Глава 3.

Почему так тяжело передавать ответственность ребенку

В предыдущей главе мы попросили вас проделать то, что профессиональные психотерапевты называют «передачей контроля». Мы слишком хорошо знаем: понять и проделать такую рода передачу вам гораздо труднее, чем нам написать о ней. Уже обсуждая включение ряда пунктов в перечень событий жизни ребенка, вы могли столкнуться со значительными трудностями. И даже если вы относитесь к тем родителям, у которых высказанные выше идеи вызвали эмоциональную разрядку и облегчение, то вполне можете испытывать некоторые сомнения по поводу разумности всего этого. Что же лежит в основе такого рода сомнений? Отчего передача ответственности ребенку столь трудна для выполнения?

Мы полагаем, что понимаем, почему само обсуждение возможности предоставить ребенку право совершать ошибки может создавать такие трудности и даже пугать вас. Думаем, так происходит потому, что вы стремитесь быть хорошими родителем, подразумевая под этим примерно следующее:

Это моя обязанность — присматривать за тем, чтобы мой сын или моя дочь нормально развивались и вели себя вполне определенным образом. Например, я обязана смотреть за тем, чтобы он или она становились честными, уважающими других, желающими и умеющими зарабатывать себе на жизнь, имеющими положительное представление о самих себе, использующими свои потенциальные возможности. Это я обязана наблюдать за тем, как он или она ведут себя на людях, посещают школу, едут, следят за собой и т.д.

Это я обязан руководить своим ребенком. А он — следовать моим указаниям.

Если мой ребенок попадает в беду, моя обязанность состоит в том, чтобы вызволить его или ее из этой беды.

Я должна жертвовать всем для моего ребенка, потому что его потребности и благополучие более важны, нежели мои.

Это моя обязанность обеспечить безопасность моего ребенка; я тот, кто должен быть начеку по отношению ко всем опасным ситуациям и кто должен защищать от них моего ребенка.

Это моя обязанность оберегать моего ребенка от страданий, неприятностей, ошибок и неудач.

Подавляющее большинство родителей во всем мире строит свое поведение на основе подобного рода идей. И плохо ли, хорошо ли, но эти идеи действуют, давая возможность огромному количеству людей, воспитанных в соответствии с ними, не только выжить, но и более или менее нормально жить. Если вас беспокоит какая-то проблема с вашим ребенком, то, скорее всего, вы являетесь именно таким заботливым и добросовестным человеком, стремящимся применять некоторые из этих идей в своей семье. Вот почему вы заставляете ребенка ходить в школу, решаете, каких друзей он или она не должны видеть, проверяете, есть ли у него или у нее деньги на завтрак, вычищена ли одежда, причесаны ли волосы и т.д. и т.п. Никто не знает, почему эти идеи работают у большинства родителей и могут даже работать у вас по отношению к некоторым вашим детям и при этом совершенно не действуют в отношении конкретного ребенка. Хотя, может быть, вам посчастливится, и что-то в вас и/или в вашем ребенке подскажет вам, что в этих идеях чего-то недостает, в чем-то они неверны. И тем самым вынудит вас — еще без какого-либо четкого и ясного плана и, несмотря на возникающие проблемы и трудности — искать другой путь. Сам факт, что вы испытываете затруднение во взаимоотношениях с ребенком, может оказаться для вас обоих началом пути к более свободному, полноценному и счастливому способу существования, связанному с обновленной системой представлений о воспитании.

