали ли они новые семьи, и если да, то, хорошо ли к тебе относились твой отчим или мачеха? Не было ли так, что один из твоих родителей рано умер?


Каждый положительный ответ оцени в один балл и сложи все баллы. Чем больше получится число, тем серьезней заболевание, поразившее ваши отношения.

Если же в результате получился ноль, и ты довольно улыбаешься, мол, у меня все в порядке, отношения с родителями здоровые, – не спеши с выводами: весьма возможно, что ты заняла позицию «отказа». Попробуй еще раз ответить на все эти вопросы, скажем, на следующий день или через неделю, и сравни результаты.


ПРОРЫВ ПОЗИЦИИ «ОТКАЗА»:

ЧТО ЕСТЬ ЧТО В ТВОИХ ОТНОШЕНИЯХ

С РОДИТЕЛЯМИ

Я поехала в Калифорнию навестить свою мать. И все время, пока я у нее гостила, она непрерывно ворчала на меня по поводу и без повода. Что бы я ни делала, все было не так, ее ядовитые слова настигали меня повсюду. Порой у меня было такое чувство, будто я – не я, а святой мученик Себастьян: из него отовсюду торчат стрелы, а он знай себе улыбается. Поначалу я пыталась быть спокойной, сохранять хладнокровие, но потом всякий раз, когда она говорила очередную гадость, я не выдерживала, забывала про Себастьяна, срывалась на крик и, чтобы хоть как-то защитить себя, орала на нее во всю глотку. Каждый день, с утра до вечера мы ссорились по ничтожнейшим пустякам.

«У тебя столько хороших вещей, а ты носишь эту старую рухлядь!»

«Это мои любимые брюки. Чем они тебе не нравятся?»

«Тем, что они старые. С тобой стыдно выходить, когда ты в таком виде».

«Господи, да не на бал же собрались, сходим в кино – и назад. Кто там будет на нас смотреть?»

«Я буду смотреть, вот кто».

«Ну тогда я вообще не пойду!»

Тут я теряла всякое терпение, в груди моей клокотала ярость, я кричала ей что-нибудь обидное, хлопала дверью и шла спать до утра, до следующей ссоры. А потом я чув., ствовала себя ужасно виноватой. Все это из-за меня. Была бы я хорошей дочерью, мы бы не ссорились.

Кейт


Следующее упражнение касается твоих теперешних отношений с родителями. Ответы помогут определить характер этих отношений, то есть, насколько глубоко они поражены синдромом. Сначала отвечай на вопросы, имея в виду мать, а потом – отца.


Всегда ли ты уверена в том, как твоя мать относится к тебе?

Нет ли у тебя такого чувства: что бы ты ни делала, ей все равно не понравится?

Можно ли предсказать ее действия, или ты никогда не знаешь, чего от нее ждать?

Можешь ли ты попросить ее о какой-либо услуге, не опасаясь последствий?

Делает ли она для тебя что-либо бескорыстно, не заставляя тебя платить за это?

Можешь ли ты быть с матерью откровенной?

Нет ли у тебя такого чувства, что рядом с ней ты всегда должна быть готова дать отпор, будто она в любой момент может обрушиться на тебя с нападками?

Нет ли у тебя такого ощущения, будто неизвестно почему, но ты всегда неправа, что ты никогда не сможешь одержать верх?

Должна ли ты обязательно делать все так, как хочет она, то ли из страха вызвать ее недовольство, то ли опасаясь последствий, причем неважно, права она или нет?

Боишься ли ты свою мать?

Ласкает ли она тебя?

Ворчит ли она на тебя?

Оказывает ли она тебе во всем поддержку?

Часто ли бывает так, что, когда ты рядом с ней, тебе хочется плакать?

Контролирует ли она, как ты тратишь деньги?

Всегда ли ее разговоры с тобой полны скрытых угроз?

Боишься ли ты искренне делиться с ней чувствами, говорить с ней о своих неприятностях, проблемах, увлечениях?

Относится ли она до сих пор к тебе, как к ребенку?

Ваши ссоры – постоянное ли это явление или нечто из ряда вон выходящее?

Боишься ли ты рассердить ее?

Когда ты пытаешься заговорить с ней о своих чувствах, проблемах, страхах, нет ли у тебя ощущения, что ты бьешься головой о стену?

