Часть 1. Общие закономерности

Психология зависимостиc «Психология зависимости»


...

Повторенье – мать мученья

Довольно часто можно услышать или прочитать в газетах о семьях, где муж-пьяница, денег не зарабатывает или все, что заработал, пропивает, а жена содержит и обслуживает всю семью. Зачем? Вроде и никакой любви нет, а жена продолжает до старости терпеть мужа-нахлебника.

Нередко слышишь и такое: работа опротивела, вроде и лучше есть, а не бросить никак. Все ждешь, может, что-то изменится.

Как люди ведут себя, когда терпение кончается? Периодически разражаются руганью, «выпускают пар», а затем приходят к решению еще немного подождать да потерпеть и вырабатывают некие компромиссные правила жизни в семье, на работе. Мы как будто играем в одну и ту же игру, где каждый новый раунд начинается с одних и тех же условий. И каждый раз, проигрывая, мы надеемся, что уж в следующем подходе нам повезет. В общем, замкнутый круг получается.

Посмотрите, как этот круг выглядит в описании М. Аткинсон.

Можно проанализировать, как проявляется этот круг в разные периоды жизни человека.

Вспомните хотя бы один случай, когда вам было очень страшно. Часто говорят, что в момент страха «душа расстается с телом» (психологи называют такой процесс диссоциацией) и человек смотрит на себя как бы со стороны, с точки зрения других. Бывает иначе: нам весело, но мы вдруг видим себя со стороны и отмечаем, что окружающие не разделяют нашего веселья.

Как происходит развитие данного психологического феномена в процессе жизни человека с момента его рождения?

Природа подарила нам способность защищаться от разрушающих нашу личность страха, боли, стресса. Для этого есть крик, слезы. Криком человек сообщает окружающим о своих чувствах, выражает степень своего дискомфорта. При этом он остается самим собой.

А если социальные условия или воспитание запрещают кричать? Всех нас с детства учат скрывать свои чувства, потому что «мужчины не плачут», «девочка не должна быть слишком эмоциональной». Если ребенок, несмотря на запрет, продолжает плакать, это еще больше злит родителей: «Прекрати плакать! Сам виноват!»

Сколько лет было вашему ребенку, когда вы сказали ему это впервые? Три года? Два? Часто родители накладывают первый запрет на плач, когда ребенку всего год.

Итак, ребенку запрещено плакать. Он не может «выбросить» свой страх наружу, следовательно, страх загнан внутрь. Что должна сделать душа ребенка? Сбежать из тела и переселиться, но в кого? Проще всего – в маму.

Но тогда ребенок должен посмотреть на себя ее глазами. «Я плохой!» Вот в этот момент и происходит диссоциация и установление зависимости. «Меня нет, есть только мама. Чтобы не потеряться, я должен все время быть рядом с мамой». Так формируется механизм зависимости ребенка от матери.

Зависимость почти никогда не бывает односторонней. У любой мамы существует страх за жизнь и здоровье ребенка. Если она попадает в зависимость от своего страха (например, потому, что ребенок часто болеет и страх имеет серьезные основания, или потому, что сама женщина склонна к зависимости), она превращает свою жизнь и жизнь своего ребенка в настоящий ад. «Я должна контролировать каждое твое действие, быть все время рядом. Ты должен гулять только около дома, а если пошел в гости, то звонить каждые 15 минут. Если я не знаю, где ты находишься и что делаешь, это катастрофа!»

Зависимость приводит к необходимости постоянного контроля. Но постоянный контроль невозможен! Ребенок волей-неволей должен иногда выходить из-под контроля родителей, иначе как же он будет расти и развиваться? Мать огорчена, недовольна, но не забывает о запрете на проявление чувств. Ребенок тоже вынужден скрывать свои чувства. В такой семье доверительные разговоры между родителями и детьми случаются все реже и реже.

Результат таких отношений поражает своей парадоксальностью: все начинается с постоянного контроля со стороны родителей, а заканчивается утратой личностных связей между взрослыми и детьми.