В чем же ошибочны приведенные выше идеи — если не считать того важного обстоятельства, что они не работают в вашем конкретном случае? Мы полагаем, их изначальный недостаток заключается в следующем: они основаны на ряде предположений, унижающих достоинство вашего ребенка и вас самих и, следовательно, оказывающих на вас обоих пагубное, деструктивное воздействие. Каждый раз ваш ребенок предстает в соответствии с этими идеями как всего лишь беспомощное существо, не способное самостоятельно жить, нуждающееся в вашем руководстве, поддержке, знании того, что вы «заботитесь» о нем. Здесь нет даже упоминания об инициативе и способности вашего ребенка сделать что-либо самостоятельно. Это очень неверное и крайне унизительное представление о вашем сыне или дочери. Кроме того, эти идеи определяют и вас лишь в связи с поведением вашего ребенка, а не как человека, который что-то означает и сам по себе. С вами считаются постольку, поскольку вы являетесь «хорошим родителем». То, что вы из себя представляете, зависит не от того, что вы делаете или кем вы являетесь, но от того, что он или она думают или делают, но от того, насколько точно он или она соответствуют вашим ожиданиям. Тем самым каждый из вас значим лишь «через другого» и не является индивидом, обладающим самоуважением и самодостаточностью.

И действительно, подобные представления приводят к возникновению у ребенка низкой самооценки; ему или ей по существу как бы говорят: «Ты не способен принимать правильные решения; ты беспомощен и тебе необходим другой человек (папочка и/или мамочка), который бы думал за тебя. Более того, за то, что ты делаешь, отвечаешь не ты, а папочка или мамочка!»

По большому счету эти представления разрушают (или хотя бы снижают) также и вашу самооценку. Прежде всего, они ставят перед вами такую задачу, решение которой может привести вас лишь к неуспеху. С одной стороны, посредством этих идей общество как бы говорит вам: «Вы хороший человек постольку, поскольку вы хороший родитель» и «Хороший родитель контролирует своего ребенка». Между тем здравый смысл и то, как на самом деле ведет себя ваш ребенок, приводят к мысли: «Я не могу контролировать моего ребенка». Таким образом, общее, итоговое обращение к себе оказывается таким: «Я должна и тем не менее я не могу контролировать своего ребенка!» Нет ничего удивительного, что вы чувствуете себе фрустрированным, пойманным в ловушку и приходите к убеждению: что-то не в порядке в вас самих.

Когда родитель усваивает данный образ мышления, он или она делают совсем не то, что должны делать родители подростков. Хотя лишь немногие из вас получили педагогическое образование, все мы научились контролировать поведение наших детей ради их же собственной пользы («Нет, ты не можешь пойти на улицы со своим трехколесным велосипедом»). Затем, по мере взросления детей, мы стремимся сохранить в силе прежние (и чем далее, тем более неадекватные) навыки контроля «для их же собственного блага» («Нет, ты не можешь больше встречаться с Биллом после того, как он побывал в приемнике для несовершеннолетних»). Игра на улице может оказаться смертельно опасной для дошкольника, тогда как для подростка продолжение его отношений с Биллом уже не столь опасно. Иначе говоря, ваши навыки контроля за ребенком были адекватными, когда он был маленьким, но теперь они уже перестали быть таковыми.

Нас иногда буквально поражает контраст между тем детьми, которые сопротивляются такого рода родительскому контролю, и теми, кто не делает этого. Иногда способный ребенок оказывается настолько зависимым от решений, принимаемых родителями, что достигает взрослости совершенно не готовым к самостоятельной жизни.

Родители Энн (16) были крайне расстроены тем, что она стала сопротивляться их требованиям. Дочь, прежде отличница, теперь начала получать посредственные отметки и интересоваться мальчиками. Этому кризису предшествовало столкновение Энн с родителями: они требовали, чтобы она оставила работу в фирме Макдональдс и больше времени уделяла приготовлению домашних заданий, а Энн противилась этому. Ее старшая сестра (23) была в свое время, по мнению родителей, «идеальным» подростком, никогда не причинявшим им какого-либо беспокойства. Однако и в 23-летнем возрасте она все еще продолжала жить с родителями, ей не удавалось сколько-нибудь долго удержаться на одной работе, а хотелось лишь быть дома, заниматься уборкой, домашними делами и не иметь ничего общего с делами и заботами взрослых людей. Как вы можете догадаться, нам пришлось сказать этим родителям, что проблема старшей дочери гораздо более серьезна, чем проблема младшей: доверившись родительскому контролю, старшая упустила возможность научиться заботиться о самой себе.

