Часть 2. Полезные подробности

Обращение за помощью


...

Начали за здравие, а кончили за упокой

Одно из первых умений, которым овладевает человек, едва родившись, – способность просить о помощи. Сначала мы делаем это посредствам крика, плача, похныкивания. В этот период своей жизни мы еще не различаем просьбу и требование. Позже мама учит нас просить о помощи более или менее вежливо.

Поначалу мы просим буквально обо всем: дать конфетку, завязать шнурки на ботинках, почитать сказку. Это нормально и естественно. Специалисты даже советуют родителям поощрять в ребенке стремление высказывать просьбы (например, просьбу посадить его на горшок). Иначе как ребенок овладеет навыками гигиены и речью?

Позже, стремясь стать самостоятельными, мы просим уже не сделать что-то вместо нас или для нас, а научить это делать. Чем больше ребенок склонен к самостоятельности и саморазвитию, тем чаще он обращается к взрослым с такими просьбами. Спросите у школьных учителей, кто из учеников чаще подходит к ним с вопросами после урока, просит еще раз объяснить то, что не совсем понятно? Тугодумы? Отстающие? Нет, как правило, это лучшие ученики. Они хотят извлечь из общения с учителем максимальную выгоду.

В подростковый период ребенок может вдруг замкнуться в себе. Он перестает просить о помощи взрослых. Кино рисует перед ним образ некоего супермена, который все делает только сам. В подростковой компании ребята рассказывают о своих успехах и редко делятся проблемами.

Как вы, вероятно, помните, процесс развития зависимого поведения начинается с блокирования собственных чувств, фактически с прекращения открытого обращения за помощью.

Давайте посмотрим, как это происходит в семье в процессе взросления ребенка.

Родители в момент рождения ребенка обладают минимальным собственным опытом воспитания и помощи ребенку в решении возникающих у него проблем. Свой страх они зачастую прячут от посторонних, бояться показаться некомпетентными. Когда приходит беда, вместо того чтобы «стучать во все двери» и обращаться за помощью к специалистам, они замыкаются в кругу своей семьи и стараются не выносить сор из избы. Свою беспомощность родители выражают в форме обвинений типа: «Сам виноват, правильно тебе досталось!» Впрочем, часто родители винят себя или друг друга, но легче от этого никому не становится.

После того как проблема стала явной (ребенок признался, что он наркоман, или что он курит и никак не может бросить, ребенок по собственной неосторожности попал под машину, или у него резко снизилось зрение из-за постоянного общения с компьютером) родители не находят ничего лучше, чем призвать на помощь свое умение рассуждать. Создается очередная хорошо аргументированная, но нежизнеспособная схема, по которой отныне должен жить ребенок: «дорогу надо переходить только по подземному переходу» (как будто это всегда возможно), «не общайся с Петей, это он угощает всех сигаретами» (а с кем дружить вместо Пети?), «больше и близко не подходи к компьютеру» (а чем занять свободное время?) и многое другое.

Безусловно, родительская тирания, с помощью которой они хотят «спасти ребенка», как всякая тирания, когда-нибудь будет свергнута. Ребенок будет тщательно скрывать от папы с мамой свои проблемы. Кроме того, он получил прекрасный урок того, как опасно бывает просить о помощи. Вряд ли ребенку захочется еще раз обращаться за помощью и поддержкой к кому-то из взрослых. Так гордыня родителей порождает гордыню ребенка.

Психология bookap

А что делать, чтобы не сформировать у ребенка внутренний запрет на откровенность с родителями? Прежде всего, самим признаться в своей недостаточной компетентности и обратиться за помощью к специалистам. Помнить о том, что обращаться за помощью не стыдно. Стыдно «проворонить» проблему из-за собственного больного самолюбия.

Особый период, когда очень важно следовать евангельским правилам «стучите, и вам откроют, просите и дано вам будет», наступает в жизни человека, когда он становиться зависимым от болезни или других жизненных проблем.