ПЕРЕЖИВАЮЩИЙ БИЗНЕСМЕН — ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ

В кабинете респектабельный мужчина. Он очень встревожен, на лице депрессия и растерянность.

— Здравствуйте… Сколько будут стоить ваши услуги? Тьфу! Опять всё о деньгах, да о деньгах!

— Расскажите, что с вами случилось?…

- Уж, не знаю с чего начать всё как-то свалилось на голову, товарищ психолог. А что действительно тесты говорят о чём-то? Или это туфта?.. Можно ли им верить?..

— Можно. Но мы используем их лишь как вспомогательное средство.

(Что я говорю? Сам я их никогда не применял и, пожалуй, не буду применять. Я чаще верю в свою интуицию — в природное тестирование.)

— Вы отвечаете за свои слова? Вы уверены в том, что сказали? Ну, тогда мне крышка! Смерть!

(По-видимому, он тестировался на смертельный диагноз. Такое бывает. Чем же я ему могу помочь? Это же не психологическое тестирование?)

— Судя по всему, тест определил у вас страшный диагноз? Но это же не тест, который используем мы психологи.

— Нет, нет. Это как раз тест на смерть…

(Я впервые слышу, чтобы методом психологического тестирования определяли смертельно-опасное заболевание. Ну разве что наркоманию.)

— Вы, судя по всему, наркоман?

— А разве я похож на него?…

(Судя о глазам и внешнему виду не похож.)

— Вроде бы нет…

— Я даже пиво не пью…

— Понятно. А причём тогда тут ваша смерть?

— Тесты показывают, что меня должны убить… Вот совсем недавно купил книгу одного известного психолога (показывает книгу). В ней есть тест на вероятность убийства политиков или предпринимателей. Отвечаешь всего на пятьдесят вопросов и подсчитываешь вероятность того, насколько тебя могут уничтожить твои конкуренты. Ну, я и подсчитал. (Я беру книгу, листаю).

— Ну и какая получилась вероятность вашего убийства?

— Полный зашкал!!!

— Девяносто процентов?

— В том-то и дело, что сто десять процентов!

— По-видимому, вы ошиблись в расчётах? Давайте, вместе протестируемся и заново подсчитаем.

(Я начинаю задавать вопросы, а пациент на них отвечает.)

— Итак, тест близится к концу. Сорок пятый вопрос. Вы дружите с теми, кто убивал кого-либо?

— Да. Но сам я никогда (пациент крестится)

— Дальше идём. Сорок шестой вопрос. Вы применяете грубые приёмы в бизнесе?

— Да. Без этого сейчас невозможно.

— Сорок восьмой вопрос. Вы спите плохо?

— Да. Часто снятся кошмары!

— Вас часто во сне убивают ваши конкуренты?

— Да. Ну, это же во сне…

— Сорок девятый. На вас уже было покушение?

— Да. Давно. Но с ним мы уже разобрались.

— И последний пятидесятый вопрос. Вы уверены сами, что на вас не будет покушения?

— Нет… Не уверен…

— Теперь посчитаем.

(Далее, я делаю расчеты. Чувствую, что действительно тест не в пользу моего пациента.)

— Вероятность сто десять процентов. Получается, что вас должны убить очень скоро. Не верьте вы этому тесту. Жизнь сложнее, чем этот чёртовый тест. Это же всего лишь вероятность. Вот мы сейчас здесь сидим и есть вероятность того, что вот этот потолок может на нас упасть, но он не падает. Мало ли какие тесты выдумывают психологи. Не нужно их брать за основу своей жизни.

— Не верьте… Вам легко сказать! Создали гады… какие-то тесты, а нам страдать от них!

— Во-во… Правильно, мы действительно виноваты. И часто тесты не о чём не говорят.

(И всё-таки, тесты о многом говорят. Мужчина явно много нагрешил. Плохо спит. Общается с преступниками. Да и статистика убийств не в его пользу. Но я должен успокоить его. Совру-ка, я что тест составлен не верно. Хотя тест сделан отлично. Судя по всему на основании статистических данных)

— (После паузы.) Я вас успокою… В тесте есть ошибки в технологии расчёта. Если я вам объясню, вы всё равно не поймёте. Он не корректен. Не валиден, как мы говорим. Так, что не стоит ему верить. Лучше, разберёмся с вашими сновидениями. При тестировании вы сказали, что вам снятся кошмары? Не так ли?