Таким образом, стремление контролировать жизнь ребенка в соответствии с идеями, приведенными выше, может ужасно вас расстраивать, если контроль оказывается безуспешным. Если же этот контроль успешен, то ваш ребенок может упустить возможность лучше освоить самостоятельный образ жизни.

Теперь мы собираемся описать иную систему представлений, иную философию, которая, по нашему убеждению, избавит вас от ряда проблем и будет способствовать становлению более положительной самооценки как у вас, так и у вашего ребенка. Эта философия представляет собой не набор готовых к употреблению педагогических рецептов, но, скорее, несколько исходных предположений, из которых вы сможете развить систему ваших собственных, индивидуальных представлений.

Когда ребенок в младенческом возрасте, он или она нуждаются в определенном уходе просто для того, чтобы выжить. Младенец должен быть накормлен, вымыт, согрет. Поэтому одна из разновидностей любви, которую вы выражали вашему ребенку-младенцу, состояла в заботе о его или ее телесном благополучии.

Однако очень скоро ребенок вырастает из этих сугубо телесных потребностей: начинает ползать, затем ходить, самостоятельно есть, одеваться и умываться, начинает принимать на себя часть ответственности за себя и за планы семьи. Телесные потребности маленького ребенка должны удовлетворяться еще долгое время, но потребность в данном типе ухода постепенно уменьшается и по существу исчезает в подростковые годы, а в некоторых социальных сообществах даже гораздо раньше. Мы полагаем, что в идеальном случае вы как родитель также вырастаете из вашего интереса предоставлять ребенку такого рода уход.

Эта забота о телесном благополучии ребенка представляет собой, на наш взгляд, лишь один из уровней родительской любви.

Существует второй уровень этой любви, который необходим ребенку (впрочем, как и всякому человеку) для того, чтобы жить. Он необходим настолько, что младенцы, не получающие такого рода любви, обычно погибают в раннем возрасте. Это любовь-забота по отношению к тому внутреннему существу, к тому внутреннему Я, которое по сути дела и есть человек, к той уникальной энергии или активности, которая одушевляет человека. Можно сказать, что это любовь к воплощенной в другом человеке способности принимать решения. С самого начала ваш ребенок наделен неповторимыми индивидуальными способами поведения, присущими только ему или ей. Развиваясь, они создают абсолютно уникального человека, которого вы никогда не спутаете с кем-либо еще. Он или она не только обладают уникальным набором генов, не только физически уникальны (как уникальны, например, их отпечатки пальцев), но отличаются еще и совершенно индивидуальными способами поведения. Он или она постоянно принимают решения, которые вы не можете предвидеть и которые могут удивлять вас: решения о том с кем дружить, что предпочитать из еды, о чем думать и т.д. Эти индивидуальные реакции и есть то, что для вас столь естественно любить, чему столь естественно радоваться в вашем ребенке. Вы упускаете их из виду, когда сосредоточиваетесь на том, что он «не должен» или, напротив, «должен» делать. Эти индивидуальные реакции исходят из внутреннего Я человека, т.е. из той его части, которая превращает его или ее в уникального человека. Именно они позволяют отличить живого человека от куклы или робота; и поэтому удовольствие, которое вы получаете от них, можно назвать «удовольствием от проявлений жизни».

Это удовольствие от неповторимого способа жизни и уникальных решений другого человека и потребность в них составляют то, что мы имеем в виду под более высоким уровнем любви.

Предоставление ребенку любви этого рода — самое главное, что вы можете сделать для него или для нее. И в определенном смысле вы уже сделали все это на протяжении многих лет. Вне зависимости от того, насколько негативны ваши переживания по поводу ребенка в данный момент, у вас вообще не было бы каких-либо отношений с ним или с ней, если бы в самом их основании не было бы исходной заботы о других как о людях. Однако и этот вид любви может быть скрыт у родителей за иными способами поведения, связанными главным образом с разного рода обязанностями. Поэтому мы расскажем вам, как следует проявлять такого рода любовь по отношению к вашему ребенку.

