Игра как основа путинской идеологии в России

Несмотря на многочисленные потуги (заигрывание с религией, армией, спортом) нашего Президента и правительства в России так и не удалось сформировать идеологию. Она отсутствует уже так долго, что на её место спонтанно вползло нечто, что уже давно направляет и настраивает россиян на будущее. Поэтому это нечто мы по праву можем называть идеологией. В основе её лежит феномен игры, в который ввязалось большинство россиян. Игра всё чаще становится первичнее всего остального в России. Хотя кто-то может сказать, что дескать это мы уже проходили во времена “халявчиков” и “м-м-мов ”. Но тогда была нищая и обанкротившаяся Россия и тяга к игре была защитной реакцией от инфляции и нищеты. Сейчас, наоборот, Россия и россияне играют от наличия большого количества денег, которые некуда девать, разве, что складировать в стабфонд. Мы сидим на нефтяной наркотической игле и нет нужды напрягать трудовую волю россиян и инвестировать деньги в экономику. Игроки стали значительным социальным слоем России. Зачем нам деньги, заработанные нами самими, когда их можно выкачать из-под земли. Всё большее количество россиян уже давно не работают во благо России, а просто заняты, то есть играют роль работающих, получая свою зарплату, как дотацию, выделенную из нефтяных денег, а не из прибыли, полученной самой “деятельностью”. Большинство профессий, должностей и понятий в России потеряли свой изначальный статус (всё перемешалось и вышло в тираж потеряв свой начальный смысл). Попробуй их не займи — сразу начнутся забастовки. Именно в этом основная причина роста бюрократии. Если сейчас начать сокращение бюрократов, то будут волнения. Бюрократы стали социальным слоем. Бюрократы — “актёры” играющие роли “работающих” во благо России.

Как-то мне один мой знакомый похвастался, что, дескать он инвестирует деньги в экономику России. Играет на акциях. Он покупает и продаёт акции на ММВБ, а они всё растут и растут в своей цене. Дескать и ему выгодно и России полезно. Ему, как спекулянту это выгодно, а России вряд ли. Наше правительство и без инвестиций этих спекулянтов не может справиться с потоком нефтяных долларов, вывозя их в стабфонд. Деньги этого спекулянта, очевидно, вращаются по карманам таких же спекулянтов как и он сам и России от этого ничего не перепадает. Рынок акций живёт сам по себе и российские организации, акции которых продаются, иногда, никакого отношения к этим акциям не имеют. В акциях используется только знак или симулякр этой фирмы, которая уже давно бесперспективная, но благодаря проплаченному блефу в СМИ и Интернету, на плаву держится лишь сам знак этой фирмы, а не сама фирма. Такова политэкономия знака, такова эпоха постмодернизма. Люди покупают знаки, но способствуют ли эти финансовые пузыри росту экономики России? Вряд ли. Поэтому рост индексов РТС — это не показатель роста экономики России. Разбухание стабфонда — это рост, но чьей экономики нашей или американской? Поэтому заявления первого заместителя премьера министра Жукова о росте экономики России являются обыкновенным политическим блефом. Мы уже придаток Запада, только делаем вид, что между нами и американцами нет “пуповины”. Наш стабфонд и есть эта пуповина, а мы играем роль в “самодостаточную Россию”.

Нет инвестиций в экономику, но есть много лёгких нефтяных денег Что с ними делать. Либо играть на рынке переваливая их из одних карманов играющих россиян в другие, либо раздавать их занятым россиянам, играющим роль работающих на благо России (Именно поэтому в Татарстане построили новый ипподром и собираются построить Тат- вегас).

Самое интересное то, что играют в эти акции всё большее и большее количество россиян, но их всё же значительно меньше тех, кто стоит у “одноруких бандитов” — игровых автоматов, страдая игроманией. Игра для них стала главной ценностью жизнью. Именно она направляет и вдохновляет на “великие подвиги”. Игра становится главной отдушиной россиян, но для некоторых из них и способом выживания.