Не возникает ли у тебя чувство тревоги, когда тебе нужно навестить ее, провести вместе с ней некоторое время?

Оскорбляет ли она тебя, унижает ли?

Не хочет ли она, чтобы ты стала другой, не такой, какая ты есть на самом деле?

Часто ли она ворчит на тебя, бранится, говорит, что ты вечно все делаешь не так?

Когда ты общаешься с ней, не происходит ли так, что тебе чаще обычного хочется выпить или закурить, или поесть, – или, может, так бывает после встречи с ней? После встречи с ней не чувствуешь ли ты себя отвратительно, не возникает ли у тебя депрессии, не злишься ли ты, не кажется ли тебе, что ты будто сошла с ума, не возникает ли ощущения бессилия, отверженности, не ухудшается ли общее самочувствие?

Поддерживает ли она тебя в твоем желании избавиться от этого синдрома?


Каждый положительный ответ – один балл. Чем выше результат, тем глубже болезнь проникла в ваши отношения. Если же у тебя получился ноль баллов, – не обольщайся, не торопись с окончательным выводом, возможно, ты находишься в позиции «отказа», так что попробуй повторить этот тест, скажем, на следующий день или через недельку. Сравни результаты.


ПРОРЫВ ПОЗИЦИИ «ОТКАЗА»: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Возьми чистый лист бумаги и раздели его на несколько колонок: отец, мать, близкие тебе мужчины в прошлом и настоящем. Отвечай по каждому приведенному ниже пункту «да» или «нет». Цель этого упражнения – подвергнуть твои отношения с близкими людьми сравнительному анализу.


Неспособен (неспособна) к проявлению любви?

Подвержен(а) зависимости от алкоголя, наркотиков и т. п.

Эмоционально холоден (холодна)?

Неискренен (неискренна)?

Властол юбив(а)?

Всегда мрачен (мрачна) и угнетен (угнетена)?

Всегда и во всем видит только плохое?

Легко приводим(а) в состояние гнева?

Непредсказуем(а)?

Безответственен (безответственна)?

Ненадежен (ненадежна)?

Склонен (склонна) унижать и отталкивать?

Требователен (требовательна)?

Строг(а)?

Способен (способна) оскорбить – физически или психологически

Критичен (критична)?

Вечно нуждающийся(аяся)?

Нечист(а) на руку?

Авторитарен (авторитарна)?

Слаб(а) или бездеятелен (бездеятельна)?

Груб(а)?

Невнимателен (невнимательна) эмоционально или физически?


Не находишь ли ты между всеми ними определенного сходства? Критерий – твои отношения с родителями.


ПРОРЫВ ПОЗИЦИИ «ОТКАЗА»: НЕДЕЛЯ В НЕДРАХ СЕМЕЙСТВА

Купи записную книжку и записывай все, что касается телефонных разговоров, визитов, совместных мероприятий в твоем семействе в течение недели. Особенно обрати внимание на следующее:

Каково у тебя самочувствие перед общением с ними, во время общения и после него?

Не ссорились ли вы? Не подвергалась ли ты критике с их стороны? Не рассердилась ли? Не плакала ли, не было ли у тебя вспышек раздражения, не повышала ли ты голос, не кричала ли, не злилась ли? Не было ли у тебя в результате депрессии? Не возникало ли у тебя чувства тревоги, не была ли ты огорчена? Не испытывала ли страха? Не захотелось ли тебе после этого чего-нибудь выпить, забыться, закурить или еще чего-нибудь в этом роде? Не случается ли это всегда или, по крайней мере, часто после общения с ними? А если ты не звонила им и не виделась с ними, было ли это результатом того, что тебе не хотелось их видеть и слышать, не нарочно ли ты спряталась от них? Или, может, ты отказалась от общения с ними, потому что живешь далеко и считаешь, что овчинка выделки не стоит? Нет ли у тебя чувства вины за то, что ты не звонишь и не навещаешь их и т. д.?


ПРОРЫВ ПОЗИЦИИ «ОТКАЗА»: ФИНАНСОВАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Помогают ли они тебе деньгами? Не приняла ли их помощь форму зависимости от тебя? Следующие вопросы помогут тебе осветить картину ваших финансовых отношений.


