Глава 6. ГЕСТИЯ: богиня домашнего очага и храма, мудрая женщина и незамужняя тетушка


...

Обретение напористости: через Артемиду, Афину или анимус

Кроме маски женщине-Гестии необходимо обрести способность быть напористой; ей необходим активный аспект в личности для взаимодействия с другими или заботы о себе в этом мире. Богиня-Гестия не пробивала себе дорогу к власти и не состязалась за золотые яблоки. Она оставалась вне близких отношений, избегала Олимпа, не скрывалась за декорациями Троянской войны. Она не поддерживала, не спасала, не наказывала смертных и не приходила им на помощь. В отличие от богини, женщина-Гестия является членом человеческого сообщества и должна отваживаться покидать стены дома или храма, при этом будучи плохо подготовленной для внешней жизни, пока другие составляющие ее души не смогут помочь ей быть активной, выразительной и напористой. Артемида и Афина, активные женские архетипы, могут помочь ей обрести эти способности, как может и женский анимус, или маскулинная составляющая ее личности.

Качества Артемиды и Афины могут развиться у женщины, принимавшей участие в состязательных мероприятиях, летних лагерях, женских группах, спортивных занятиях на открытом воздухе или хорошо учившейся в школе. Девочка, архетипически представляющая Гестию, достаточно рано обнаруживает, что она должна приспособиться к существованию среди людей и экстравертной манере выражения. В процессе адаптации она может вызывать и развивать другие архетипы -- ив результате включить в свою личность качества Артемиды и Афины.

Такая женщина может чувствовать, что сердцевина ее существа -- женская, домашняя, спокойная Гестия -- остается незатронутой ее внешними переживаниями. Однако в процессе адаптации к социальному миру конкуренции ей следует развивать маскулинное отношение, или анимус. Хорошо развитый анимус подобен внутреннему мужчине, которого она может призывать говорить за нее, когда ей нужно быть сильной или четко выражать свои мысли. Однако, несмотря на всю его компетентность, он ощущается ею как "чужой" ("не я").

Связь женщины-Гестии со своим анимусом часто подобна внутренней связи Гестии и Гермеса, соответствуя их значению и местоположению в греческих домах. Гестия была представлена круглым очагом в центре дома, а герм, или столб, символизирующий Гермеса, стоял за дверью. Когда Гестия и Гермес представляют внутренние архетипы женщины, Гестия может обеспечивать внутренний скрытый способ существования, а ее анимус Гермес -- внешний способ эффективного взаимодействия с миром.

Женщина, чувствующая, что анимус-Гермес в ней содействует примирению с миром, ощущает, что в ней есть маскулинный аспект, который она использует, когда отваживается выйти в мир, и благодаря которому она способна быть напористой и четко выражающей свои мысли. Анимус также выполняет обязанности часового, уверенно охраняющего ее уединение и не допускающего нежелательных вторжений. С анимусом-Гермесом она может быть вполне эффективной и осторожной, способной позаботиться о себе в ситуациях конкуренции. Однако анимус ("мужчина"), ответственный за напористость женщины, не всегда присутствует и доступен. Например, она может поднять телефонную трубку, предвкушая разговор с другом, а слышит агрессивного коммивояжера, задающего назойливые вопросы, или настойчивого просителя, ожидающего, что она добровольно предложит ему свое время. Тогда ее анимус застигнут врасплох, а она напрасно тратит время.

Сюзан Гриффин, поэтесса и автор книги "Женщина и природа", находит, что союз Гестии и Гермеса объясняет две в корне отличные стороны ее собственной натуры. Дома она -- Гестия, мягкая и нежная, неторопливо занимающаяся делами в своей кухне, делающая свой дом тихой гаванью. С другой стороны, эта очень скрытная женщина, Сюзан Гриффин, -- редактор известного журнала, точно и четко выражающий свои мысли, быстро схватывающий, разбирающийся в политике, "подобный Меркурию" в своей социальной роли -- умной, изменчивой, неуловимой.