Существует два способа, с помощью которых можно проявлять эту любовь, и они оба весьма существенны для того, чтобы и вы, и ваш ребенок смогли освободиться от проблем в ваших взаимоотношениях и перестали испытывать связанное с ними беспокойство. Один из этих способов мы называем моделированием: он состоит в том, что вы предоставляете ребенку возможность наблюдать, как вы сами проявляете любовь к своему собственному внутреннему Я и заботитесь о нем. Подробнее мы еще расскажем об этом в главах 5-9. Другой способ — активное проявление вашей собственной потребности и поддержки по отношению к неповторимой способности вашего ребенка принимать самостоятельные решения. Весьма вероятно, многое из того, что вы делаете в настоящее время и что, по вашему мнению, должно быть полезно для вашего ребенка, на самом деле уменьшает данную способность и блокирует ее проявления. Поэтому мы просим вас так изменить способ вашего мышления, чтобы все, что вы делаете, было бы направлено на поддержание и предоставление благоприятных возможностей для выражения способности вашего ребенка самостоятельно принимать решения. Если вы станете делать это, то автоматически будете способствовать ему во всех его проявлениях.

Основное положение этой главы можно сформулировать следующим образом: вы удовлетворены своим ребенком до той степени, до которой он или она соответствуют стандартам общества; ровно настолько, насколько это так, и вы, и ваш ребенок оказываетесь обманутыми, сбитыми с толку; вместо этого вы должны научиться чувствовать удовлетворение при проявлении вашим ребенком уникальной способности к принятию самостоятельных решений.

Три шага, которые вы можете предпринять в этом направлении, таковы:

1. Замечайте любые проявления своей привычки принимать решения за ребенка и начните освобождаться от нее.

2. Научитесь получать удовольствие от принятия решений вашим ребенком.

3. Измените некоторые из ваших мыслей и убеждений относительно вашего ребенка.

Работа, предложенная вам в главе 2 и состоявшая в передаче ребенку ответственности за пункты из перечня событий жизни ребенка, — хорошее начало для освоения вами первого из этих трех шагов.

Второй шаг, связанный с получением большего удовольствия от способности ребенка принимать решения и от самих этих решений, полезен как для вас, так и для вашего ребенка. Внутреннее Я человека расширяется и развивается, когда он или она окружены людьми, высоко ценящими это Я и получающими удовольствие от наблюдений за тем, как оно действует. Все это вы можете дать вашему ребенку, если осознаете, что перед вами живая, пульсирующая частица самой действительности и у вас есть драгоценная, но мимолетная возможность видеть ее, учиться у нее и получать от нее радость. Вам, конечно, придется попрактиковаться, прежде чем вы сможете получить какое-либо удовольствие от тех, сейчас расстраивающих вас решений, принимаемых ребенком. Но, освободившись от ощущения своей ответственности за них, вы обнаружите: стала легче замечать воодушевление, юмор и человечность в той или иной конфликтной ситуации. Может быть, какая-то небольшая часть вашего существа уже замечает это; может быть, что-то, находящееся как бы за вашим сознанием и рассудком, иногда ощущает всплеск удивления и умиления действиями ребенка. Переживает едва уловимое чувство сопричастности тем наивным и нелогичным исканиям, с помощью которых он или она пытаются найти свое место в мире, и ощущение того, насколько все это человечно, противоречиво, ранимо и беззащитно. Эти переживания самой жизни, и любой, даже очень небольшой фрагмент такого рода переживаний не может не радовать.