— Я сильно переживаю. Прокручиваю в голове одни и те же, угнетающие меня мысли и не могу избавиться от этого. Читал об этом немного. На вашем языке это называется навязчивыми мыслями. Как от них избавиться? Всё это мешает мне жить…

(Чувствуется, что мой пациент благодаря этому тестированию действительно зациклился настолько, что имеет место явное истощение.)

— Может быть у вас не навязчивые мысли, а вполне нормальные и обоснованные.

— Да… да… возможно это так, но как прекратить это. Ведь это мешает мне работать.

— И всё-таки, давайте-ка лучше проанализируем сначала не ваши мысли, а сновидения.

— Приснилось мне как будто бы я хожу по знакомым и всяким нужным мне людям и приглашаю их на собственные похороны. Абсурд какой-то! (вздыхает и страдальчески смотрит на меня).

— Что вы чувствовали во сне?

— Я сильно переживал хватит ли у меня денег на собственные похороны и пытался сэкономить? Глупость какая-то, я во сне, в целях экономии, пригласил на свои похороны только нужных мне людей. Но зачем они мне нужны ведь меня всё равно не будет. Даже близких не пригласил. Сэкономил на могиле. На постаменте. Хорошо помню как землекоп меня спрашивает: «Глубоко копать или нет?» Но опять таки в целях экономии я говорю, что неглубоко надо закапывать, чтобы меньше заплатить.

(Данное сновидение повторяет систематическую логику чувств моего пациента, которая была наяву, но в сновидении проявилась в такой замаскированной и в то же время яркой для сознания формы.)

— Чтобы меньше заплатить или чтобы ближе быть к свету?

— Чтобы меньше заплатить… Потом я вижу как будто я уже сплю под землёй и слышу как сверху вбивают в землю металлический крест и я понимаю, что лежу неглубоко и крест сейчас войдёт в меня и пропорит… проткнёт мне живот. Я кричу наверх, но меня никто не слышит. Я чувствую как в меня входит этот острый, холодный крест с того света, где жизнь. Мне больно, острая боль в животе. От страха, от боли я кричу и просыпаюсь.

— Скажите, а во сне вы не подумали, что сами ведь сэкономили на землекопе? Ведь могли бы попросить, чтобы вас закопали глубже и крест бы вас не проткнул. Во сне вы не переживали, что сделали в силу своей жадности ошибку?

— Во сне… Нет, не подумал. (Пауза, вздохи и рыдания) Но сейчас я понимаю, что тот сон для меня является предупреждением, что если я так и дальше буду экономить на всём, я пострадаю…

(За таким малоприятным качеством как жадность стоит страх. Зачастую деньги выступают предметом, через который проявляется невроз. Если у человека наблюдается недоверие к людям, беспокойство, он, как правило, жаден. Психоаналитики в таком случае нередко сталкиваются даже со страхом смерти у пациента. Расставаясь с деньгами, человек будто отдает часть себя кому-то. Это подсознательная реакция, поэтому жадность присуща всем. Конечно, встречаются такие феномены, как Гобсек, столь ярко описанный у Бальзака. У некоторых пациентов наблюдается этот синдром Гобсека. Но здесь присутствует крайняя патология. Когда встречаются случаи сверхжадности, понимаем, что это уже точно наши пациенты. Когда личность уходит в себя, как бы, закрывается, следствием создания такого «кокона» становится боязнь тратить.)

— И всё-таки, неврозы на финансовой почве вас, по-видимому, сильно беспокоили раньше. Да и сейчас это, по-видимому продолжается?

— Во всё виноват этот чёртовый кризис. Помните августовский, когда курс доллара резко пошёл вверх и увеличился аж в четыре раза. Я руковожу небольшой фирмой. Надо было расширяться и приобретать недвижимость. Курс доллара вырос, соответственно выросли в рублях и цены на недвижимость. Я начал переживать.

— За что начали переживать?

— За то, что надо выкладывать в рублях такие суммы.

— Но в долларах то они остались теми же.

— Так то оно так. Но всё равно обидно, что в рублях они так сильно подросли. Самое интересное то, что я решил немного подождать с покупкой недвижимости. Вдруг, думаю, цены в долларах начнут падать. Подождал два-три месяца, нет не падают. И всё таки скрепя сердцем мы купили эту недвижимость за цену, которая так и не снизилась. В это время я ещё не переживал. И вот узнаю недавно, что цены на недвижимость в долларах пошли вниз. И снизились почти на пятьдесят процентов. Мне стало обидно: почему я не подождал ещё хотя бы три месяца. Не проиграл бы. А так получается, что проиграл порядка сорока тысяч долларов. Экономлю везде на копейках, переживаю по мелочи, по малым пригрышам, а тут проиграл такую сумму. Сорок тысяч долларов.