Поддерживают ли тебя родители деньгами?

Если да, то как давно?

Существует ли достаточно веская причина тому, что ты не способна сама себя содержать?

Могла ли бы ты устроиться на работу и зарабатывать достаточно, чтобы быть независимой?

Усматриваешь ли ты какую-либо связь между необходимостью зависеть от родителей и твоей неспособностью найти работу?

Что удерживает тебя от необходимости найти работу и самой содержать себя?

Пыталась ли ты хоть раз за последние полгода найти работу?

Хотят ли сами родители твоей материальной независимости?

Ощущаешь ли ты на себе их власть над тобой? Не является ли причиной твоей неспособности сказать им «нет» именно то, что они тебя материально поддерживают?

Нет ли у тебя такого чувства, что они относятся к тебе, как к своей собственности?

Какова цена твоей материальной зависимости? Стоит ли овчинка выделки?


ПРОРЫВ ПОЗИЦИИ «ОТКАЗА»: ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

Ответь на эти вопросы, сначала имея в виду мать, а потом отца:

Как часто ты видишься со своей матерью?

Как часто ты звонишь ей в течение дня, чтобы о чем-нибудь посоветоваться?

Когда тебе нужно принять решение, звонишь ли ты матери лишь затем, чтобы вместо тебя решение приняла она? Не теряешься ли ты, если ее нет дома и тебе некому подсказать, что делать?

Ощущаешь ли ты себя частью повседневной эмоциональной жизни своей матери? Известны ли тебе подробности ее каждодневной жизни? Знает ли она подробности твоей?

Думаешь ли ты о ней, о ее проблемах, о ее жизни постоянно, беспокоишься ли за нее, не являются ли эти твои мысли чем-то вроде навязчивой идеи?

Приводит ли тебя общение с ней к стрессам?


Чем чаще ты отвечаешь «да», тем, следовательно, глубже болезнь проникла в ваши отношения, тем в большей зависимости ты находишься от родителей, а это еще один серьезный симптом нашего синдрома.


ИГРА В ОТКРОВЕННОСТЬ: ПРОСЬБА О ПОМОЩИ

Это задание ты должна проделать, имея в виду того из родителей, которого, как тебе кажется, ты больше боишься.

Расскажи своей матери (отцу) о чем-нибудь таком, что ранит твои чувства, расстраивает тебя, заставляет тебя нервничать, беспокоиться; дай понять, что ты хотела бы услышать слова сочувствия, понимания, поддержки или помощи. «Мне как-то нехорошо, тревожно, я чего-то боюсь». Или: «Мой парень уже три дня не звонит, что мне делать?» И посмотри, какая будет реакция. Что ты услышишь в ответ? Слушают ли тебя? Не становится ли тебе после этого разговора еще хуже? Не возникает ли ощущения, что ты – жертва, не жалеешь ли о том, что заговорила о своих проблемах?


ПРОРЫВ ПОЗИЦИИ «ОТКАЗА»: ПОСЛУШАЙ, ЧТО ОНИ ГОВОРЯТ НА САМОМ ДЕЛЕ

Проверь свои взаимоотношения с родителями еще вот каким образом: начиная с этого дня и в течение некоторого времени, записывай в свою записную книжку все, что они говорят тебе и как ты на это реагируешь.

Обращай внимание на то, что именно говорят тебе мать или отец чаще всего и как они это говорят. Пеняют ли они тебе на то, что ты, мол, слишком толстая или, наоборот, слишком худая, слишком застенчивая, а может, даже, что ты глупа как курица? Не ворчат ли они по любому поводу, что, мол, да-а, дела у тебя не ахти, могли бы быть и получше, зато вот у такой-то (тут называется имя общей знакомой) – не жизнь, а сказка, не то что у некоторых. Обрати внимание на то, охотно ли они разговаривают с тобой, готовы ли выслушать тебя, замечают ли тебя вообще, интересуются ли, как ты живешь, как дела у тебя на работе, как ты обставила новую квартиру. Если разговор коснется тебя и твоих дел, не становятся ли как-то сразу рассеянны и забывчивы? На это обрати особое внимание.

