Испытание на принятие себя

Принятие себя — это, прежде всего, способность долговременно находиться со своим внутренним миром (со своими мыслями, переживаниями, фантазиями и т. п.), который для личности становится главной ценностью. Это своего рода тест на пребывание в одиночестве сам с собой, причём такое, что нельзя смотреть телевизор, засыпать, входить в общение с кем-либо и с чем либо. При этом можно общаться только с собой.

Совсем недавно под новый 2005-й год попали в кутузку двое незнакомых мужчин и находились там трое суток. Один из них был малоразговорчивым и спокойным, другой болтливым и суетливым. Последний так утомился за трое суток, что лез уже не только на стены, но и на потолок. Малоразговорчивый же, находясь в собственных думах, не заметил как быстро пролетело время. Таким образом, принятие себя — это способность долговременно и наедине находиться с самим собой, ничего не делая, не занимаясь каким либо трудом и т. п. Казалось бы, неужели это способность… принимать себя? Тем более бездельничая… Неужели трудиться это плохо? Увы! Приходиться констатировать, что процент людей не способных принимать себя усиленно растёт. Так например, один мой знакомый как-то мне так и сказал: “Я либо как лошадь работаю и не могу себя видеть без работы, либо как свинья напиваюсь водки и пьянствую. Если нет водки, то воскресенье для меня сильное испытание, не говоря уже о новом годе, а тут ещё десятидневные каникулы придумали!” Это и есть испытание на принятие себя. Этот мужчина не выдерживает условий, при которых он находится с самим собой и, поэтому, убегает от себя, превращаясь в другого (опьянённого), который принимается им настолько, что человек теперь уже может некоторое время находиться наедине “с собой”, с улыбкой на лице. Того мужчину трясло от принятия себя. Поэтому некоторые вместо того, чтобы принять себя, “принимают на себя”… алкоголь или наркотик. Таким образом, патологическая зависимось от труда, называемая трудоголизмом находится в одном ряду с алкоголизмом. Не в этом ли основная причина пьянства большинства людей труда? Труд необходим, но не такой, с которым вы в патологической зависимости. (В то же время, необходимо принять существование такого патологического принятия себя, которое называется аутизмом. Или ситуации, когда шизофреническая личность бежит не только от внутреннего мира, который заселён чуждыми силами и голосами, но и злобного внешнего мира. Наша статья не об этом). В целом, отсутствие способности принимать себя, имеет место не только у больных страдающих алкоголизмом, но и людей, страдающих любыми патологическими маниями и зависимостями (от труда, секса, пищи, телевизора, игровых автоматов и т. п), от отсутствия которых у людей начинается душевное беспокойство.

Почему для человека так важно уметь принимать себя? Потому, что принятие себя — это и есть истинная любовь к себе. Любовь к другому всегда основывается только на любви к себе. Таким образом, любовь к другому — это принятие другого (не путать с влюблённостью и с нечто, основанным на удовлетворении своих сексуальных потребностей).. А принимать других можно только на основе принятия себя. И не верьте тем, кто утверждает, что дескать он не принимает себя, но принимает других. Иными словами, не верьте тем, кто утверждает, что он не любит себя, но любит других. Всё это проявление фундаментального психологического принципа “внешнего через внутреннее.”

Многие настолько не принимают себя, что начинают самообманываться. Иными словами, они не любят и самообманывают (в частности пьянство — одна из форм самообмана) себя настолько, насколько не любят других и обманывают других. Таким образом, расцвет манипулятивных технологий в мире — свидетельство того, что люди и человечество всё меньше и меньше принимают себя, всё меньше и меньше любят себя.

Прошедшие десятидневные каникулы стали для россиян хорошим испытанием на принятие себя. Согласно нашим исследованиям, большинство тяжело перенесли это испытание. Кто-то не выдержал и сорвался… на работу (Нами был зафиксирован социальный феномен сопротивления каникулам). Кто не смог туда сорваться, тот сорвался и начал… пьянствовать до тех пор, пока работу не откроют. А кто-то принял себя, был с собой, поэтому принял и других. Провёл время в любви и согласии с собой, и поэтому с другими (например, с близкими). Остальные просто погрузились в депрессию.

Очевидно, что эти каникулы стали испытанием потому, что в России до сих пор не существует развитой культуры досуга, как способа убегания от себя, как спасения для тех, кто не умеет принимать себя.

Мода на каникулы пришла с Запада. У них есть основание для таких каникул в силу того, что с одной стороны, у них хорошо развита культура досуга, с другой, каникулы выгодны и приносят прибыли благодаря гигантскому потреблению на этом рынке услуг. На Западе — это изощрённый способ выворачивать у средних американцев карманы т. е. накопления. У нас же зимние каникулы, оказались лишь прихотью чиновников и возможностью хоть на десять дней парализовать нерв социальных проблем. Иными словами, мы не готовы к таким каникулам, так как нам остаётся принимать себя, а этого делать мы не умеем.