Ощущение перспективы помогает учиться получать такого рода радость от общения с ребенком. Можно оглянуться на свое прошлое и припомнить те наивные и нелогичные поступки, которые совершали вы сами, когда были в том же возрасте, что и ваш ребенок. Или же можно представить: перед вами не ваш, а соседский ребенок, и поэтому вы наблюдаете за его поведением как бы со стороны. Соседи и другие взрослые в отличие от родителей зачастую получают гораздо больше удовольствия от общения с детьми, лучше общаются и разговаривают с ними лишь потому, что, по-видимому, не чувствуют себя ответственными за принимаемыми ими решения. Если ребенок неряшливо одевается или часами смотрит телевизор, то сосед может просто заметить это, его настроение от этого не изменится, и он не скажет: «Тебе следовало бы носить более приличную одежду» и т.д. почему бы и родителю не освоить аналогичную установку и не стать более свободным, чтобы получать больше удовольствия от общения с собственным ребенком?

Не зная всего этого, вы каждый раз могли встречать ребенка со следующей мыслью: «Она должна вести себя так-то и так-то; я еще посмотрю, делает ли она то, что должна делать» и «Я одобрю или же не одобрю то, что она делает». Если же вы хотите получать больше радости и удовольствия от общения с ребенком, постарайтесь заменить мысль: «Хотел(а) бы я знать, встала ли она наконец?» — свободным и нейтральным чувством любознательности, так что вам уже не нужно будет ни одобрять, ни осуждать, но лишь радоваться происходящему, как если бы вы просто смотрели интересное представление. Вы увидите, что вас ребенок постоянно вас удивляет; и что одно из огромных преимуществ быть родителем как раз и состоит в том, чтобы уметь радоваться этим постоянным сюрпризам. Вы обнаружите также: иногда вы знаете гораздо больше, чем ребенок, и прекрасно видите, что он или она явно идут в сторону некоторых неприятных, болезненных последствий. Однако наилучшее, что вы можете сделать подобной ситуации, — просто высказать, констатировать свое опасение, а затем дать возможность этим последствиям произойти.

Представьте себе: вы наблюдаете за тем, как бабочка старается выбраться из кокона. В действительности бабочка должна приложить немало усилий и в этом смысле испытать много «страданий», выбираясь из кокона, если тот достаточно неподатлив, прежде чем, взмахнув крылышками, полететь; если же ей «помочь» выбраться из кокона, то она скоро умрет. Зная это и понимая, что сын или дочь принимают решения, которые непременно приведут к неприятностям, разумный родитель тем не менее позволит ребенку принять их и сможет по-настоящему оценить и испытать радость от человечности и неизбежности происходящего, потенциальных возможностей и новизны, заключенных в подобного рода ситуациях.

Короче говоря, для того чтобы вы смогли совершить данный шаг, мы советуем вам позволить себе радоваться живости и непредсказуемости ребенка — даже если то, чем он или она удивляют вас, поначалу вызывает лишь тревогу и беспокойство.

Если же вы хотите получить конкретные рекомендации, как можно увеличить радость и удовольствие от общения с ребенком, попробуйте проделать следующие упражнения:

Составьте для себя список из десяти поступков ребенка, которые удивили вас или были неожиданными. Попробуйте теперь найти в каждом из этих поступков такие стороны, которые могут вызвать у вас ощущения радости, удовольствия, воодушевления. Определите, что в каждом конкретном случае кажется вам наивным в поведении ребенка, или напоминает ваши собственные поступки в прошлом, или же — насколько тот или иной поступок характерен только для вашего ребенка, выявляет его индивидуальность. Найдите такие стороны каждого из этих поступков, которые позволили бы вам сказать: «Я понимаю, почему она так сделала!»

Если же вам будет трудно проанализировать это, попытайтесь тогда предсказать, что сделает или скажет ребенок в течение следующих пяти минут. Скажите что-нибудь ему или ей, например: «Мне на самом деле интересно, что с тобой сейчас происходит» — и посмотрите, удалось ли вам угадать, каким будет его или ее ответ. Если вам удалось точно предсказать его, порадуйтесь тому, что были правы; если же ошиблись, порадуйтесь непредсказуемости и неожиданности ответа!