Если твои родители игнорируют твое существование, если от них никогда не дождешься помощи в нужную минуту, если они вечно перебивают тебя, если они склонны преуменьшать твою значимость и значимость твоих проблем, если они – пьяницы или употребляют наркотики, если ты не чувствуешь к ним близости, если между тобой и ними как бы существует стена, если они психически или физически нездоровы, если они во всем тебе отказывают, если для тебя они вечно заняты, если им постоянно не до тебя, если они постоянно тебя отталкивают, а когда ты пытаешься поговорить с ними, не слушают – не хотят или поглощены своими мыслями, – возьми на заметку, все это очень важно.

А теперь просмотри свои заметки, припомни интонацию, с которой с тобой говорили, проанализируй записи, задаваясь следующими вопросами: был ли в этом для тебя элемент унижения или критики в твой адрес? Звучал ли там неприятный для тебя подтекст? Скрытая угроза? Каковы были твои ощущения во время разговора? Вспомни голос собеседника и прислушайся к нему еще раз. Что ты слышишь? Постарайся еще раз пережить свои ощущения, вспомни свою реакцию. Как это сказалось на твоем самочувствии и не продолжает ли сказываться до сих пор?


ТВОИ ОТНОШЕНИЯ С РОДИТЕЛЯМИ ПОРАЖЕНЫ ВСЕ ТОЙ ЖЕ БОЛЕЗНЬЮ


«ПОРОЙ ТЫ ЭТО САМА ВИДИШЬ, НО, УВЫ, НЕ ВСЕГДА»

Возможно, ты только теперь обнаружила, что твои отношения с родителями характеризуются все тем же синдромом. Для тебя эта новость – сокрушительная, она так тебя потрясает, что ты вот-вот соскользнешь обратно в позицию «отказа», впадешь в депрессию, возмутишься, о, как ты возмутишься! Будь начеку! Сейчас проснется и заговорит тот внутренний голос, который постарается удержать тебя в плену твоих иллюзий, твоих заблуждений; он станет яростно опровергать, все, что ты только что узнала: «О, неблагодарное существо, да как ты вообще можешь называться дочерью – и это после того, что они для тебя сделали! О, горе тебе, как ты могла подумать, что причина твоих несчастий – они, твои родители?! Нет, ты сама, только сама во всем виновата!» И тебе придется стиснуть зубы, тебе придется проявить жесткость и заставить этот голос замолчать; тебе придется напомнить себе о том, как ты и раньше, бывало, соскальзывала в позицию «отказа», и твердо заявить: да, увы, это правда, печальная, ужасная, но правда.

В конце-концов твои нездоровые отношения с отцом и матерью – проблема, которую ты должна решать: здесь кроется источник твоей болезни; именно нездоровый характер ваших отношений не позволяет тебе полюбить, наконец, и себя тоже, причем себя – в первую очередь.


ОБРЫВ СВЯЗЕЙ: ВРЕМЯ, ПОМНОЖЕННОЕ НА ПРОСТРАНСТВО

Чтобы избавиться от своего синдрома, ты должна порвать зависимость, которую навязывают тебе нездоровые отношения с родителями. А это значит, вам нужно до конца разделиться, отсечь гниющую пуповину, соединяющую вас; для этого необходимо отдалиться от них на достаточное расстояние, чтобы иметь возможность полюбить и себя тоже, а уже потом установить с ними новые отношения совсем на другом уровне, отношения простые и человечные.

Разрыв с родителями мало чем отличается от разрыва с «ним». Нельзя видеться, говорить, жить вместе, нельзя навещать родителей под страхом возобновления зависимости, под страхом возрождения в себе привычки к тому, что вечно тебя шпыняют, отталкивают, указывают на твое место, словом, возврата к прежним отношениям в условиях синдрома. Видеться с ними нельзя до тех пор, пока не возникнет достаточная дистанция, гарантирующая необходимые условия для твоего выздоровления, для того, чтобы жизнь твоя и сама ты полностью переменились. А чтобы установить эту дистанцию, тебе нужны пространство и время. Не бойся, такое состояние не продлится вечно, но для того, чтобы ты пришла в себя, стала хорошо себя чувствовать и относиться к себе тоже хорошо, времени уйдет порядочно. Просто у тебя будет перерыв в отношениях с ними, ты как бы разведешься с ними, как разводятся с мужем. Тебе нужно время, чтобы изменить динамику ваших отношений, чтобы иметь возможность нейтрализовать, убрать напряжение, существующее между вами, выпустить всю отрицательную энергию, питавшую твой синдром, лишавшую тебя способности устанавливать прямой контакт только с такими вещами, событиями и людьми, которые в твоей жизни должны проходить под знаком плюс.

