Родители


С родителями некоторых типов отношения у мальчика-Гадеса складываются исключительно сложно. Гадес не соответствует общепринятым представлениям о том, каким должен быть мальчик, вследствие чего и он, и его родители чувствуют себя отвергнутыми и непонятыми.

В личности Гадеса есть некоторые аутические черты, проявляющиеся довольно рано. Он может расстроиться в силу каких-то субъективных чувств или впечатлений, -- а окружающие совершенно не понимают, в чем дело. Это вначале сбивает с толку, а затем злит многих матерей.

Взаимоотношения с отцом нередко складываются еще сложнее. Довольно неблагоприятное сочетание -- экстравертивный отец (особенно если для него интроверт значит "плакса"), рубаха-парень, который любит побалагурить с приятелями и сразу же покупает новорожденному детский бейсбольный набор, и его серьезный, замкнутый сын. Отец надеялся, что сынишка пойдет в него, станет его гордостью и младшим другом. Он хотел стать для сына тренером и товарищем по играм. А ребенок-Гадес не дает возможности осуществить эти мечты. Более того, если отец надеялся, что сын станет его гордостью, тогда гнев (гневливость -- оборотная сторона этого дружелюбного характера) может выплескиваться на ребенка, не оправдавшего его ожиданий.

Таким образом, мальчик-Гадес может ощущать, что внешний мир не приветствует его таким, какой он есть, а это заставит его искать убежища во внутреннем мире. В любом случае, мальчик-Гадес не тяготится одиночеством и даже любит оставаться наедине с собой -- или, возможно, в компании воображаемого друга. Начиная с детсадовского возраста, этому мальчику досаждает стремление окружающих втянуть его в общение. Нередко он глубоко разочаровывает мать, которая пытается воплотить свой воспитательский потенциал и хочет, чтобы ребенок зависел от нее и был отзывчивым. При этом ребенок получает сигнал, что быть таким, какой он есть, не вполне нормально.

Ему живется хорошо, если родители уважают его индивидуальность и понимают, что склонность к уединению -- это его сильная черта, а не отклонение. Но даже в таком случае обычно никто не помогает ему разобраться в субъективных переживаниях, и он должен либо сам учиться интерпретировать свой опыт, либо подавлять субъективные реакции.

Например, если ребенок видит ауры вокруг людей, он приходит в замешательство, когда осознает, что остальные ничего подобного не видят, -- и он может так никогда и не связать видимые им цвета с объективной информацией о данном человеке. Или же, если ребенок ощущает некоторое давление в области солнечного сплетения в определенных ситуациях, он может подумать, что просто немного приболел, -- и никогда не поймет, что он на самом деле способен физически ощущать некоторые влияния.

Хотя возможно, что родители просто не в состоянии помочь мальчику-Гадесу разобраться в этих субъективных ощущениях, они в силах помочь сыну адаптироваться к миру, где он живет. Они могут проявить по отношению к нему терпение, поощрять его к развитию собственных склонностей и в какой-то степени направлять -- в общем, применять подход, подобный тому, который используется при воспитании детей, принадлежащих к другой культуре или детей с физическими дефектами. Благодаря любви и поддержке такой ребенок может вырасти уверенным в себе и вполне подготовленным к жизни в мире. Но этого не произойдет, если высмеивать его за субъективные реакции и непонимание некоторых вещей, -- в ответ он просто замкнется в себе. Стандартное образование тоже очень полезно для его психологического развития, поскольку способность к объективному рассудочному анализу может стать хорошим противовесом его субъективному восприятию. И если близкие любят его и позволяют выражать себя свободно, он учится доверять людям. Это не стандартный ребенок, и он требует особого подхода.