Глава 3. ДЕВСТВЕННЫЕ БОГИНИ: Артемида, Афина и Гестия


...

Маскулинный анимус или фемининный архетип?

Анализ субъективных переживаний и содержания снов женщины помогает выяснить, чем обусловлена ее жизненная активность -- маскулинным анимусом или образом женской богини. Например, если женщина чувствует чуждость своей напористой части, ощущает ее в себе как мужчину, которого она призывает лишь в трудных ситуациях, требующих от нее "быть жесткой" или "думать как мужчина" (при этом она никогда не чувствует себя "как дома"), значит, в ней проявляется ее анимус. Он держится в резерве и активизируется, когда женщине требуется больше энергии. В первую очередь это касается женщин, в которых сильнее образы Гестии, Геры, Деметры, Персефоны или Афродиты.

Когда у женщины хорошо развиты личностные аспекты Афины и Артемиды, она действительно может быть настойчивой, ясно мыслить, знать, что ей нужно, и успешно действовать в конкурентной борьбе. Эти качества ощущаются ею как выражение ее женской природы, но никак не чужеродный маскулинный анимус, действующий "за нее".

Второй способ отличить архетип Артемиды или Афины от анимуса -- проанализировать сны. Так можно определить, что движет женщиной -- архетип богини-девственницы или же обусловленная маскулинным началом целеустремленность и напористость.

Если преобладают архетипы Артемиды и Афины, женщина во сне часто сама исследует незнакомую ей местность. Она видит себя в роли главной героини своего сна, борющейся с препятствиями, взбирающейся высоко в горы или отважно проникающей в чужую страну или подземелье. Например: "я ночью в автомобиле с откидным верхом, мчусь по деревенской дороге, обгоняя другие машины"; "я чужестранка в изумительном городе, вижу висячие сады Вавилона"; "я -- двойной агент и не должна быть здесь; я чувствую опасность -- окружающие меня люди могут догадаться, кто я".

В снах женщины легкость путешествия или же встретившиеся трудности отражают соотношение внутренних и внешних препятствий, возникающих при попытках быть в этом мире независимой, эффективно действующей личностью. Как в своих снах, так и в реальной жизни женщина чувствует себя естественно, когда сама определяет свой путь. Действуя, она думает исключительно о самой себе.

Когда настойчивость и уверенность у женщины не развиты, в женских снах часто возникает иной образ. Это может быть представляемый смутно или же вполне определенный, легко узнаваемый человек -- мужчина или женщина. Пол этого персонажа является символом, благодаря которому можно определить, имеем ли мы дело с "маскулинностью" (анимус) или "фемининностью" (богиня-девственница).

Например, если сновидица только развивает в себе качества Артемиды или Афины и находится на раннем этапе своего профессионального обучения, чаще всего она видит во сне неизвестную женщину неясных очертаний. Позднее ей может сниться женщина, подобная ей самой в плане образования или карьеры, или же сокурсница.

Когда спутник сновидческих приключений женщины -- мужчина или юноша, она скорее всего отождествляет себя с "уязвимыми" богинями или, как мы увидим дальше, с Гестией или Афродитой. Для таких женщин мужчины символизируют действие, и потому в их снах настойчивость и дух соперничества проявляются как маскулинные качества.

Подобным же образом, если женщине нужно собраться с духом, чтобы войти в офис или в академическое учебное заведение, анимус, или маскулинный аспект ее натуры, поддерживающий ее в такие моменты, может быть выражен в снах в виде смутно различимого мужчины, возможно, подростка или юноши, вместе с которым она находится в некоем неизвестном и часто опасном месте. После того как она получает хорошие оценки или продвигается по службе и чувствует большую уверенность в своих способностях, местность во снах становится все более дружественной, теперь в сновидении ее сопровождает знакомый или кажущийся знакомым мужчина. Например: "я совершаю длительную поездку в автобусе вместе с моим старым школьным другом", "я в машине, которую ведет мужчина; сейчас я не могу определить, кто он, но во сне мы с ним знакомы".

Новая теория, которую я детально описываю в этой книге, базируется на существовании архетипических образов или моделей поведения, введенных в обиход благодаря концепции Юнга. Я не отвергаю описанную Юнгом модель женской психологии, но считаю ее пригодной лишь для некоторых, но отнюдь не для всех женщин. Главы, посвященные "уязвимым" богиням и Афродите, развивают модель Юнга, в следующих главах -- об Артемиде, Афине и Гестии -- я предлагаю новые схемы, которые выходят за рамки юнгианской теории.