Глава II

САМОРЕАЛИЗАЦИЯ И ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА


...

3. Реакции на духовное пробуждение

Реакции этой фазы многообразны и наступают нередко через некоторое время после пробуждения. Как уже говорилось, отличительным признаком гармоничного духовного пробуждения является чувство радости и интеллектуальное прозрение, а вместе с ним — осознание цели и смысла жизни; оно рассеивает многие сомнения, позволяет решить многие проблемы и вселяет ощущение безопасности. В то же время человек проникается сознанием единства жизни, и поток любви изливается через его пробужденное существо на окружающих людей и все творение в целом. Прежняя личность с ее острыми углами и неприглядными чертами как бы отступает на задний план, а нам и всему миру улыбается новый человек — мягкий и привлекательный, преисполненный стремлением порадовать, помочь и поделиться своими только что обретенными духовными богатствами, изобилие которых кажется ему чуть ли не избыточным.

Продолжительность такого приподнятого состояния может быть различной, но ему суждено прекратиться. Личное «я» преодолено лишь на время, необратимого преображения его не произошло. Как и все во Вселенной, прилив света и любви происходит циклически. Через некоторое время он слабеет или прекращается, и за приливом следует отлив.

Это неизбежно мучительное переживание в некоторых случаях способно вызвать сильные реакции и стать причиной серьезных расстройств. Личное эго опять поднимает голову и утверждает себя с новой силой. Все камни и мусор, скрытые до поры высоким приливом, обнажаются вновь. Человек, чья совесть за это время стала более утонченной и взыскательной, а тоска по совершенству обострилась, становится гораздо строже в своих оценках и осуждает свою личность с новым пылом; он может проникнуться ошибочной уверенностью, будто пал ниже прежнего. Иногда даже случается, что низшие пристрастия и влечения, дремавшие ранее в бессознательном, активируются внезапным притоком высшей энергии или подталкиваются к яростному противодействию непосредственно пробуждением человека — ибо оно являет собой вызов и угрозу их бесконтрольному проявлению.

Временами реакция бывает столь сильной, что индивид даже отказывает в ценности и истинности своему недавнему опыту. В ум его проникают сомнения, и он склоняется к тому, чтобы рассматривать пережитое в целом как иллюзию, игру воображения или «эмоциональную интоксикацию». Он становится желчным и едким, смеется над собой и другими людьми и даже попирает свои высшие идеалы и стремления. И все же, сколько он ни старается, он не может вернуться к своему прежнему состоянию; он видел видение, красота и притягательная сила которого запечатлелись в нем, несмотря на все его попытки подавить этот образ. Он не может ни принять повседневную жизнь, ни удовлетвориться ею, как прежде. Его нередко посещает «ностальгия по божественному», которая лишает его покоя. Иногда реакция приобретает более патологическую форму, вызывая состояние депрессии и даже отчаяния с попытками к самоубийству. Это состояние очень напоминает психотическую депрессию или «меланхолию», для которой характерны острое чувство собственной недостойности, постоянное самоуничижение и самообвинение; впечатление прохождения через ад, которое может становиться таким ярким, что вызывает бред неискупимого проклятия; глубокое и мучительное ощущение интеллектуальной беспомощности; неспособность к волевому усилию, потеря самообладания, нерешительность и отвращение к деятельности. Но если человек испытал духовное пробуждение, последующее возникновение подобных расстройств не следует рассматривать как чистую патологию; у них имеются особые психологические причины. На одну из них указали Платон и св. Иоанн Креста, воспользовавшись одинаковой аналогией.

Платон в своей знаменитой аллегории из VII книги «Государства» сравнивает непросветленных людей с узниками темной пещеры и говорит:

«Когда кого-либо из них освобождают и вдруг заставляют подняться, отвернуться от стены и пойти к свету, он поначалу испытывает резкую боль: ослепительный блеск поражает его, и он не видит тех предметов, тени которых видел в своем прежнем состоянии».


Св. Иоанн Креста в удивительно сходных выражениях описывает состояние, называемое «темной ночью души»:

«Душа пребывает во мраке, ибо озарена светом более великим, нежели она может воспринять. Чем ярче свет, тем более слепит он глаза совы… Подобно тому как слабые глаза страдают от резкой боли, узрев сильный свет, так и душа от нечистоты своей страдает чрезвычайно, когда Божественный Свет воистину озарит ее. И когда лучи чистого Света озаряют душу, дабы изгнать нечистоту, душа находит себя столь грязной и ничтожной, что кажется, будто Сам Господь восстал против нее и она восстала против Господа».


[…]

Надлежащее лечение кризиса данного типа состоит в том, чтобы помочь пациенту понять истинную природу его переживаний и объяснить ему, в чем состоит единственный и действительный выход из создавшегося положения. Нужно разъяснить ему, что испытанное им приподнятое состояние по самой природе своей не могло продолжаться вечно и что реакция, возврат к прежнему состоянию был неизбежен. Он как бы взлетел чудесным образом к озаренной солнцем горной вершине, узрел ее великолепие и красоту раскрывшегося с нее вида, но был, к своему сожалению, возвращен на прежнее место и теперь горестно сознает, что крутой путь к вершинам должен быть преодолен шаг за шагом. Сознание того, что этот спуск или «падение» представляет собой вполне нормальное явление, приносит пациенту эмоциональное и интеллектуальное облегчение, а также воодушевляет его приступить к разрешению тех тяжелых задач, которые стоят перед ним на пути к Самопостижению.