ОТСЕЧЬ ПУПОВИНУ – ОХ, КАК НЕЛЕГКО

Отношения между мной и матерью вконец испортились. Поход в театр, который она для нас устроила, вместо того, чтобы доставить удовольствие, превратился в искусно подготовленное сражение на нейтральной полосе. Обмен ударами происходил непрерывно: и до антракта, и во время него, и после. Нужно было срочно что-то делать, иначе когда-нибудь мы просто поубиваем друг друга. Я пошла к Элизабет и пожаловалась, что не знаю, как прекратить эту бессмысленную войну. Элизабет ответила, что нам нужно развестись.

«Развестись? Как это, развестись с родной матерью?»

«Ну, на какое-то время разойтись с ней. Надо же тебе почувствовать, что значит жить без ее вечных тычков. Имей в виду, иначе никогда не повзрослеешь».

«Ты что, смеешься? И долго, по-твоему, должно длиться это „какое-то время“? (Любую новую идею я всегда принимала в штыки; любые перемены пугали меня до смерти, и я сразу ощетинивалась.)

«Какое-то время – это месяца три, может, больше. Сама узнаешь, когда рядом с ней сможешь сохранять спокойствие. Когда научишься делать все сама».

Я позвонила матери. Испуганным голосом десятилетней девочки я сообщила, что летом мы, скорей всего, не увидимся.

«Как не увидимся? Ты что это вбила себе в голову? Что там у тебя опять случилось?»

«Ничего не случилось. Просто нужно какое-то время побыть одной».

«Не смеши меня».

«Мама, ну пожалуйста. Ты должна разрешить мне побыть одной, честное слово, мне это очень нужно! И пока не звони».

Ну просто сердце готово было разорваться. Вся моя решимость сразу заколебалась перед таким напором. Ну да, ведь я – испорченная, неблагодарная девчонка, и больше ничего. Как я могла!., бедная мама! Я так несправедлива к ней. Я так перед ней виновата; лучше бы мне взять и умереть. У меня не хватало мужества признаться, почему я на это решилась. Да я и сама как следует не знала, почему. Возможно, и не хотела знать, не хотела понимать. Я словно включила автопилот и, зажмурив глаза, летела в неизвестность, не переставая твердить одно и то же: «Ничего страшного с ней не будет. Ну не умрет же она. Что бы ни случилось, это все равно лучше, чем непрерывная война, в которую превратились наши отношения. Ты делаешь это не для нее, для себя». Да, для себя. Как странно звучит это местоимение, одно из самых редких в моем лексиконе».

С. И.


Расходиться с родителями – дело не простое. Всю свою жизнь ты не знала других с ними отношений, кроме точно таких же, какие складывались у тебя и с твоими партнерами. Ты привыкла к ним, как алкоголик к вину, ты жить без них не можешь, как не можешь жить без постоянной боли, – а тут вдруг, ни с того ни с сего, разойтись. И с кем, с родителями!

Но именно в этом корень выздоровления. Если ты твердо решила избавиться от своей болезни, придется это сделать, придется вырваться из плена собственных заблуждений, как бы это ни казалось необычным, странным, неестественным, как бы глубоко это ни расстраивало тебя, как бы ни было больно, как бы ни противоречило одному из самых коренных наших инстинктов, как бы ни было трудно, какой бы виноватой ты себя ни чувствовала. Это необходимо для тебя, для твоего блага. Причем нельзя порвать с ними наполовину, разойтись, но сохранять некоторые отношения, как невозможно быть слегка беременной. Суть в том, что ты должна научиться различать, с одной стороны, что они сами такое, какой они хотят видеть тебя, что они о тебе думают; а с другой – кто ты есть на самом деле, какой тебе следует быть и что ты сама думаешь о себе. Да-да, придется обрубать все концы. Другого пути нет.

Суть выздоровления в том, чтобы дать себе шанс стать собой, не продолжать оставаться нездоровой дочерью родителей, пораженных тем же синдромом.

