Глава 5.. Лекарственные средства

Психотерапевтические средства лечения депрессии — вещь, безусловно, наиважнейшая. Причем они хороши не только для лечения, но и для профилактики депрессии. Не допустить возникновения заболевания куда лучше, чем потом с ним отчаянно бороться. Но уж если случилось, если проглядели, если подловила нас депрессия, опускать руки и вовсе нельзя. Депрессия — враг серьезный, но извести его можно. И для этих целей кроме психотерапевтических средств требуются зачастую и средства лекарственные, т.е. антидепрессанты. Ничего страшного в антидепрессантах нет, и это хорошо понимаешь, если тебе известно, что они из себя представляют. Вот об этом мы сейчас и будем говорить.

Зачем нужны лекарства?

Хороший вопрос: «Зачем нужны лекарства?» Они нужны, чтобы лечиться, а конкретно антидепрессанты нужны для того, чтобы лечить депрессию. А как они могут ее вылечить? — вопрос вполне законный. До сих пор мы с вами говорили о том, что такое депрессия, по каким психическим механизмам она развивается и что нужно сделать, чтобы предотвратить ее развитие. Однако следует понимать, что всякий психический механизм не живет в нашей голове просто так, у него есть материальный субстрат, а именно — состояние нашей мозговой ткани.

Главную опасность в этой жизни представляют люди, которые желают изменить все — или не изменять ничего.

Нэнси Астор

В целом мозг напоминает собой, с одной стороны, маленькую электростанцию, а с другой — сложно организованную информационную сеть, нечто среднее между телефонной компанией и Интернетом. Собственно мозговая ткань — это скопления связанных друг с другом нервных клеток, а все наши психические процессы, т.е. то, что мы ощущаем, думаем, чувствуем, — это биологическое электричество, бегающее от одной нервной клетки к другой по определенным траекториям. Это биологическое электричество имеет химическую природу, здесь велика роль разнообразных ионов, и самое главное — химических веществ, называемых нейротрансмиттерами (буквально — «передающие нервный импульс»), или нейромедиаторами.

Имена этих нейромедиаторов — серотонин (его еще называют «гормоном радости»), норадреналин и дофамин. В целом, норадреналину приписываются функции поддержания нас в бодрствующем состоянии, т.е. чтобы мы не клевали носом целый день напролет. Без него не обходится и наша сообразительность, которая может пропасть при его недостатке. Серотонин обеспечивает наше настроение, половую активность, аппетит, сон, чувствительность к боли и многое другое. Дофамину исследователи вменяют роль регулятора мышечных движений, считается, что он принимает участие в формировании наших поведенческих реакций, отвечает за депрессивную ангедонию (т.е. утрату способности испытывать удовольствие).

Иными словами, какой бы симптом депрессии мы ни взяли, можно с большой точностью сказать, с каким именно нейромедиатором у нас возникли проблемы. То ли это нарушения сна и дневная сонливость, то ли наша вялость и несообразительность, то ли само сниженное настроение и чувство тревоги — все это имеет свой материальный субстрат, а именно: проблему недостатка какого-то из перечисленных нейромедиаторов. Они не передают нужные импульсы в нужном месте и в нужном объеме, а потому наш мозг просто не справляется с возложенными на него обязанностями — и вот уже депрессия…

Если бы Бог, создавая мир, спросил у меня совета, я бы сказал Ему, как устроить Вселенную попроще.

Альфонс X. Мудрый

Дальше начинается совсем сложное объяснение, которое именно по причине этой сложности я и вынужден опустить. Смысл же его сводится к следующему. В результате острого или хронического стресса все системы нашего мозга перенапрягаются и достаточно быстро развивается недостаток нейромедиаторов, ресурсы истощаются и нервные импульсы, которые прежде бегали от одной нервной клетки к другой, как часы, теперь встают, тормозятся, а то и вовсе отказываются возникать.

По сути дела, во время стресса мы осуществляем своеобразный перерасход веществ, переносящих в мозгу биологическое электричество. Кроме прочего, на этом фоне изменяется и состояние самих нервных клеток — они становятся менее чувствительны к нейромедиаторам. И теперь мы имеем не только психологическую, не только физиологическую проблему (преобладание нервных процессов торможения над процессами возбуждения), но и биологическую. Вот почему в ряде случаев эффективность лечения депрессии может быть обеспечена только комплексным подходом, когда мы используем и психотерапевтические техники, и лекарственные препараты, т.е. антидепрессанты.