Запад тоже не способен принимать себя. Поэтому и развил свою высокотехнологичную культуру досуга, всяческие игрушки для детей и взрослых, всяческие симулякры, то есть живые знаки, которые будучи в тираже, живут по своим законам, не желающим прислушиваться к реальности. Погружение в эти виртуальные миры — это и есть наша неспособность принимать себя, обманываясь в нечто, что не существует. И чем больше мы будем уходить в эти миры, тем больше будем терять способность любить себя и других, любить живое, но любить неживое — искусственно двигающееся. Фромм был прав, но он не предполагал, что эта некрофилия достигнет таких глобальных масштабов. Этот цунами некрофилии приближается и к нам. Но кто-то может сказать, что лучше быть в плену этих внешних симулякров, чем в плену внутренних симулякров — алкогольных и наркотических миров.

Казалось бы, почему Запад, будучи в достатке, будучи цивилизованным, не способен принять то, что имеет, не способен принять себя, систематически занимаясь экспансионистской политикой? Ведь любая экспансия — это неспособность принимать себя.

И всё- таки на земном шаре есть оазис, где люди не разучились принимать себя, куда не пришёл ещё этот цунами, но, к сожалению, приходят реальные природные цунами и катаклизмы в виде бедствий и землетрясений. И для них, зимние каникулы действительно стали испытанием на принятие себя. Восток достойно выдержит эти испытания, так как всегда мог принимать себя в силу наличия на своей территории буддистской культуры и религии. (Ведь основа буддизма, на наш взгляд, это опять таки, принятие себя). Хочется верить, что это были настоящие природные цунами, а не искусственные, вызванные глубокими атомными взрывами, проводимыми Западом, с целью уничтожить способность Востока принимать себя. В противном случае, на наш взгляд, начнётся новый этап в эпохе постмодерна, при котором мир будет развиваться не только согласно культуре катастрофы, как следствия любви к симулякрам и глухоты к реальности, но и катастрофам, организуемым самими людьми. Начнётся эпоха противостояния искусственных и естественных катастроф. Искусственно вызванные катастрофы будут усугублять естественные катастрофы. Но это будет уже иная культура катастрофы, не та, которая была описана Жаном Бодрийяром. А может быть эта эпоха уже началась?!

Почему Запад уверен, что Востоку нужен ввоз достижений цивилизации. Практика показывает, что страны Востока если и принимают эти “игрушки” и технологии Запада, то только для того, чтобы достойно противостоять самому же Западу. Восточный менталитет и желание не потерять способность принимать себя, принимать свою духовную ментальность и не изменять ей, взамен бизнес-суете и западной психологии — всё это и есть основа отторжения и сопротивления Востоком Запада. ВОСТОК никогда не будет ЗАПАДать на доллар. Но удастся ли Западу совратить Восток? Успех такого совращения будет зависеть от развития вышеприведённой культуры катастрофы, нагнетаемой Западом.

Очевидно, что Запад живя в суете, не может принимать себя, поэтому не может принимать и других (см. выше). Войны и экспансия — это и есть неприятие Западом других. Бизнес — это всегда непринятие себя. Следовательно, бизнес — это всегда неприятие другого. Поэтому Запад не принимает Восток, но Восток принимает Запад, потому, что принимает себя. Суетливый Запад не принимает себя, но мнит, что может, принимать других, выдавая свою экспансию за способность принимать и даже заботиться об “отстающих ”, но, почему-то несуетливых других. Запад удивляется тому, почему Восток не суетится, оставаясь на относительно низком уровне своего развития. Ему (Западу) чуждо принятие себя, он ещё не вкусил это состояние.

Многие западные учёные, преподавая на Востоке, приходят к выводу, что как бы они не обучали там своим европейским премудростям, им не удаётся изменить восточный менталитет — способность принимать себя и долго находится с самим собой в намазе или молитве. Сами же западные учёные живя там и находясь далеко от своих цивилизованных “игрушек” начинают страдать, но до тех пор, пока сами не опускаются на колени со своими учениками. Япония, а теперь и Китай, приняли Запад, но не отравилась как другие, так как уже имели сильный иммунитет — принятия себя. (Кстати, проблема безработицы на Востоке не так опасна как на Западе, так как не занятый восточный человек, не так опасен как суетливый западный, который не принимает себя). А мы так и не приняв себя, находясь в вечной революционной суете попытались спаразитировать и имеем то, что имеем. Поэтому в настоящее время у Ходорковского появились условия для принятия себя. Его сейчас ничто не отвлекает. А у нас, благодаря Ходорковским, стоит уже двойная задача: сначала возвратится к себе и лишь, затем принять себя.

Ну что ж… вы истосковались по себе?… Не пора ли Вам себя пригласить в гости… к себе… и принять себя! А убежать от себя вы всегда успеете, но надеюсь только для того, чтобы на новой основе опять таки принять себя.