(Мне порой, в своём кабинете приходится выступать и в роли экономического аналитика. Приходится вникать в различные тонкости и механизмы деятельности пациентов, благодаря которым они страдают. Судя по всему мой пациент имеет скромный опыт в понимании экономического и моральных дивидендов.)

— Вы уверены, что проиграли?

— Да уверен. Я не могу простить себе этот проигрыш? Терзаю себя!

— Вы уверены, что это проигрыш?

— Да! А что же это? Я лох! Лох!.. (Рыдает).

— Успокойтесь. Послушайте меня. Вы купили недвижимость на доллары, заработанные до кризиса или после?

— (Пауза). Эти доллары я заработал до кризиса.

— Вот видите. Вы их заработали до кризиса. И купили недвижимость тоже за цену докризисную, ведь не по завышенной цене. Цена в долларах за которую вы купили была ведь не завышена. Вот если бы вы недвижимость купили за доллары, с трудом заработанные после кризиса, тогда когда надо было в рублях зарабатывать в четыре раза больше, чем раньше, чтобы получить один доллар, вы бы действительно проиграли. Было бы обидно любому человеку. А вы приобрели недвижимость на старые доллары, заработанные легче. Да к тому же эту недвижимость вы опять можете продать. Конечно за меньшую цену в долларах, но на эти доллары вы можете накупить столько же сколько могли накупить и раньше. Так, что вы не проиграли. Вы просто не выиграли!

— Я просто не выиграл. И ничего не проиграл (Пациент улыбается).

— То, что вы не выиграли. Это уже не проблема. Точнее это уже другая проблема.

— Да это уже что-то другое. Но ведь всё равно обидно…

— Действительно есть бизнесмены, которым стоит переживать. Вы к ним не относитесь.

— Я подумал ещё вот о чём. Я ведь не всю свою докризисную валюту потратил, значительную часть я не трогал. Значит, она мне принесла прибыль, которая больше тех денег, которые я не выиграл.

— Мы же не жалеем за то, что не купили выигрышные лотереи. В том, что мы не выиграли мы не виноваты. Вы не лох! Вы умудрились выиграть так как не потратили всю валюту. Даже если бы вы проиграли, то в сумме бы вы выиграли. А вы тем более просто не выиграли. Таким образом, общий вас результат состоит не из проигрыша и выигрыша, а из невыигрыша и выигрыша. Это намного лучше.

— Я подумаю (улыбается). Но я хочу вам сказать, что я по жизни не такой жадный, я даже щедрый! Очень щедрый бываю…

((Практика показывает, что в большинстве случаев страсть личности к деньгам, это не борьба за деньги, это борьба личности сама с собой. Более того, истинное избавление от переживания жадности возможно при условии осознанания бессмысленности жадности. Жажда урвать от жизни побольше имеет тупик, приводящий к потере душевного настроения, радости от жизни. Наличие богатства у личности уже подразумевает жадность личности вне зависимости от её характера. Это всегда большое душевное испытание.)

— Не стоит шарахаться и болезненно воспринимать свою жадность. Она присуща всем людям. Жаждать, превзойти других, стремление к чему-либо, соревнование с кем-то в чём-то, нападение на кого-то — это всегда жадность. В случае, если у вас нет этого стремления, то это не означает, что вы свободны от жадности, вы лишь замкнулись в себе. Стремление выделиться среди других приводит к тому, что у вас начинаются беспокойства и мучительная борьба. Поэтому когда многие говорят, что они не жадны, то в этом прячется, в конце концов их эгоизм.

— Но я ведь говорил вам ещё о своей щедрости… Она во мне бывает.

— Вы можете сказать мне, что вы не жадный, и, наоборот, вы можете сказать мне, что вы не щедрый. Эти ваши выражения всё равно стоят рядом.

— Почему? Это же, на мой взгляд совершенно разные вещи?

— Нет. Это не так. Оба этих ваших выражения означают негатив, основанный на сосредоточении на себе. Быть щедрым на руку, то есть иметь щедрую руку — это одно, но обладать щедростью души или сердца — это другое.