Подумайте о том, к чему стремится, чего хочет ваш ребенок. Обратите внимание, есть ли вас, когда вы думаете об этом, хотя бы малейшее понимание ребенка и желание, чтобы ребенок имел или делал, что хочет, и был, кем хочет, — и есть одно из проявлений той любви и той радости, о которых мы вам рассказываем.

Третий шаг, который вы можете предпринять, чтобы проявить свою любовь к ребенку, — изменение ваших собственных мыслей и убеждений. Данный шаг является чрезвычайно важным, поскольку между убеждениями людей и их действиями существует теснейшая взаимосвязь. Не осознавая этого обстоятельства, мы неизменно и постоянно ведем себя так, чтобы подтвердить своими действиями истинность своих же внутренних убеждений. Иначе говоря, если вы верите, что ваш ребенок (или вы сами) плох, беспомощен или труслив, вы, совершенно не осознавая этого, будете и вести себя так, чтобы сделать вашего ребенка (или самого себя) именно таким. С другой стороны, если вы убеждены, что он или она изначально наделены положительными качествами, способны принимать верные решения и самостоятельно руководить собственной жизнью, то вы неизбежно и без особых усилий будете и воздействовать на ребенка именно в этом направлении. Даже если при этом не произносить ни одного слова, ребенок все равно узнает ваше мнение о нем уже по одному тому, как вы себя ведете, и будет со всей серьезностью относиться к этому мнению, поскольку вы — его родитель. А со временем сделает это мнение и своим собственным убеждением. А затем и вести себя в соответствии с ним.

Здесь вы, возможно, скажете: «Но мой ребенок прямо сейчас совершает все эти проступки и принимает неверные решения. Как же я могу изменить мое мнение обо всем этом?»

Для человека, принимающего решения, они обычно имеют как положительные, так и отрицательные последствия; одни обнаруживаются сразу же после выбора решения и соответствующего поступка, тогда как другие дают о себе знать позднее. Чем более зрел и опытен человек, тем больше внимания он уделяет отдаленным последствиям. Так, подростки склонны концентрироваться на ближайших результатах своих решений, тогда как родители уделяют больше внимания их следствиям в будущем. Это обстоятельство — источник множества конфликтов.

Когда родитель вынуждает или пытается вынудить ребенка принять определенное решение, он обычно менее озабочен краткосрочными последствиями и больше внимания уделяет более отдаленным последствиям этого решения. Существует, однако, гораздо более отдаленное последствие, которое игнорируется и родителям, и ребенком, а именно — научение подростка видеть и учитывать все последствия принятого решения. Учась доверять ребенку, позволяя ему принимать собственные решения и следовать им, родитель добивается и кратковременного преимущества бесконфликтности отношений с ребенком, и долгосрочной выгоды, поскольку убеждается: тот постепенно научается более ясно видеть и учитывать отдаленные последствия собственных решений. Когда родитель предотвращает (или пытается предотвратить) принятие ребенком решения, приводящего к нежелательным отдаленным последствиям, у ребенка оказывается меньше возможностей ощутить на себя эти отрицательные последствия; даже если он сталкивается с ними, то уделяет им недостаточно внимания, поскольку слишком озабочен борьбой против контроля родителей.

Таким образом, ваша вера в способность ребенка принимать правильные решения оказывает на эту его способность стимулирующее влияние. В то же время ваши прежние суждения о решениях, принимаемых ребенком, могут оказаться слишком зауженными, если принять во внимание конечные, наиболее общие цели воспитания. Например, решение вашей дочери отправиться в универмаг, чтобы стянуть там что-нибудь, может иметь такие последствия, которые в конечном счете приведут ее к твердой мысли никогда больше не воровать. С учетом данной перспективы это последнее решение может рассматриваться как правильное.