Подрастающее поколение, видя, что их родители являются игроками — людьми, которые без напряжения воли делают деньги, всё чаще и чаще отказываются заниматься какой либо трудовой деятельностью, где требуется работа воли. Растёт поколение мечтающее выгодно играть как их родители. Поэтому теряют престиж многие профессии. Растёт число молодых людей, которые при появлении денег сразу же их несут в казино или к игровым автоматам.

Россияне чаще становятся религиозными не благодаря росту духовности, а возможности помолится Фортуне, которая может подмахнуть в игре и принести прибыль. Многие часто ходят молится за успех игры на бирже, на рынке акций. Всегда найдутся свои “святые валентины”, которые благословят на грехи и большие прибыли в игре. Игра священников, которые вышли в тираж в эпоху постмодерна — это отдельная тема.

Есть ли какая- либо особенность феномена этой игры в России, по сравнению с Западом? Россия ввергается в игры без наличия развитой и самодостаточной экономики. Иными словами, мы не умеем зарабатывать, а играем. В казино ходят люди, умеющие зарабатывать деньги за пределами казино. То есть на Западе существует страховка — это возможность вновь и вновь заработать после проигрыша. Мы же с вами играем надеясь вечный поток нефтяных долларов. Пока мы научились у Запада только его способности играть в деньги. Но ведь Запад умеет их и зарабатывать, делая из нас сырьевой придаток, превращая нас в игроков с зелёными знаками.

Итак, возникает вопрос: будет ли когда- нибудь в России идеология?

Для ответа на этот вопрос необходимо признать, что в настоящее время, благодаря масс-медиа и интернету, мы всё глубже погружаемся в мир ложных «живых» знаков, оторванных от реальности. Мы смотрим на реальный мир через призму этих знаков. Философы такие знаки называют симулякрами. Симулякры — это пространство ложных знаков, оторванных от соответствующих им реальных объектов и событий. По сути своей, мир симулякров — виртуальный мир, который живёт по своим самодостаточным законам и «не желает прислушиваться» к реальному миру. Россия погружается в этот мир игры и симулякров, играя в некую “россию”, уходя от своей ментальности и подлинности.

Но в чьих руках этот виртуальный мир?

Ранние хозяева этих симулякров ещё как-то прислушивались к социуму, и поэтому, были идеологами. Их симулякры были идеологией и имели связь с обществом. Современные симулякры, практически полностью оторвались от реального мира и событий.

Неуклюжие потуги некоторых кинорежиссёров (в частности Н.Михалкова) задать идеологию через кинематограф выглядят наивными. Отечественный кинематограф не может развиваться в нашей системе как это было ранее. Мы открыты к Западу (Запад же к нам не открыт). В нас входит западное и на фоне этого потока надеяться, что подействует какая-то отечественная “кинокосметика” не приходится. На Западе кинематограф это идеология. Все лучшие достижения человечества имеют место в контексте Америки.

Благодаря скорострельным и дешёвым технологиям размывается феномен истинного кинематографического искусства, который всегда в России был основным инструментом идеологии, так необходимой в нашей стране. В результате на суд зрителей выбрасывается “кино”, которое, с одной стороны не является подлинным кино, а с другой стороны, является средством дешёвого бизнес-манипулирования телезрителями. Даже всякие будущие “ночные дозоры”, которые ещё будут искусственно навязываться с помощью главных российских телеканалов, будут всегда подделками, развивающимися в рамках западных форм, и поэтому, для нас являющихся чуждыми симулякрами, не претендующими на создание российской идеологии. Это жалкая пародия на западные образцы, которые на Западе решили свою идеологическую проблему. Кто-то у нас на этом обогатится, но не станет богаче дух и идеология россиян.

Аналогичные явления развиваются и на телевидении. Практически все телепередачи, претендующие на отражение событий в обществе (новости и т. п.) постановочны. Это не игра, где обе стороны знают, правила игры. Это розыгрыш при которой телезритель верит в рисуемую СМИ реальность. Телезрители прячутся от этой кинотуфты в реалити-шоу, которые тоже не подлинны и совершаются по сценарию.