— Да, я догадываюсь о чём это вы. Я иногда имею щедрую руку. И это довольно просто для меня. Я раздаю понемногу там, где надо. Это зависит от традиций, правил, норм, привычек. Типа так надо и дарю. А внутри ничего. Зная, что это хорошо, согласно обществу. Ох! Понятно. У меня есть более богатый коллега он раздаёт только перед аудиторией, пред телекамерами и СМИ. Это его конёк. Это щедрость? Тьфу!

— Именно так! А вот щедрость души и сердца имеет значительно глубокое значение. Для этого необходимо осознание и понимание.

Щедрость руки — это всегда движение от себя. Это порой мучительный, обманчивый процесс. Щедрости руки можно легко достигнуть. А щедрость души и сердца невозможно быстро организовать.

— Я понял, что взять и стать щедрым сердцем и душой резко стать невозможно.

— Да, это всегда свобода от всякого накопления. А теперь попробуем, проанализировать ваши фантазии. Какие они у вас? Давайте попробуенм разыграть вашу мечту или фантазию.

(Зачастую богатые люди живут самообманом. Они думают, что когда-нибудь у них будет такая финансовая власть, что они будут самыми счастливыми и блаженными, и будут не ходить, а летать. Когда сталкиваюсь с таким состоятельным пациентом, применяю прием, который называется метод психодрамы Мы проигрываем мечту.)

— Ну, какие. Хожу, как мечтал Остап Бендер, в белых штанах по Рио-де-Жанейро. Живу в роскошном доме в окружении красивых женщин. Вокруг много солнца, воздуха, моря. В общем, просто рай, настроение такое, что душа поет.

— Откуда у вас возьмется такое прекрасное настроение, если человек так устроен, что хорошее настроение — это всегда награда за преодоление, за радостью стоит работа воли. А в этом вашем блаженстве, потоке всего и вся вам грозит эмоциональная пустота.

(Пауза. Пациент задумался Затем я ещё раз попросил проиграть эти картинки из мечты в его голове.)

— Да, по-видимому, меня начинает трясти от такого изобилия всего и вся.

(К моему пациенту пришёл объективный взгляд на мир и мираж рая разрушился.)

Нет, теперь я представляю себе более реальную мечту. Представляю себя таким… респектабельным, богатым… очень богатым (глаза моего пациента засверкали дьявольским светом) преуспевающим, пробившим дорогу в мире. Ну, чтоб безопасность вокруг меня была, чтоб спокойнее было, а пока на это денег нет. Я хочу быть… (пауза).

(Чувствующими себя богатыми людей мало так как планка постоянно меняется.)

— Сливком общества? Не так ли?

— Ну, можно сказать так. Это плохо. Это опять плохо, да?

— Увы! Это так. Ваша респектабельность разъедает вашу психику. Я почувствовал, что она тайком вползла в вас и уничтожает вашу любовь ко всему. По вашему быть респектабельным значит чувствовать себя преуспевающим, пробить себе дорогу ко всему, возвести вокруг себя стену безопасности, определенности и той уверенности, которая приходит с деньгами, властью, успехом, талантом или добродетелью.

— А вы знаете, я ведь порой, наоборот, радуюсь тому, что не заработал, у меня повышается настроение, когда я чувствую, что стал опять скромным. Я сам себя порой не понимаю… Когда прибыльность бизнеса падала, настроение у меня поднималось. Пробуждалась энергия.

(Перед нами феномен возвращения к себе. В целом процесс обогащения — игра в свободу или бег от себя. Есть такой закон: мы в этом мире не богатеем и не беднеем — это инварианта, постоянная величина. Если в чем-то человек становится богаче, в другом оказывается беднее. А в сумме остается на том же уровне. Беспокойство, суета, часто не имеющие никакого отношения к деньгам, навязчиво трактуются человеком как проблемы в финансовой сфере. От себя не убежишь, перед нами проблема личности, а не каких-то внешних отношений. Это иллюзия, что с помощью денег можно купить покой, умиротворение. Но в ней многие пребывают всю свою жизнь.)


Через два дня ко мне позвонили из прокуратуры. Мужчина всё-таки был убит. Убит на следующий день после визита ко мне. Следователь мне представил книгу тестов, она была вся в крови. На обложке этой книги был написан номер моего телефона и цифра сто десять. Мне пришлось следователю объяснять, что значит эта чёртовая цифра. Это чёртовое тестирование оказалось верным.