Как мы уже говорили, ваши внутренние убеждения влияют на то, что вы думаете о себе и что думает о вас ваш ребенок. Они устанавливают также ограничения на то, что вы можете сделать, каким можете стать, чего можете добиться в своей жизни. Изменив эти убеждения о себе и своем ребенке, вы можете существенно повлиять на все происходящее в общении с ним.

Вот перечень некоторых убеждений, которых зачастую придерживаются родители по отношению к своим детям (параллельно приводится перечень убеждений, которые, скорее всего, сформируются у ребенка):

Родитель: «Я отвечаю за то, что делает мой ребенок». «Он не будет делать этого». «Она не может принимать решения». «Она глупа». «Он ненормален». «Ее следует ценить лишь постольку, поскольку она является „хорошей“: посещает школу, подчиняется, следит за собой, вежлива, исполнительна». «Она не может заботиться о себе».

Ребенок: «Папа (или мама) отвечает за мои действия; я не отвечаю за то, что делаю». «Я не буду делать этого». «Я не могу принимать решения». «Я глупа». «Я ненормален». «Меня ценят лишь за то, что я соответствую желаниям других людей». «Решения, которые я принимаю для самой себя, ничего не стоят». «Я не могу заботиться о себе».

Нам хотелось бы, что бы тщательно проанализировали сам способ вашего мышления и изменили в позитивном направлении каждое из этих убеждений. Например:

Родитель: «Мой ребенок отвечает за то, что делает». «В любой ситуации он сделает так, как будет лучше для него». «Она может принимать решения». «С ним все в порядке». «Я могу доверить ему заботу о самом себе». «Я не знаю, что он сделает в следующий раз, а ведь это так интересно…»

Ребенок: «Я отвечаю за свои действия». «Конечно, я так сделаю». «Конечно, я могу принимать собственные правильные решения». «Со мной все в порядке». «Я могу и буду заботиться о себе». «Я не безразличен маме, и она верит, что решения, которые я приму, будут для меня правильными».

Если изменение образа мышления в направлении, показанном этими перечнями, всерьез заинтересовало вас, мы рекомендуем вам сделать следующее.

Вам понадобятся небольшой блок писчей бумаги или несколько небольших карточек для записей и авторучка или карандаш, которые вы могли бы носить с собой на протяжении нескольких дней. Затем в течение дня отмечайте, что вы думаете о ситуациях, в которых у вас возникает проблема с ребенком. Каждый раз, когда вы испытываете в подобной ситуации эмоциональный сигнал, фиксируйте возникающие у вас мысли о ребенке. Не нервничайте и не мучайтесь по поводу этих мыслей; просто отмечайте для себя первую пришедшую вам в голову мысль, когда вы начинаете думать о ребенке. Может быть, эта мысль будет такой: «Я ненавижу все это», «Мне плохо от всего этого», «Она у меня дождется», «Так дело не пойдет», «С ним что-то не так» и т.п. А теперь достаньте карандаш и бумагу и запишите эту мысль.

После нее запишите новое предложение, начинающееся именем вашего ребенка и завершающееся следующим образом: «… имеет все необходимое для того, чтобы принимать самостоятельные решения и распоряжаться своей собственной жизнью».

Проделывайте все это методично на протяжении нескольких дней — до тех пор, пока не заметите, что данное сочетание мыслей стало вашей привычкой, т.е. что каждый раз, ощущая эмоциональный сигнал в связи с той или иной проблемной ситуацией, вы начинаете сопровождать его ободряющей мыслью: «Мой ребенок имеет все необходимое для того, чтобы принимать самостоятельные решения и распоряжаться своей собственной жизнью».

В этой главе мы стремились помочь вам снизить ответственность, которую вы все еще возлагаете на себя и которая распространяется на решения, принимаемые ребенком в отношении собственной жизни.