Самое обидное то, что современное телевидение заправляют продюсеры, которые не будучи патриотами России, систематически адаптируют дешёвые западные телевизионные проекты под наш экран, игнорируя наши отечественные проекты, учитывающую российскую ментальность. В конце концов всё это уродство через некоторое время отторгается и вылетает из телевизионной сетки. Откуда взяться идеологии?!

По Бодрийяру, Оргия в Америке закончена. У нас же её ещё не было. Но мы видели эту оргию и тоже хотим оперативно искусственно внедрить её у нас и внедряем. В этом смысле мы напоминаем наивного дурака, который повторяет поступки другого дурака. Мы играем в Запад, а Запад играет с нами. Только теперь мы уже не просто “иванушки дурачки”, а “дураки в квадрате”. Мы ввозим последствия американской Оргии, так и не получив наслаждения от собственной Оргии. Нет времени! Нам остаётся только симулировать роль испытавших Оргию и страдать от её последствий. И уже страдаем. Посторгазмическая пустота без оргии — возможно ли это? Получается, что возможно. Взгляните на российские симулякры искусства, науки (академии вышли в тираж), религии (церкви, мечети, священописаня вышли в тираж), политики (политики — артисты, а артисты — политики), экономики, науки и образования, СМИ, информации. Они уже превратились в нечто иное, но мы по прежнему продолжаем их называть теми же названиями. Всё это особая игра.

Путин похоже учуял эти тенденции и трансформирует СМИ, надеясь на то, что оргии ещё не было. Надеясь, на то, что наблюдатели Непристойности и Разврата этой игры ещё не являются развратниками. Но увы, нас уже соблазнили и развернуть нас будет сложно.

В Китай вошли все информационные технологии, но идеология сохранилась. И похоже последствий Оргии не будет. У них есть свой идеологический иммунитет. А может быть китайцы просто пока не понимают последствий и симулируют счастливчиков?

Революций у нас не будет. Общество стало молчаливой массой, усыплённой симулякрами и различными играми. Поэтому будут только катастрофы. Очередная доза лёгких нефтедолларов когда-нибудь исчезнет и начнётся ломка.

Надо признать, что мы в мире симулякров вторичны к Западу, но были времена, когда мы своими коммунистическими симулякрами и постмодернизмом, задавали тон Западу. Вот это была игра … под железным занавесом. А сейчас наши игры вторичны к Западу. Мы были страной коммунистических игр: грёз, иллюзий, блефа и иных симулякров. Запад именно у нас научился создавать мир симулякров и стал законодателем мира симулякров. В сталинскую эпоху мир симулякров был ограниченным, но эффективным. Мир ценностей у советских людей был узким. Он был нарисован идеологией, идущей от логики вещей, называемой “железным занавесом”. Страна жила в грёзах и мечтах, но жила плохо. Она была загипнотизирована идеологией. При этом необходимо признать, что многое там было полезным. Это, на наш взгляд, осознаёт и Путин. Именно поэтому в настоящее время имеет место однопартийная идеология и авторитаризм, которые не есть прихоть Путина, но являются защитной реакцией на западные симулякры. Наш Президент в качестве защиты строит свои симулякры, причём они не находятся в антогонизме с западными симулякрами, как это было при Сталине (тем более в сталинскую эпоху мир американских симулякров не был развит как сегодня). Наши современные российские симулякры похожи на западные, ведь мы по настоящему хотим войти в мировое экономическое сообщество. Поэтому Путин желает с одной стороны выстроить идеологию, основанную на авторитаризме, но, с другой стороны, угодную Западу. Иными словами, с одной стороны в нас ворвались западные симулякры, а с другой, Путин формирует свои симулякры. Вот такая эклектика. Именно в этом причина того, что в настоящее время у нас отсутствует эффективная идеология — эффективный, “доморощенный” мир российких симулякров. Западные симулякры перемешались с отечественными настолько, что складывается впечатление, что Российской идеологии не будет больше никогда.