Чем больше зависимость от отца и матери и от отношений с ними, чем ближе они, тем трудней справиться, и ты знаешь это. Однако, главное здесь – оборвать психологические связи, невидимую пуповину, которая вас соединяет. Речь идет о смене программы, которая в тебя заложена еще в самом раннем детстве. Ты можешь и должна это сделать – ты делаешь это для своего блага.


Прошло восемь месяцев непрерывных занятий в группе, и я, наконец, стала различать связь между моим несчастным замужеством и звонками домой, маме. Всякий раз, когда Джон был груб и несдержан со мной, я тут же звонила ей. А она всегда говорила одно и то же в ответ на мои жалобы: «Я ничему не удивляюсь, с тобой и святой потеряет всякое терпение, ты всегда была такой, с тобой ведь жить невозможно. Мало стараешься, ему, наверно, плохо с тобой». В конце-концов однажды он так избил меня, что я с серьезными травмами попала в больницу. Мне пришлось проваляться там целый месяц, но за это время я поняла, что мне просто необходимо порвать и с мужем, и с родителями. Я чувствовала себя между ними, как между молотом и наковальней.

Нина


ВАРИАНТЫ МОГУТ БЫТЬ РАЗНЫЕ

Существует много вариантов отношений с родителями, описанных с точки зрения твоей болезни. Но каковы бы ни были частности, с родителями тебе в любом случае придется порвать. А сами частности могут быть, например, следующие: И отец, и мать у тебя умерли. Или оба живы. Или один из них умер. Или оба живы и здоровы, но разошлись и у них другие семьи. У тебя прекрасные отношения с одним из них и плохие – с другим. Один из них может представлять собой натуру властную, склонную держать тебя на расстоянии, отталкивать от себя, держать в узде. А другой – натуру слабую, пассивную; от него никогда не дождешься помощи, он как бы есть и как бы, в то же время, его нет. Один из них или оба могут быть алкоголиками или трудоголиками, наркоманами, обжорами или иметь другую зависимость, любую, не суть важно. Возможно, ты живешь с обоими, а, возможно, с одним из них. Может быть так, что ты вынуждена заботиться об одном из них или об обоих. Может быть и так, что ты материально от них зависишь. А может, и так, что зависишь эмоционально. Ты можешь жить на другом конце страны, за тысячу километров от них. Или, наоборот, по соседству. Ты можешь разговаривать с ними по нескольку раз в день. Или по нескольку раз в год. А можешь быть с ними в ссоре и вообще не разговаривать.

Но каким бы ни был твой вариант ситуации, ты все равно должна это сделать – порвать узы, которые душат тебя, которые держат тебя в плену болезни.

И ты способна успешно завершить это дело, независимо от личной ситуации. Ты способна найти в себе творческие силы и проделать эту работу, неважно, где и с кем ты живешь и каковы твои обстоятельства. Кто хочет, тот добьется. И чем чаще ты контактируешь с родителями в течение дня, тем сильней нужда разойтись с ними, разойтись буквально, физически. Например, если два раза в день ты разговариваешь с матерью, характер отказа от контактов будет совсем не таким, как если бы ты общалась с ней раз в месяц или раз в год. Чем глубже поражены синдромом ваши отношения, чем больше ты зависишь от них, тем трудней тебе будет совершить это дело, но и тем сильней ты нуждаешься в этом. Запомни следующее:

Ни отец, ни мать не собираются и не станут менять свой характер, свои привычки, свой стиль поведения. Тебе не по силам заставить их перемениться. И речь вовсе не об этом. Речь о том, чтобы перемениться тебе самой.

Речь вовсе не о том, чтобы в чем-то винить твоих родителей, взвалить на них всю ответственность за твои жизненные неудачи и несчастья, но о том, чтобы оборвать твои, пораженные синдромом, узы с ними, чтобы освободиться от твоей эмоциональной зависимости, от привычки в отношениях с ними быть всегда страдающей стороной, от привычки не получать от них одобрения в своих действиях, но одно лишь осуждение, от привычки ощущать себя нелюбимой и недостойной любви, от привычки всегда быть неправой. Речь о том, чтобы снять отрицательный заряд в отношениях с ними, нейтрализовать его так, чтобы ты могла получать от жизни и от людей только положительную энергию.