Хотелось бы только подчеркнуть: мы вовсе не ратуем ни за то, чтобы поощрять и побуждать ребенка идти наперекор вам, ни за то, чтобы пренебрегать «требованиями» общества. Вся эта система перестанет работать, как только вы хоть в какой-то мере будете игнорировать или хотя бы неправильно трактовать стремления, исходящие из вашего собственного внутреннего Я. Не советуем мы вам игнорировать и вашего ребенка или говорить ему, что вы не будете о нем заботиться («Давай, давай — увидишь, забочусь ли я о тебе»). Вы можете продолжать заботиться о ребенке, интересоваться им, но в то же время вам следует отказаться от того, чтобы контролировать и направлять каждое из его решений.

В данном случае речь идет о ваших представлениях о людях, о том, чтобы вы видели их не беспомощными — но способными принимать самостоятельными решения, чтобы вы делали все возможное, побуждая и поощряя принятие вашим ребенком собственных решений.

Здесь родители обычно высказывают нам свою глубокую озабоченность: а что может произойти, если они «позволят» своему ребенку принимать самостоятельные решения?

Разве это не опасно?

Она может выйти из дома и будет ограблена, изнасилована, убита, наконец.

Он не знает, как следует себя вести; он попадет в настоящую беду, если я не буду руководить им.

Обеспокоенность родителей вполне обоснованна. Конечно же, в мире есть опасности, и детей (впрочем, и взрослых тоже) каждый день избивают, насилуют и даже убивают. Тем больше оснований стремиться к тому, чтобы как можно скорее сделать вашего ребенка ответственным за собственное поведение. Единственная реальная защита ребенка от всех этих опасностей — это его здравый смысл и знание, что именно сам он или она сама должны распознавать опасности и принимать по отношению к ним соответствующие решения. Если же ребенок считает, что беспокоиться по поводу опасностей и принимать решения — ваша обязанность, то он, скорее всего, переложит все заботы на вас и будет беззаботно радоваться чувству своей полной безответственности. А вот это уже действительно опасно, потому что в данном случае ребенок станет жить с убеждением, что опасностей не существует, так как вы на страже и перехватите, нейтрализуете все, что может доставить ему хоть какое-нибудь беспокойство. Но на самом деле вы не можете всегда быть на страже, не можете нейтрализовать все опасности; и вот ребенок начинает жить с чувством ложной, мнимой безопасности… Таким образом, лучшее, что вы можете сделать, чтобы действительно защитить вашего ребенка от опасностей, состоит, как мы полагаем, в следующем: дать понять ребенку, что вы полагаетесь на его способность принимать верные решения.

Психология bookap

Если же вы считаете, что надо отложить передачу подобной ответственности ребенку до тех пор, пока он сам не проявит способности принимать ее, то пересмотрите, пожалуйста, эти ваши представления. Совсем не обязательно люди становятся более ответственными лишь потому, что взрослеют; возможно, вы знаете тридцати— или даже сорокалетних, которые тем не менее так и не приняли на себя ответственность за свою собственную жизнь. Люди учатся быть ответственными, оказываясь в таких ситуациях, где они знают, что действуют сами по себе, и где они принимают решения, последствия которых относят только на свой счет. Защищая ребенка от опасной жизни, вы рискуете помешать ему развить в себе ту силу, которая может справиться с этими опасностями. Мы обнаружили: в тех случаях, когда детям полностью доверяют быть самостоятельными, эта способность неожиданно обнаруживается даже у тех, о ком ранее нельзя было подумать ничего подобного. Отсутствие веры у детей в свои собственные способности связано, по-видимому, с тем, что в эти способности не верят окружающие.

Если вам все еще трудно уйти от контроля за различными сторонами жизни ребенка, мы советуем вам отказаться только от того, что почти не нарушает вашего спокойствия и не связано со сколько-нибудь существенным самопринуждением. Отложите все прочее на будущее. Возможно, впоследствии, увидев положительные результаты того, что сделано сейчас, вы с большей легкостью передадите ребенку еще больше ответственности. Все, что вы сможете осуществить на этом пути, окажет впоследствии благотворное воздействие и на вас, и на вашего ребенка.